Авторизация



 

 

 

Лед. Глава 2

Читать книгу Павла Корнева "Лёд" в редакции 2014 года


Купить у автора и скачать текст в редакции 2014 года в форматах fb2, mobi, epub, rtf, txt
Купить электронный текст на Литрес
Купить бумажное издание: Лабиринт, Озон
Скачать и слушать аудиокнигу: магазин Андрея Круза, Литрес

 

Глава 2

  

   Вопреки нешуточным опасениям, кошмары ночью не снились. Вообще ничего не снилось; наверное, слишком устал. Как только залез под одеяло, сразу провалился в чёрный омут забытья, а утром столь же внезапно из него вынырнул.

   И всё бы ничего, если б причиной столь резкого пробуждения не стал чувствительный пинок по рёбрам!

   Сознание прояснилось мгновенно, а вот тело сплоховало, и, пока я откидывал одеяло и замахивался ножом, неизвестный визитер успел отпрыгнуть к выходу из комнаты.

   - Не, Лёд, ну ты чё такой нервный? - с довольным смешком поинтересовался Шурик Ермолов - двухметровый детина, просто обожавший подобные шутки, и добавил уже совершенно серьёзно: - Давай вставай, через час выступаем.

   - Ты, недоумок, когда-нибудь точно допрыгаешься. - Сердце колотилось как сумасшедшее, спина взмокла, но я пересилил себя и постарался скрыть раздражение. - Не мог, что ли, просто сказать "доброе утро"?

   - Да? А кто мне прошлый раз спички в пальцы вставил? Вам тогда тоже весело было, - припомнил Шурик, отодвинул в сторону тяжёлую занавесь, заменявшую дверь, и выскользнул в коридор.

   Успокоить дыхание оказалось легко.

   В самом деле, а что случилось-то? Ну, получил по рёбрам - ерунда это. Я ему потом тоже что-нибудь веселое устрою, простым "велосипедом" уже не отделается.

   К тому же несказанно радовало, что ночью никто не попытался перерезать мне глотку. Пусть всерьёз такую возможность и не рассматривал, но, если уж начались непонятки, то произойти может что угодно. Даже удар бритвой по горлу в абсолютно безопасном, казалось бы, месте.

  

   Немного приведя себя в порядок и подхватив под мышку свёрнутую фуфайку, я отправился в столовую. По идее одежду можно было оставить в комнате с остальными вещами, но как бы кто в ствол Лысого не нашёл, по карманам шаря. Ни к чему это.

   Столовая находилась в этом же бараке, выходить на улицу не пришлось. Полутёмное помещение было полностью заставлено длинными деревянными столами с придвинутыми к ним скамьями, и разойтись в узких проходах получалось далеко не всегда, особенно с нагруженным подносом. Витавшие в воздухе ароматы немедленно вызвали обильное слюноотделение; я кинул фуфайку на свободную скамью и поспешил за причитающейся мне порцией. Съеденный накануне бутерброд давно переварился, живот подводило от голода, так что было самое время перекусить.

   Столовка быстро заполнялась патрульными, но на меня никто из невыспавшихся парней никакого внимания не обращал. Всё как обычно: там кивнули, здесь поздоровались. Никаких расспросов. Зато на Шурика, успевшего вклиниться передо мной в очередь на раздачу, кидали столь многообещающие взгляды, что сразу становилось ясно: за это утро он успел поучаствовать в пробуждении доброй половины отряда. Вот ведь неугомонный...

   Получив свою порцию, я вернулся к столу и уселся рядом с уже приступившим к завтраку Ермоловым. Молча отодвинул в сторону его поднос, выставил на стол доску с тарелкой гречневой каши, щедро сдобренной мясом, и оглядел столовую, делая вид, будто Шурика тут нет вовсе.

   Впрочем, долго игнорировать здоровяка не получилось. Слишком уж странно вели себя сослуживцы. Создавалось впечатление, что все они болели с похмелья. Ели без всякой охоты, налегали в основном на воду. Кое-кто клевал носом; многие так и вовсе не появились.

   - Слушай, Шурик, вы чё, бухали вчера? - спросил я и отхлебнул горячего травяного чая. Крякнул, глотнул ртом воздуха и занялся кашей.

   - А то! - подтвердил Ермолов и оторвался от тарелки. - Староста, как только увидел белый хвост, сразу бочонок браги выкатил. Да ещё харчей на дорогу обещал подкинуть. Эта зверюга, оказывается, их уже месяц доставала.

   - Вот уроды, мать их! Не могли предупредить?

   - Насчёт волколака? А ты бы согласился участвовать в облаве за такие гроши? Я лично - нет. Жизнь стоит несколько дороже, не находишь? Да и Дрон бы на это дело не подписался. А прикинь, сколько профи за один только вызов денег просят? Жилин, говорят, вообще меньше чем за полштуки золотом из дому не выходит.

   - Блин, а если бы у нас серебра с собой не оказалось?

   Накатившее раздражение моментально переросло в желание найти старосту и набить ему морду. Понимаю - глупо, да. Но руки так и зачесались.

   - Сам-то понял, что сказал? - Шурик сыто рыгнул и откинулся спиной на стену. - И у кого из наших серебряных пуль нет? Да и ножи у многих. Разве что у Макса ничего, так он в патруле первый раз. - Здоровяк вдруг заулыбался и указал мне за спину: - О, смотри, вон и оно всплыло.

   Я обернулся, и действительно - в дверь как-то неуверенно и бочком протиснулся Макс, при одном взгляде на которого нестерпимо захотелось рассола. Очень уж его штормило. Обычно румяные щеки впали и были какого-то непередаваемого зелёновато-серого оттенка, глаза с полопавшимися сосудами заплыли, а голову он держал так, будто она стала куском крайне хрупкого стекла. Кое-как добредя до нашего стола, новичок рухнул на скамейку рядом со мной, и от него пахнуло столь ядрёным перегаром, что пришлось отвернуться и глотнуть свежего воздуха.

   Да уж, теперь ясно, почему никто не пытался вызнать у меня, что именно стряслось с Лысым. Судя по состоянию Макса, вчера он рассказывал о произошедшем раз десять, а то и больше.

   - Посмотрел бы, как ты волколака серебряным ножичком завалить пытаешься, - пробурчал я и спросил: - Меня почему пить не позвали?

   - Дрон запретил беспокоить. Сказал только хавки в комнату закинуть и всё, - пожал плечами Ермолов и указал на длинное зарешечённое окно, изморозь на котором уже подсвечивали лучи восходящего солнца. - Вы доедайте быстрей, выходить пора.

   Макс издал какой-то неопределенный стон, по-видимому, означавший его полное и бесповоротное намерение бросить пить, и попытался глотнуть оставленного Шуриком чая. Судя по перекосившемуся лицу, на пользу ему это не пошло.

   - Что, плохо? - с неприкрытым злорадством в голосе поинтересовался я. - Пить меньше надо!

   - Иди ты! Не видишь, колбасит человека? - возмутился Макс и тяжко вздохнул: - Сейчас ещё отошёл немного, а как проснулся, вообще чуть кони не двинул. - Он поморщился, попробовал сделать ещё один глоток и горестно вздохнул: - А всё Дрон, зараза...

   - Он-то тут причем? Насильно тебе брагу заливал?

   - Да нет, он меня полчаса вопросами мучил, а потом из-за опоздания три штрафных кружки выпить пришлось.

   Я продолжал улыбаться, но по спине побежали мурашки, а тоненький голосок дурного предчувствия превратился в рёв сирены гражданской обороны. Макс у нас недавно, поэтому ничего и не понял, вот только не принято допрашивать всех членов понёсшей потери группы, если нет твёрдой уверенности в том, что дело нечисто. Слишком часто люди не возвращаются, чтобы по каждой смерти устраивать форменное следствие. Поговорят с командиром группы - и всё.

   После смерти Лысого за старшего остался я; Макса вообще допрашивать не должны были. В крайнем случае, могли задать пару вопросов, но и только. А тут мало того, что меня Дрон буквально выпотрошил, так после ещё и Максом всерьёз занялся.

   С чего бы это? Откуда такое рвение?

   Либо у него есть серьёзные подозрения, что смерть Лысого не случайна, либо у меня большие проблемы. Просто преогромные даже...

   И не убедить себя при всём желании, что всё это лишь паранойя. Типа, и пистолет у Лысого случайно оказался, и выпал он сам по себе. А Дрон просто от бессонницы маялся, вот и развлекался с нами ночными беседами. По отдельности каждый эпизод ни о чем не говорит, но всё вместе складывается...

   А во что, собственно, это всё складывается?

   Постепенно в голове начала выстраиваться логическая цепочка и чем больше звеньев в неё добавлялось, тем тошнее мне становилось.

   Во-первых, Лысый, обычно спокойный как удав, вчера откровенно нервничал, и это заметил даже Макс. Во-вторых, Лысый огнестрельное оружие никогда с собой не таскал; с чего бы ему в этот раз своим правилам изменять?

   Дело ведь вовсе не в принципиальности - начхать и растереть! - а в том, что состоял старшой в Братстве и ранг у него там по слухам был немалый. А братья применение огнестрельного оружия категорически не одобряют. Философия у них такая. Соответственно, человеку, пусть даже изредка таскающему на кармане ствол, сделать карьеру в Ордене совершенно нереально. В этом сомнений нет - сам одно время на базе братьев тренировался.

   Получается, Лысый взял пистолет из-за какой-то экстренной необходимости и никак иначе. Знай он заранее о волколаке и будь ПМ заряжен патронами с серебряными пулями, всё встало бы на свои места. Но - нет! Пули оказались самыми обычными: на всякий случай я проверил весь магазин.

   Зачем же тогда он пытался достать ствол? Не из-за волколака, понятное дело. Этой зверюге девять миллиметров, что слону дробина. Только злей бы стал.

   А вот появись вдруг у Лысого нужда избавиться от нас с Максом, без пистолета ему было бы не обойтись. Арбалет оружие хорошее, но двоих из него завалить куда сложнее, чем из того же "Макарова". А так - болт мне, пулю Максу. Или обоим по пуле и концы в воду, то бишь, в снег.

   Но зачем? Где я мог прищемить ему хвост? Не пересекались мы с ним по жизни! Точно не пересекались. Значит, дело не в Лысом или не только в нём. И Дрон ещё себя совершенно неправильно повёл, а ведь поставил нас в одну группу именно он.

   И что делать? Не спрашивать же, в самом деле, напрямую: "не ты ли меня Лысому заказал, товарищ командир?"

   Да и у Дрона тоже поводов быть не должно! Слишком разные у нас круги общения.

   Выходит, на самый главный вопрос ответа нет. Узнай я, что именно послужило причиной заказа, смог бы принять хоть какие-то встречные меры. А так только и остаётся, что ждать у моря погоды.

   Думать, надо думать...

   А вот, кстати, интересно: если приспичило от кого-то по-тихому избавиться, почему не поставить в группу двух посвященных и одну жертву? Нет второго убийцы? Желательно избавиться от двух человек сразу? Или... быть может, вообще не во мне дело? Просто в расход списали, как сопутствующие потери, а завалить требовалось Макса?

   Да нет, бред это. Он у нас недавно, не успел ещё никому мозоли отдавить.

   С другой стороны - я тоже в последнее время никому серьёзному дорогу не перебегал! Максимум, могли в подворотне перо в бок засадить или голову кастетом проломить. Но стрелять? Ещё и в рейде? Да с какой стати?

   - Слушай, Макс! Ты у нас сколько уже, месяца два? - решил я всё же проверить своё предположение.

   - Угу, - помычал новичок, не отрывая голову от столешницы.

   - И что, до сих пор никого не пришил? - Времени на долгие осторожные расспросы не оставалось; вот-вот должны были дать команду к отбытию.

   Макс оказался настолько удивлен неожиданным поворотом в разговоре, что даже приподнял голову.

   - Нет, - озадаченно пробормотал он. - А что?

   - Да просто интересно. Меня первое время так и пытались подцепить.

   - А! Нет, никаких проблем. - И парень сжал немаленький кулак. - Я ж боксёр. Если что, сразу в лоб. Вот тут недавно в карты резались в "Серебряной подкове", один чудак мухлевать начал... так я его спокойно без всяких подсвечников уработал.

   Да уж, Макс паренек здоровый, такого лишний раз задевать не станут. Нет, точно не в нём дело.

   Но тогда в ком? Или в чём?

   Я хотел было из чистого любопытства поинтересоваться именем шулера - глядишь, сведёт жизнь за карточным столом, - но тут в дверях появился заместитель Дрона по прозвищу Крест и не особенно громко, но так, что услышали все, скомандовал:

   - С вещами на выход! И пошевеливайтесь.

   Патрульные побросали недоеденный завтрак и потянулись к выходу.

   Нет, точно все болеют. Чтоб в нормальном состоянии кто-нибудь, пока еда в тарелке, с места сорвался? Ха! Да на ходу бы хлебали, лишь бы ничего не оставлять.

   Я вздохнул, отставил кружку с чаем и стал натягивать фуфайку.

   Нечего здесь одному рассиживаться. У любого нормального человека моментально пропадало желание спорить с Крестом, стоило столкнуться с ним лицом к лицу. Тогда сразу становилось понятным странное прозвище: его левую щеку пересекали два ножевых шрама, один горизонтальный, второй вертикальный. По местным меркам невелика редкость, но смотрелись они жутковато. Да и сам Крест не просто выглядел опасным, он опасным и был. В моём рейтинге тех, с кем не стоит связываться ни при каких обстоятельствах, заместитель командира прочно обосновался в первой тройке. И неспроста; доводилось видеть его в деле...

   Понять не могу, почему он своё время на Патруль тратит.

   - Тебе, Лёд, отдельное приглашение надо? - нахмурился Крест.

   Блин, и когда только все слинять успели?

   Я подхватил ушанку, направился к выходу и уже на ходу пробурчал:

   - А чё сразу Лёд? Я, чё, крайний, что ли?

   - Был бы крайний, так бы и сказал, - заявил Крест, пропустил меня в дверь и уже в коридоре спросил: - Как Макс в деле?

   - Нормально, нервничал только немного. Ещё пара рейдов и втянется.

   - Может, и втянется. А может, и нет. По-всякому может быть. Присмотри за ним.

   - Ладно, - кивнул я и завернул в свою комнатку забрать вещмешок и оружие.

   Мешок за спину, ружьё на плечо, топор, который на облаву с собой не брал, - за пояс.

   Вроде всё; ничего не забыл.

   Натянул ушанку, вышел во внутренний двор.

   С одной стороны тесный дворик ограничивала внешняя стена, с другой - сходившиеся под углом бараки. Между ними располагались узкие ворота, ведущие внутрь поселка, но в Ключах из наших бывали лишь Дрон да Крест, остальные довольствовались видом из окна столовой.

   Учитывая репутацию патрульных, местные не поленились забрать его толстенной решёткой. Так, на всякий случай.

   А вообще, спроектировано и построено всё очень грамотно. Даже если нападающие смогут вынести ворота и прорваться во внутренний двор, здесь их встретит перекрестный кинжальный огонь из узких, напоминавших бойницы окон. Да и на крышах при необходимости стрелков разместить не проблема.

   Задумавшись, я на миг потерял бдительность и немедленно столкнулся с Хоботом. У меня и раньше с ним не шибко хорошие отношения были, а уж с тех пор, как этот мудак получил сержанта, постоянно преследовало непреодолимое желание поломать ему пару ребер или расквасить длинный нос.

   Приходилось сдерживаться. Пусть особенными неприятностями это и не грозило, но за драку в рейде запросто можно загреметь на северную промзону караулить штрафников. В Патруле с этим строго. А вот в Форте Хобот мне на глаза попадался нечасто.

   - Что, Скользкий, опаздываем? - расплылся он в мерзкой ухмылочке.

   Улыбаться ему в ответ не стал.

   - Я тебе доступно, вроде, объяснил последний раз, что я только для друзей Скользкий?

   Тогда сержант назвал так меня в "Берлоге" - кабаке в северной части Форта и лишь чудом увернулся от брошенной в него бутылки. Нехорошая история вышла. Мало того, что двести грамм сорокаградусной напрасно пропали, так ещё и какого-то совершенно левого типа зацепил. А там слово за слово, членом по столу, и завертелось. В оконцове приятель потерпевшего мне руку "розочкой" и располосовал.

   - А я тебе, значит, не друг? - скривил толстые губы Хобот, но мысль свою развивать не стал. - Давай, топай строиться.

   Ну, построились. Всё как всегда, разве что на фоне более чем двадцати хмурых и невыспавшихся парней в тулупах, полушубках и прочих фуфайках ярким, почти весенним пятном выделялись две девушки, одетые для сегодняшней погоды более чем легко. Облегающие кожаные куртки и штаны не столько защищали от холода, сколько подчёркивали соблазнительные выпуклости стройных фигур; лёгкие сапожки и белые вязаные шапочки для зимнего рейда подходили тоже не очень хорошо. Довершали снаряжение длинные луки, колчаны со стрелами, короткие сабли и кинжалы, да ещё у одной рядом с ножнами висела кобура с АПС.

   Валькирии, Сёстры Холода, Лига.

   Никто не знал, какие обряды ведьмы проводили на своих шабашах, но в их эффективности сомневаться не приходилось: валькирии без каких-либо негативных для себя последствий переносили самые сильные холода. Проникнуть в тайны Лиги желали многие, но надавить на Сестёр Холода не получалось: прекрасно организованные, использующие и оружие, и магию валькирии представляли собой заметную силу, с которой приходилось считаться остальным участникам городского совета. И пусть чисто в боевом плане они не могли тягаться с Братством, Дружиной и Гимназией, на попытки проникнуть в свои тайны реагировали предельно жёстко.

   Насколько мог судить, сестёр придали нашему отряду на случай встречи с нежитью, исчадиями Стужи или кочевьем снежных людей, шаманы которых обычно держали при себе двух-трёх учеников. На Дрона в такой ситуации надежды никакой, а валькирии тем и славились, что легко разделывали под орех заклинателей всех мастей, школ и направлений. Из-за чего, собственно, у них и были весьма натянутые отношения с Гимназией - организацией, объединяющей всех колдунов Форта.

   Странно другое: сколько в Патруле служу, первый раз сёстры отряд сопровождают. Может из-за приближения трёх дней лазурного солнца руководство подстраховаться решило?

   Как бы то ни было, отцы-командиры в лице Дрона и Креста на девиц внимания обращать не стали, быстренько осмотрели снаряжение бойцов, устроили пару разносов и дали команду к отправлению. Центральные ворота заскрипели и медленно, с рывками отворились - несмотря на почти ежедневную смазку, постоянная сырость и испарения делали своё чёрное, а точнее, ржавое дело.

  

   Едва лишь за нами остались белоснежные из-за толстой корки инея стены Ключей и курящаяся туманной дымкой заводь, как налетел ледяной ветер. За ночь от облаков не осталось и следа, и к утру здорово похолодало. Холодный воздух обжёг ноздри; кто-то закашлялся, кто-то прикрыл нос меховым воротником.

   Успевшее подняться над горизонтом солнце неисчислимыми сотнями крошечных зеркал засверкало на гладком насте снега, и немногие счастливчики поспешили прикрыть глаза тёмными очками. У меня их не было: стоили немало, и разбитые стекла и раздавленные оправы во время патруля обычное дело. Чем каждый раз тратиться, проще потерпеть. Благо, обычно у нас пасмурно, и работать в прояснения приходилось не так часто.

   Но сегодня - пришлось. Ветер в лицо, солнце сияет, слёзы так и текут, и будто мало этого, отцы-командиры объявили, что перед возвращением на базу придётся завернуть в Нижний хутор.

   Вроде по расстоянию невелика разница выходит, да только засветло вернуться в Форт точно не получится, а передвигаться в потёмках удовольствие не из приятных. К тому же Южная дорога изрядно петляла меж поросшими кустарником холмами с одной стороны и заметёнными снегом болотами с другой. Срезать путь по склонам никто не станет, а перемещение напрямик по застывшим топям отличалось от игры в русскую рулетку лишь куда более высокими шансами сыграть в ящик. Вурдалаки, кикиморы, навьи и прочие безымянные обитатели болот обычно крайне оперативно реагировали на появление в зоне досягаемости столь беспечной пищи.

   Так вот и получилось, что отряд с черепашьей скоростью поплёлся по утоптанной тропе, таща на себе лыжи и высказывая отнюдь не лестные замечания об умственных способностях штабной крысы, ответственной за планирование маршрута.

   Да ещё густо покрывавший склоны кургана бурьян раскачиваются под порывами ветра, и казалось, будто меж его стеблей, скрываясь в пляшущих на снегу тенях, к нам подкрадывается неведомая тварь.

   Ох, что-то всякая чушь с утра в голову лезет. Вроде и не пил вчера...

  

   Когда отряд добрался до болот, я шёл в самом конце растянувшейся вереницы бойцов и не без удовольствия наблюдал за попытками Шурика завязать знакомство с валькириями. За время патруля симпатичных девиц пытались закадрить все без исключения патрульные, но дело неизменно заканчивалось отлупом. И только Ермолов в силу своего неиссякаемого оптимизма ещё на что-то надеялся. А может, и не надеялся, просто было скучно идти молча.

   - Вообще, валькирии должны ублажать героев, - подмигнул Шурик рыженькой.

   Рассчитывает, что она засомневается в его героизме и найдётся тема для разговора? Ну-ну.

   - Так то мёртвых героев.

   Тон, которым это было произнесено, не оставлял никаких сомнений в том, что назойливый ухажёр прямо сейчас перейдёт в этот разряд, если не перестанет надоедать. Шурик намёк понял и, поотстав от сестёр, зашагал рядом со мной и Максом, которому на свежем воздухе немного полегчало.

   - А может, они все лесбиянки? - Вопрос Ермолов адресовал нам, но с таким расчётом, чтобы услышали его и девушки.

   Я совершенно точно знал, что в Лигу принимают вовсе не по этому принципу, и покачал головой:

   - Не все.

   - Да ну? А по ним и не скажешь, - протянул Шурик и обернулся за поддержкой к Максу. - Думаешь, не все?

   Новичку было не до него.

   - Ну, ё-моё, почему всё время пешком и пешком? - протянул Макс. - В Патруле что, машин нет?

   Насчёт того, что ему полегчало, я ошибся. Наоборот, начало довольно заметно трясти.

   - Машины? - усмехнулся Шурик, который от вчерашнего вполне отошёл и по своему обыкновению наслаждался жизнью. - Машины есть. Полно машин!

   - Так почему не ездим?

   - Машин полно, с бензином напряг. Знаешь, сколько литр бензина стоит?

   Макс не знал.

   - Дешевле тебя раз пять от Форта до Ключей сгонять, - объявил Шурик, разумеется, изрядно преувеличив, но вместе с тем не так чтобы очень сильно.

   Идея передвижения на своих двоих вызывала у Макса явное неприятие, и он возмутился:

   - А чё тогда рейнджеры на тачках рассекают?

   - У них в Городе бензин халявный, - пожал я плечами. - Чего бы не рассекать?

   В отличие от Форта, бывшая военная база по слухам обладала огромными подземными хранилищами горючки, поэтому горожане могли позволить себе щедрый расход топлива. Особенно на оборонные цели. Да и с оружием тамошние рейнджеры и егеря проблем не знали. Радовало, что наши интересы никак не пересекались: Город находился достаточно далеко к юго-востоку от Форта.

   Словно не выдержав напряженного мыслительного процесса, а, может, от горького осознания столь явной несправедливости, Макс сбросил вещмешок на обочину и избавился от завтрака прямо под придорожные кусты.

   - Лучшее средство от тошноты - два пальца в рот, - назидательно поведал ему Шурик и уже собирался развить свою мысль, как неподалёку протрещала длинная автоматная очередь, следом пару раз грохнуло ружьё.

   Вот ведь! Место для засады неподходящее, да и стрельба уже стихла, но мало ли? Расслабляться у нас нельзя. Расслабишься - сожрут.

   И поскольку от нас происходящее скрывал густо заросший боярышником склон очередного холма, я взял двустволку наизготовку и рванул через ближайший просвет напрямик. Когда удалось прорваться сквозь колючие заросли, никакой необходимости в этом уже не было. Ничего серьёзного, просто какой-то обитатель болот слишком оголодал и рискнул выбраться на дорогу.

   Выбрался на свою голову. Бесформенная бурая куча, за которой тянулся коричневый, постепенно становящийся зелёным след, замерла на обочине. Облепленное болотной грязью существо отдалённо напоминало гуманоида: покрытая шишками голова и туловище присутствовали в одном экземпляре, зато ног и лап было как раз по две.

   Или лапа одна?

   Да нет, вон вторая оторванная по локоть конечность валяется. Когти суровые, такими раз зацепит - мало не покажется.

   Чем, интересно, в эту зверюгу зарядили? Неужто двенадцатым калибром так разворотило?

   Из затрещавших кустов выбрался Шурик; я кивнул ему на тушу:

   - Что за тварь?

   - Болотный человек, - пригляделся тот и поспешно добавил: - Да не прикалываюсь я! Честное слово, какой-то шутник так назвал.

   Стоявший неподалеку Кот повернулся к нам и подтвердил:

   - Точно болотный. Пару раз попадались такие хлопцам с других отрядов.

   Из головы болотного человека торчал обломок древка, а сама тварь не шевелилась, но к бездыханной вроде бы туше никто подходить не спешил. Оно и понятно: прямого приказа нет, а трофеями тут и не пахнет. Так на кой ляд рисковать?

   - О! Узнаешь поворот? - хлопнул вдруг Шурик меня по плечу, а когда на крик в нашу сторону начали оборачиваться предвкушавшие бесплатное развлечение парни, продолжил: - Ну что, ещё разок на ящик коньяка забьёмся?

   Ага, разбежался! Тогда из-за собственной дурости чудом в живых остался, до сих пор шрам толком не зарос и рёбра к перемене погоды ломит.

   Кот, Друид и Семёныч заржали. Остальные ничего не поняли - их тогда с нами не было, - и Ермолов, конечно же, не упустил такой возможности повеселиться за чужой счёт.

   - Ну, идём мы как-то этой дорогой, только, наоборот, в Ключи. Устали, замёрзли как собаки. И выходим, значит, к этому повороту. - Он рукой указал на место, в котором тропа по широкой дуге огибала топь. - Ну, и кому-то пришла идея срезать путь. Напрямик ломануться, через болото. А Жорик Глюк, земля ему пухом, и говорит: "Вы как хотите, а я в болото не полезу". Самоубийство, мол, чистое. И пообещал, если кто сумеет добежать, ящик коньяка в Форте выставить. Ну, мы-то поостыли сразу, а Лёд решил рискнуть.

   Здоровяк перевёл дыхание, убедился, что Дрон и Крест продолжают совещание, и продолжил:

   - Метров сто он пробежал без проблем, а потом прямо из-под снега - вурдалак. Здоровый, когти - во! - Тут Шурик изрядно приврал, разведя ладони сантиметров на двадцать. - Всё, думаем, хана Скользкому. Отбегался. Его ж метра на два от удара отбросило! Вурдалак к нему, а Лёд из обреза - дуплетом твари в морду и бежать. Он тогда, наверное, какой-нибудь мировой рекорд побил. И ведь почти целый прибежал, покоцанный только немного.

   - Шевелитесь уже! - заорал Крест, и отряд вновь растянулся на узкой дороге.

   Оно и к лучшему, а то начались бы дурацкие расспросы и подколы. Тот случай я вспоминать не любил. По глупости своей вляпался и только случайно в живых остался. Если бы не нашитые на фуфайку стальные пластинки, выпотрошил бы меня вурдалак, как пить дать, выпотрошил. Да ещё чудом обрез не выронил и выстрелить успел. Потом сам не помню, как убежал. Ствол и лыжи так на болоте и остались, а меня парни приволокли в Ключи чуть живого; ещё немного и не откачали бы.

   Кончилась история с ящиком тоже паскудно. Недели через две, когда вернулся в Форт и Глюк выставил обещанный коньяк, мы его сразу в один присест и уговорили - ввосьмером. Всем хватило, а Жора с Вилкой за добавкой в "Цаплю" попёрлись. Там их и зарезали в какой-то совершенно нелепой пьяной драке. Судьба, видать такая...

   Очень скоро меня нагнал Макс:

   - Слушай, а ты вурдалака совсем завалил? - полюбопытствовал парень.

   Ага, завалишь его из обреза, как же.

   - Да нет. Он меня потом почти догнал. Хорошо, у нас в отряде колдунья была, она его шаровой молнией приложила.

  

   Постепенно местность начала меняться - холмы становились всё ниже, под конец исчезнув вовсе, и теперь заснеженная равнина болот раскидывалась с обеих сторон дороги, а вдоль обочин тянулись заросли камыша. Жёлтые, высохшие стебли с тихим, еле слышным шорохом качались под порывами ветра. В короткий летний сезон, когда снег сходил полностью, Южной дорогой почти не пользовались, несмотря даже на проложенную тут гать. Слишком уж беспокойными становились обитатели здешних болот. Того и гляди - сожрут.

   Ну всё, теперь осталось немного. Через пару километров топь закончится, и будет развилка. Одна из дорог повернёт на восток к Форту, другая не изменит направления и километров через восемь упрётся в Нижний хутор.

   Жило в небольшом поселении всего три семьи - человек двадцать, если считать с детьми, - но обычно там бывало куда многолюдней. Очень уж место удобное. Постоянно шатались ватаги охотников, бить зверя в лесу к западу от хутора, купцы из Форта наведывались за рыбой, которую хуторяне разводили в расположенном неподалеку озере, а целители и ведьмы собирали в окрестностях лечебные травы. К тому же идущие в Северореченск и обратно обозы зачастую не рисковали отправляться в путь на ночь глядя и останавливались на хуторе до утра. Выгода была обоюдная: путники получали безопасный приют и горячее питание; хуторяне зашибали на всем этом неплохую деньгу. Ну и Патруль не внакладе - за охрану свою копеечку имеем.

   Неожиданно моё внимание привлёк Кот. Невысокий жилистый парень замер на обочине и пристально всматривался в заросли камыша, разве что не принюхивался. Сейчас он действительно напоминал кота, и не домашнего лежебоку, а дикого зверька, учуявшего опасность.

   Чего это с ним?

   Я подошёл и хлопнул приятеля по спине:

   - Проблемы?

   - Не знаю, но что-то с самого утра сердце давит. А бражки давеча я всего кружку выпил...

   Мы двинулись дальше, только теперь я тоже настороженно всматривался в заросли камыша. Всё спокойно, но если Кот занервничал, лучше подстраховаться. Сколько раз его чутьё отряд выручало - и не сосчитать.

   Раньше выручало. Не сейчас.

   Опасность исходила вовсе не из камышей, нет - её источник находился гораздо ближе. Стоило отряду пройти ещё метров двести, и на придорожном снегу начали вспухать бугры, из которых, разгребая руками наст, полезли мертвяки. Никто этого поначалу не испугался - чай, не в первый раз. Бойцы с дробовиками слаженно выдвинулись вперёд и принялись методично отстреливать неповоротливых покойников. Я суетиться и жечь патроны не стал, и потому раньше других сообразил, что на этот раз мертвяков для обычных неупокоенных слишком много. Да и ссохшиеся они какие-то, одежда истлела, от кожи одни лоскуты остались, а плоть тёмная, промороженная насквозь...

   Получается - зомби. Тот же ходячий труп, только пробужденный специально. Не бродит он сам по себе, а выполняет распоряжения хозяина. Приказали в снег зарыться - зарылся, приказали лежать - лежал. И команду атаковать тоже кто-то дал. Кто-то неподалёку...

   Выходит, где-то поблизости прячется достаточно сильный колдун, а это совсем уж нехорошо. Гораздо хуже полусотни ходячих трупов...

   И тут, подтверждая мои опасения, разом смолкла стрельба; как отрезало.

   Стрелки, теряя драгоценные мгновения, по привычке принялись дёргать затворы и менять осечные патроны, и лишь немногие сообразили, что это какое-то мощное заклинание заблокировало действие огнестрельного оружия.

   Мать вашу за ногу! Если в обычных условиях патрульные с дробовиками легко могли разделать под орех достаточно медлительных зомби, то теперь дело принимало дурной оборот.

   Но вот насколько именно дурной - пока непонятно. Моих невеликих способностей к колдовству, самую малость отшлифованных парой месяцев обучения в Гимназии оказалось недостаточно, чтобы сообразить, какие именно чары применил некромант, поэтому оставалось лишь гадать, сможет ли развеять их Дрон. Слишком много подобных заклинаний: самые простенькие заставляли пули огибать колдуна, более продвинутые не позволяли оружию выстрелить, препятствуя воспламенению пороха или блокируя ударно-спусковой механизм.

   Но зубы ломит - а это совсем нехорошо...

   Оставив ружьё болтаться на ремне, я скинул лыжи и вытащил из петли на поясе топор. Ближайший зомби был уже в паре метров; шаг вперёд - и тяжёлый обух с противным хрустом врезался в колено мертвяка. Будь ты хоть трижды мёртв, но с раздробленными коленными чашечками передвигаться сможешь только на костылях. Или ползком.

   Отпрыгнув от зомби, заходившего сбоку, я размахнулся и по широкой дуге рубанул протянутую руку. После быстро отшатнулся и начал примериваться для нового замаха.

   Здесь главное не увлечься и не засадить лезвие со всей дури; мертвяку от этого ни холодно, ни жарко, а оружие завязнет в промороженном теле и высвободить его будет чертовски сложно.

   - Топоры! - заорал Крест, хоть необходимости в этой команде уже не было: все, у кого имелось холодное оружие - а имелось оно у всех, - его уже достали.

   Укрывшись от едва не проткнувшего меня коротким мечом зомби за его охромевшим собратом, я изловчился и боковым ударом раздробил мертвяку второе колено. Тот немедленно рухнул на дорогу, но и с земли пытался дотянуться своими костлявыми руками до беспокойного куска горячей плоти.

   Хрен тебе!

   Не тратя больше время на мёртвого калеку, я отступил на безопасное расстояние и быстро огляделся. Справа танцевали с клинками валькирии, уже успевшие снести голову одному из ходячих трупов и буквально на куски порубить другого; слева широко размахивал любимой булавой Шурик, и дела у него пока тоже шли вроде неплохо.

   А вот головной части отряда приходилось сложнее. Большинство мертвяков лезли к пытавшемуся сотворить какое-то заклинание Дрону. Рядом с ним орудовал длинной саблей Крест, отмахивался заточенной лопаткой Хобот, а с тылу их прикрывала пара патрульных с топорами. Даже отсюда мне было видно, как стекая с рук командира, магическая энергия ещё какое-то время светится в воздухе, но никак иначе результаты волшбы себя не проявляли.

   Вот ведь, колобок недоделанный...

   Внезапно гулко хлопнуло, и фигуру Дрона окутало голубоватое сияние. Меня словно электрический разряд пронзил, а мертвяки и вовсе попадали на землю, когда сила, поднявшая тела из могил, враз потеряла над ними власть.

   Всё страньше и страньше. Заклинания изгнания нежити относились к наиболее сложным, а я-то всегда полагал Дрона мелким фокусником!

   Стоп! Не о том думаю! Рано расслабился! Рано!

   Пусть вновь взять под контроль мертвецов некромант вот так сразу не сможет, но кто знает, какие ещё у него сюрпризы в рукаве припрятаны?

   Не отыщем колдуна, все кровью умоемся!

   Несколько раз глубоко вдохнув, я повернулся к болоту и замер, силясь уловить биение магической энергии. Поначалу всё перекрывал звон в ушах, а потом сквозь заполонивший голову гул начало прорываться биение очередного заклинания!

   Уловил отголоски чужой волшбы не я один. На ходу доставая из колчанов стрелы с зелёными оперениями, в сторону болота устремились валькирии; Дрон тоже впустую времени терять не стал и взмахом руки отправил в камыши небольшой сгусток жгучего пламени. Метров через тридцать оранжевая клякса будто наткнулась на невидимую стену, ослепительно вспыхнула и погасла, но перед тем высветила тёмный силуэт.

   Щёлкнули тетивы луков, две стрелы устремились к цели.

   Без толку! Не пролетев и половины пути, они занялись изумрудным пламенем и рассыпались в прах.

   Полагая главной угрозой лучниц, некромант выбрал целью именно их, и в нашу сторону устремилась вынырнувшая из камышей тень. Призрачное подобие ската неслось в метре над землёй, и я воспользовался единственной возможностью выйти из-под удара: подскочил к Шурику и, подставив подножку, повалил его на Макса. Кучей-малой мы рухнули на дорогу, и пролетевшая над нами тень хоть и вызвала жуткую головную боль, но не причинила никакого вреда, лишь закапала из носа кровь да помутилось в глазах. Нам ещё повезло - самым краем смертоносные чары зацепили Шестакова и Леща, и враз обмякшие парни как подкошенные повалились с ног.

   Стоявшие чуть дальше валькирии сиганули от налившегося тьмой заклинания в разные стороны; то выбросило вдогонку одной длинное щупальце, но руку девушки окутало серебристое мерцание, она парировала выпад, и отросток бесследно растаял в воздухе.

   Не желая дольше необходимого изображать мишень, я скатился с Шурика и уже поднялся на колени, когда спиной почуял неладное и оглянулся.

   Прошедшее стороной облако тьмы и не подумало развеяться! Какой там! Оно свилось в чёрный смерч и вгрызалось в снег!

   Не вставая с колен, я выхватил из чехла на поясе нож и прямо по наледи принялся вычерчивать защитный круг.

   Снова тренькнули луки; одна стрела перед некромантом закрутилась штопором и ушла вертикально вверх, а вторая хоть и задымилась, но преодолела защитный барьер и угодила точно в цель.

   Дрон немедленно воспользовался выпавшим шансом и выкинул перед собой руку. С его раскрытой ладони сорвалась ослепительно-белая молния; энергетический разряд с шипеньем ударил в колдуна, откинул прочь и рассыпался бессчетными искрами.

   И тотчас втянулся в землю магический смерч. Готов!

   Отцы-командиры, уже нисколько не таясь, побрели по глубокому снегу к курившемуся лёгким дымком телу. Я бросил вычерчивать защитный круг, поднялся с колен и заморгал, пытаясь избавиться от отпечатавшегося на сетчатке глаза росчерка молнии. Шурик молча хлопнул меня по плечу, достал из кармана фляжку, глотнул сам и дал глотнуть Максу, который ошалело разглядывал тела мертвяков. Я последовал их примеру и допил остатки самогона.

   Тогда отпустило.

   Вокруг раненых уже суетились бойцы, погибшим никакая помощь не требовалась, и я решил озаботиться сбором трофеев. Как ни крути, мертвяки нам нынче крайне интересные попались. Где некромант только откопал таких? Неужто с самого Севера пригнал?

   Но сбыться планам сказочного обогащения оказалось не суждено. Только снял золотую цепочку с заключенной в круг "правильной" свастикой и вместе с пальцем срезал приглянувшийся перстень, как из камышей раздался крик Креста:

   - Лёд! Живо сюда!

   Какого хрена?! Что им ещё понадобилось? - мысленно выругался я и, прихватив с собой трофейный меч с коротким, траченным ржавчиной клинком и богато украшенной гардой, зашагал в камыши, где у трупа некроманта о чём-то спорили Дрон и Крест.

   - Узнаешь? - указал командир отряда на обугленное тело.

   - А должен?

   - Глянь, говорю!

   Я всмотрелся в лежащий навзничь труп и задумался. Длинная шуба сильно обгорела, но лицо от огня почти не пострадало и почему-то казалось смутно знакомым.

   - Ну? - поторопил меня Дрон.

   - Крыс? - удивился я. Когда пару лет назад учился в Гимназии, видел его там частенько, но с тех пор ни разу не встречал.

   - Что я тебе говорил? - повернулся Дрон к заместителю и скривился: - Не может быть, не может быть!

   - Но его же с бандой Семы Два Ножа убили! - возразил Крест. - Мне Штоц рассказывал, они всех положили, никто не ушёл!

   - Значит, ушёл. И вообще - надо бы Штоца насчёт той истории расспросить, - с многозначительным видом заявил Дрон и отпустил нас: - Всё, идите, я пока здесь осмотрюсь.

   Крест кивнул и начал пробираться по глубокому снегу обратно к дороге. Я едва удержался от крепкого словца и потащился следом.

   Только появилась возможность подзаработать, и начальство враз всё похерило! Можно даже не сомневаться, что к этому времени все зомби уже выпотрошены, и придётся довольствоваться кольцом и цепочкой. Да ещё мечом ржавым, чтоб его Дрону в одно место забили!

   Выбравшись на обочину, я отправился на поиски своих вещей, но почти сразу наткнулся на Макса и Шурика, которые тащили мой вещмешок, лыжи и ружьё.

   - Спасибо, в общем, выручил, - вздохнул Ермолов и нервно поёжился.

   - Да ладно, чего там! - отмахнулся я. - Будто сам меня никогда не прикрывал.

   - С нас в Форте выпивка, - заявил теперь уже Макс.

   - Выпивка - это хорошо, - вздохнул я без особого энтузиазма и огляделся по сторонам.

   Мертвяков уже оттаскивали на обочину дороги, а пару раненых пытался привести в порядок отрядный медик с вполне соответствующим должности прозвищем Хирург. Убитых оказалось четверо: Шестаков и Лещ, которые попали под заклинание некроманта, и двое парней из охраны Дрона, разорванные зомби.

   Тут обходивший бойцов Крест заметил, что мы болтаемся без дела, и послал делать волокуши.

   - Своих мёртвых заберем с собой, похороним на погосте у Нижнего хутора, - добавил он, почему-то глядя на меня.

   А что я? Возражать буду, что ли? Или это он так Лысого припомнил?

  

   Вновь отправиться в путь удалось лишь через час. Дабы наверстать упущенное время, Дрон взвинтил темп, но никто по этому поводу не роптал. Пусть ночевка среди болот пока и не грозила, но если не будем шевелить ногами, командиры, как пить дать, решат заночевать на хуторе. А лишний день в патруле нам, понятное дело, никто не оплатит.

   Так что на фиг, на фиг...

   Пока же всё к тому и шло: чем дальше, тем сильней замедлялось продвижение отряда. Сказывались усталость и полученные увечья, у кого-то вновь открылись не до конца залеченные раны, а Хирург так вымотался, что помочь раненым уже ничем не мог. Да и волокуши с четырьмя трупами, которые тащили по очереди, тоже изрядно замедляли наше передвижение.

   Помог случай. Когда вышли к развилке на Нижний хутор, из-за рощицы со стороны Форта показались сани; следом на открытое пространство выехали двое верховых.

   Заметив подозрительный отряд, возница немедленно придержал лошадей, и вперёд выдвинулся один из всадников сопровождения.

   Доспехи, мечи. Сразу видно - эти из Братства.

   Под длинным меховым плащом рыцарь были натуральные пластинчатые латы, на боку висел длинный меч в обтянутых кожей ножнах. Ноги выше унт защищали поножи, а на голове как влитой сидел подбитый мехом шлем, который оставлял открытым лицо с обильно посеребренной инеем бородой. С одной стороны седла был приторочен арбалет, с другой - овальный деревянный шит, усиленный стальными полосами.

   Крест и рыцарь, похоже, оказались знакомы - по крайней мере, им хватило всего пары минут, чтобы придти к устроившему обе стороны соглашению. Брат выпрямился в седле, махнул рукой, давая команду остальным приблизиться, и спрыгнул на дорогу размять ноги.

   В санях, помимо возницы и единственного пассажира, располагалась ещё пара братьев, одетых попроще. Длинные кожаные куртки с нашитыми железными кольцами, наручни, мохнатые меховые шапки. Арбалеты, длинные кинжалы, боевой топор у одного и бердыш у другого. Да ещё в специальных петлях болтались слегка изогнутые посохи чуть тоньше запястья - жезлы "свинцовых ос". Чародейские аналоги пистолетов-пулеметов не позволяли поражать цели на дистанции свыше пятидесяти метров, но в остальном ничем не уступали огнестрельному оружию. Разве что перезаряжать их было куда более муторно; особенно старые модели.

   - Это что ещё за клоуны? - выдохнул стоящий рядом со мной Макс.

   - Братство. Похоже, что-то ценное везут.

   - С чего взял? - заинтересовался Ермолов.

   - Да так, - неопределённо пожал я плечами. - Подумалось вдруг.

   Вообще, на такую мысль навёл выглядывавший из-под набросанного на днище саней тряпья краешек приклада. Братство к использованию огнестрельного оружия относилось крайне негативно и нарушало свои принципы только в исключительных случаях, а исключительный случай обычно имеет соответствующий денежный эквивалент. Кроме того, от закутанного в длинную шубу пассажира доносился характерный запах химических реактивов, который у меня ассоциировался исключительно с чародеями. Учитывая, что большая их часть, не выдержав конкуренции со стороны Гимназии, давно работала на Братство, напрашивался вполне логичный вывод о том, что это чародей и есть.

   - Эй, Лёд! Совсем зазнался, старых друзей не узнаешь? - помахал вдруг рукой второй всадник и спрыгнул с лошади.

   - О, Рома! Ты б ещё бороду до пупа отрастил, узнавай тебя тогда!

   Я и в самом деле поначалу не признал этого крепыша, но не такие уж великие мы с ним приятели. Так, шапочные знакомые и не более того; в своё время после тренировок на базе Братства в одной компании зависали.

   Я пожал протянутую руку, оценил доспехи и присвистнул:

   - Растёшь, однако. Через пару лет, глядишь, в гвардейцы выбьешься.

   Дела у Ромы с момента нашей последней встречи и в самом деле пошли в гору: выглядывавшая из-под плаща кольчуга со стальными зерцалами и шлем с меховой подбивкой и мелкого плетения бармицей стоили едва ли не дороже всего моего снаряжения и оружия вместе взятого. И это даже без учёта наложенных на доспехи чар.

   - Да не, - отмахнулся парень, - я ж с детства с лошадьми, вот и мечу в рыцари. - Он заговорщицки подмигнул и, подхватив меня под руку, потащил подальше от толпившихся на обочине патрульных.

   - Тоже цель, лет через пятнадцать, может, и получишь золотые шпоры, - пошутил я, шагая следом.

   А с другой стороны - полноценных рыцарей в Братстве наберется едва ли больше двух-трёх десятков, так что это и не шутка вовсе.

   - Ну и на что это такое вы нарвались? - спросил вдруг Рома.

   - С чего ты взял? - прикинулся я шлангом.

   - Можно подумать, Крест сейчас нам ваших кадров всучить пытается, потому что они на санях никогда не катались! - И брат указал на тройку, куда уже укладывали пару тяжелораненых бойцов.

   Я прикинул, чем грозит излишняя болтливость, и решил рассказать о случившееся без утайки.

   - На зомби. Недалеко отсюда, сразу после холмов, если со стороны Ключей идти, - сообщил приятелю, разглядывая притороченный к его седлу посох. Деревянный жезл обвивала широкая серебряная полоса, в навершии сверкал огранённый хрусталь.

   Что-то новенькое чародеи выдумали. Да и арбалетные болты больше миниатюрные крылатые ракеты напоминают.

   - Много их было? - на глазах помрачнел Рома, пусть и постарался не подать виду.

   - Рыл пятьдесят.

   - Мать твою! - Парень быстро огляделся и спросил: - Не в курсе, кто их вёл?

   Особых причин отмалчиваться не было, а вот хорошие отношения с Братством, наоборот, могли пригодиться, поэтому я запираться не стал и ответил как на духу:

   - Крыс. Знаешь такого?

   - Час от часу не легче! - охнул Рома и нервно передёрнул плечами, поправляя доспех. - А никого из банды Семы Два Ножа с ним не было? - уточнил он потом.

   - Так её ж всю вырезали? - изобразил я удивление, хоть сам услышал об этом только сегодня.

   Просто интересна была реакция на это заявление.

   - Ага, вырежут их, как же, - процедил брат с явно слышимой досадой и добавил уже еле слышно. - Разделились, значит.

   Он о чём-то крепко задумался, и я поспешил воспользоваться этой заминкой:

   - А чего вы чародея с собой тащите?

   - Учуял-таки? - усмехнулся парень, распахнул тяжёлый плащ и подмигнул: - А как тебе это?

   Сетчатые мешочки кустарной разгрузки оттягивала пара стеклянных шаров, в толстом стекле которых серебрились вплавленные отпечатки пальцев, а непонятное содержимое переливалось всеми оттенками оранжевого цвета. Такие заряды делали только чародеи Братства и по мощности они намного превосходили обычные гранаты. Кроме того, защититься от взрыва подобного шара с помощью магии было куда сложней, нежели от простых осколков. Стоили эти артефакты бешеных денег, но Братство придерживало их для себя и в открытую продажу не пускало.

   - А ещё у нас в санях МРПК.

   - Что за МРПК? - не понял я.

   - Магический аналог РПК, новая разработка, - ответил брат, вскочил в седло и направил лошадь вслед за удаляющимися санями. - Не пропадай!

   Я задумчиво кивнул и отправился догонять отряд.

   Не думаю, что Рома насчёт пулемета пошутил, а наличие столь серьёзного арсенала могло свидетельствовать лишь о том, что в санях везут что-то очень и очень ценное. Или кто-то думает, что в них это везут. Да...

   Стоило догнать отряд, как тут же подскочил Шурик.

   - Объясни этому! - Он подтолкнул ко мне Макса, а сам решительно зашагал к валькириям.

   - Ну и что тебе надо объяснить? - вздохнул я.

   - Да насчёт Братства! Почему они только холодным оружием пользуются?

   - Философия у них такая. Сила духа и тела, внутренняя энергия и прочая муть.

   - Лажа какая-то...

   - Не без этого. Но если серьёзно, ты пока просто не обратил внимания, а так - доставать патроны и оружие становится сложнее с каждым годом. Через границу туда-сюда не поскачешь, а со своим сюда мало кто попадает. Вот они на перспективу и ориентируются. Лет через десять все с арбалетами гонять будут.

   - Так то через десять! А сейчас мы их запросто перестрелять могли! Ладно, они на снежных людей нарвутся, а если на простых бандитов? А...

   Новичок хотел привести очередной аргумент, пришлось его оборвать:

   - Мы бы их перебили - да. Вот только от отряда хорошо, если половина при этом осталась бы. А знаешь, почему? - Я дождался бестолкового мотания головой и продолжил: - Да просто в Братстве есть хорошие чародеи, которые делают не менее замечательные амулеты. И эти замечательные амулеты просто великолепно отводят от своего владельца пули.

   - И что, вообще попасть нельзя?

   - Если только в упор. Да и то не всегда. А так средний амулет пять магазинов "Макарова" запросто держит. Потом подзаряжать надо, а то сгорит. И учти ещё, что Братство средненькими амулетами не пользуется - у них всё самое лучшее.

   У меня и самого был такой, но распространяться об этом по понятным причинам не стоило.

   - Ни фига себе! И дорого они стоят? - не на шутку загорелся Макс идеей прикупить столь нужную в хозяйстве вещь.

   - Стоят дорого, достать сложно. Нет, простенькие в любой лавке купить можно, а что нормальное - искать замучаешься.

   Свой, к слову сказать, я смог приобрести только через хорошего знакомого в Братстве. Амулет был списанный, обошёлся в треть реальной стоимости, но и эту сумму пришлось откладывать без малого четыре месяца.

   - А чё так?

   - Дак, делают их только чародеи и маги, у колдунов руки не оттуда растут. Лучшие чародеи давно в Братстве, а магов в Форте можно по пальцам пересчитать, - объяснил я.

   Вообще, колдуны амулеты тоже мастерили, но в основном атакующие или защищающие от ментального воздействия. Да и основой для наложения чар им служили не камни или металл, а дерево и кость.

   - Жаль. А стрелы они тоже отводят? - спросил Макс, косясь на валькирий.

   Не иначе за время патруля успел проникнуться уважением к их длинным лукам.

   - Стрелы - нет. Там ограничитель по массе стоит, а то пара стрел или хороший булыжник и всё - сдох амулет.

   Когда я сам интересовался этим вопросом, знакомый чародей залез в такие теоретические дебри, что у меня просто мозги закипать начали. Понял только, что заклинание воздействует не на импульс, а на массу объекта. И при этом увеличение массы приводит к росту потребляемой магической энергии не пропорционально, а в квадрате.

   Или в кубе? Нет, точно в квадрате.

   - Хорош, Лёд, по ушам ездить, есть такие амулеты, - заявил незаметно приблизившийся Серёга Вышев.

   Вот, блин, подкрался хромоножка!

   - Да ну? - засомневался я. - Не гонишь?

   - Они с центральным энергопитанием, действуют в таком режиме только недалеко от базы. У сестричек, например, такие. Им ведьмы клепают.

   - А ты откуда знаешь?

   - Много будешь знать - скоро состаришься. Давай, двигай вперёд, тебя Дрон зовет.

   - Ему-то что надо?

   - Не знаю, - пожал Вышев плечами. - Похоже, у Кота снова какие-то предчувствия. Иди быстрей.

   Опять попадалово какое-то, не иначе! А ведь хутор вот-вот показаться должен!

   И в самом деле, с небольшого холма, на котором остановилась головная часть отряда, Нижний был как на ладони. И только к нему присмотрелся, как без всяких предчувствий Кота понял: что-то не так.

   Дома выглядели застывшими и неправильными. Не было в них жизни. Не подымался дымок над трубами, не суетились во дворах люди, а ворота в ограждавшей поселение стене были оставлены неплотно прикрытыми, чего в этих местах не мог позволить себе никто и ни при каких обстоятельствах.

   Крест долго рассматривал хутор в бинокль, потом повернулся и поморщился:

   - Местных не видно.

   - Надо выслать разведку, - решил Дрон. - Кто хутор хорошо знает?

   Я промолчал, хоть и прекрасно понимал, что позвали меня неспроста.

   Так оно и оказалось.

   Крест пожал плечами и начал отдавать распоряжения:

   - Лёд и Кот, выдвигаетесь на хутор. Лариса и Алиса, страхуйте. Берёте рацию, сломаете - счёт Лиге выставлю. Ян, занимай позицию на холме. Тополь, хватай пулемет и найди место, чтобы прикрыть отход. Всё ясно?

   Непонятливых не оказалось.

   Ян бережно поднял чехол со снайперской винтовкой и направился выбирать место. Стас Тополев, подхватив ручной пулемет, потопал к поваленному дереву на середине склона. Я зарядил в двустволку патроны с картечью и зашагал с холма. На ходу проверяя автомат, Кот поспешил вслед за мной.

   Шли открыто. Не было особого смысла скрываться. Будь на хуторе кто-то живой, он нас давно бы уже заметил. А от неживых... от неживых бесполезно прятаться.

   Повезло, одним словом. Если на хуторе засада, шансы уцелеть у нас крайне незначительные; не помогут ни луки валькирий, ни снайперка Яна. Единственная надежда на удачу, да на то, что встречающие не успели толком подготовиться.

   - Что делать будем? - не оборачиваясь, спросил я у Кота.

   - А что делать? Зайдём да поспрашиваем: "А шо это тут у вас случилось?" - Парень откашлялся, сплюнул и продолжил: - Ты как считаешь, они в Форт эмигрировали или их пришельцы забрали?

   - Какие пришельцы? - не понял я.

   - Ясен перец, какие - зелёные, с блюдца летающего. - Кот достал из кисета "бычок" и, стараясь не обжечь пальцы, прикурил. - Ставлю на пришельцев.

   - Шутки у тебя. Ладно, иду первым, ты со своей тарахтелкой меня прикрываешь.

   Мы подобрались к высокому забору, окружавшему хутор, и на потемневших от времени и сырости досках стала видна глубокая резьба. Давным-давно вложенное в неё заклинание было очень сильным, вот только обновляли его никак не меньше года назад.

   Всё правильно; в последнее время нечисти в этих местах заметно поубавилось.

   Пройдя вдоль ограды, оказались у ворот. Меж несдвинутыми до конца створками оставался зазор, и в него при желании вполне мог протиснуться не слишком упитанный человек.

   Я внимательно осмотрел внутренний двор, не заметил ничего подозрительного и обернулся к Коту:

   - Что скажешь?

   - Смотри, - указал тот, - следов на снегу нема.

   И точно, нет. Значит, по двору никто не ходил, по крайней мере, с ночи - снегопад закончился задолго до утра.

   Я присел, прислонившись спиной к забору, и почесал затылок:

   - Вымерли они, что ли?

   - Или свалили отсюда ещё вчера, или это были не бандиты. Не думаю, что они в холодных хатах полдня без движенья сидят, нас дожидаются.

   - Вот именно - не бандиты. И не факт, что люди. У тебя патроны с серебряными пулями есть?

   - Один магазин, - сообщил Кот, на всякий случай дослал патрон, потом сунул ТТ обратно в кобуру, но застегивать её не стал. - Всё, дожидаемся валькирий... А вот и они!

   Бесшумно вынырнувшие из-за угла девушки подошли и остановились рядом.

   - Мы будем у ворот, отсюда весь двор простреливается, - объявила одна из сестёр и перехватила двумя руками "Стечкин". Вторая наложила стрелу на тетиву.

   - Здесь, так здесь. - Кот выкинул докуренный "бычок" и потряс обожжёнными пальцами. - Смотрите, девоньки, нас по ошибке не продырявьте.

   Коту пообещали, что случайно его не подстрелят - совсем даже наоборот, будут целиться специально. Он хмыкнул:

   - Смешно. - И повернулся ко мне: - Ну, шо, хлопец, расселся? Иди, лезь ужо.

   Я быстро протиснулся в щель, сразу метнулся к какой-то заснеженной куче хлама и схоронился за ней, не решаясь сходу двинуться дальше.

   С одной стороны, радует, что стрелять не стали; с другой - если тут засада, бандиты запросто могут выжидать, пока остальные бойцы во двор подтянутся.

   Под прикрытием сугроба я добрался до крайнего с левой стороны строения - если не ошибаюсь, это должен быть хлев, - помахал оттуда напарнику и взял на прицел окна противоположных домов. Кот проскользнул сквозь щель в воротах и залёг рядом.

   Тогда я приоткрыл дверь хлева и, пригнувшись, заскочил внутрь. Пусто. Кучки навоза на полу и всё. Никакого намека на скот. Прошмыгнувший следом Кот остался у входа и продолжил контролировать оттуда двор.

   - Дальше куда? - спросил он.

   - Продолжим по часовой. Заглянем к колдуну и в кузницу. - Ничего более умного на ум мне не пришло. - А там уже видно будет.

   - Двинули.

   Я выступил из хлева, прижался к стене и осторожно заглянул за угол. И тотчас испарились остатки надежд, будто хуторяне свалили куда-то по собственной воле.

   За хлевом находились собачьи будки с парой здоровенных волкодавов на привязи. Псы и сейчас там были, вот только у одного оказалась размозжена голова, а у второго свёрнута шея.

   Переводя стволы с одного окна на другое, мы с Котом перебежали к следующему домику. Его распахнутая дверь скрипела на ветру, и для предварительного осмотра комнатки даже не потребовалось переступать через порог. И так всё ясно. Колдун сидел в своем любимом кресле и будто бы дремал, но именно "будто бы" - из грудины у него торчала рукоять загнанного в солнечное сплетение ножа.

   Здесь ловить нечего, идём дальше...

   Дальше была кузница. Её единственное окно оказалось выбито, и я настороженно заглянул внутрь. В сумраке помещения темнели две распластанные у печи фигуры, а вот подробности разобрать не получилось, и потому, распахнув дверь, первым делом взял на прицел неподвижные тела.

   Неподвижные-то они неподвижные, но мало ли кто трупом прикидывается!

   Впрочем, предосторожность оказалась излишней: покойники и не думали оживать, а больше в кузнице никого не оказалось. Заскочивший следом Кот поспешно прикрыл за собой дверь и устроился у окна, а я прошёлся из угла в угол, разглядывая учинённый неизвестно кем разгром.

   Один из мертвецов оказался местным кузнецом. Второго не знал, но одет тот был, словно только с постели поднялся. И видно, что именно в этой одежде он и умер, после смерти с тела ничего не снимали.

   - Видел здесь этого когда-нибудь? - спросил я у Кота, который бывал на хуторе чаще меня.

   - Думаешь, его опознать можно? А вообще... вряд ли тутошний.

   И действительно, воссоздать прижизненный облик мертвеца было по силам лишь настоящему специалисту, поскольку лицо незнакомца страшно изуродовал удар кузнечного молота. Слетевший с рукояти боёк валялся на полу посреди чёрной лужи засохшей - или застывшей? - крови. И словно одного лишь размножённого черепа убийце показалось недостаточно, обломанное молотовище, раздробив рёбра, вогнали мертвецу в грудную клетку.

   Осмотрев тело кузнеца, я помимо перерезанного горла обнаружил засевшее у него в боку обломанное лезвие ножа. Но это уже добивали. Сразу видно, что молотобойца врасплох застать не удалось, и сопротивлялся он до последнего. Мертвенно-бледные пальцы до сих пор стискивали железный прут, которым скотине выжигали клеймо Нижнего хутора - круг, вписанный в треугольник.

   - Ну что? - окликнул меня Кот.

   - А хрен его знает. Пойдём, по домам пройдёмся.

   Мы начали проверять жилые помещения, но никаких странностей больше не обнаружили. Большинство запомнившихся по предыдущим посещениям предметов оказалось на своих местах; создавалось впечатление, что местные жители просто встали посреди ночи и, даже не одевшись, все как один куда-то ушли. Действовало на психику это, надо сказать, угнетающе.

   Когда добрались до дома старосты - последнего оставшегося непроверенным строения - наши нервы уже были напряжены до предела; при малейшем движении, не задумываясь, открыли бы огонь на поражение. Только вот никакого движения как раз и не было.

   Итак, последний дом...

   Кот привычно рванул дверь, я со вскинутой двустволкой шагнул через порог, но стрелять не пришлось: все пропавшие хуторяне лежали на полу аккуратными ровными рядами. Словно они повылезали из постелей, разлеглись здесь, да так больше и не проснулись.

   Быстро осмотрел несколько выбранных наугад тел, на всех шеях обнаружил небольшие парные ранки; тёмно-синие, они были хорошо заметны на белой коже.

   - Похоже, здесь вампиры побывали, - решил я после проверки всех комнат, - и, судя по количеству покусанных, было их никак не меньше десятка. Шесть-семь минимум.

   Кот только присвистнул:

   - Точно вампиры? Может, вурдалаки или упыри? Как думаешь?

   - Нет, вампиры, - покачал я головой и устало присел на краешек скамейки, - будь это вурдалаки, тут бы по всему хутору куски тел валялись. А упыри - те же мертвяки, только кровь пьют. Следы от зубов остались бы, а здесь две дыры и всё. Да и не смогли бы упыри всех сюда согнать. Ума бы не хватило.

   А вот вампиры - твари хитрые. Без специальной проверки отличить их от человека практически невозможно, и этим они особенно опасны. И всё же странно; вампиры встречались крайне редко и друг друга на дух не переносили. А тут сразу десяток!

   - Дела, блин! - присвистнул Кот, который по идее знал всё это и без моих разъяснения, и полез за очередным "бычком".

   - Мы, вроде, всё осмотрели, так? Пошли отбой давать, пусть начальство выводы делает

   - Ага, только подвал остался...

   Подвал! Мы с Котом переглянулись и, очевидно, на ум нам пришла одна и та же картина: спящие вампиры пробуждаются от дневного сна. А закат уже близко...

   На маленьких хуторах подвалы в домах обычно не копали, но местный староста имел обыкновение рассказывать о своём замечательном погребе, очень, просто чрезвычайно вместительном...

   Не сговариваясь, перепрыгивая по пути через трупы и лавки, мы с Котом метнулись на кухню и замерли у спуска в подвал. Ухватив за кованое кольцо, я с трудом приподнял массивную крышку; Кот выдернул чеку и, прижимая пальцами спусковую скобу, с гранатой в руке перегнулся через край люка. Пригляделся и с облегчением выдохнул:

   - Пусто!

  

   Вернувшись к воротам, мы оповестили валькирий, что всё в порядке, те передали это известие командирам и отряд сразу потянулся на хутор. Дрон расставил караульных и самолично пробежался по домам.

   - На постой кровососов пустили, - пришёл он к очевидному в этой ситуации выводу.

   - Угу, сами, - согласился с ним Крест. - Ночью зачаровали всех, кто спал, а колдуна и кузнеца пришлось убить. То ли спать не собирались ложиться, то ли зачаровать их не так просто оказалось.

   - А часовые тогда как? Не могли же и они заснуть? - спросил я.

   - Думаешь, сугробы снега во дворе просто так намело? Там часовые и лежат, - мрачно поморщился Крест и добавил: - Надо в Форт сообщить. Может, перехватят.

   - Сообщим, конечно, только не выступать же на ночь глядя? Здесь заночуем, а завтра с утра в Форт выдвинемся. - Дрон о чём-то задумался и, ни к кому конкретно не обращаясь, произнёс: - Мёртвых похоронить надо.

   - А может, их того... осиновыми кольями сначала? - Кот считался ветераном, и в разговор начальства влезать не боялся. - Во избежание, а?

   - Заняться нечем? - усмехнулся Кривенцов и нацелил указательный палец на Креста. - Только закопайте на освященной земле. Не хватало ещё упырей под боком развести.

   Крест откладывать дело в долгий ящик не стал.

   - Хобот! Организуй людей, надо мёртвых на погосте похоронить, пока совсем не стемнело, - распорядился он и предупредил: - Хирургу скажи, пусть заупокойную прочитает.

   - И сколько мы могилы копать будем? Может, сожжем лучше? - предложил сержант.

   - И пустим весь хутор на погребальный костер? Выкопайте братскую, до темноты должны успеть. Давай, Хобот, шевелись уже! В темпе!

   - Хобот то, Хобот сё, - отойдя, пробурчал сержант, - А меня, между прочим, Андреем звать...

   - Я тебя и буду звать Андреем, - сержант пробормотал жалобу немного громче, чем следовало, и Крест всё прекрасно расслышал, - вот не успеете до заката с могилой, так и скажу: рядовой Андрей Кузьмин, а ну-ка, выкопай траншею отсюда и до рассвета.

   Хобот втянул голову в плечи и, ускорив шаг, отправился выполнять приказ.

   Нам с Котом в процессе погребения участвовать не пришлось, поэтому мы с чистой совестью отправились выбирать, где остановиться на ночлег. В конце концов, облюбовали домик колдуна. Маленькое помещение прогреть проще, да и здоровенный камин позволял сделать это достаточно быстро. Вместе с нами решили остановиться Макс и Шурик, который каким-то чудом уговорил составить ему кропанию обеих валькирий.

   Я разжёг заправленные маслом лампады, потом камин и уселся перед очагом. Кот принес от колодца котелок с водой, повесил его над огнём и отправился разжиться чем-нибудь съестным. Вскоре комната заметно прогрелась; я сидел и бездумно пялился на языки пламени, что весело танцевали на берёзовых поленьях и время от времени выплевывали длинные оранжевые искры.

   Снова вернулся Кот, разложил припасы и принялся засыпать крупу в закипевшую воду.

   - Запасы почти нетронуты. А всё ценное и по размерам небольшое вампиры с собой уволокли, - сообщил он, принюхался к вареву и добавил каких-то специй. - Интересно, зачем скот угнали?

   - В Форте продадут.

   - Окстись, парниша! Скот клейменый. Засветятся.

   - Тогда даже не знаю.

   - Может, у них свой хутор есть? - задумчиво протянул Кот.

   - Да ты гонишь! - заржал я и потормошил кочергой поленья.

   Хутор, заселенный вампирами? Бред. Вампиры - не люди. Или правильней - нелюди? Укушенный не станет вампиром ни при каких обстоятельствах - неупокоенным запросто, но не вампиром. Чтобы на одном хуторе обитал сразу десяток кровососов? Чушь собачья!

  

   Шурик и Макс пришли, когда мы с Котом уже успели перекусить. Вслед за парнями появились валькирии, и в небольшом помещении сразу стало тесно. Пришлось выкинуть на улицу кресло с кроватью и застелить пол тюфяками, притащенными из жилых домов.

   - Помянуть бы парней, земля им пухом, - постучал Кот по полу костяшками пальцев.

   - Да, Лещ и Валя парни были что надо, - согласился Шурик. - А новеньких я даже по именам не знал. Откуда они, кстати?

   - С первой роты в том месяце перевелись, - сообщил я и вытянул ноги.

   - Повезло, блин.

   - Угу.

   - А вы вампира видели? - спросил тут Макс, выскребая густые остатки похлебки из котелка себе в тарелку.

   - Какого-такого вампира? - прищурился Кот.

   - А который в кузнице дохлый валялся.

   - Это вампир был? - засомневался я. - С чего взял?

   - Хирург вскрытие провел. - Шурик искоса глянул на заинтересовавшихся девушек и пояснил: - Два сердца, клыки, все дела. Непонятно только, почему его с собой не уволокли.

   - Не было времени? - предположил Кот. - Или загрузились по полной?

   - Хоть закопали бы.

   - Всё равно бы нашли, - возразил Кот, отсоединил от автомата рожок и положил его рядом с собой, после выщелкнул досланный патрон. - А они торопились. Поэтому и хутор до конца не вычистили.

   - Как бы не вернулись, - усмехнулся я, - вот номер будет.

   - А Дрон здесь пять человек оставить хочет, - сказал Макс, дуя на остывавшую в ложке похлебку.

   - Смысл?

   - Говорит, теперь на хуторе база Патруля будет. Потом из Форта кого-нибудь пришлют.

   - Ага, пришлют. Месяца через два, - пробормотал Шурик, и по кислому тону сразу стало ясно, что идея Дрона его нисколько не воодушевила. Причина этому могла быть только одна.

   - Шурик, тебя что, здесь оставляют? - спросил я, подкидывая в камин очередное полено.

   - Ну да. Дрон, блин, удружил.

   Мы с Котом заржали. Макс недоумённо уставился на нас:

   - А чего плохого? По холоду в Форт не тащиться.

   Нет, конечно, возможность отдохнуть - это хорошо. Вот только Шурик явно рассчитывал развить своё знакомство с валькириями, а Дрон его обломал. К тому же придётся переждать на хуторе три дня лазурного солнца; лично у меня от такой перспективы встали бы дыбом волосы и притом не только на голове.

   - Разве не опасно здесь оставаться? Если весь хутор вырезали, что пятеро смогут сделать? - с едва заметной улыбкой поинтересовалась одна из валькирий.

   Смотри-ка, прорезались. Честно говоря, думал, они так и промолчат весь вечер.

   - Опасно? Ничуть. Вампиров они сами пустили. А нам Стас пулемет оставит, да и ограда нечисть не пропустит. Надо только заклинание обновить! - И Шурик с жаром принялся расписывать возможные варианты защиты хутора от нападения, постепенно перейдя от этой темы к своим обычным байкам.

   Я достал точильный камень и стал выправлять зазубрины на лезвии топора; Кот чистил автомат, и только Макс откровенно маялся без дела. Наконец он не выдержал и пристроился у стены рядом с Котом:

   - Слушай, а ты как сюда попал?

   - Куда сюда? - не понял Кот.

   - Ну, в Приграничье. Ты ж не местный?

   - Нет, не местный. Года три назад на машине решили дорогу срезать. Вот и срезали. - Кот вздохнул о чём-то своем и стал собирать "калашников".

   - А я отлить из автобуса вышел. Вернулся - ни автобуса, ни дороги. - Макс тихо засмеялся. - Сначала думал - заблудился. Как до Форта дошёл, до сих пор не понимаю.

   По-разному к нам люди попадают. Тех, кто здесь с самого начала, выжило не так уж и мало, но в Патруле такие служили редко. А Максу ещё повезло - думал, заблудился. Вот что было думать мне, когда, выскочив на какой-то станции из вагона за пивом, я обнаружил там лишь заброшенные железнодорожные кассы, а, обернувшись, не увидел ни поезда, ни даже рельсов? На всём полустанке нашёлся лишь один живой человек - девушка, что сошла с этого же с поезда и понимала не больше меня.

   Стоп! А вот об этом лучше не думать. Нет больше той девушки, есть валькирия. Да и пацана того давно уже нет. Такая вот фигня...

   Неожиданно возникло ощущение, что меня кто-то пристально рассматривает. Повернул голову и сразу встретился взглядом с одной из сестёр. То ли Лариса, то ли Алиса - кто из них кто, выяснить как-то не удосужился. Взгляд я отводить не стал, но по старой привычке начал смотреть на девушку как бы сквозь, контролируя её движения в целом. Опасно смотреть людям в глаза; знающему человеку ничего не стоит зачаровать столь беспечного собеседника.

   - А ведь правду говорят, страшный ты человек, Лёд, - сказала валькирия с каким-то непонятным выражением.

   Шурик даже чуть от смеха не подавился.

   - Зря ты так! - заржал он. - Лёд, конечно, не красавец, но и до Квазимодо ему далеко.

   - Да я не про то, - досадливо поморщилась то ли Алиса, то ли Лариса. - Просто по большинству людей можно сразу понять, чего от них ждать. А вот посмотрите на него: вроде мягкий и пушистый, глаза добрые-добрые, а сам наверняка прикидывает, куда нож воткнет.

   Я только хмыкнул. Именно этим на самом деле и занимался - на случай, если разговор примет нежелательный оборот.

   - И кто тебе, дорогуша, про меня всяких гадостей нарассказывал, интересно знать? - с любопытством уставился на Алису. Или Ларису. Ну да разницы-то никакой.

   - Да так, есть люди, - отвечать на вопрос девушка не захотела и, похоже, начала жалеть, что вообще затеяла этот странный разговор.

   Беседа заглохла как-то сама собой. От тепла и сытного ужина начало клонить в сон, и никто не стал возражать, когда Кот потушил лампады: вставать завтра придётся ни свет ни заря. Зато уже к обеду будем в Форте. Если всё пойдёт как надо. Если...

 

<- Предыдущая глава / Следующая глава ->

 


Купить у автора и скачать текст в редакции 2014 года в форматах fb2, mobi, epub, rtf, txt
Купить электронный текст на Литрес
Купить бумажное издание: Лабиринт, Озон
Скачать и слушать аудиокнигу: магазин Андрея Круза, Литрес

 

Павел Корнев. ПадшийПадший

 


Купить: Лабиринт


Текст у Автора напрямую


Текст на Литрес


Купить: Озон

 

Павел Корнев. ПадшийСпящий

 


Купить: Лабиринт


Текст у Автора напрямую


Текст на Литрес


Купить: Озон