Авторизация

 

 

 

Безликий. Часть 5
Читать книгу Павла Корнева "Безликий"


Купить бумажное издание: Лабиринт, Озон
Купить и скачать электронный текст на Литрес
Купить и скачать книгу в магазине Автора в форматах fb2, mobi, epub, rtf, txt
Cкачать и слушать аудиокнигу "Безликий"

 

 

 

Глава 2

 

1

 

Порожняя лодка легко скользила по каналу; четыре весла синхронно погружались в чёрную воду, миг спустя показывались обратно и снова ныряли вниз.

Раз-два. Раз-два. Раз-два.

Тихий плеск, шумное дыхание. Мимо проплывали закованная в камень набережная и тёмные силуэты домов. Редко-редко попадались на глаза освещённые окна и окружённые призрачным свечением газовые фонари. Над головами растеклась непроницаемая пелена облаков, время от времени в ней мигали сигнальные огни дирижаблей.

На вёсла мы сели вчетвером, - я и Гаспар с левого борта, Антонило и Жиль с правого, - поэтому лодка шла быстро и очень скоро вырвалась из узкого канала на простор Ярдена. Там нас закачало на волнах, подхватило течением, потянуло во тьму. Впереди замаячила арка моста, от дальнего берега по ней бежала яркая точка фонаря паровоза.

- Сушим вёсла? - спросил Гаспар.

- Вы с Тони гребите, - решил я. - Потом мы с Жилем вас сменим. Время в запасе не так много, а ждать нас не будут. Глупо будет опоздать.

- Да уж не хотелось бы, - буркнул Антонио.

- Вот и гребите.

Я устроил весло на борту, поднялся с банки и с наслаждением распрямился, разминая спину. Над рекой чернел непроглядный мрак, но вдоль берегов на высоких набережных протянулись цепочки электрических фонарей, да ещё много дальше вниз по течению в небе над портом растекалось грязно-жёлтое сияние и мелькали лучи прожекторов.

А вода кругом чёрная-чёрная. Мёртвая.

Только шагни за борт - и камнем уйдёшь на дно, не выплывешь.

- Жан-Пьер! - окликнул меня Гаспар. - Как вышло, что мы раньше о тебе ничего не слышали, а ты в курсе всех дел? Неужели кузина так тебе доверяет?

Я был рад отвлечься от неуютных раздумий, поэтому отмалчиваться не стал. Да и не помогло бы. От настырного испанца так просто не отвязаться. Ведь совсем неспроста этот вопрос возник именно сейчас.

Ночь, река, лодка, ножи и револьверы - мало ли что может произойти?

- Кузина доверяет мне, да, - с усмешкой подтвердил я и расстегнул саквояж. - А вы обо мне ничего не слышали, потому что слышать были не должны. И я в курсе всех дел, ведь это и мои дела тоже. На все вопросы ответил, нет?

- Ответить-то ответил, да только понятней не стало, - проворчал Гаспар, смахивая пот с покрывшегося испариной лица. - Язык у тебя хорошо подвешен, этого не отнять.

Жиль развернулся и потёр крупный нос.

- Держался в тени, да? - предположил он. - А теперь начались проблемы и пришлось засветиться?

- Всё так, - кивнул я и достал из саквояжа деревянную кобуру с маузером К-63. Раскрыл её, вытащил пистолет и проверил, дослан ли патрон. - Мы работаем на Софи, просто не забывайте это, - и всё будет хорошо.

- Кстати, не поделишься, что там за проблемы с Ньютон-Марктом? - полюбопытствовал Антонио, продолжая размеренно работать веслом.

- Никаких проблем. Больше нас не побеспокоят, - ответил я, перекинув ремень кобуры через плечо.

- А сицилийцы? - задал красавчик во всеуслышание очередной неудобный вопрос.

- Тут всё сложно, - честно признался я. - Как уже говорил - с ними надо держать ухо востро.

И вот с этим моим утверждением никто спорить не стал.

 

Вскоре река расширилась, берега потерялись в темноте, появились волны. Лодку стало раскачивать, но не слишком сильно.

- Не пора? - забеспокоился Жиль, когда нас подхватило течение и начало сносить к акватории порта, заходить в которую было чрезвычайно опасно.

- Оружие проверьте, - потребовал я, достая из-под лавки электрический фонарь.

Поборов какое-то внутреннее сопротивление, я включил его и принялся открывать и закрывать заслонку. Цветное стекло замигало синими всполохами. Я семафорил, понемногу разворачивая фонарь, и очень скоро со стороны открытого моря замелькали зелёные отблески ответных сигналов.

- Слишком далеко, - забеспокоился Жиль.

- На вёсла! - скомандовал я и, подавая пример остальным, первым уселся на банку.

Несколькими мощными гребками мы развернули лодку и придали ей нужное направление, а затем принялись размеренно грести, перебарывая течение, которое продолжало понемногу сносить нас в сторону порта.

Мелькавшие время от времени в ночи отблески зелёного фонаря понемногу приближались, а потом во тьме возник вытянутый силуэт шхуны. Судно контрабандистов легонько покачивалось на волнах со спущенными парусами, на носу стоял матрос с сигнальным фонарём, рядом замер охранник с винтовкой наперевес.

- Оружие держите под рукой, - предупредил я подельников, ухватил сброшенную с невысокого борта верёвку и потянул на себя, притягивая лодку к шхуне. Точно так же поступил Антонио. Качка сразу стихла, лишь слышался едва заметный скрип, с которым тёрлись друг о друга борта.

Тогда через фальшборт перегнулся смуглый человек с копной чёрных курчавых волос.

- Деньги! - потребовал он с явственным восточном акцентом.

Я не стал выдвигать никаких встречных условий, вытянул руку и передал две пачки десятифранковых банкнот. Контрабандист принял их и принялся пересчитывать в свете потайного фонаря.

Продолжая цепляться за натянутую верёвку, я свободной рукой, откинул крышку с деревянной кобуры маузера. Если случатся неприятности - они случатся именно сейчас.

Но - нет.

- Грузите! - распорядился контрабандист, закончив с пересчётом денег из первой пачки.

Антонио и Гаспар начали принимать у моряков увесистые ящики, а Жиль размещал их на дне так, чтобы груз размещался равномерно и лодка не перевернулись.

Я в погрузке участия не принимал и продолжал следить за моряками, но обошлось без неожиданностей.

- Порядок! - объявил контрабандист своим людям, проверив вторую пачку. - Шевелитесь, сукины дети!

И вновь ящики, ящики, ящики. Под конец погрузки лодка заметно просела, но при желании могла принять ещё половину от полученного товара или даже чуть больше.

Отвязав верёвки, мы с Антонио оттолкнулись от шхуны вёслами и принялись грести против течения. В наветренный борт мягко били невысокие волны, но через него не перехлёстывали, лишь немного раскачивали лодку и только.

- Может, пора? - спросил Жиль.

Шхуна бесшумно, словно корабль призрак, растворилась в ночи; мы давно потеряли её из виду, да и контрабандисты уже не могли видель нас, поэтому я вновь достал фонарь и принялся светить им в сторону города. Поначалу ничего не происходило, потом мигнул желтоватый огонёк ответного сигнала. Прошла минута, ещё одна, затем послышался шум паровой машины и плеск воды. Из темноты выплыл паровой катер, сразу замедлил ход и начал разворот, лодку закачало на волнах.

- Прими конец! - послышался пропитый голос, мелькнула верёвка.

Антонио перехватил её, не дав упасть в воду, продел в железное кольцо на носу лодки, затянул узел и крикнул:

- Готово!

Паровая машина зафырчала, залязгали механизмы ходовой части. Катер ускорился, верёвка натянулась и потянула нас буксиром. Паровая лоханка шла против течения на удивление уверенно, пенилась вода, позади расходились кильватерные следы. Пару раз над головой тёмными силуэтами проносились арки мостов, а потом Жиль вдруг встрепенулся и удивлённо произнёс:

- А фонари-то не горят!

И точно - обе набережные Ярдена оказались погружены во тьму, лишь изредка там мелькали отблески фар самоходных колясок и ползли жётлые точки фонарей конных экипажей.

- Нашим легче, - проворчал Гаспар.

У канала Меритана капитан сбавил ход, протянул нас немного выше по реке и заглушил паровую машину. Мы вновь сели на вёсла, а буксир начало сносить течением. Когда он поравнялся бортом с лодкой, Антонио развязал хитрый морской узел, быстро смотал верёвку в кольца и перекинул старику в потёртом морском бушлате. Я сунул в его мозолистую ладонь две сотни.

- До новых удивительных встреч! - хрипло расхохотался капитан катера, отсалютовал мне фуражкой и вывернул руль.

Паровой катер увело в сторону, он вновь зафырчал паровым агрегатом и скрылся в темноте, а мы налегли на вёсла и загнали лодку в канал. После свежего речного простора воздух там показался затхлым, а пару минут спустя у тёмного провала тоннеля и вовсе начало откровенно вонять канализацией.

- Включай фонарь! - потребовал Антонио.

Я так и поступил, только сначала убрал заслонку и снял синее стекло. Всякий раз, когда сдвигал выключатель, по коже бежали мурашки. Электричество - удобная вещь, спору нет, но... не люблю.

Яркий луч фонаря разогнал темень тоннеля, через который в канал уходили сточные воды, и мы направили туда лодку. Лопасти вёсел едва не задевали грубую кладку стен с белёсым налётом, да ещё приходилось горбиться и втягивать головы в плечи, чтобы не задеть макушками низкий свод каменного потолка. Коротышке-Жилю оказалось проще всего, остальные низким ростом похвастаться не могли.

Пока догребли до боковых ступеней, заплесневелых и вышарканных, - взмокли. После того как Антонио привязал носовое кольцо к вбитой в стену ржавой скобе, я выпрыгнул на узенькую каменную площадку и отпер решётку, загораживавшую проход. Механизм навесного замка оказался обильно смазан солидолом, ключ провернулся в нём без всякого усилия.

- Ждите! - распорядился я, поднялся по узенькой каменной лесенке и откинул обитую стальными полосами крышку люка. Просторное помещение наверху было погружено во мрак; прежде чем спуститься обратно, я запалил керосиновую лампу, и яркий тёплый огонёк осветил каретный сарай - тот самый, что стоял на заднем дворе "Сирены".

На пару с Гаспаром мы утащили наверх первый ящик, а когда выставили его к стене, Жиль и Антонио уже приволокли следующий.

Деревянные короба оказались не слишком тяжёлыми, а вдвоём на крутой узенькой лестнице было попросту не развернуться, поэтому выстроились цепочкой и передавали ящики из рук в руки. Под конец мы оттащили короба от люка и сложили их друг на друга у одной из стен.

- Ну что, перекурим? - пошутил Антонио.

- Обязательно, - усмехнулся я, гвоздодёром сорвал деревянную крышку и вспорол стилетом мешковину.

Антонио запустил руку в прореху, растёр меж пальцев крупинки табака и объявил:

- Первый сорт!

- Отличный табачок, - согласился с ним Жиль. - Этого у персов не отнять.

На шхуне мы и в самом деле приняли партию контрабандного табака. В империи тот облагался просто несусветными ввозными пошлинами: из каждого потраченного на курево франка примерно восемьдесят пять сантимов получала казна. Тонна табака обошлась нам в две тысячи, а при покупке по официальным каналам пришлось бы выложить в шесть раз больше. Насколько мне было известно, Софи уже договорилась о перепродаже этой партии в китайский квартал за восемь тысяч франков.

Я спустился к лодке и вновь запер решётку, заодно прихватил с собой саквояж. Выставил его посреди каретного сарая и скомандовал:

- Револьверы!

Вышибалы начали складывать оружие в сумку, а я взамен выдал каждому по двадцатке. В конце предупредил:

- Остальное получите, как только закроем сделку.

- Когда? - заинтересовался Гаспар.

- На днях, - неопределённо ответил я, продел в петли люка дужку навесного замка и махнул рукой: - Всё, расходимся!

 

 

2

 

Утром, едва продрав глаза, я первым делом подошёл к зеркалу. Внимательно пригляделся к своему отражению, покрутил головой, растянул в механической улыбке губы. На меня смотрел Жан-Пьер Симон, сомнений в этом не было, но полагаться исключительно на собственную память я не стал, раскрыл блокнот и придирчиво сравнил отражение с портретом, который служил мне своеобразным эталоном.

Страх проснуться кем-то иным свидетельствовал о серьёзном психическом расстройстве - я прекрасно отдавал себе в этом отчёт, - но справиться с собственной фобией не мог. Мне уже доводилось проходить через это. Талант менять собственную внешность и амнезия - жуткий коктейль.

К счастью, расхождений не наблюдалось даже в мелочах. Разве что на запястьях и лодыжках начали проявляться пятна старых ожогов, но такие отметины рано или поздно появлялись у всех моих обличий.

Стигматы?

Даже не смешно. Просто ожоги. Память о прошлом.

Я побрился, зачесал волосы и отправился умываться.

 

Лёг я поздно, а встал рано, поэтому не выспался, но поблажек себе решил не давать и, как и было запланировано, первым делом посетил боксёрский зал. Потягал гантели и штангу, поколотил грушу, затем отработал удары, провёл несколько тренировочных боёв и отправился в душ.

Особого удовольствия не получил, но никак иначе новое тело на пик формы было попросту не вывести. Для этого придётся попотеть.

Из боксёрского зала поехал в "Сирену". Сразу в клуб я заходить не стал и свернул к одному из кафе на противоположной стороне Ньютонстраат. Уселся за уличный столик и попросил сонную официантку принести полдюжины сваренных вкрутую яиц, пару французских булок, сыр, масло, колбасу и чай.

Кухня у Марио мне нравилась куда больше, но если уж стал другим человеком, придётся менять и привычки. Вот и Софи для меня теперь никакая не хозяйка, а исключительно кузина. Да и Пьетро Моретти вовсе не "я", но подавшийся в бега художник.

Девица медленно-медленно, будто сомнамбула, уплыла на кухню, и поскольку рассчитывать на скорое её возвращение не приходилось, я принялся за изучение купленных по дороге газет.

Ничего интересного для себя там не почерпнул. Во всех изданиях писали о разгоне митинга механистов, протестовавших против грядущего визита императрицы в лекторий "Всеблагого Электричества". В зависимости от политических взглядов владельцев газеты, это событие либо клеймилось позором, либо преподносилось как хороший урок для смутьянов. В криминальной хронике упоминалось ограбление почтового броневика и диверсия на электрической подстанции, уже четвёртая за год. Не иначе именно по этой причине прошлой ночью на набережной и не горели фонари.

К тому времени, когда заторможенная официантка принялась выставлять с подноса на стол мой завтрак, я уже выкинул газеты в ближайшую урну и затачивал перочинным ножиком карандаш. Пришлось оторваться и заняться едой.

Съел всё подчистую, но чувство сытости так и не наступило. Я задумался, не повторить ли заказ, потом решил с этим повременить и вылил в кружку остатки чая из заварочника. Сделал глоток терпкого крепкого напитка, раскрыл блокнот и начал по памяти зарисовывать гостей вчерашнего приёма.

Сухопарый маркиз Арлин и его донельзя благородное окружение. Увлеченный декламацией собственных стихов Альберт Брандт. Бастиан Моран - изысканный и утончённый, но одновременно и опасный будто гремучая змея. Рыхлый увалень Анри Фальер под руку с красавицей-женой. Барон фон Страге с моноклем и тростью, его спутница...

Но вот со спутницей барона вышел конфуз. У меня просто не получилось перенести на бумагу её безупречную красоту. Выходило что-то совсем иное. От злости и непонятного разочарования даже началась мигрень.

Я в задумчивости закусил кончик карандаша и попытался восстановить облик девушки, но нисколько в этом не преуспел. Зато обратил внимание на сам карандаш. На дереве хватало оставленных зубами вмятин, а подобным образом прикусывал их и Пьетро Моретти.

Стоило поскорее избавиться от этой привычки, иначе запросто могу выдать себя какому-нибудь внимательному наблюдателю. И опасаться тут следовало даже не Бастиана Морана, а скорее Жиля - вот уж кто мастер подмечать подобные мелочи.

Постучав карандашом по краешку стола, я вновь сосредоточился на спутнице барона, но изобразить её на бумаге так и не смог, опять вышло что-то не то, да ещё заметно усилилась головная боль. В сердцах я вырвал испорченный лист, смял его и кинул на грязную тарелку, а чтобы хоть как-то успокоиться, нарисовал навалившуюся на стол Ольгу и соблазнительный прогиб её спины.

Но успокоиться не получилось. Скорее уж наоборот. Русская прима была хороша.

Краешком глаза я уловил движение и едва успел захлопнуть блокнот, прежде чем на свободный стол плюхнулся перебежавший через дорогу Гаспар. Испанец был помят и растрёпан, глаза покраснели, а щёки чернели длинной щетиной.

- Салют! - поприветствовал меня Матадор и прищёлкнул пальцами, подзывая официантку. - Эй, красавица! Чашку кофе да покрепче!

- Бессонная ночь? - усмехнулся я.

- Засиделись за картами, - подтвердил Гаспар, закуривая.

- И как?

- Этот мелкий жулик опять всех обчистил! - выругался испанец.

Он точно имел в виду Жиля, и я рассмеялся.

- Ожидаемый результат, разве нет?

Гаспар раздражённо махнул рукой, ослабил узел узкого чёрного галстука, а потом и вовсе расстегнул ворот рубахи. Пиджак на завтрак он надевать не стал, ограничился жилеткой.

Официантка всё той же неспешной походкой сомнамбулы подошла и выставила на стол чашку чёрного кофе; Гаспар задумчиво глянул ей вслед, почесал рубец на шее и подался ко мне над столом.

- Когда товар дальше отправляем?

- Сегодня или завтра, - пожал я плечами. - Может, послезавтра. А что?

Испанец достал из портсигара новую сигарету и прикурил её окурка, прежде чем нервным движением пальцев вдавить его в дно стеклянной пепельницы.

- Скучно, - изрядно удивил меня испанец таким ответом. - Застоялись кони в стойлах! Жизнь впустую проходит!

- И карта не идёт, - понимающе усмехнулся я.

- И это тоже, - подтвердил Гаспар, отпил горячего кофе и указал куда-то через дорогу. - О, хозяйка прикатила.

Я обернулся и увидел, как из открытого экипажа на тротуар выбирается Софи в простом белом платье и шляпке с широкими полями.

Никого из охранников при ней не было.

- Не понял? - проворчал я, достал бумажник и выгреб монеты из отделения для мелочи.

- Заплатишь за меня? - спросил Гаспар. - А то на мели.

- Заплачу.

Я ссыпал на край стола горстку мелочь и раздражённо зашагал через дорогу, не пропустив при этом отчаянно сигналившую клаксоном самоходную коляску. Шофёр высунулся из окошка и заорал благим матом, тогда Гаспар щелчком пальца отправил к нему в окошко окурок и спокойно зашагал вслед за мной. Баламут моментально заткнулся и согнулся в три погибели, пытаясь отыскать сигарету, прежде чем та прожжёт обивку салона или его собственный костюм.

Софи хоть и видела нас, не стала дожидаться на крыльце и прошла в клуб; я забежал следом и сходу спросил стоявшего в дверях Луку:

- Ты что - отпустил Софи вчера одну?

Лука покрутил завитый кончик уса и спокойно ответил:

- Она уезжала не одна. Сказала, охрана не нужна.

Гаспар рассмеялся.

- Ну Лука! Ну ты как всегда!

- Иди поспорь с ней! - резко бросил громила, достал платочек и протёр им блестящую восковой натиркой макушку. - Моё дело маленькое. Мне говорят, я делаю.

Я беззвучно выругался, поспешил за Софи и без стука распахнул дверь её кабинета.

- Интересно, с кем и где ты провела эту ночь, моя дорогая кузина?

Софи сняла шляпку и потребовала:

- Закрой дверь.

Я переступил через порог, выполнил распоряжение и напомнил о своём вопросе:

- И всё же? Где ты была?

- Это не твоё дело, дорогой кузен. Я способна сама позаботиться о себе.

- Как в прошлый раз?

- Такого больше не повторится! - отрезала Софи, встала у зеркала и принялась расчёсывать чёрные локоны. Под её глазами после бурной ночи залегли густые тени, а лицо было самую малость бледнее обычного.

Я уселся в кресло и проворчал:

- В самом деле? Уверена?

- Ревнуешь, Жан-Пьер? Это лишнее.

- Я хочу знать, где тебя искать!

- Там ты меня больше не найдёшь, - отрезала хозяйка клуба, положила расчёску на туалетный столик и отошла к бару. - Тебе что-нибудь налить?

- Это лишнее, - отказался я.

Софи негромко рассмеялась.

- Не дуйся, Жан-Пьер! Лучше расскажи, как всё прошло.

- Табак в каретном сарае, - сообщил я. - Чем раньше переправим его китайцам, тем лучше.

- Я позвоню и обо всём договорюсь, - пообещала Софи. - Джимми Чен будет доволен.

- Ещё бы он не был! - фыркнул я.

Если мы на тонне табака заработаем чистыми шесть тысяч франков, то китайский делец наварит много-много больше. На лотках сигареты стоили от пяти центов и выше, поэтому при цене в три сантима за сигарету никаких сложностей со сбытом у Чена не возникнет. А это минимум тридцать тысяч! Накладные расходы для него будут не столь уж высоки: многие приезжающие в Новый Вавилон эмигранты из Поднебесной поначалу готовы работать лишь за еду и ночлег. А к чему тратить на хитроумные машинки, если к твоим услугам сотни почти бесплатных рук?

- Если всё пойдёт успешно, - задумчиво произнесла Софи, - китайцы будут закупать тонну в месяц. Шесть тысяч франков помогут удержать клуб на плаву. Но сейчас я хочу поговорить не об этом...

Я сразу напрягся.

- Что-то не так? Моран расспрашивал тебя о графе?

Хозяйка клуба села за свой стол, вытащила из сумочки портсигар и спокойно произнесла:

- Расспрашивал.

- И что ты ему рассказала?

- А что я ему могла рассказать? - остро глянула в ответ Софи своими бездонными зелёными глазами. - Нет, инспектор, я понятия не имею, куда подевался мой дражайший супруг. Нет, за эти два года он не выходил со мной на связь. Нет, детектив-сержант о его исчезновении не говорил, просто требовал открыть сейф. Нет, не знаю, зачем ему это понадобилось. Возможно, он просто нуждался в деньгах, вы так не считаете?

Я так не считал и полагал, что инспектор Моран тоже не счёл эту версию сколь бы то ни было убедительной.

- Если всё прошло гладко, что тебя беспокоит?

Софи вставила тонкую сигаретку в мундштук, закурила и задумчиво выдохнула к струйку табачного дыма.

- Есть возможность заработать.

- Так это же хорошо?

- Обстоятельства таковы, что меня терзают смутные сомнения, - покачала головой Софи и откинула с лица чёрный локон. - С другой стороны, выбора мне не оставляют...

Я откинулся на спинку кресла, закинул ногу на ногу, сцепил пальцы.

- Давай с самого начала.

Кузина сделал ещё одну затяжку, отложила мундштук на край пепельницы и сказала:

- Стефан Фальер был моим другом. И не ухмыляйся так - другом и только другом, я с ним не спала.

- И в мыслях не было, - развёл я руками. - Стефан Фальер - это бывший министр юстиции? Тот, который застрелился?

- Он, - подтвердила Софи. - Фальер был человеком герцога Логрина, именно ему он был обязан своей карьерой. Иногда Стефану поручали делать за других грязную работу.

Я поморщился. "Грязная работа" должна быть воистину грязной, чтобы обстоятельства дела волновали кого-то через два года после смерти исполнителя.

- Стефан прекрасно понимал, что его используют, - продолжила Софи, - поэтому решил подстраховаться. Он оставил мне кое-что.

- Что именно?

- Какие-то документы. Три года назад из-за них убили человека. Всё организовал Стефан.

- Просто душка! - скривился я.

- Он выполнял приказ!

Я выставил перед собой открытую ладонь, не желая продолжать спор.

- Ближе к делу!

- Стефан сказал, что в этих бумагах описана какая-то разработка, - неопределённо, будто ничего не знала толком сама, произнесла Софи. - В перспективе она могла привести к падению цен на уголь.

- Прогнившая буржуазия! - усмехнулся я, но сразу прекратил сыпать лозунгами социалистов и попросил: - Так что с этими документами?

- Мне предложили за них сто тысяч франков.

- Сколько?!

- Сто тысяч.

Я присвистнул и спросил:

- И кто же швыряется такими деньгами?

- Анри Фальер, племянник Стефана. Своих детей у Стефана никогда не было, всё своё состояние он завещал племяннику. Тайны, как видно, тоже.

Я вспомнил одутловатого молодого человека и предположил:

- Он вчера приходил сюда за этим?

Софи кивнула.

- Анри в отчаянье. Неудачно вложился в балканские облигации и едва не обанкротился. Теперь хватается за любую соломинку.

- И при этом готов выложить сто штук?

- Прошу, кузен, избавь меня от своего жаргона! - поморщилась Софи. - Анри собирается перепродать бумаги и хорошо заработать на этом. Сколько именно, он не сказал, но, полагаю, никак не меньше трёхсот - четырёхсот тысяч.

- Колоссально! - шумно выдохнул я и уточнил: - Документы в сейфе?

- Почему ты спрашиваешь? - насторожилась Софи.

- Да потому что твоим сейфом интересовались легавые! - не сдержался я, соскочил с кресла и подошёл к бару. Шерри трогать не стал, налил себе полстакана кьянти и заходил от стены к стене. - Теперь ясно, что им было нужно! Теперь ясно...

- Жан-Пьер! - прикрикнула на меня Софи. - Сядь и не маячь! - А стоило мне вновь опуститься в кресло, она уже спокойней продолжила: - Даже если полицейские приходили за этими бумагами, не факт, что их навёл Анри.

- А кто ещё? Кто ещё мог о них знать?

- Покупатель, как минимум! - легко срезала меня кузина. - К тому же Анри совершенно не умеет держать язык за зубами! Страшно подумать, сколько людей оказалось в курсе его авантюры, прежде чем он вышел на нужного человека.

- Без охраны из клуба ни ногой! - наставил я палец на Софи.

Та рассмеялась, но спорить со мной не стала.

- Завтра утром всё кончится. Получим деньги, избавимся от бумаг. Закроем долги.

- И я стану тебе не нужнен.

- Вздор! - покачала головой Софи и взяла убранный на пепельницу мундштук. Сигарета за время разговора потухла, кузина раскурила её заново, затянулась и мягко произнесла: - Нас слишком многое связывает с тобой, Жан-Пьер. И это вовсе не деньги. Совсем не они.

Я кивнул.

- Где ты хранишь бумаги? - спросил я после этого. - Они в сейфе?

- Нет, специально арендовала банковскую ячейку. Заберём документы оттуда, как только Анри подтвердит, что получил от покупателя аванс.

Я сделал крохотный глоток вина и предупредил:

- Осторожней с ним.

- Разумеется, кузен. Разумеется.

- А что со снимками? - напомнил я. - Теми, что с третьего этажа?

Софи досадливо поморщилась.

- Не беспокойся, я их сожгла. Негативы в надёжном месте. Их не найдут.

Я влил в себя остатки кьянти, поднялся из кресла и поставил пустой стакан на край столешницы.

- А мои снимки?

Хозяйка клуба помрачнела.

- Не уверена, что это необходимо. Прошлый раз ты неделю ходил мрачный как туча.

- Пьетро, что с него взять! Утончённая творческая натура. Я не такой. Да и время лечит...

Софи покачала головой, подошла к сейфу и достала из него бумажный конверт.

- Негативы тоже отдать? - спросила она после этого.

- Нет, - ответил я. - В негативах нет нужды.

В конверт я заглядывать не стал; мне хотелось посмотреть снимки наедине. И не здесь, не в клубе. Тут словно давили стены. Мне нужен был простор. Позарез нужен был!

- Жан-Пьер! - окликнула меня Софи, когда я направился на выход. - Будет опрометчиво действовать вслепую. Сможешь что-нибудь разузнать о человеке, от которого избавился Стефан?

- Разумеется, кузина! - пообещал я. - Кто это был?

- Рудольф Дизель, инженер. Это всё, что я о нём знаю.

- Когда от него... избавились?

- Три года назад, в апреле.

Я кивнул и вышел за дверь.

 

 

<- Вернуться // Читать дальше ->

 


Купить бумажное издание: Лабиринт, Озон
Купить и скачать электронный текст на Литрес
Купить и скачать книгу в магазине Автора в форматах fb2, mobi, epub, rtf, txt
Cкачать и слушать аудиокнигу "Безликий"

 

 

Короткое лето

 


Купить: Лабиринт


Текст у Автора напрямую


Текст на Литрес


Купить: Озон

Павел Корнев. Лёд. Кусочек ЮгаЛёд.Кусочек юга

 


Купить: Лабиринт


Текст у Автора напрямую


Текст на Литрес


Купить: Озон