Авторизация



 

 

 

Жнец. Глава 4

 

Купить бумажное издание: Лабиринт

Купить электронный текст на Литрес

Купить книгу в магазине Автора и скачать текст в форматах fb2, mobi, epub, rtf, txt

 

 

 

Глава 4

БЕЛЫЙ РЫЦАРЬ. СЛОВА И ДЕЛА

 

Месяц Святого Огюста Зодчего

 

Второй месяц осени принес в Ольнас затянувшие небо от горизонта до горизонта тяжелые тучи и противный серый дождь. Ручьи моментально превратились в небольшие речушки, вода в каналах поднялась и грозила в скором времени затопить набережные, дороги местами так и вовсе превратились в непролазные топи. Дождю не было видно ни конца ни края, на лужах вспухали и тут же лопались крупные пузыри, а стылый ветер рвал с деревьев пожухлые листья и распахивал надетые по случаю непогоды плащи.

 

 

Но то на улице. В герцогском замке было сухо и относительно тепло, гулявшие же по коридорам сквозняки не шли ни в какое сравнение с гонявшими по двору опавшую листву вихрями. Книга, бутылочка бренди, теплый плед да придвинутое к камину кресло — и отвратительная погода не доставит ровным счетом никаких неудобств.

Книга, бренди, плед… Впервые за много лет Ричард Йорк завидовал тем, кто может позволить себе отложить все дела и устроиться у разожженного очага. И вовсе не из-за дождей и холодов, нет — причина царившего в душе Белого рыцаря смятения заключалась совсем в другом.

Просто он чувствовал, что проигрывает. Проигрывает навалившимся со всех сторон объективным обстоятельствам. И хоть на первый взгляд все шло, как и должно, а в его действия не закралось ни одной ошибки, командир Гвардии отчаянно хандрил.

Можно ли, ни разу не ошибившись, проиграть карточную партию?

Легко!

Когда против тебя играет краплеными картами сама судьба, победы не видать. Хоть из кожи вон вылезь — останешься в дураках.

Ричард давно уже чувствовал, что вскоре стрясется какая-нибудь пакость. Чувствовал, но откуда ждать беды, как ни старался, понять так и не смог. Интуиция твердила одно, разум убеждал в обратном, и Белый рыцарь жутко устал, пытаясь докопаться до истины.

По всему выходило — причин для беспокойства нет ни малейших. Ланс, получив разрешение на провод войск, с ходу в пух и прах разгромил армию Озерков. И пусть в Марне дела у еретиков шли вовсе не так успешно, исход вторжения был предопределен заранее. И Стильгу рано или поздно придется с этим смириться.

Казалось, можно расслабиться и наслаждаться жизнью, но Ричард просто не находил себе места от беспокойства. И поэтому, вместо того чтобы сесть и разобрать накопившиеся за последнее время бумаги, он накинул на плечи белый гвардейский плащ и отправился обходить посты.

Вот только, несмотря на донимавшие рыцаря дурные предчувствия, все было в полном порядке: караульные исправно несли службу, а их сменщики прятались от дождя в казарме. Под конец Ричард Йорк заглянул в гостиную герцогини, но и там царила идиллия. Гвардейцы не пили, не приставали к дежурной фрейлине и вообще вели себя так, как и подобает себя вести гвардейцам ее высочества.

Капитан кивком ответил на приветствия подчиненных и уточнил у занятой рукоделием Лиины:

— Ее высочество свободна?

— Ее высочество принимает графа Кимберли,— оторвавшись от вышивки, хитро прищурилась девушка.

— Ну надо же! — буркнул Белый рыцарь и отвернулся к выходящему во двор окну. В последнее время Сола проводила наедине с послом слишком много времени, и Ричарда это нисколько не радовало. Разумеется, ее высочество вправе сама выбирать, с кем и сколько общаться, но Высший есть Высший. Как бы чего не вышло.— Насчет меня распоряжений не было?

— Нет.

— Замечательно.— Капитан уже собрался уходить, когда заметил маячившего под дождем на той стороне двора баронета Огалиса.— Что, Лиина, теперь у тебя воздыхатели под окнами мокнут?

— Где? — Отложив рукоделие, девушка выскочила из-за стола и перегнулась через подоконник.— А! Этот...

— Зачем парня мучаешь? — усмехнулся Ричард.

— И вовсе не по мне он страдает,— фыркнула Лиина.— Да если и по мне, даром такой ухажер мне сдался. Получше жених на примете имеется.

— Как скажешь.— Рыцарь поймал многозначительный взгляд фрейлины и отошел от окна в некотором замешательстве.

— Господин капитан! — заглянул в приоткрывшуюся дверь вестовой.— Вас Виилас вон Ямгайла спрашивает.

— Иду.

Ричард вслед за посыльным спустился по винтовой лестнице на первый этаж, выглянул во двор и призывно махнул рукой стоявшему у крыльца мужчине. Беседовать со старшим братом Локиса на всеобщем обозрении, да еще и под проливным дождем, капитан не собирался.

— Ну, Виилас, как успехи? — поинтересовался Белый рыцарь, когда провел гостя к себе в кабинет и налил вина. Сам пить не стал — выпивку он держал исключительно для таких вот случаев.

— За два десятка человек ручаюсь,— одним махом выпил вино озябший и промокший до нитки мужчина.— Если надо будет больше, тоже не проблема.

— Больше не надо,— покачал головой капитан и задумчиво потеребил мочку уха.

Два десятка отчаянных рубак способны на многое. Например, перебить охрану графа Кимберли и дать возможность Ричарду на практике убедиться, действительно ли невозможно отправить к бесам Высшего. И хоть это была перспектива отнюдь не ближайшего будущего, но рыцарь для себя уже решил, что рано или поздно посла придется убрать. Слишком бурную деятельность тот развил. И слишком часто стал совать свой нос в чужие дела.

— Мало ли какая необходимость возникнет.— Виилас поставил на стол пустой стакан.— Имейте в виду.

— Видно будет.— Капитан отпер сейф и кинул собеседнику кошель, полный серебряных грошей.

— Да пока не за что…

— Бери,— настоял на своем Ричард. С казначеем найти общий язык ему удалось давным-давно, а потому недостатка в средствах капитан не испытывал.— Гвардейские мундиры привезли?

— Да.

— Замечательно,— повеселел рыцарь.— Присмотри, кстати, паренька посообразительней, я его во дворец пристрою.

— Есть такой на примете. Что-нибудь еще?

— Нет, пожалуй. Если понадобишься, я тебя разыщу.

— Тогда до встречи.— И пожавший на прощание капитану руку Виилас вон Ямгайла покинул кабинет.

Оставшись в одиночестве, Ричард тяжело вздохнул и повалился в кресло. Если есть уверенность, что скоро все покатится в тартарары,— это вовсе не повод опускать руки. Наоборот, именно в такой ситуации имеет смысл озаботиться приобретением колоды крапленых карт. Да и рассовать по рукавам парочку святых вовсе не помешает. Лучше уж заранее подсуетиться, чем потом локти с досады кусать. Или червей могильных кормить — в этой игре проигравшим рассчитывать на милость победителей не приходилось.

 

На начальника тайной жандармерии Ричард наткнулся, когда тот запирал дверь своих апартаментов.

— Ричард? — удивился Юрис Кястайла.— Ты ко мне?

— Я ненадолго,— постарался успокоить его Белый рыцарь.— Есть пара вопросов.

— Ну хорошо, заходи.— Выудив из кармана за серебряную цепочку часы, Юрис досадливо поморщился, потом со вздохом отпер дверь и предупредил: — У меня встреча в городе.

— Я понял.— Капитан прошел в пыльную комнатушку и без приглашения развалился в кресле.— Не нравится мне все это…

— Что конкретно? — Кястайла присел на краешек стула, но тут же взял себя в руки и, распахнув плащ, устроился поудобней.— Или вообще все?

— Именно, что все.— Ричард не обратил внимания на прозвучавшую в словах собеседника усмешку.— Погода, посол, слухи. Затишье это еще, как перед бурей.

— С погодой ты не по адресу пришел,— начал напряженно размышлять над услышанным начальник тайной жандармерии,— на посла я тоже никак повлиять не могу. А вот слухи… Что за слухи?

— Да начал народец шептаться: мол, преподобного Шумлиуса граф Кимберли чуть ли не собственноручно зарезал. Если так и дальше пойдет, скоро и очевидцы объявятся.

— Что за чушь?! — возмутился Юрис, а потом внимательно глянул на рыцаря.— Или не чушь?

— Чушь, чушь! — отмахнулся Ричард.— И надо бы как-нибудь подоходчивей донести это до горожан. Одним посоветовать нос в чужие дела не совать, другим язык укоротить. Ну, не мне вас учить с чернью разбираться.

— Разберемся,— уверенно заявил Кястайла.— Как бы только это не происки Стильга были…

— Вот и я о том же. Разберитесь.— Капитан поднялся на ноги, но покидать кабинет не спешил.— И еще…

— Да?

— Я просил разузнать о бароне Могулисе…

— Чист! — вскочил со стула Юрис, будто вспомнил о чем-то важном.— Чист, как свежевыпавший снег!

— Такое разве бывает?

— Барон слишком любит поесть и выпить, чтобы лезть в какие-то интриги,— уверенно заявил хозяин кабинета и подошел к двери.— По этому поводу можете не беспокоиться.

— Да я и не беспокоюсь,— пожал плечами Ричард, с затаенным злорадством наблюдая, как Кястайла безуспешно пытается унять дергавший левое веко тик. Неужели и в самом деле торопится? — И последнее…

— Я опаздываю,— взмолился Юрис.

— Я вас провожу,— вышел из кабинета рыцарь и прислонился к стене, дожидаясь, пока начальник тайной жандармерии запрет дверь.— Та информация маркиза Юдолиса об убийстве Высшего в Нильмаре. Есть что-то новое?

— Его застрелили,— зашагал по коридору Кястайла.— Больше выяснить пока ничего не удалось. Если что узнаю, обязательно дам знать.

— Понятно. Ну, не смею вас больше задерживать…

— Всего доброго.— Юрис чуть ли не скатился по ступенькам.

— Всего доброго,— усмехнулся ему в спину Ричард.— Всего…

Как ни странно, настроение после разговора с Кястайлой у него заметно улучшилось. Вроде и полезного ничего узнать не узнал, но в неловкое положение шпика поставил — и на душе сразу потеплело. А если шеф тайной жандармерии в запале своим людям хвосты накрутит, так и вовсе замечательно будет. Вдруг что интересное всплывет? Да и обывателям языки укоротить давно пора.

Выглянув в окно, Белый рыцарь немного поколебался, но все же решил по случаю собачьей погоды традиционную ежедневную тренировку сегодня не устраивать. Парням и так в последнее время несладко приходится. Давно пора с казначеем насчет повышения денежного довольствия потолковать. Тот, конечно, будет отбиваться руками и ногами, но в единовременной выплате не откажет.

— Господин Лаурис! — обрадовался Белый рыцарь, заметив поднимавшегося по центральной лестнице казначея с перекинутым через руку дождевиком.— На ловца и зверь, как говорится!

— Что опять у вас стряслось, Ричард? — устало вздохнул Николас.

— У меня? — усмехнулся капитан, прекрасно понимая, что просто взять и в лоб попросить денег никак нельзя. Откажет, не задумываясь. На чистом инстинкте.— У меня все замечательно. А вот на вас жалуются.

— Раз жалуются, значит, хорошо работаю,— фыркнул казначей.— Знаете, Ричард, если я прямо сейчас не выпью стаканчик бренди, свалюсь с простудой. А это было бы очень некстати. Составите мне компанию?

— С удовольствием! — не раздумывая, согласился рыцарь.

Под бренди денег просить куда как сподручней. Да и самому стаканчик пропустить не помешает. Хоть и в сухости, но сквозняки эти…

— Тогда пойдемте.

Мужчины поднялись на второй этаж, прошли через отведенные на нужды казначейства помещения и уединились в угловом кабинете. Николас кинул мокрый плащ на подоконник, достал из шкафа пузатую бутыль и пару хрустальных бокалов.

— Мне на донышко,— попросил развалившийся в глубоком кресле Ричард.

— Само собой.

Казначей протянул ему наполовину наполненный бокал, себе налил не меньше и одним глотком осушил выпивку. С шумом выдохнул, набулькал еще и принялся набивать трубку табаком. Пришедшая из Пахарты забава особой популярностью в Довласе не пользовалась, но любители подымить нашлись и при дворце.

— Отличный у вас бренди,— зажмурился капитан Гвардии, наслаждаясь послевкусием.

— И не говорите,— раскурил трубку Николас.— Только кончается быстро.

— Неудивительно,— чувствуя, как расходится по телу снимающее напряжение тепло, кивнул Ричард Йорк. Вообще, выпивку рыцарь особо не жаловал и обычно позволял себе лишь пару кружек пива за обедом. Но этот бренди действительно был хорош.

— Так говорите, жалуются на меня? — выдохнул длинную струю дыма казначей и с улыбкой откинулся на спинку кресла.

— Жалуются.— Ричард поставил пустой бокал на стол и потянулся за бутылкой. Плеснул бренди на самое донышко и вновь откинулся в кресле.

— И кто, если не секрет?

— Барон Ханерг.

— Вот как? — затянулся казначей.— По поводу?

— Денег требуете, фураж не выделяете. Со сроками тянете. И вообще — бумагами и отчетами завалили. Сплошной убыток по вашему ведомству, говорит, выходит. Его величество этого не одобрит.

— Солдафон медноголовый.

— Работа у него такая.— Капитан допил бренди и поднялся на ноги.

— Еще по маленькой? — предложил казначей.

— Пойду, пожалуй,— отказался Ричард и вдруг вспомнил, зачем, собственно, приходил.— Да! Как насчет подбросить деньжат моим парням?

— Я посмотрю, что можно сделать.

— Очень на вас рассчитываю.

— Ко дню Святого Огюста — раньше не обещаю.

— Буду признателен.— Ричард распрощался с казначеем и отправился в караулку.

Жизнь потихоньку начала налаживаться и даже дурные предчувствия перестали беспокоить, на время утонув в стакане превосходного бренди. Вряд ли что-нибудь случится, пока на дворе стоит такая собачья погода. А дальше… дальше видно будет.

 

 

Смех Ричард заслышал еще на подходе к караулке. Заглянул внутрь и, обнаружив там травившего какую-то байку Юрги Могулиса, ничуть этому не удивился. За последнее время смышленый паренек завел среди гвардейцев кучу приятелей, а с некоторыми из них так и вовсе успел крепко сдружиться.

— Здравствуйте, господин Йорк,— смутился при виде рыцаря Юрги.

Гвардейцы мигом прекратили ржать, но стереть с лиц улыбки получилось не у всех.

— Ну что, Юрги, хочу тебя обрадовать.— Рыцарь решил до поры до времени не обращать внимания на нарушения устава.— Заказывай белый плащ!

— Ура! — сразу оживился паренек и полез под стол.— Господин Йорк, я как чувствовал, у отца бочонок пива выпросил. Можно?

— Почему нет? — пожал плечами Ричард и уселся на лавку.

В другое время он бы велел ждать до вечера, но в крови играло бренди, бочонок был маленьким, и устраивать подчиненным разнос капитан не стал. Не захотел портить такой прекрасный день. Завтра. Завтра для начала они как следует побегают под дождем, а уже потом он проведет воспитательную беседу. Чтоб не расслаблялись.

— Держите.— Юрги передал рыцарю наполненную до краев кружку.

— Да мне не надо,— попытался отказаться тот.

— Ну, хоть пригубите,— попросил паренек.— По такому случаю…

— Ну если по такому случаю...— Ричард поднялся со скамьи и отсалютовал гвардейцам.— За нашего нового товарища! За Юрги!

После бренди пиво показалось кисловатым, и, сделав несколько глотков, капитан уселся обратно за стол. В голове зашумело, и Ричард понял, что выпивкой у казначея увлекаться все же не стоило.

— Передавай отцу… — начал было Белый рыцарь, но тут стоявший у камина гвардеец выронил кружку, и глиняная посудина, ударившись о пол, разлетелась на черепки. А в следующий миг рухнул как подкошенный и сам караульный.

Раздались удивленные крики, еще один из гвардейцев уткнулся головой в колени и свалился со скамьи. Ричард попробовал встать из-за стола и не смог — ноги онемели, в голове все нарастал и нарастал странный шум, а перед глазами замелькали серые точки. Упершись локтями в столешницу, капитан до крови закусил губу и попытался поймать взгляд прижавшегося спиной к двери караулки Юрги.

Сейчас Белого рыцаря интересовало только одно: знал парень про подсыпанный в пиво яд или нет.

И хоть лицо Юрги через пару ударов сердца окончательно расплылось в серое пятно, заметить проскользнувшую по губам паренька самодовольную улыбку Ричард все же успел. Потом его руки подогнулись, стол неожиданно сильно боднул в лоб, и капитан Гвардии ее высочества Солы Альданы Кайраони, великой герцогини Довласа, перестал дышать.

 

Первое, что увидел Ричард, когда очнулся, была кровь. В крови оказались выпачканы его ладони и мундир, кровь залила столешницу и обломленное лезвие лежащего под рукой меча. Во всем мире остался только один цвет — красный, и почему-то это казалось рыцарю сейчас абсолютно нормальным.

Кровь, всегда кровь…

Тут капитан вспомнил, что должен дышать, и закашлялся. Рвавший легкие кашель никак не унимался, потом рыцаря вырвало, и дурманившее сознание наваждение начало развеиваться. Ему вновь стало повиноваться занемевшее тело. Он вновь был жив.

Да и красный цвет потеснила некогда безраздельно царившая в караулке серость.

Привычно серым оказался потолок. Местами. Там, где не алела россыпь мелких брызг. И не темнели непонятные пятна. Непонятные, но одним своим видом почему-то вызывающие тошноту.

Ричард перевел взгляд с изгаженного потолка на отрубленную голову Юрги, потом перегнулся через стол и глянул на распотрошенное тело паренька. Испытал легкую дурноту, но сразу взял себя в руки. Доберись Ричард до Юрги в здравом уме, этот выродок мучился бы дольше, много дольше. Вот только, к несчастью, умирая, Белый рыцарь начисто забывал о штуке под названием здравый смысл, а его чувство юмора приобретало на редкость мрачный оттенок. Настолько мрачный, что после возвращения к жизни ему самому обычно становилось от этого не по себе.

Гадство-то какое! — только и подумал капитан, поднимаясь на ноги. В темечко будто вбили раскаленный штырь, и, чтобы не упасть, рыцарь был вынужден опереться обеими руками о стол.

Умирать просто. Умирать Ричард привык. Воскресать — вот в чем проблема. Воскресать всегда было очень мерзко и неприятно. А выкинутые его слишком уж беспокойным телом шутки порой так и вовсе отбивали всякое желание жить. Ну, почти отбивали. Иногда они все же поднимали рыцарю настроение. Как, например, сейчас.

Ричард обвел взглядом забрызганную кровью караулку и вдруг заметил, как задергался колокольчик, шнур которого уходил в приемную герцогини. В следующий миг в голове у него что-то щелкнуло, и, подобно срывающему кожу бичу, по нервам ударил заполошный звон.

Рыцарь сорвался с места, подскочил к двери и только тут понял, что в одной руке у него обломанный меч, а в другой — ухваченная за длинные волосы голова Юрги. В голос выругавшись, капитан схватил висевший на стене цеп и выбежал в коридор. Спутанные и слипшиеся от крови волосы отравителя никак не поддавались, Ричард рванул их посильнее, а в следующий миг ему навстречу с лестницы выскочило трое незнакомых парней. У всех мечи, у всех на правом запястье повязаны красные банты.

Красные? Вы хотите красного?!

Ричард швырнул отрубленную голову Юрги в ближайшего заговорщика, следом метнулся сам и ударом цепа раздробил опешившему мужчине висок. Сообщник замертво повалившегося с ног бунтовщика обнажил клинок, но длинная цепь на несколько раз обернулась вокруг клинка, и шипованый шар с размаху угодил незадачливому мечнику в запястье. Рыцарь выхваченным из ножен кинжалом добил обезоруженного противника и со всего маху ткнул рукоятью цепа в лицо третьему заговорщику. Тот взвыл и прижал ладони к выбитому глазу, Ричард без затей полоснул его по горлу и опрометью бросился к апартаментам герцогини.

И все равно опоздал: живых в гостиной к этому времени уже не осталось. Три зарубленных гвардейца, двое мертвецов с повязанными на запястья красными бантами и… выломанная дверь во внутренние покои!

Капитан метнулся к опочивальне, но сразу же как вкопанный замер на месте: в коридорчике вповалку валялось несколько тел. Кого-то зарубили, от кого-то остался лишь ссохшийся костяк, некоторых бунтовщиков и вовсе разорвала на куски неведомая сила.

— Решил сменить цвет мундира на красный? — осклабился стоявший в дверях граф Кимберли. Выглядел босой посол просто жутко: бок был распорот, из живота торчала пята арбалетного болта. Высший, чтоб его…

— Вроде того, — с облегчением перевел дух Ричард.— У вас все в порядке?

— Да,— из спальни выглянула закутанная в халат герцогиня.

Капитан кивнул и, заслышав топот солдатских ботинок, вернулся в гостиную.

— Перекрыть все выходы и прочесать замок! — скомандовал он, когда в дверях показались запыхавшиеся гвардейцы.— Лациса ко мне!

— Я здесь,— растолкав парней, прошел в гостиную лейтенант.

— Отправь вестового в город, пусть перекроют все ворота. Никого не впускать и не выпускать! И разыщи Кястайлу,— начал отдавать распоряжения Ричард.— Пошли десяток человек в усадьбу Могулиса, барон нужен мне живым. Родственников заговорщиков — под арест.

— Десятка мало будет,— задумался Лацис.

— Тогда отправляйся сам, людей возьми, столько сочтешь нужным. И не мешкай!

— Хорошо.

Ричард направился обратно в опочивальню герцогини и уже в коридоре столкнулся с бледной, словно мел, фрейлиной, которая опиралась о стенку, чтобы не упасть.

— Лиина, Лиина… — Рыцарь помахал перед лицом у девушки ладонью, но той от вида перепачканных в крови пальцев стало только хуже. Капитан обхватил фрейлину за талию и вывел гостиную.— Лиина, что случилось?

— Да я и не поняла толком ничего,— придя в себя, ответила девушка.— Меня Яцис сразу в коридор закинул. Я дверь заперла и к ее высочеству побежала.

— Дальше что?

— Дальше дверь выломали, а господин посол всех убил…

— Все уже закончилось, все уже закончилось,— попытался успокоить разрыдавшуюся Лиину Ричард.— Посиди пока здесь, я попрошу кого-нибудь тебя проводить.

— Хорошо…

Капитан Гвардии окинул внимательным взглядом топтавшихся у дверей гвардейцев, велел им приглядывать за фрейлиной и поспешил к герцогине. Когда он заглянул в опочивальню, граф Кимберли уже собирался уходить. Извлеченный из страшной раны арбалетный болт валялся на полу, и было непохоже, что посол испытывает хоть какое-то неудобство из-за полученных ранений.

— Вообще, ваше высочество, я рассчитывал на более спокойное времяпрепровождение,— раздраженно заявил граф. Впрочем, помимо злости, Ричард сумел уловить в его голосе еще и тщательно скрываемый испуг.

— Приношу свои извинения,— как-то очень уж равнодушно ответила успевшая переодеться Сола.— Надеюсь, такого больше не повторится.

— Ничуть в этом не сомневаюсь,— поклонился на прощание граф Кимберли и вышел из спальни.

— Проводите господина посла,— выглянув в коридор, рявкнул капитан и обернулся к герцогине: — Ты в порядке?

— Нормально,— отмахнулась та.— Ричард, что происходит?

— Пока не знаю, но в этом как-то замешан барон Могулис. Его сынок отравил меня и парней в караулке.

— В этот раз ты умер очень уж не вовремя,— поежилась Сола.— От неожиданности я зачерпнула из Генриха слишком много…

— Он показался мне напуганным,— кивнул капитан.

— Боюсь, теперь граф ко мне и близко не подойдет,— невесело рассмеялась герцогиня.— А жаль. В нем целое море силы. Целое море…

— Благодарю, что опять спасла мою шкуру.

— Не за что. Куда я без тебя? — только и вздохнула Сола.— Да! Распорядись уже, чтобы убрали мертвецов.

— Разумеется. Что делать с живыми?

— Колесовать. Четвертовать. Посадить на кол. Живьем содрать кожу.— О чем-то задумавшаяся девушка замолчала, а потом недобро улыбнулась.— Но вообще подойди к делу творчески. У тебя раньше это неплохо получалось.

— Как скажешь.

— И оповести всех членов малого совета, что я желаю их видеть.

— Прямо сейчас?

— Нет. Когда проявятся первые результаты расследования.

— Тогда ближе к ужину,— решил Ричард.

— Хорошо. И переоденься, не пугай людей. А то прямо как в старые добрые времена…

— Не сказал бы, чтобы они были такими уж добрыми,— поморщился Белый рыцарь и покинул опочивальню ее высочества. Добрые, ну надо же!

 

К вечеру замок стал еще больше походить на муравейник, в который злые мальчишки сунули горящую палку и хорошенько ею там поворошили. В срочном порядке отмывалась со стен и полов кровь, ремонтировались двери. Следователи тайной жандармерии раз за разом допрашивали находившуюся в момент нападения в замке челядь, их коллеги разъехались по всему городу, разыскивая тех, кто по какой-то причине не вышел сегодня на работу. Трупы давно вывезли за город и сожгли, лишь две головы стали украшением ворот — барона Могулиса и его непутевого сыночка Юрги.

В помощь Гвардии в замок перекинули одну из рекомендованных маркизом Юдолисом пехотных частей, но спокойней от этого Ричарду не стало. Пусть он и сплавил часть задач поступившему ему в подчинение лейтенанту Майрису вон Кияле, все одно гвардейцам приходилось контролировать буквально каждый шаг армейских дуболомов.

Да и не только в неожиданном пополнении крылась причина дурного настроения Белого рыцаря. Просто слишком неутешительными оказались результаты расследования. И слишком часто замечал он растерянность в глазах тех, кому собственным поведением пристало показывать пример другим.

И ко всему прочему никак не удавалось понять самого главного: чего ради барон Могулис вообще заварил всю эту кашу.

— Что, совсем никаких зацепок? — нахмурилась собиравшаяся на малый совет герцогиня.

— Зацепки есть, результатов нет,— поморщился Ричард.— Барон покончил с собой, старший и средний сыновья в бегах.

— Исполнители?

— Наемники. Все как один — перекати-поле. Ни кола ни двора. В замок их провезли в фургоне с провизией. Пособников из числа прислуги они зарезали в первую очередь.

— Барон должен был изрядно потратиться на головорезов…

— Казначейство проверяет состояние его дел. Может, что-нибудь и отыщут.

— Кястайла? — Сола достала было из шкатулки ожерелье, но передумала и решила обойтись на предстоящем собрании без украшений.

— Не далее как сегодня утром он заверил меня, что барон невинен, будто младенец.

— Юрис погорячился.

— Не то слово! — фыркнул капитан Гвардии.

— Тебе не кажется, что он не справляется? — задумалась герцогиня.

— У вас есть на примете подходящая кандидатура? — заинтересовался Ричард, который и сам был не прочь посадить на место Кястайлы кого-нибудь более деятельного. И, чего уж там греха таить, более сговорчивого…

— Пока нет. Но текущее положение дел меня не устраивает категорически. Подумать только — убийцы врываются ко мне в опочивальню! Когда такое было?!

— Десять лет назад,— напомнил рыцарь.

— Но тогда мы их ждали!

— Тоже верно,— пожал плечами Ричард и распахнул дверь.— Нам пора.

— Ничего страшного, подождут,— отмахнулась выбиравшая веер Сола.— Что со слухами, на которые жаловался Генрих? Ну, насчет его причастности к убийству преподобного Шумлиуса?

— Кястайла обещал разобраться.

— Вот и посмотрим, как он с этим справится! — решила повременить с отставкой начальника тайной жандармерии герцогиня.— И пусть проверит, нет ли связи между слухами и сегодняшним покушением. Могулис не мог действовать сам по себе. Надо выяснить, кто его подбил на эту авантюру.

— Стильг? — предположил капитан.

— Это слишком очевидно, чтобы оказаться правдой,— покачала головой Сола.— Но барон от моей смерти не выигрывал абсолютно ничего!

— Вот это мне и не нравится,— вздохнул Белый рыцарь и нахмурился.— Я даже словами передать не могу, насколько мне это не нравится…

 

В свои апартаменты Ричард вернулся уже за полночь. Устало повалился в кресло и вытянул гудевшие от усталости ноги. С минуту посидел, потом нехотя подошел к шкафу и вытащил из него бутылку «Дубрской лозы». Налил в небольшой серебряный стаканчик крепленого красного вина и вновь уселся в кресло.

Вот и опять Сола вытащила его с того света. В который уже раз…

Белый рыцарь вдохнул аромат вина и едва сдержал рвотный позыв. Вино он терпеть не мог, а злосчастную «Дубрскую лозу» так и вовсе люто ненавидел и все же не выпить стаканчик этой гадости сегодня просто не мог. Это помогало ему не забывать, кто он есть. Что он не жалкая марионетка, но сын своего отца.

Ричард в один глоток влил в себя сладкое вино и сморщился, будто вновь, в который уже раз, глотнул яду.

Сын своего отца — да. И никак иначе.

 

Купить бумажное издание: Лабиринт

Купить электронный текст на Литрес

Купить книгу в магазине Автора и скачать текст в форматах fb2, mobi, epub, rtf, txt

 

<- Предыдущая глава 

Павел Корнев. ПадшийПадший

 


Купить: Лабиринт


Текст у Автора напрямую


Текст на Литрес


Купить: Озон

 

Павел Корнев. ПадшийСпящий

 


Купить: Лабиринт


Текст у Автора напрямую


Текст на Литрес


Купить: Озон