Авторизация



 

 

 

Жнец. Глава 1

 

Купить бумажное издание: Лабиринт

Купить электронный текст на Литрес

Купить книгу в магазине Автора и скачать текст в форматах fb2, mobi, epub, rtf, txt

 

 

 

Глава 1

ЭКЗОРЦИСТ. ЕЩЕ ОДИН ШАНС?

 

 

Год 973 от Великого Собора

Месяц Святого Огюста Зодчего

 

Допрос — это всегда неприятно. Особенно если арестанта выворачивает наизнанку не замученный рутиной стражник, а профессионал, твердо намеренный получить нужный ему результат. Юли не юли, все одно рано или поздно он выведет тебя на чистую воду. Нет, конечно, всегда есть возможность не отвечать на вопросы вообще, но — не советую. В этом случае придет черед специалиста несколько иного профиля, и, вполне может статься, клещи и раскаленное железо заставят рассказать даже то, до чего никогда не докопался бы обычный дознаватель.

 

 

Именно поэтому я и не думал отмалчиваться, благо на этот раз совесть была абсолютно чиста. Но вот убедить в этом следователя никак не получалось. Ну да работа у человека такая — никому не верить. Мне и самому на его месте оказываться не раз доводилось, прекрасно представляю, каких нервов стоит не сорваться на крик или не влепить затрещину. Что ни говори, далеко не каждый может без малого сутки сдерживать себя, получая на одни и те же вопросы одни и те же ответы.

Нет, вру. Формулировки вопросов и их порядок постоянно менялся. Было бы мне что скрывать, давно бы уже попался на противоречиях, да и так обойти пару скользких моментов удалось с величайшим трудом.

— Сколько наконечников вы вывезли с острова? — делая какие-то пометки на лежавшем перед ним листе писчей бумаги, в очередной раз уточнил дознаватель.

— Двадцать семь.— Скользнув взглядом по невзрачному мужчине средних лет, я зажмурился и помассировал уставшие глаза.

— Другие наконечники на острове имеются?

— Нет.— Перед отплытием я по настоянию Рауля все же прошелся по лесу, выискивая остававшиеся в деревьях куски проклятого металла.— Но островитяне пообещали изготовить за зиму еще два…

— Как именно выглядели наконечники? — Дознаватель пропустил мою последнюю реплику мимо ушей.

— Темный металл, без каких-либо следов ржавчины, довольно грубая ковка…

— То есть в адмиралтейство вы привезли другие наконечники?

— В Адмиралтейство наконечники привез не я.

— И тем не менее?

— Другие.

— Почему же тогда вы заявили, что «тьма слишком сильна», и захлопнули крышку сундука? — уставился на меня дознаватель, под глазами которого набухли темные мешки.— Как вы это объясните?

— В тот момент мне показалось неразумным объявлять во всеуслышание о пропаже наконечников,— пожал я плечами.

И так потом Паре чуть не прибил, реакцию же остальных вельмож страшно было даже представить. Четвертовали бы, как пить дать, четвертовали. Без суда и следствия, прямо на месте.

— Вы с первого взгляда смогли определить, что кто-то подменил содержимое сундука?

— Да.

— Каким образом?

— Появление ржавчины. Другие размеры. Отсутствие проклятия.

— Кто-нибудь другой мог заметить подмену?

— По первым двум признакам — граф Луринга и Вильям Чесмарци. Но они в сундук заглянуть не успели.

— Кто еще?

— По третьему признаку любой из братьев-экзорцистов. Если бы им объяснили, на что следует обратить внимание.

— Когда вы последний раз видели настоящие наконечники? — вновь взялся за перо дознаватель.

— На корабле, перед тем как был заколочен сундук.

— Кто еще находился с вами в тот момент?

— Граф Луринга и Вильям Чесмарци.

Все эти вопросы давно уже сидели у меня в печенке, но выказывать своего раздражения ни в коем случае не стоило. Как бы чего не вышло. Дыбы там или игл под ногти…

— В дальнейшем кто-нибудь из вас оставался наедине с сундуком?

— Нет, мы сразу вытащили его на пирс.

— Таким образом, вы утверждаете, что возможность подменить наконечники была только у Джоэля Янга и Грая Фокса, доверенных лиц главы надзорной коллегии Якоба Ланье?

— Я ничего такого не утверждаю. Я говорю лишь о том, что к ним в карету погрузили настоящие наконечники, а в Адмиралтейство привезли уже подделку. Как и кем был осуществлен подлог, мне неизвестно.

— Хорошо,— задумчиво уставился в потолок следователь.— Если рассуждать теоретически, могли Янг и Фокс вскрыть сундук и спрятать наконечники под одеждой или в карете?

— Нет.— Выдвигать обвинения против этих господ было весьма и весьма недальновидно. Это все равно что прилюдно плюнуть в лицо Ланье.— Я находился рядом с ними и почувствовал бы исходящие от металла эманации тьмы.

— Но пропажу наконечников вы обнаружили, лишь открыв сундук! — попытался подловить меня на противоречиях дознаватель.

— На сундук были нанесены специальные знаки, блокировавшие тьму внутри.

— Вот оно как,— почесал нос пером мужчина и неожиданно решил сменить тему.— Кто организовал нападение на брата-экзорциста во время плавания?

— Не знаю,— совершенно искренне ответил я.

— Но какие-либо предположения у вас по этому поводу имеются?

— Вариантов немного: или Ланс, или Драгарн.

— Почему же вы не захватили агента противника живым?

— После нападения на корабле состояние моего здоровья оставляло желать лучшего.— Я невольно поморщился из-за кольнувшей макушку боли.— А на острове задержание исполнителя живым могло поставить под угрозу выполнение первоочередной задачи.

— Ясно,— вновь сделал какую-то пометку дознаватель.— И тем не менее Драгарн или Ланс?

— Преследовавший нас корабль шел под флагом военного флота Драгарна, но способ поддержания связи более характерен для еретиков…

В этот момент скрипнула дверь, и в комнату заглянул Малькольм Паре.

— Вы еще не закончили? — уточнил он.

— В принципе, вопросов у меня больше нет, ваше сиятельство,— покачал головой дознаватель.

— Себастьян…

— Да? — невольно напрягся я.

— Пошли…

Я поднялся со стула и на негнущихся ногах зашагал на выход. Вряд ли, конечно, Паре меня в пыточную или на эшафот самолично сопроводить решил, но задание-то, как ни крути, провалено. За такое по голове не погладят. И от того, что не один я оказался в столь неприглядном положении, ничуть не легче. Запросто козлом отпущения сделать могут. Пусть Малькольм Паре выглядит вполне довольным жизнью, расслабляться не стоит — он-то как раз сухим из воды при любом раскладе выйдет. А раз пропажа наконечников стала головной болью надзорной коллегии, еще и в выигрыше останется.

— Надеюсь, мы не в пыточную перемещаемся, ваше сиятельство? — не шибко весело пошутил я.

— Нет, она дальше по коридору,— то ли отшутился, то ли на полном серьезе сказал Паре и начал подниматься по лестнице на второй этаж.— Я, конечно, не могу ничего гарантировать, но если не будешь валять дурака, посещение оной тебе не грозит.

— Вот спасибо,— буркнул я,— успокоили так успокоили…

Граф только хмыкнул и ничего на это саркастическое замечание отвечать не стал. Проводив меня в просторный кабинет, он указал на застеленный белой скатертью стол с расставленными вокруг него плетеными креслами и предложил:

— Присаживайся.

— Нежели кормить будут? — усмехнулся я и подошел к широченному, практически во всю стену, окну. Привезли меня сюда ночью, и ничего толком рассмотреть возможности не представилось. А как ни крути, любопытно глянуть, где именно мы сейчас находимся.

За окном оказался сад. Начавшие желтеть деревья, ухоженные газоны, посыпанные мелкой галькой тропинки.

Где я?!

— Мне казалось, человеку в твоем положении кусок в горло не полезет,— как бы невзначай намекнул Паре, что расслабляться не стоит.

— Совершенно верно! — ухмыльнулся я и принялся разглядывать висевшие на стенах картины. Ничего в этой мазне не понимаю, но одно могу сказать точно — рамы вовсе не из дешевых. На полу ковры, портьеры золотыми нитями прошиты.— А знаете почему? Потому что у меня язык к глотке присох уже!

— Ну, на чай можешь рассчитывать.

— Ваша доброта не знает границ,— вновь отвернулся я к окну.— Где это мы, господин Паре?

Ответил мне не Малькольм. Непонятно когда успевший присоединиться к нам мужчина средних лет пожал графу руку и улыбнулся:

— Вы в моем охотничьем домике.

— Ваша светлость… — вздрогнув от неожиданности, поклонился я.

Скажи мне кто еще вчера, что буду чаи с советником его величества распивать даже не улыбнулся бы. А ведь без чая точно не обойдется, слуги стол на три персоны сервируют. Охотничий домик? Ну надо же…

— Присаживайтесь,— предложил герцог Мор.— Разговор нам предстоит долгий.

— К полудню мне надо быть во дворце,— напомнил Малькольм Паре.

— Не настолько долгий.

Я уселся за стол, и моментально оказавшийся рядом слуга наполнил чашку.

— Думаю, Себастьян, вы гадаете, зачем мы здесь собрались? — прищурился внимательно разглядывавший меня герцог, когда слуги покинули кабинет.

— Нет,— покачал головой я.— Вот причина, по которой здесь оказался я, действительно представляет определенный интерес, ваша светлость.

— Рауль отзывался о вас лучшим образом…

— И тем не менее это не объясняет, почему я пью чай, а не даю показания.

— Ну, тебе хватило ума захлопнуть крышку сундука до того, как обнаружилась подмена,— усмехнулся Малькольм Паре и, подцепив щипчиками, кинул в чашку один кусочек сахара.

— Исчезновение наконечников не предано огласке?

— Именно.

— И выходит, надо отыскать их, прежде чем станет известно о пропаже,— продолжил я выстраивать логическую цепочку.— Лишних людей посвящать в происходящее нецелесообразно, поэтому вновь возникла необходимость в моих услугах.

— Тоже верно.

— В итоге все упирается во время. Как долго можно будет замалчивать это происшествие?

— Кого надо, мы о пропаже уже известили,— немало удивил меня своим заявлением герцог.— Остальные… остальные не должны узнать о ней вовсе.

— Боюсь, я уже ничего не понимаю,— признал очевидное я и, чтобы скрыть замешательство, отпил чая.

— Чей корабль пытался перехватить вас в море? — неожиданно поинтересовался Малькольм.— Кем была завербована часть отправленных в экспедицию солдат?

— Драгарн?

— Именно.

— И маршала на том заседании не было,— припомнил я. Просто совпадение или надзорная коллегия подсуетилась?

— Граф Ильме подал в отставку по состоянию здоровья,— улыбнулся герцог Мор.

— Вероятно, кто-то из его ведомства оказался агентом Драгарна?

— Один из заместителей,— просветил меня Паре.— В Лиране узнали о наконечниках и решили наложить на них руку, но, к счастью, попытка эта успехом не увенчалась.

— Получается, они уверены, что наконечники находятся у нас! — ухмыльнулся я.

— И поскольку это обстоятельство может переломить ход войны, Драгарн вынужден пойти на уступки. Усиление Ланса играет им на руку только до определенного предела,— подтвердил граф мою догадку.

— Заключенный союз обошелся нам очень недешево, помимо возвращения части Протектората, мы должны передать Драгарну полдюжины наконечников,— объяснил герцог.— До сих пор все висит на волоске, и это нельзя не принимать во внимание!

— Какие-то зацепки уже есть? — сразу перешел я к сути дела.

— Если не брать в расчет возможность вашего сговора… — до дрожи напугал меня намеренно сделавший паузу советник короля,— похитить наконечники могли только люди Ланье.

— Выходит, их слово против нашего…

— Ланье временно отстранен от работы и находится под домашним арестом,— как-то очень буднично заявил Малькольм Паре,— он не в состоянии оказать влияния на результаты расследования.

— На каком основании его отстранили?

— Официально? Провалил работу по выявлению драгарнской агентуры.

— Вы действительно полагаете, что именно Ланье организовал похищение наконечников? — Мысль эта просто не укладывалась у меня в голове.— Или… или просто подвернулась удачная возможность лишить его влияния?

— Как бы нам ни хотелось утопить Якоба,— очень медленно проговорил герцог,— в первую очередь необходимо вернуть наконечники.

— К тому же некоторые нюансы позволяют сделать вывод о непричастности к этому делу господина Ланье,— поднялся из-за стола Малькольм.

— Какие именно?

— Джоэль и Грай мертвы.

— Это еще ни о чем не говорит,— покачал головой я. Пусть волкодавы и были преданы лично главе надзорной коллегии, но при необходимости Ланье мог пожертвовать ими без малейших колебаний. Слишком ставки высоки, чтобы сентиментальничать.— Даже наоборот.

— Осмотревшие тела медики убеждены, что они умерли накануне вашего прибытия в Акраю.

— Вот как… — Удержаться от проклятия удалось с превеликим трудом.— На редкость запутанное дело…

— Найдите наконечники,— пропустил мимо ушей эту сентенцию герцог Мор и, не прощаясь, покинул кабинет. Даже о последствиях предупреждать не стал. Да и зачем? И так все ясно.

— Так понимаю, меня назначили козлом отпущения? — уточнил я у Паре.

— Не козлом отпущения, а старшим оперативной группы по розыску похищенного,— покачал головой граф и добавил: — Что в общем-то одно и то же.

— Благодарю за оказанное доверие, ваше сиятельство.

— Не паясничай,— нахмурился Малькольм.— Курировать тебя будет Рауль Луринга, он же и людей выделит.

— Ясно. С чего начнем?

— Тебе видней.

— Надо осмотреть тот сундук,— задумался я.— Да, без этого не обойтись.

— На кой бес? — поднялся из-за стола Паре.

— Если это тот самый сундук — одно дело. Если же его подменили — то совсем другой расклад получается.

Вслед за Малькольмом я спустился на первый этаж и в нерешительности остановился перед ведущей в подвал лестницей:

— Туда-то зачем?

— Нам в хранилище,— успокоил меня граф.— Пошли…

Сундук оказался тем самым, в этом не могло быть никаких сомнений. Даже корявые следы моей писанины на боковых стенках сохранились. И о чем это говорит? Только о том, что одна из версий благополучно отправилась псу под хвост, не успев даже толком появиться на свет.

— Что-то еще? — глянул на циферблат карманных часов Малькольм и захлопнул крышку.— Мне пора во дворец.

— Карету. Надо проверить карету,— сообразил я.

— Логично,— кивнул Паре.— Эрих тебя отвезет. И советую подойти к расследованию со всей серьезностью. Если опять дело завалишь…

— Не завалю,— напустив в голос уверенности, которой вовсе не ощущал, заявил я.— Не завалю…

 

 

Впрочем, и без того невеликая надежда на скорое раскрытие похищения стала совсем уж призрачной, стоило осмотреть карету, в которой Джоэль и Грай перевозили сундук с наконечниками.

— Ты куда меня привез? — поначалу и вовсе опешил я, когда Эрих остановил экипаж на обочине дороги неподалеку от въезда в Акраю.

— Хотели карету осмотреть? — уточнил тот самый неприметный господин, возивший меня по городу в прошлый раз.

— Ну.

— Так вам во-о-он туда,— указал рукой в сторону Эверя подручный Малькольма Паре.

Я вполголоса выругался, сошел с обочины и побрел по высокой траве к росшим на берегу кустам. Ноги моментально промокли, но мне сейчас было не до того: у кустов маячило несколько стражников, да еще и гарью оттуда явственно тянуло. Неужто Джоэль и Грай тут свои дни окончили? Хотя нет, сомнительно это.

— Он со мной! — крикнул стражникам остававшийся на обочине Эрих, и бравые парни немного расслабились.

Кивнув расступившимся стражам порядка, я обошел кусты и мрачно уставился на обгоревший остов кареты. Вот ведь! Ну и какие после этого улики сохраниться могли? Сволочи…

— Ничего не трогали? — стараясь не перепачкаться в саже, заглянул я в почерневшее от копоти нутро кареты. Да нет, не все так плохо. Дождливая погода свою роль все же сыграла.

— Никак нет, ваша милость,— доложил начальник караула.

— И внутрь никто не лазил? — Дыра в полу навела меня на кое-какие раздумья. Может, конечно, доски просто прогорели и вывалились, а может, совсем не в пожаре дело. А ну как их заранее выпилили? Жаль только, размеры дыры сейчас оценить сложно. Ладно, не так уж это и важно, по большому счету.

— Никто, ваша милость.

— Хорошо.

Я для виду важно покивал головой и отправился обратно к дожидавшемуся меня на обочине подручному Малькольма Паре. Нет, что ни говори, мокасины для осенней распутицы — обувь не самая подходящая. Надо бы при первой возможности их на что-то более основательное сменить.

— Посмотрели? — забрался на козлы Эрих.

— Посмотрел.— Я полез в экипаж.

— Теперь во дворец?

— Во дворец. Только по Красильщиков надо проехать.

— Раз надо — проедем.

Велев остановиться на перекрестке Красильщиков и Погорелой, я выбрался из экипажа и прошелся по направлению к особняку Адмиралтейства. Долго идти не пришлось — примерно там, где и остановилась карета с наконечниками, когда у какой-то телеги впереди отвалилось колесо, обнаружилась темная щель ливневой канализации. Что ж, теперь понятно, каким образом похитителям удалось избавиться от проклятого металла. Остается выяснить, кто именно провернул эту аферу, если Джоэль и Грай отдали Святым свои души еще накануне. Ну и отыскать наконечники будет, само собой, вовсе не лишним.

— Что-нибудь нашли? — поинтересовался Эрих, когда я вернулся к экипажу и принялся счищать налипшую на мокасины грязь.

— Да так… — Откровенничать по понятным причинам не хотелось.— Все, езжай!

 

К дворцовому комплексу экипаж подъехал со стороны Закатного канала. Эрих сдал меня с рук на руки караулившим задние ворота «серым сюртукам» и со спокойной совестью откланялся. Явно предупрежденные руководством охранники излишнего любопытства к моей персоне проявлять не стали и незамедлительно проводили в приемную Рауля Луринги.

Обиталище главы дворцовой охранки впечатления не произвело. Неприметный флигелек на задворках, обшарпанная мебель, скрипящие половицы. Личности какие-то непонятные по темным коридорам шляются. И ко всему прочему вместо симпатичной девицы — а ничего другого я от графа и не ожидал — в приемной Луринги всем заправлял лысый старикан, при каждом удобном случае шпынявший дежуривших там караульных.

Между тем один из безропотно сносивших нападки секретаря охранников оказался навещавшим меня в тюрьме Сержантом. Выходит, действительно людей Пратта в помощь дворцовой охранке перекинули.

— Проходите.— Старый хрыч явно горел желанием промариновать незваного гостя в приемной до конца дня, но приказа ослушаться не посмел и не стал чинить препятствий.

Я распахнул дверь служебного кабинета Рауля и тотчас закашлялся из-за витавшего в воздухе табачного дыма — накурено в комнате было так, что хоть топор вешай. И это при настежь распахнутом окне!

— Дверь закрывай! — прикрикнул Луринга, прижимая к столу едва не раскиданные по комнате порывом сквозняка листы.

— День добрый.— Я без всякой спешки прошел в кабинет.— Как вы только не задохнулись тут…

— Привыкнешь,— фыркнул выстукивавший курительную трубку Джек Пратт.

— Не уверен,— покачал я головой и огляделся.

Небольшая комнатушка была сплошь заставлена какими-то шкафами, в углу притулился массивный сейф. Рядом с окном стоял заваленный бумагами стол, за которым и расположились Рауль и Джек. Больше в кабинете никого не было.

— Кофе? — Граф отложил на подставку курившуюся едким дымком трубку.

— Воздержусь.— Я уселся на подоконник.— Как-то не замечал за вами этой пагубной привычки.

— К кофе?

— К табакокурению.

— Я бросал.

— Оно и видно.

— Ладно, не стони,— оборвал меня набивавший трубку очередной порцией отравы Джек Пратт.— Мы тут не балду пинаем, а делом заняты.

— А кто-то спорит? — вздохнул я. Вид у этих гавриков был еще тот. Волосы растрепаны, глаза краснющие, сказать про одежду, что она в беспорядке, значит не сказать ничего. Неужели со вчерашнего дня тут заседают? — Судя по всему, вы по приказу его высочества разрабатываете план военной кампании против еретиков. Или чертите планы захвата дворца?

— Твой скептицизм, Себастьян, не имеет под собой никаких оснований.— Граф Луринга отпил остывшего кофе.— Учитывая объем свалившейся на нас работы…

— На нас? Так вы этого рыжего пройдоху надолго пригрели?

— Чья бы корова… — буркнул Пратт.

— Навсегда,— изрядно удивил меня Рауль.

— Вот как? Ведомство Ланье решили растащить по кускам?

— Нет, это просто я успел подсуетиться,— заухмылялся граф.— Никто не хочет разделить участь герцога Алангорского.

— Не думаю, что этого так уж следует опасаться,— покачал я головой.

— Почему? — заинтересовался Джек.

— Марионетки — не самоубийцы. Это противно их природе.

— С чего ты так решил? — не согласился со мной Рауль.— Бесноватые очень часто накладывают на себя руки.

— Марионетки — не просто одержимые. Бес в них заперт, и он обречен умереть вместе с человеком.

— Полагаешь?

— Уверен. Если у беса не будет никаких шансов удрать, марионетка рисковать не станет.

— Возможно, в этом что-то есть.— Рауль задумчиво почесал заросший длинной щетиной подбородок.— Но как бы то ни было, дел у нас невпроворот.

— Тогда не буду вас отвлекать,— вздохнул я и потер зудевший из-за табачного дыма нос.— Кого отдадите под мое начало?

— Есть зацепки?

— Возможно.

— Рассказывай.

— Особо рассказывать пока нечего. Правильно ли я понимаю, что версия об участии в похищении самого Ланье не рассматривается?

— Неправильно,— твердо заявил Рауль.— Просто не надо на ней зацикливаться. Канцлер прямо заявил, что не потерпит в этой ситуации никакого сведения счетов. А герцог Гастре не из тех, кто предупреждает дважды.

— Хорошо. Тогда скажу так: наконечники были похищены Джоэлем и Граем. Через отверстие в днище они выкинули их в канализацию, когда карета остановилась из-за якобы сломавшейся впереди телеги.

— Все бы ничего,— тяжело вздохнул Пратт,— но этих господ нашли мертвыми на задворках их любимой ресторации. Медики убеждены, что смерть наступила как минимум в ночь накануне вашего прибытия в порт.

— Это запутывает дело,— не стал я выдвигать никаких скоропалительных предположений.— Мне надо осмотреть место, где их нашли, и сами тела, само собой, тоже.

— Что-нибудь еще? — Граф потер воспаленные глаза и вновь принялся раскуривать трубку.

— Люди. Надежная нора. Деньги. И обувь.

— Обувь? — Джек перегнулся через край стола, глянул на заляпанные в грязи мокасины и с довольным видом хохотнул. Настроение у него улучшилось прямо на глазах. Вот ведь гаденыш…

— Что-нибудь еще? — уточнил Рауль.

— Мне надо знать, почему смерть Джоэля и Грая сняла подозрение с Ланье.

Что дело нечисто, я заподозрил уже давно, а реакция Луринги только укрепила мои подозрения.

— Не сняла,— покачал головой граф,— но сместила акценты.

— В какую сторону?

— Когда я только устроился в охранку, лейб-егерь попытался убить нескольких высокопоставленных вельмож. Покушение не удалось, несостоявшийся убийца в ходе задержания погиб, но некоторое время спустя неподалеку было обнаружено раздетое до исподнего тело того самого курьера. Когда их положили рядом, отличить одно от другого не смогла даже жена.

— Брат-близнец?

— И в помине не было. К тому же шрамы у них тоже совпадали вплоть до царапин.

— Ясно,— задумался я.— Ясно… Вы когда-нибудь общались с Джоэлем и Граем до встречи в порту?

— Да, доводилось.

— И не заметили ничего подозрительного?

— Не знай я всех обстоятельств дела, никогда бы не поверил, что разговаривал с кем-то другим.

— Понятно. Ну, тогда вопросов больше нет.

— Значит, так… Деньги не проблема, квартира тоже. Обувь? Сейчас мерку снимут, к вечеру будет. В помощь… в помощь Джека бери,— быстренько разобрался с моими требованиями Рауль и с довольным видом откинулся на спинку стула.— Все, свободны.

— Пошли, помощничек,— потянул я рыжего пройдоху на выход.— Сапожник у вас собственный, что ли?

— Придворный.

— Хорошо живете.

В приемной мы столкнулись с господином Заре. Тот сделал вид, будто меня не узнал, я тоже афишировать наше знакомство не стал и, кивнув на прощанье Сержанту, вышел в коридор.

— Важная шишка? — обернулся я к задержавшемуся в приемной Джеку.

— Рик Заре? Заместитель Рауля.

— Да ну?!

— Не бери в голову,— успокоил меня Пратт.— Граф его на коротком поводке держит.

— Ясно. — Я  вышел  на  крыльцо  флигеля  и  уточнил: — А тебя?

— В смысле? — Рыжий пройдоха сделал вид, будто не понял вопроса.

— Твой статус в системе какой, говорю?

— Ну, вообще… — Парень гордо выпятил грудь, потом шумно выдохнул и махнул рукой.— А-а-а, никакой мой статус пока, просто никакой.

— Да ну? — засомневался я.

— Бумаги о назначении заместителем главы дворцовой охранки находятся на рассмотрении. Там,— ткнул пальцем в небо Джек.— И все будет зависеть от результатов расследования. Так что выручай.

— Ну, ты и проныра,— только и покачал я головой.— Ладно, пошли сапоги заказывать.

— Дальше куда?

— Транспорт у тебя есть?

— Пролетку возьмем.

— Тела Джоэля и Грая посмотреть надо. Ну и место, где их нашли.

— А потом?

— Суп с котом. Пошли давай…

 

Визит к сапожнику много времени не занял, и уже через четверть часа мы с Джеком уселись в подогнанную к задним воротам дворца пролетку, управлял которой наряженный в цветастую ливрею Пьер — еще один перекочевавший в охранку работник надзорной коллегии.

— Так! — хлопнул я себя по лбу.— А где мои вещички, кстати?

— На квартире,— как нечто само собой разумеющееся выдал Джек.

— В смысле?

— Ну, ты ж просил нору?

— Хочешь сказать, вы поиском жилища для меня заранее озаботились?

— А ты как думал? Я тебя к себе даже на коврик ночевать не пущу.

— А вот это я запомню…

— Куда ехать-то? — обернулся к нам Пьер.

— В морг,— распорядился я.

— Какой именно?

— На площадь Трех Каналов езжай,— подсказал Джек.

— Это который напротив здания тайной службы? — уточнил возница, сворачивая на какую-то узенькую улочку.

— Он самый.

— Слушай, Джек,— толкнул я локтем в бок рыжего пройдоху,— а вы меня в какую дыру засунуть собираетесь?

— Прям в дыру! Нормальная комната в доме, где флотские квартируются. Я туда своих людей в охрану направлю, будешь жить, как у Святых за пазухой.

— Хотелось бы верить…

— Не боись, у нас все без обмана.

— Это ты пошутил сейчас?

— Да ладно тебе…

 

В  морге  ничего  полезного  разузнать   не  получилось. И дело было даже не в том, что не терпелось поскорее покинуть пропахший тяжелым трупным запахом подвал, вдоль стен которого тянулись бесконечные ряды лежанок. Иногда пустых, чаще — с накрытыми грязными дерюгами телами. Нет, просто я небезосновательно рассчитывал уловить следы бесноватости, а тела подручных Ланье оказались абсолютно чисты. Никаких остаточных эманаций скверны. Абсолютно никаких.

— Причину смерти установили? — вытирая руки, спросил я у вышедшего из своей каморки медика.

— Асфиксия.

— Яд или удушение?

— Удушение.

— Вот как? — Заявление это меня особо не удивило — темные  полосы на шеях мертвецов говорили сами за себя. И все же концы с концами не сходились. Ни за что не поверю, что эти головорезы так легко дали бы себя удавить.— Это все?

— У обоих следы удара по голове, сразу за левым ухом,— шмыгнул носом медик.— И, судя по косвенным признакам, их предварительно одурманили.

— Их одурманили или они одурманили себя сами?

— Следов длительного употребления опиатов не обнаружено. Хотя вскрытие тел мы еще не проводили…

— Можете проводить.— Я кинул полотенце на пустую лежанку и зашагал на выход.

Картина складывалась крайне противоречивая. Следов бесноватости нет, но кто-то приложил немало усилий, чтобы отправить подручных Ланье на тот свет. Причем убийца — или убийцы? — затратил столько усилий исключительно для того, чтобы избежать кровопролития. Так что же было целью такой избирательности: тела или одежда? Одежда или тела? Наконечники похитили повиновавшиеся чужой воле живые мертвецы или кто-то умудрился принять их облик? Вот в чем вопрос.

— Ну и как успехи? — поинтересовался дожидавшийся меня на крыльце Джек Пратт.

— Так себе,— мрачно глянул я на затянутое серыми облаками небо. Вот и дождь уже накрапывать начал.— Закрытый экипаж не мог выбить, что ли?

— Зачем? — Джек накинул на голову капюшон плаща и зашагал к пролетке.

— Дай плащ погреться.

— Разбежался!

— Злой ты.— Я уселся на мокрое сиденье и поднял воротник куртки.— Поехали на квартиру.

— Тут до «Алмазной пичуги» рукой подать.

— Что за пичуга еще такая?

— Там тела обнаружили.

— Святые с тобой, поехали. Но, если я простыну и заболею,— виноват будешь ты.

— Как-нибудь переживу,— фыркнул Джек.— Меду привезу или там варенья малинового.

— Ловлю на слове. Пьер, свидетелем будешь.

— Не буду,— отказался возница.— Оно для здоровья вредно.

— Вот! — обрадовался рыжий пройдоха.— Моя школа!

— Что-нибудь с трупов пропало?

— Одежда и служебные бляхи.

— Понятно. А что с «Алмазной пичугой»? Джоэль и Грай часто там бывали?

— Только там и бывали. Они владели долей в этом доме и жили в квартирах над ресторацией.

— Так понимаю, обслугу вы уже наизнанку вывернули? — предположил я.

Пьер направил пролетку в какой-то переулок, и мы едва разминулись с нагруженной пустыми бочками телегой.

— До сих пор выворачиваем. Толку — ноль. Никто ничего не видел и не слышал.

— Ну кто-то же должен был подмешать наркотики им в пищу.

— А потом выманить на задний двор, надавать по башке, удавить, раздеть и утопить тела вон в той канаве.— Джек Пратт указал на терявшийся в зарослях бурьяна ров.— И между тем никто ничего не видел.

— Так оно обычно и бывает.

Я вылез из пролетки и оглядел глухой дворик ресторации.

Колода для разделки мяса, поодаль — мусорка и лужа, в которую помои выплескивают. Какие-то оборвыши разгружают телегу с овощами, рядом трется бездомная собака. Но это сейчас — как стемнеет, думаю, тут никто в здравом рассудке шляться не станет. Чревато оно.

— На тела мальчишки случайно наткнулись,— вслед за мной подошел к канаве Джек.— Повезло.

— И что им тут понадобилось?

— Говорят, решили кораблики попускать,— ухмыльнулся рыжий.— Но думаю, присматривали, как чего с соседнего двора упереть.

— Возможно,— кивнул я. Несколько досок в начинавшемся за канавой заборе оказались подломлены, и из дыры за нами с интересом наблюдал наглый черный котяра с обтрепанными в бесчисленных драках ушами.— Все, поехали.

— С управляющим ресторацией разговаривать не будешь?

— Смысла не вижу.

— Замерз? — хохотнул Пратт.

— С тебя мед.

— Ты ж не заболел?!

— Заболел. Кхе-кхе.— Я уселся было в пролетку, потом глянул на расплывшуюся в ехидной улыбке физиономию Джека и тяжело вздохнул: — Ладно, бес с тобой, пошли поговорим.

— А разве есть смысл?

— Есть. У меня уже второй день и маковой росинки во рту не было.

— То есть ты хочешь за казенный счет брюхо набить? Ай-ай-ай, как нехорошо!

— Так! — Я остановился у черного хода ресторации и повернулся к Джеку: — А что у нас с деньгами?

— С какими деньгами? — Пратт посторонился, пропуская тащившего корзину с луком поваренка.

— Которые Рауль обещал выделить.

— У него и спрашивай.

— И спрошу,— пообещал я.

— И спроси,— фыркнул Джек и сунул служебную бляху в лицо удивленному нашим появлением с черного хода метрдотелю.— Управляющего в третий номер.

— У тебя здесь личный кабинет? — усмехнулся я, когда рыжий своим ключом отпер накладной замок и сломал налепленную на дверь сургучную печать.

— Я подумываю над этим.— Пратт прошел внутрь и указал на стоявший у противоположной стены диванчик.— Чувствуй себя как дома.

— Договорились.

Обстановка в кабинете, надо сказать, была подобрана со вкусом. Вот уж чего от Джоэля и Грая не ожидал, того не ожидал. По обеим сторонам двери обнаружились высокие, в рост человека, зеркала, а у придвинутого к дивану столика стояли два кресла. Под потолком висел светильник с обтянутым алой тканью абажуром, окно пряталось за шторой, в углу сверкал начищенной медью канделябр с огарками свечей.

— Неплохо здесь.— Я убрал куртку на обнаруженную за портьерой вешалку.— Уютно.

— И посторонний ничего в еду подсыпать не может.

— Если только не по пути с кухни.

— Тоже верно.

— Господа,— неуверенно заглянул в кабинет управляющий, моложавый мужчина с напомаженными волосами.— Чем могу служить?

— Никто ничего нового не вспомнил? — по-хозяйски кинул плащ на спинку кресла Джек.

— Нет,— помрачнел управляющий и нервно пригладил прическу.— Ничего.

— Уходили они, как обычно? — уточнил я.— Вместе или поодиночке?

— Вместе. Никто ничего необычного не заметил.

— То есть они частенько покидали ваше заведение через черный ход?

— Время от времени,— задумался напомаженный.

— А зачем?

— Покойные были не теми людьми, которым стоило задавать подобные вопросы.

— Ясно.— Джек плюхнулся на диванчик.— Накрывайте стол на две персоны. Особых изысков не надо, что на кухне есть, пусть то и тащат. И бутылку красного вина. С виноградников Лема прошлогоднего урожая в самый раз будет.

— Как скажете.— И управляющий поспешил покинуть кабинет.

— И возницу нашего покормите! — вслед ему крикнул я и подошел к канделябру. Могли в воск подмешать что-нибудь дурманящее сознание? Запросто. Но что нам даст подтверждение этой гипотезы? Да ровным счетом ничего.

— Не волнуйся,— Пратт достал кисет и трубку,— вот кто-кто, а Пьер голодным не останется.

— Убери,— попросил я, разглядывая в зеркало свою заросшую рыжеватой щетиной физиономию.— Сил нет больше эту гадость нюхать.

— На улице покурю.— Джек принялся набивать трубку.

— Это у вас такое поветрие в охранке, что ли?

— Ага,— хмыкнул тот и махнул рукой заглянувшему в дверь слуге: — Заносите, заносите…

Стол оказался накрыт буквально в мгновение ока. Рраз — и стоят блюда, тарелки, бокалы и откупоренная бутылка вина. Волшебство, да и только.

— Уха.— Официант наполнил тарелки ароматным супом и потянулся за бутылкой.

— Свободен,— поспешил выпроводить его Пратт.— Дальше мы сами.

И в самом деле — без рук, что ли? Лишние уши нам вовсе ни к чему. Надо поговорить с Джеком по душам, ох надо…

Но к разговору мы приступили уже после трапезы. И уха, и жаркое под грибным соусом оказались выше всяких похвал, так что портить себе аппетит деловыми разговорами мы не стали. И только когда я разлил по бокалам темно-красное вино, Джек откинулся на диванчик и сыто зевнул:

— Ну и что ты по этому поводу думаешь?

— Мы в полной заднице.

Вино тоже оказалось неплохим, и я пригляделся к этикетке. «Тирошский рубин», урожай позапрошлого года. Неплохой год, выходит, был. Стоит запомнить.

— Думаешь, в полной?

— Именно. Если я хоть что-то понимаю в этой жизни, наконечников в Акрае уже нет.

— Тем не менее от нас ждут результата.— Джек поставил пустой фужер на стол.— И либо мы его обеспечим, либо падем смертью храбрых в процессе. Мне больше нравится первый вариант.

— Аналогично.— Я вновь наполнил бокалы.— Выходит, чтобы распутать эту головоломку, у нас есть в запасе самое большее пара дней. Иначе наконечники успеют покинуть Стильг.

— Считаешь, их попытаются вывезти посуху?

— Непременно.— Я вдохнул аромат вина.— Драгарн тоже намерен наложить на них лапу. Слишком высок риск погореть на таможенном досмотре.

— А если не заходить в порты?

— По нашему времени это ничего не гарантирует.

— Ты так уверен, что похищение организовал Ланс? Почему?

— Драгарн до сих пор не объявил нам войну.

— Логично.— Джек развалился на диване и принялся болтать ногой в воздухе.— Нет, хорошо здесь. Остается только выбрать из обслуги пару девиц посимпатичней и запустить их на столе танцевать.

— Такое тут в порядке вещей?

— Вовсе нет, и как раз это меня и настораживает.

— Ты слишком плохо думаешь о покойных.

— Дай-то Святые…

— Ладно, собираться пора,— поднялся я из-за стола.— Как твой друг, кстати, поживает?

— Это который? — Пратт принялся раскуривать трубку.

— Чесмарци.

— Ох… кха-кха! — закашлялся рыжий.— Не поминай его лучше лишний раз.

— А что такое?

— Вместо Ланье сейчас временно обязанности исполняет Премине. Знаком с таким?

— Не доводилось.

— Зас…нец полный. Первым делом он к себе Чесмарци в заместители подтянул.— Джек накинул плащ и остановился в дверях.— Пошли, что ли?

— Выходит, с покровителем вопрос разрешился? — На ходу надевая куртку, я вышел из кабинета.— Ты номер опечатывать не будешь, что ли?

— А зачем? Ты осмотр провел, пусть пользуются…

— Осмотр провел, да...

— Запишите на мой счет,— небрежно бросил рыжий метрдотелю и, как ни в чем не бывало, покинул ресторацию через черный ход.

— Силен.— Я последовал за приятелем и, забравшись в пролетку, скомандовал Пьеру: — Поехали.

Тот поспешно спрятал в карман плоскую фляжку и, стараясь дышать в сторону, уточнил:

— Куда?

— На квартиру, к этому… — ткнул меня в бок Джек.

Крепкий спиртовой дух он, без всякого сомнения, уловил, но, пребывая в благодушном настроении, замечаний подчиненному делать не стал. Совсем распустились…

 

Дом, в который мне предстояло заселиться, был выстроен неподалеку от порта. Далеко не самый престижный и спокойный район города, но квартировавшие тут морячки и  сами  могли  пустить  кровь   любому   уличному хулигану. А чтобы ни у кого из местных жуликов не возникло и мысли поживиться казенным имуществом, двор четырехэтажного особняка был обнесен высокой кованой оградой. Впрочем, на одни лишь штыри поверх забора флотские полагаться не стали — карауливший ворота седоусый дядька хоть и потерял неведомо когда все пальцы на левой руке, но как обращаться с висевшей на боку боцманской дубинкой наверняка не забыл. Да и дудка при нем. Тревогу поднять завсегда успеет.

— Открывай! — прикрикнул на сторожа Пьер.

Ветеран смерил нас презрительным взглядом, почесал за ухом и покачал головой:

— Насчет повозки указаний не было.

— Совсем обалдел, что ли, старый? — опешил парень.

Сторож отвернулся и демонстративно сплюнул под ноги коричневую от жевательного табака слюну.

— Ладно, пошли,— соскочил я с пролетки и зашагал к воротам. Тут уж седоусый медлить не стал и тотчас отпер калитку.

— Люди из дворцовой охранки были? — спросил сторожа последовавший за мной Джек.

— Да кого тут только не было! — скорчив недовольную гримасу, фыркнул старик. Пиетета перед сухопутными крысами он не испытывал совершенно. Дворцовая охранка? Делов-то…

— Пошли давай,— поторопил я рыжего пройдоху. Продрог — сил нет. Еще и морось эта. Так и в самом деле простыть недолго.— И в какую конуру меня заселили?

— Скажешь тоже, в конуру! — Джек глянул на сидевшего на цепи здоровенного дворового кобеля и ухмыльнулся: — Хотя, если хочешь…

— Иди ты… — Я распахнул дверь и прошел в просторный холл.

— Господа? — поднял на нас взгляд сидевший за конторкой консьерж, крепко сбитый пожилой мужчина. Он подозрительно прищурился и обернулся к развалившемуся в глубоком кресле Сержанту: — Это, что ли, ваши?

— Они самые.— Сержант поднялся на ноги и доложил: — Все спокойно.

— Вот и замечательно. Пока здесь побудь, вечером пришлю кого-нибудь.

— Это зачем еще? — удивился я.— К чему столько охраны?

— А на всякий случай,— не стал ничего объяснять Пратт, мельком глянул в висевшее на стене зеркало и прищелкнул пальцами: — Ключ, пожалуйста…

— Я провожу.

Консьерж подхватил приставленный к стене костыль и заковылял к уходившей на верхние этажи лестнице. Причиной хромоты оказалась вовсе не старческая немощь — левая нога заканчивалась деревянной культей.

— Не стоит,— попытался остановить его Джек, но ничуть в этом не преуспел.

— Положено! — безапелляционно отшил его увечный моряк и обернулся к Сержанту: — Присмотри тут за хозяйством пока, молодой.

— Будет исполнено! — пряча улыбку, отрапортовал тот.

Консьерж довольно споро поднялся на второй этаж, отпер  ближнюю  к  лестнице дверь и протянул мне ключ. Я прошел внутрь и огляделся. Одна комната, стол, пара стульев, у стены — койка, в углу шифоньер. И что самое главное — мои вещички сюда в целости и сохранности привезли. Вот это действительно радует.

— Гальюн на этаже,— заявил прислонившийся к косяку старик.— Столоваться здесь будете?

— Нет,— за меня ответил Джек и сунул ветерану полмарки.— Ты моим спуску не давай, пусть не расслабляются.

— А то! — гордо выпятил грудь консьерж.— У меня не забалуешь! На флоте с полусотней таких олухов справлялся!

— Вот и здорово.— Пратт прикрыл дверь и усмехнулся, оглядев обстановку: — Простенько, как говорится, но со вкусом…

— Ты зачем людей ко мне приставил?

Скинув насквозь промокшие мокасины, я первым делом примерил предоставленные охранкой сапоги. А ведь хорошо сидят! И не жмет нигде вроде. Ладно, посмотрим, как носиться будут. Все же не по ноге сшиты…

— Опять по башке получить хочешь? — недобро усмехнулся Джек.

— Издеваешься?

— То-то же. Ну и какие у нас дальнейшие планы?

— Проедемся по городу, поговорим кое с кем.

— По поводу?

— Да ты знаешь…

Я вытащил из мешка шило и сунул его в голенище сапога. Ножны с превращенным в серп когтем прицепил на пояс.

— Ну? — поторопил меня рыжий.

— Очень  это все на чью-то стандартную заготовку похоже.

— Ты действительно полагаешь, что Ланс привлек для этого дела местных мошенников?

— А почему нет? — Застегнув пряжку плаща, я нахлобучил на голову шляпу и посмотрелся в висевшее рядом с дверью зеркало. Сойдет.— Самим думать ничего не надо, а от исполнителей потом избавиться можно.

— Получается, мы будем гоняться за призраками? — Джек распахнул входную дверь и вышел в коридор.

— Получается, так.— Я два раза провернул в замке ключ и зашагал к лестнице.— Но это не страшно. Главное, чтобы результат был.

— Рад, что ты это понимаешь. Не хотелось бы на старости лет в Пахарту или Аврию уматывать. Хотя на островах, говорят, мужики в цене. Будешь любимым наложником у какой-нибудь богатенькой бабенки…

— Типун тебе на язык!

— Да шучу я, шучу. Какая Пахарта, какая Аврия? Не найдем наконечников — вздернут, и все дела.

— Шутник, блин…

— При чем здесь шутки? Это правда жизни! — с довольным видом хохотнул Джек.— Куда едем?

— Увидишь,— поморщился я. Тоже мне комедиант выискался.— Надеюсь, ты против посещения городского дна ничего не имеешь?

— Я? Да как ты мог такое подумать?

— Вот и замечательно…

 

Следующая глава ->

 

Купить бумажное издание: Лабиринт

Купить электронный текст на Литрес

Купить книгу в магазине Автора и скачать текст в форматах fb2, mobi, epub, rtf, txt

 

Павел Корнев. ПадшийПадший

 


Купить: Лабиринт


Текст у Автора напрямую


Текст на Литрес


Купить: Озон

 

Павел Корнев. ПадшийСпящий

 


Купить: Лабиринт


Текст у Автора напрямую


Текст на Литрес


Купить: Озон