Авторизация

 

 

 

Спящий. Часть 4
Читать книгу Павла Корнева "Спящий" (Сиятельный 4)
Часть первая "Мишень. Серебряные пули и дымовая завеса"

 

 

 

 

 

 

 


Купить бумажное издание: Лабиринт, Озон
Купить и скачать книгу в магазине Автора в форматах fb2, mobi, epub, rtf, txt
Купить и скачать электронный текст на Литрес
Cкачать и слушать аудиокнигу "Спящий"

 

 

 

Часть первая:

Мишень. Серебряные пули и дымовая завеса

 

4

 

Вопреки опасениям в подземке оказалось на удивление немноголюдно. Первый подошедший на станцию состав оказался лишён вагонов первого класса, но и во втором классе на протянувшихся вдоль бортов скамьях вопреки обыкновению обнаружилось изрядное количество свободных мест.

И что удивительней всего - вместе со мной на станции у сталелитейного завода Маркхофа вагон покинули лишь три человека, хотя обычно здесь сходила едва ли не половина пассажиров.

Но стоило только подняться в вестибюль станции, и причина столь странного положения дел разъяснилась сама собой: с улицы доносился сливавшийся в единый гул многоголосой крик толпы.

- Выборы! Право на отдых! Достойное жалование!

- Нет увольнениям!

И снова:

- Выборы! Право на отдых! Достойное жалование!

- Нет увольнениям!

- Выборы! Право на отдых! Достойное жалование!

На улице шла стачка.

Я беззвучно выругался и с некоторой даже опаской подступил к дверям вестибюля, у которых нервно прохаживался перепуганный беспорядками дежурный по станции в форменной тужурке с железнодорожными нашивками и высокой фуражке с золочёной кокарде.

Впрочем, всё оказалось не так уж и плохо: рабочих, запрудивших площадь перед заводоуправлением, сдерживали выстроившиеся в шеренгу констебли со щитами и дубинками в руках.

Неподалёку от станции подземки замер броневик, и пулемётный ствол в его башенке нервно двигался из стороны в сторону, контролируя площадь. Рядом стояли несколько полицейских грузовиков, в кузовах которых дожидались своего часа стрелки с приведёнными к бою самозарядными винтовками.

Неожиданно прозвучал резкий свисток, и полудюжина констеблей стремительным броском вклинилась в толпу протестующих. Сверкнули электрические разряды дубинок, кто-то вскрикнул от боли, кто-то заголосил благим матом. В следующий миг полицейские оттупили обратно, волоча за собой отчаянно извивавшегося агитатора с разбитым в кровь лицом.

Рабочие кинулись на помощь товарищу, но констебли сомкнули шеренгу и погасили натиск, приняв его на выставленные перед собой щиты. Из толпы полетели пустые бутылки, выломанные из мостовой булыжники, железные пруты и обломки черепицы. Один из камней угодил констеблю чуть ниже шлема, и бедолага с протяжным стоном осел на брусчатку. Коллеги поспешно унесли его к стоявшей у грузовиков карете скорой помощи.

- Свободу братьям! - единым криком выкрикнула толпа. Рабочие усилили напор, и полицейским пришлось отступить, но вскоре к ним подоспело подкрепление, и ситуация выровнялась.

Только надолго ли? С высокого крыльца станции было прекрасно видно, что протестующими заполнена не только площадь перед заводоуправлением, но и примыкавшие к ней улицы.

Большего я рассмотреть не успел - какой-то излишне ретивый констебль из охраны грузовиков обратил на меня своё внимание и двинулся к станции, на ходу подтягивая ремешок шлема.

Я без промедления сбежал с крыльца и зашагал по улице прочь от шумной толпы. Констебль преследовать меня не стал и вернулся к броневику. Не иначе принял за газетчика; на рабочего в своём недешёвом костюме я нисколько не походил.

И хоть сейчас это обстоятельство позволило избежать объяснений с бывшими коллегами, в дальнейшем дорогая одежда могла послужить причиной самых серьёзных неприятностей: попадавшиеся навстречу работники окрестных заводов поглядывали на меня с нескрываемым подозрением, а то и злостью. Ещё летом ничего подобного не было и в помине, и оставалось лишь гадать, из-за чего произошло столь резкое обострение классовой борьбы.

Решив лишний раз не мозолить глаза представителям пролетариата, я свернул в первый попавшийся переулок и окольными путями пробрался к Слесарке - району частных мануфактур. В узких проездах сразу прибавилось грязи, мусора и людей, но одновременно я словно стал невидимкой. На Слесарке никому не было до меня никакого дела.

Оно и немудрено: добропорядочным обывателям тут делать было нечего, и солидный господин мог оказаться либо жуликом, либо деловым партнёром одного из местных дельцов. А здешние заправилы терпеть не могли, когда кто-то начинал совать нос в их дела. Да и частники классовой солидарности по отношению к заводским рабочим сроду не испытывали. Высокие идеалы равенства и братства здесь были не в чести, значение имели лишь деньги.

 

Ночью шёл дождь, дороги толком не подсохли, и когда я добрался до конторы Рамона, мои туфли потеряли всякий вид. Отскрести комья грязи с подошв о железную решётку не получилось, лишь впустую потратил на это время, дожидаясь, пока кто-нибудь ответит на мой стук.

Я уже намеревался постучать вновь, когда распахнулась калитка и на улицу выглянул невысокий паренёк в рабочем комбинезоне, смуглый и черноволосый. Именно он изображал полицейского водителя, когда мы трясли индусов в поисках пропавшего бармена.

- Рамон у себя? - спросил я, не здороваясь.

- Да, - ответил тот и посторонился, освобождая проход. - Он в конторе.

Я пересёк двор и поднялся на на второй этаж пристроенного к длинному складу флигеля, где и располагался кабинет моего бывшего напарника.

Рамон Миро сидел за столом и делал пометки в толстой амбарной книге. От происходившей из аборигенов Нового Света матери он унаследовал не только красноватый оттенок кожи, но и внешнюю невозмутимость, и всё же при моём появлении не удержался от удивлённого присвиста.

- Лео?! - озадачился Рамон, рассеянно приглаживая чёрные жёсткие волосы, которые стриг коротко на военный манер. - Что на этот раз?

- Ничего хорошего, - ответил я, и в чёрных глазах бывшего констебля мелькнуло раздражение.

- А конкретней? - потребовал он объяснений.

Я встал у открытого окна и посмотрел на улицу. Низкая облачность растеклась над городом серым плотным пологом, густые клубы дыма из заводских труб ввинчивались в него огромными столпами, и лишь властвовавший на высоте ветер развеивал их, превращая в набросанное небрежными мазками гениального живописца подобие мутных волн. Грузовые дирижабли на их фоне казались нападавшими в сточные воды сором.

- Лео! - заволновался Рамон, поднялся из-за стола и принялся расправлять закатанные рукава сорочки. - Что стряслось? Говори уже прямо!

- Ворованные пистолеты, - обернулся я к нему, - те, что предназначались для восставших Рио-де-Жанейро. Что ты сделал с ними?

- Ты просил избавился от них, Лео, забыл? Я сделал всё как ты велел!

Я вздохнул.

- Рамон, каким именно образом ты избавился от них? Продал кому-то, спрятал или утопил в доках? Мне важно знать, что пистолеты не приведут к тебе наших бывших коллег, понимаешь?

- Утопил в канализационном коллекторе, - спокойно ответил Миро, и на его скуластом лице промелькнула непонятная ухмылка. - Что, не ожидал? Думал, стану мелочиться? Нет, Лео. Ты сказал - дело серьёзное, и я избавился от них. У меня серьёзное предприятие, не хочу погореть из-за таких мелочей. К тому же ты компенсировал все издержки.

- Компенсировал, да, - кивнул я, с облегчением переводя дух.

После увольнения из полиции бывший констебль занялся частным сыском, и к моему немалому удивлению изрядно в этом деле преуспел. Что послужило тому причиной - опыт работы в сыскном управлении или заведённые за это время полезные знакомства, сказать было сложно.

Тот Рамон, которого я некогда знал, никогда бы не выкинул ящик новых пистолетов в канализационный коллектор, но люди меняются. По-крайней мере, мне хотелось в это верить.

- Может, теперь расскажешь, что происходит? - в свою очередь потребовал объяснений Рамон.

- Налей воды, в горе пересохло, - попросил я, уселся в шаткое кресло для посетителей и выставил перед собой перепачканные тушью для снятия отпечатков ладони. - Что, кстати, подсказывают твои дедуктивные способности?

Рамон Миро налил мне содовой, затем разбавил ей собственное белое вино.

- Говори! - потребовал он, сделав длинный глоток.

- Помнишь такого Бастиана Морана, старшего инспектора третьего департамента?

Мой бывший напарник болезненно поморщился. Вылетел со службы Рамон именно из-за этого господина.

Я в несколько глотков осушил стакан, жестом предложил приятелю наполнить его вновь и вздохнул.

- Моран решил, будто сумеет меня сожрать, - медленно произнёс я после этого. - Он немного просчитался, но если свяжет меня с тем пистолетом, я сяду надолго.

- Что ты натворил?

Врать я не стал.

- Помнишь, в начале лета мы как-то наведались к индусам, и примерно в это же время полицейские устроили облаву на тугов и застрелили шестерых?

- Да, дело было громкое, в газетах про него много писали. Главный инспектор даже получил благодарность от министра юстиции.

- Так вот это сделали не полицейские, а я.

- Вот чёрт! - выругался Рамон, одним глотком допил вино и наполнил стакан вновь, добавив на этот раз содовой куда меньше, чем прежде. - Как на тебя вышли?

- По отпечаткам пальцев с гильз.

- И с такими уликами тебя отпустили из-под ареста? - удивился крепыш и насторожился: - Тебя ведь отпустили? Проклятье! Лео, скажи, что ты не удрал!

- Успокойся! - потребовал я, отпив воды. - Улики против меня исключительно косвенные, поэтому и отпустили.

- Нет, пистолеты не всплывут, - задумчиво произнёс Рамон и потёр широкую переносицу. - И знаешь... через неделю после того, как ты предупредил о пистолетах, на Слесарке устроили облаву - якобы искали взрывчатку. У меня тоже перевернули всё вверх дном. Вот теперь я и думаю: а может, дело было вовсе не в динамите?

- Дьявол! - поёжился я, допил воду и отошёл к окну. - Обложили...

- Успокойся! Пистолетов больше нет!

- Хоть это радует, - вздохнул я и махнул рукой. - Ладно, чёрт с ними! Скажи лучше, у тебя самого как дела? Стачки не беспокоят?

- Шлялись какие-то мутные личности, но ты же знаешь - у нас агитаторов и провокаторов не жалуют.

- Пошумят и успокоятся, думаешь?

Рамон пожал плечами.

- От меня ничего не зависит, не вижу забивать себе этим голову, - резонно отметил он и вдруг сказал: - Скорее всего в ближайшее время я уеду из города.

- Далеко собрался? - заинтересовался я.

- На Карибы. Куба, Эспаньола, Ямайка.

- Гонять ацтеков?

- Нет, ацтеков оттуда давно выгнали. Сейчас начались волнения среди аборигенов. Слышал о вуду? Власти хотят приструнить культистов, готовится полицейская операция.

- И ты?

- Мне предлагают возглавить собственный отряд. Деньги обещают серьёзные.

- Ну не знаю... - неуверенно протянул я. - Хорошо, если спицу твоей кукле сразу в сердце воткнут, а ну как куда пониже?

Рамон взглянул на меня в ответ со столь обиженным видом, что я не выдержал и рассмеялся собственной шутке. Крепыш нервно фыркнул, отхлебнул вина и спросил:

- У тебя самого какие планы на будущее?

- Не решил ещё, - пожал я плечами и перевёл взгляд на грязную обувь. - Слушая, Рамон, получится где-нибудь у вас поймать извозчика? А то пока сюда шёл, все туфли в грязи изгваздал.

Рамон выглянул в окно и крикнул племяннику отправить кого-нибудь за коляской, затем отпер один из железных шкафов и выложил на стол увесистый брикет.

- Лео, глянь, что у меня для тебя есть. Интересует?

Я с интересом развернул плотный серый пергамент и присвистнул от удивления при виде тёмно-коричневого бруска. Разложив нож, я воткнул острие ближе к углу, с силой надавил на рукоять ладонью и не без труда отломил небольшой кусочек, а стоило только сунуть его в рот, и по языку немедленно разошёлся горьковатый вкус шоколада.

- Откуда? - поразился я, поскольку торговые отношения с ацтеками были давно прекращены, а из-за наводнивших Атлантический океан каперов цены на контрабандный шоколад, как и прочие экзотические товары, взлетели просто до небес.

- Есть связи, - ответил Рамон с довольной улыбкой.

- Карибские острова? - догадался я.

- Неважно. Берёшь?

- Сколько?

- Триста. И давай без торга - я на этом вообще ничего не заработаю. Взял только для тебя.

Я отсчитал шесть банкнот по полсотни франков каждая и отдал их приятелю, а обёрнутый пергаментом брусок убрал в боковой карман. Весил тот никак не меньше фунта, и пиджак перекосило, но к счастью не слишком сильно.

- Извозчик приехал! - послышалось с улицы.

Я быстро распрощался с Рамоном, вышел за ограду и забрался в стоявшую на дороге коляску.

- Куда ехать? - спросил дядечка средних лет в лихо заломленной набок фуражке.

- Михельсона, один, - сообщил я новый адрес своего поверенного.

Поправив финансовое положение, мой юрист первым делом перебрался из высотки на окраине столицы в старинный особняк на границе иудейского и посольского кварталов. Его теперешняя контора ненамного превосходила размерами старую клетушку, зато окнами выходила на тенистый бульвар и арку, посвящённую полувековому юбилею свержения тирании падших. Округа та полагалась весьма достойной и престижной, но был у неё и один весьма существенный недостаток: ни ветки паровиков, ни линии подземки туда проложено не было.

Поэтому мне и понадобился извозчик.

Поверенный оказался на месте. Об этом мне сообщил швейцар, с благодарностью принимая монету в полфранка, когда я поинтересовался, как отыскать нужную контору; прежде бывать здесь ещё не доводилось.

По широкой мраморной лестнице я поднялся на третий этаж и огляделся в коридоре с горевшими через один газовыми рожками. Хоть здание порядком обветшало, лепнина на высоком потолке требовала обновления, а паркет был вышаркан ногами бесчисленных посетителей, но даже в таком состоянии убранство создавало впечатление не запустения, а некоей благородной старины.

Обзавестись секретаршей или помощником поверенный не удосужился, поэтому я без стука прошёл в его невеликих размеров кабинет с парой широких окон, портретом императрицы Виктории над рабочим столом и рядами металлических шкафов картотек вдоль стен. От неожиданности розовощёкий молодой человек подавился сигаретным дымом и надсадно закашлялся.

Я не удержался от усмешки.

- Спокойствие, мэтр. Только спокойствие. Это всего лишь я.

- Виконт? - изумился поверенный, кинув газету на стол. - Не ожидал сегодня вашего визита!

- Обстоятельства непреодолимой силы, - сообщил я, прикрывая за собой дверь. - Мне понадобится адвокат.

- Адвокат?

- Лучший адвокат по уголовному праву, которого только можно нанять за деньги.

- Всё так серьёзно?

- Чрезвычайно серьёзно, - подтвердил я и спросил: - Здесь есть туалетная комната? Мне надо вымыть руки.

Упитанная физиономия поверенного вытянулась от страшного подозрения, и мне не удалось удержаться от смеха.

- Видели бы своё лицо, мэтр! - отсмеявшись, покачал я головой. - Это не кровь, всего лишь краска для снятия отпечатков пальцев.

- Я не дальтоник, - надулся обиженный юрист и раздражённо вдавил сигарету в дно фарфоровой пепельницы. - Кровь красного цвета, это знают даже дети!

- Так есть у вас туалетная комната?

- Вот, проходите, - указал поверенный на неприметную дверь, прятавшуюся между двумя металлическими шкафами.

За дверь обнаружилась совсем уж крохотная уборная без окон. Встав у раковины, я отрегулировал краны, заткнул сливное отверстие и какое-то время просто держал руки в тёплой воде, затем намылил их и попытался смыть краску, но безуспешно. Только зря оставил на полотенце серые разводы, кожа нисколько не очистилась.

Когда я вернулся в кабинет поверенного, тот стоял у железного ящика с картотекой и перебирал какие-то бумаги.

- Как срочно вам понадобится адвокат, виконт?

- Договоритесь о встрече на завтра, лучше на первую половину дня, - ответил я и обречённо вздохнул, поскольку только сейчас окончательно осознал, что планам покинуть Новый Вавилон сбыться уже не суждено. - И подготовьте договор о долгосрочном представлении интересов.

- Я мог бы сам представлять вас в суде!

- Не говорите ерунды! - отмахнулся я, уселся на стул и вытянул ноги. - С финансами вы справляетесь неплохо, но за решёткой я не хочу находиться ни одного лишнего дня. Оспорить арест или внести залог надо будет незамедлительно. И для этого потребуется надавить на все рычаги. Нужны связи.

- В этом есть определённый резон, - сдался юрист. - Какого рода обвинение вам предъявлено?

Я решил не расстраивать его больше необходимого и махнул рукой.

- Пока никакое. И возможно вообще ничего предъявлено не будет, но мне нужны гарантии.

Если поверенный и догадался, что я попросту не хочу вводить его в курс дела, то он никак этого не показал. Спокойно убрал газету в ящик стола и уточнил:

- Посмотрите ежемесячные отчёты?

Я задумался, не заказать ли сюда обед из какого-нибудь окрестного ресторана, но решил дольше необходимого в конторе поверенного не задерживаться и покачал головой.

- Нет, пожалуй. У нас ведь всё в порядке?

- В полнейшем, не извольте сомневаться. Усадьбу на Кальварии мы продали в конце августа, выручки хватило на погашение большинства требований кредитора.

- Кто выиграл торги?

Поверенный принял вид оскорблённой невинности и объявил:

- Разумеется, мы! Разве я вас когда-нибудь подводил?

- Отличная работа, мэтр!

- Куда доставить вывезенные из особняка вещи? Я пока арендую склад, но всё самое ценное храню у себя на квартире, а это не слишком удобно...

- Потерпите ещё немного, мэтр. Мы всё разберём, как только у меня появится свободное время. - Я поднялся из-за стола, посмотрел на хронометр и напомнил: - Не забудьте об адвокате. Вечером позвоню, надеюсь, уже появится какая-то конкретика.

- Разумеется, виконт! Займусь этим прямо сейчас!

Я попрощался с поверенным, спустился на первый этаж и остановился на тротуаре, в нерешительности поглядывая то на арку, то на спокойный бульвар, где в полной неподвижности замерли раскидистые платаны.

Напрямую к площади императора Климента отсюда было не проехать, если поймаю извозчика, тому придётся делать крюк по запруженным транспортом дорогам. В итоге добираться до отеля буду даже дольше, нежели пойти пешком через посольский квартал.

Это соображение и решило дело. В палатке на углу я стакан газированной воды без сиропа, утолил жажду и двинулся к памятной арке. Людей на улицах было совсем немного, только спешили по своим делам представительного вида господа с портфелями и свёрнутыми газетами, да изредка пробегали взмыленные мальчишки-посыльные. А вот патрульных хватало с избытком; более того - в тихих дворах и переулках нет-нет, да и попадались на глаза полицейские броневики.

Впрочем, для столичных полицейских усиленный порядок несения службы являлся делом обычным. Ожидайся властями серьёзные беспорядки, в центр города ввели бы гвардейские части.

От пристальных взглядов постовых мне сделалось не по себе; я сунул руки в карманы и непроизвольно ускорил шаг. Немного успокоился, лишь когда узенькие неровные улочки посольского квартала с цветастыми флагами и гербами на фасадах старинных особняков остались позади. Дома раздвинулись, подул лёгкий ветерок, и хоть над крышами по-прежнему растекалось плотное серое полотнище облаков, мне будто стало легче дышать.

Впереди замаячил Римский мост, туда я и направился.

Некогда это величественное сооружение соединяло Старый город и Посольский квартал, а когда обмелевший приток Ярдена упрятали под камень, его облюбовали уличные художники и музыканты. У меня с этим местом были связаны не самые приятные воспоминания. Я его не любил и по возможности избегал.

Навстречу под размеренный цокот подков на брусчатке проскакали два верховых констебля. Я не обратил на них никакого внимания, просто шёл и разглядывал поток, который вырывался из огромной каменной трубы с одной стороны моста и вновь исчезал под землёй не далее чем в полусотне метров с другой. Мутная после недавних дождей вода бурлила и пенилась.

По боковой лестнице я поднялся на мост и огляделся по сторонам. Хмурая погода отпугнула далеко не всех здешних художников; праздные зеваки с интересом разглядывали их работы, но мало кто задерживался заказать карандашный шарж или полноценный портрет. Куда большей популярностью пользовался уличный бэнд, перепевавший недавний хит "Выключи свой свет, лунный человек". Впрочем, монеты в футляре от скрипки там звенели не так уж нечасто.

Мой старый знакомый Шарль Малакар сидел на складочном стульчике у статуи Микеланджело. Сейчас он был занят очередным клиентом; я посмотрел на хронометр и решил подождать, пока художник освободится.

Торопиться было некуда. Перед возвращением в отель мне ещё предстояло решить, какую часть правды открыть Лилиане, а придумать правдоподобную причину для столь крутого изменения планов совсем не так просто, как это могло показаться на первый взгляд.

С обречённым вздохом окинув взглядом дворцы и башенки старого города, я облокотился на ограждение моста и посмотрел вниз на быстрый и мутный поток воды. Неожиданно неподалёку гулко хлопнуло, и мост в один миг заволокло густым оранжевым дымом. Полагая, что это дурачатся уличные комедианты, я выпрямился и недобро ругнулся, стягивая с лица очки, но тут же раздался новый хлопок, куда тише прежнего.

Тело среагировало само. Я припал на левую ногу, наклоняясь, и тотчас что-то прогудело у правой щеки.

И тотчас - новый хлопок!

Инстинкт бросил меня в сторону, но на этот раз невидимый стрелок взял упреждение движение, и в бедро словно забили раскалённый штырь. Я упал на одно колено, и лишь это уберегло от нового ранения. Пуля угодила в ограждение моста, полетели каменные осколки.

Резким рывком я поднялся на ноги, в развороте вскидывая выхваченный из кармана "Цербер", но из-за безветрия затянувшая мост оранжевая пелена развеивалась чрезвычайно медленно, и стрелка разглядеть не получилось. А вот он видел меня отлично.

Очередной хлопок застал на полушаге, и вновь лишь сверхъестественное чутьё позволило избежать верной смерти. Я шатнулся в сторону, что-то ударило по правой руке, и она тотчас обвисла словно плеть. Шок от ранения заставил замереть на месте, и следующая пуля угодила в живот.

В голове помутилось, все мысли растворились в ошеломляющей вспышке боли, осталось лишь желание жить. Вцепившись в каменное ограждение моста, я выпрямился, но тут же навалился на него грудью, получив удар в спину. На миг я замер так, а потом перевалился через отполированный прикосновениями случайных прохожих гранит и рухнул вниз, в нёсшийся под мостом поток.

Прямиком во тьму.

 

 

 

 

<- Вернуться // Читать дальше ->

 


Купить бумажное издание: Лабиринт, Озон
Купить и скачать книгу в магазине Автора в форматах fb2, mobi, epub, rtf, txt
Купить и скачать электронный текст на Литрес
Cкачать и слушать аудиокнигу "Спящий"

 

Павел Корнев. ПадшийПадший

 


Купить: Лабиринт


Текст у Автора напрямую


Текст на Литрес


Купить: Озон

Павел Корнев. ПадшийСпящий

 


Купить: Лабиринт


Текст у Автора напрямую


Текст на Литрес


Купить: Озон