Авторизация

 

 

 

Падший. Часть 10
Читать книгу Павла Корнева "Падший" (Сиятельный 3)
 Глава третья "Немного смерти, немного людьми"

 

 

 

 

 

 


Купить бумажное издание: Лабиринт, Озон
Купить и скачать книгу в магазине Автора в форматах fb2, mobi, epub, rtf, txt
Купить и скачать электронный текст на Литрес
Cкачать и слушать аудиокнигу "Падший"

 

 

Глава третья, или Немного смерти, немного любви

   

  2

  

  Проснулся уже в столице на Западном вокзале. Лилиана вновь сидела напротив и смотрела на меня с непонятным выражением лица.

  - И кто за кем должен присматривать? - с укором поинтересовалась она. - Ты продрых всю дорогу!

  Я сонно кивнул, потер ладонями лицом, потом привел железное оправдание:

  - Ты ведь не нуждаешься в моей опеке, верно? И я в этом вопросе с тобой полностью солидарен.

  - Отец точно просил тебя приглядеть за мной? - даже засомневалась Лили в своих подозрениях.

  Но я опускаться до откровенной лжи не стал.

  - Он просто хотел знать, в каком отеле ты остановишься. Разве можно было отказать ему в такой малости?

  - Возмутительно! - рассерженной кошкой фыркнула Лили и отвернулась к окну. Я не обиделся. Поезд ехал по городу, и Лилиане куда интересней было любоваться видами императорского парка, нежели созерцать мою помятую физиономию, вне зависимости от того, помирились мы или нет.

  Когда состав въехал на территорию Центрального вокзала, я впервые за всю поездку поднялся из кресла и размял ноги. Утомленная долгой дорогой почтенная публика на меня даже не взглянула.

  Раздался длинный гудок, шлейф дыма накрыл вагон, и паровоз начал замедлять свой бег. Не прошло и минуты, как мы въехали в крытый привокзальный павильон, и поезд остановился у перрона.

  - Где твой багаж? - спросил я у Лилианы.

  - Мне не нужна твоя помощь! - отрезала она. - Ты ведь такой занятой человек!

  - Ну, время угостить тебя лучшими профитролями в столице у меня найдется, - забросил я удочку, и спутница сменила гнев на милость.

  - Хорошо, веди, - согласилась она, взяв меня под руку.

  Как мне показалось, Лилиана просто растерялась от увиденного. И немудрено - на неподготовленного человека Центральный вокзал Нового Вавилона производил неизгладимое впечатление. Город в городе, паровой котел огромного транспортного механизма империи. Железнодорожные ветки соединяли его с морским портом и портом дирижаблей; огромный зал заполняли приезжие со всего мира, и уверен - среди них были не только люди.

  Ароматы парфюма, незнакомой еды, табака и пота окружили нас со всех сторон, и я поспешил увести Лили из этой сутолоки в более спокойное место.

  - Куда мы идем? - спросила моя спутница, с тревогой оглядываясь по сторонам; я буквально слышал, как встревоженно колотится ее сердце. Лилиана цепко держала меня за левую руку, словно боялась отпустить и затеряться в беспокойном море людей.

  В правой руке я нес ее дорожный чемодан, легкий и плоский. Если выставить перед собой острый угол, то таким багажом чрезвычайно удобно прокладывать дорогу в толпе.

  - Лео! - дернула меня за руку Лили. - Куда ты меня ведешь?

  - Уже привел, - указал я на вокзальное кафе, где любил бывать ребенком. Мы с отцом никогда никуда не ездили, он просто имел обыкновение встречаться на вокзале с нужными людьми.

  Не без труда, но нам все уже удалось отыскать свободный столик; я убрал чемодан под стул, велел Лили присматривать за ним, а сам отправился в буфет. Принес поднос с двумя чашками кофе и корзинкой профитролей. На покупку этого угощения ушла изрядная часть остававшихся в бумажнике денег, но я по этому поводу ничуть не переживал. Мои финансовые затруднения подходили к концу.

  В отличие от папы, на вокзале я собирался повстречаться не с каким-нибудь социалистом или анархо-христианином, а с собственным поверенным. Помимо восстановленного паспорта тот должен был принести немного наличности и новую чековую книжку. По крайней мере, я очень на это рассчитывал. Новый Вавилон не слишком снисходителен к бродяге без денег и документов.

  Чашка кофе и несколько профитролей подействовали на Лили самым положительным образом. Бледное лицо порозовело, моя спутница перестала встревоженно озираться по сторонам, успокоилась и с нескрываемым интересом разглядывала сновавших внизу людей. Кафе располагалось на втором этаже, вокзал отсюда просматривался от билетных касс и до выхода на платформы.

  Именно поэтому я заметил поверенного задолго до того, как нескладный выпускник не самого престижного учебного заведения подошел к винтовой лестнице и стал подниматься в кафе. Слежки за ним не было. По крайней мере, никто подозрительный мне на глаза не попался.

  - Сейчас вернусь, - предупредил я Лилиану и направился к бестолково озиравшемуся у буфета пареньку.

  - Виконт! - встрепенулся тот при моем приближении.

  - Тише! - потребовал я, склонился над витриной и спросил: - Все готово?

  Вместо ответа поверенный протянул газетный сверток.

  - Да.

  - Кто-нибудь мною интересовался?

  Поверенный покачал головой и замялся, но все же произнес:

  - Среди кредиторов ходят упорные слухи о вашей кончине. Поговаривают, будто я скрываю это, пользуясь отсутствием близких родственников. Пока ваши подписи никто не оспаривает, но, быть может...

  - Нет! - отрезал я. - Пока эти кровососы исправно получают платежи, никто бучу поднимать не станет. Так что ты со мной не встречался, а все инструкции по-прежнему приходят почтовыми отправлениями. Ясно?

  Молодому честолюбивому юристу сомнения в его порядочности были как острый нож, но назначенное мною жалование с лихвой перекрывало все возможные неудобства. Так мне, по крайней мере, всегда казалось.

  - Не вздумай, - на всякий случай предупредил я поверенного. - Понял?

  - Понял, - поник тот.

  - Что-то еще?

  - Китаец, как обычно, мутит воду. Надеюсь, продажа участка на Кальварии заставит его успокоиться.

  До самого последнего времени продать земельный участок мешал фамильный особняк с проклятием, но теперь от темной магии не осталось и следа, поэтому за усадьбу вполне можно было выручить сумму, достаточную для покрытия львиной доли моих долгов. В принципе, я мог закрыть все обязательства из своих швейцарских активов, но, дабы избежать возможных пересудов, гасил кредиты исключительно за счет поступлений от доли в семейном фонде Косице.

  - Документы подпишете сразу или переслать в Цюрих? - уточнил поверенный.

  - В Цюрих, - распорядился я. - И попробуй поторговаться за участок через подставных покупателей. Но цену сильно не поднимай, не больше чем на десять-пятнадцать процентов.

  - Сделаю.

  - Вот и молодец. - Я похлопал юриста по плечу и ненавязчиво подтолкнул его к лестнице. - Все, иди.

  Представлять поверенному свою спутницу я не собирался.

  Когда юрист начал спускаться по лестнице, я подошел к ограждению второго этажа и проследил за ним взглядом. Вновь не заметил ничего подозрительного и вернулся к Лилиане, на ходу сунув газетный сверток во внутренний карман пиджака.

  - Ну? - улыбнулся я. - И как ты собиралась ориентироваться тут одна?

  Лили посмотрела на меня, как на неразумное дитя.

  - Лео, ты и в самом деле думаешь, что я не сумела бы совершенно случайно столкнуться с тобой на перроне?

  - Значит, папа просто облегчил тебе жизнь? Зачем тогда было злиться?

  - Ничего ты не понимаешь! - Лилиана с печальным вздохом раскрыла пудреницу, посмотрела в зеркальце, несколькими уверенными движениями напудрила лицо. - Я не выношу, когда что-то решают за меня. Ясно?

  Я не удержался от ехидной ухмылки, но лишь покладисто произнес:

  - Учту на будущее.

  - Учти, - с непроницаемым выражением лица кивнула Лили и вдруг ткнула меня затянутым в гипюровую перчатку пальчиком. - Надеюсь, ты не думаешь, будто я отправилась в поездку исключительно ради того, чтобы побыть с тобой? - выдала она и театрально взмолилась: - Лео, не заставляй разочаровываться в тебе! Скажи, что это не так!

  - Ты разбиваешь мое сердце.

  - Лео!

  - Хорошо! Хорошо! Я так не думаю.

  Я и в самом деле был далек от мысли, будто Лилиана отправилась в столицу из-за внезапно вспыхнувшей страсти к случайному знакомому.

  Нет, было что-то еще. Страх?

  Страх.

  Тонкий, едва уловимый страх, искусно спрятанный за беззаботной улыбкой. И благодаря откровенности маркиза мне была известна его причина. Задушенный жених - серьезный повод бояться тугов. Но выступления в варьете...

  - Мы можем идти? - поторопила меня спутница.

  - Да, конечно! - Я вытащил из-под стола дорожный чемодан, взвесил его в руке и не удержался от усмешки. - Не очень-то много у тебя вещей.

  - Лео, ты меня поражаешь! - закатила глаза Лили. - Девушка приезжает в столицу успокаивать нервы, зачем ей багаж? Она все купит на месте! В этом - весь смысл поездки! Дорогие магазины! Талантливые портные! Модные ювелиры!

  - О-хо-хо, - посмеялся я, спускаясь по лестнице. - Теперь я понимаю беспокойство твоего папеньки!

  Лилиана только фыркнула.

  - Если ты намекаешь на мою расточительность, то смею тебя уверить: все покупки я оплачиваю из собственных средств.

  - Богатая невеста?

  - Богатая старая дева.

  Теперь пришла моя очередь фыркать от смеха. Но к этому времени мы уже спустились на первый этаж, и стало не до разговоров. Люди, люди, люди - и все куда-то спешат, будто беспрестанно находящиеся в движении косяки морских рыб.

  Когда неподалеку над головами мелькнул тюрбан и Лилиана, явственно вздрогнув, до боли стиснула мое плечо, я не подал виду, что почувствовал это, и лишь ускорил шаг. Выставленный передо мной чемодан разрезал толпу будто форштевень корабля, и очень скоро мы выбрались из духоты вокзала на раскаленную зависшим в зените солнцем площадь.

  Город тонул в мареве смога, знойный воздух плыл и колебался над землей, ветра не было, и по этой причине жара казалась и вовсе невыносимой. От яркого света моментально начали слезиться глаза, и я поспешно нацепил на нос темные очки. Лилиана закашлялась и приложила к лицу надушенный платочек.

  - Как здесь только люди живут? - вздохнула она.

  - По-разному, - честно признал я и махнул рукой свободному извозчику.

  Когда тот подъехал, я помог спутнице забраться на высокое сиденье, потом закрепил на задке чемодан и устроился рядом с Лили в тени поднятой крыши.

  - Куда изволите? - обернулся к нам бородатый дядька в мятой кепке с потрескавшимся козырьком. Лицо извозчика покраснело, по вискам и щекам бежали крупные капли пота.

  Я вопросительно посмотрел на Лили, и та взяла бразды правления в свои руки.

  - Нам, любезный, нужен лучший отель! - объявила она.

  Извозчик озадаченно поскреб затылок.

  - Да кто их разберет, какой лучший? - протянул он. - Самый дорогой - "Бенджамин Франклин", что на Императорской площади. Устроит?

  - Самый дорогой? - уточнила Лили.

  - Так и есть, - подтвердил я слова извозчика.

  - Туда и поедем!

  

  Поездка много времени не заняла, но и этого с лихвой хватило, чтобы взмокнуть от пота и успеть пожалеть о чистом воздухе горного курорта. Лилиана поначалу с интересом смотрела по сторонам, но вскоре жара доконала и ее.

  - Надеюсь, к вечеру зной спадет? - спросила она, обмахиваясь платочком.

  - Спадет, - подтвердил я, - но воздух чище не станет.

  - Ты убиваешь меня, Лео! - горестно протянула Лили и обвела рукой вытянутую будто широкий проспект площадь, на которую выехала наша коляска. - Здесь всегда так пустынно?

  Где-то неподалеку часы отбили два раза, я сверился с хронометром и уверил Лилиану:

  - Вовсе нет. Просто сейчас слишком жарко.

  - Вся приличная публика на воды уехала. А кто не уехал, до захода солнца из дому ни ногой, - обернулся к нам извозчик и указал на основательное каменное здание отеля с открытыми террасами на четвертом и пятом этажах. - Приехали.

  Я расплатился за поездку, помог Лилиане спуститься на брусчатку, потом взял чемодан и занес его под матерчатый навес у входа в отель. Швейцар предупредительно распахнул перед гостьей высокую дверь, а выскочивший было на улицу парнишка в нарядной ливрее неуверенно замер на месте, не решаясь забрать багаж.

  Я взял чемодан в левую руку, поманил паренька за собой и вслед за Лилианой отправился к стойке портье.

  В холле оказалось на удивление прохладно, звенел тонкими струйками воды фонтан, щебетала в клетке среди цветов отчаянно желтая канарейка. При одной только мысли, что сейчас вновь придется выйти в раскаленное пекло летнего города, сделалось дурно.

  Я поставил чемодан на пол, указал на него носильщику и присоединился к Лилиане, которая выложила паспорт на стойку и уверенно заявила:

  - Мне нужен номер. Чем выше, тем лучше.

  - Могу предложить люкс на четвертом этаже, госпожа Монтегю, - угодливо улыбнулся портье, раскрыв паспорт. - На какой срок планируете у нас задержаться?

  Лили задумалась.

  - Пока не знаю, - сказала она и вопросительно взглянула на меня. - Что посоветуешь, Лео?

  - Выедешь, когда выедешь, - пожал я плечами и предупредил портье: - На время пребывания в отеле госпоже понадобится извозчик. Это можно устроить?

  - Мы оказываем постояльцам подобного рода услуги, - подтвердил служащий.

  - Выписать чек? - уточнила Лилиана, выставив на стойку сумочку.

  - В этом нет никакой нужды, госпожа Монтегю, - уверил ее портье, убирая паспорт в сейф. - Это весь ваш багаж?

  - Да.

  - Его поднимут в номер. Вот ключ.

  Лилиана приняла ключ и спросила:

  - А ты? Где остановишься ты, Лео? Надеюсь, мы увидимся?

  Я с тоской глянул на входную дверь, обреченно вздохнул и развернулся к портье.

  - А скажите, любезный, это ведь был не последний свободный номер?

  Служащий смерил меня внимательным взглядом, сделал над собой некое усилие и подтвердил:

  - Не единственный.

  - Отлично! - Я развернул газетный сверток и небрежно кинул на стойку свой новенький паспорт, к нему присовокупил две сотенных банкноты.

  Деньги решили дело.

  - Еще один люкс на четвертом этаже? - предложил портье.

  - Пойдет, - кивнул я и небрежно облокотился на стойку. - Пробуду у вас день или два, вряд ли задержусь на больший срок.

  - Как вам будет угодно, господин Шатунов.

  - Да вы просто полны сюрпризов, друг мой! - с непритворным удивлением покачала головой Лилиана и поманила меня к себе пальцем, а когда я пригнулся, тихонько шепнула: - Это ведь не деньги моего дражайшего папеньки, так? Он никогда не отличался столь вопиющей расточительностью.

  - Разумеется, нет! - улыбнулся я.

  - Выходит, он в тебе не ошибся.

  - Ничего не возьмусь утверждать наперед, но маркиз обладает изрядной наблюдательностью.

  - Уж мне можешь об этом не говорить!

  Расслышать этот обмен репликами портье не мог, но это не помешало ему прийти в отношении нас к вполне определенному выводу.

  Он прочистил горло, привлекая к себе внимание, и улыбнулся.

  - Господа! Совершенно случайно на четвертом этаже свободны два смежных номера с внутренней дверью. Разумеется, она запирается с обеих сторон! Просто если это уместно, я мог бы выделить вам именно их...

  - Было бы замечательно, - улыбнулась Лили. - Что от нас для этого требуется?

  - Просто позвольте ваш ключ...

  Портье забрал уже выданный ключ и взамен него протянул нам два новых.

  - Вас проводят. - И он махнул рукой носильщику.

  Парнишка немедленно ухватил чемодан и понес его к лифту.

  - Четвертый этаж, - скомандовал он лифтеру, вслед за нами шагнув в просторную кабину.

  Оператор передвинул рычаг, загудели паровые приводы, пол под ногами вздрогнул, и мы начали неспешный подъем.

  Кабина лифта была богато украшена позолотой, на полу лежала ковровая дорожка, а одну из стен занимало ростовое зеркало. Лилиана немедленно принялась разглядывать в нем свое отражение; я улыбнулся уголком рта и отвернулся к небесталанной копии знаменитого батального полотна "Великий Максвелл побивает падшего", что висела на другой стене.

  Вскоре кабина вздрогнула и остановилась, носильщик распахнул дверцы и повел нас по длинному коридору. Как ни удивительно, но электричество здесь проведено не было, на стенах горели газовые рожки.

  Солидное заведение для солидных господ, не гонящихся за новомодными новшествами. Опять же, ремонт и прокладка проводов заняли бы не один день, а здешние постояльцы терпеть не могли шум и присутствие посторонних.

  Выставив чемодан у сорок третьего номера, носильщик попросил у Лилианы ключ, отпер дверь и занес багаж в прихожую. Я дождался его возвращения и сунул франк.

  - Составишь мне компанию сегодня? - спросила Лили.

  - Не получится, - не без сожаления покачал я в ответ головой. - У меня и в самом деле крайне насыщенный график. На сегодня уж точно.

  - Даже не сомневаюсь, - улыбнулась Лили. - Ты такой загадочный...

  - Деловые встречи, - ответил я чистую правду, отпирая дверь соседнего номера. - Предлагаю поужинать вечером.

  - Так и поступим, - согласилась Лили.

  Она скрылась в своем номере, я прошел к себе и огляделся. Окно просторной гостиной выходило на исторический центр города, но сейчас старинные дома затягивал густой смог.

  Стены номера были обклеены обоями с позолоченными узорами, вразнобой висели картины неизвестных мне художников, резной буфет и шкафы подавляли своей монументальностью. Я даже несколько пожалел, что поддался искушению и остановился в столь пафосном месте, но по здравом размышлении решил, что лучше отдохнуть с дороги, чем рыскать по раскаленным улицам в поисках подходящего отеля.

  Выглянув через окно гостиной на террасу, куда можно было пройти через спальню, я снял пиджак и повесил его на спинку стула. Только вытащил из внутреннего кармана пухлый газетный сверток, как раздался стук в дверь.

  - Лео! - позвала меня Лили.

  - Что-то случилось? - отозвался я, не желая представать перед Лилианой в мятой и мокрой от пота сорочке.

  - А ты знаешь какой-нибудь хороший ресторан? Может, зарезервируем столик?

  - Поверь, с этим проблем не возникнет.

  - Рассчитываю на тебя! - крикнула Лили.

  Я уселся за стол, развернул газетный сверток и помимо стопки новеньких банкнот разного достоинства обнаружил там чековую книжку. Впрочем, нужда в ней должна возникнуть нескоро: поверенный передал две с половиной тысячи франков, и даже с учетом аванса за номер наличности у меня оставалось предостаточно.

  Взяв из буфета графин с водой, я напился, потом разделся и несколько минут простоял под холодным душем. По пути из ванной комнаты в спальню прихватил со стола газету, в которую были завернуты деньги, и вместе с ней плюхнулся на огромную двуспальную кровать. Пружины мягко прогнулись под моим весом, а занавесь балконной двери развевал легкий ветерок, и я решил, что "Бенджамин Франклин" не так уж и плох. Мне даже начало здесь нравиться.

  Газета оказалась утренним выпуском "Атлантического телеграфа". Передовица была посвящена отправке императорского военного флота для поддержки жителей Рио-де-Жанейро, восставших против тирании ацтеков, но меня политика нисколько не интересовала, поэтому сразу принялся изучать криминальную хронику. О вчерашнем убийстве в курортном городе там не оказалось ни слова. И вообще Монтекалида упоминалась только раз, в связи с гибелью некоего немецкого химика Гюнтера Клоссе, специалиста по инертным газам, который повесился в гостиничном номере, возвращаясь на родину после отдыха на водах. Причиной самоубийства полагали несчастную любовь; курортные романы давно уже стали притчей во языцех.

  Я кинул газету на журнальный столик и развалился на кровати. Судя по всему, в причастность к гибели провинциального газетчика почитателей Кали не поверили не только следователи, но и клерки новостных агентств.

  Понемногу начало клонить в сон, но я взял себя в руки и поднялся с кровати. Оделся, нацепил на запястье браслет хронометра и взял наброшенный на спинку стула пиджак. Тот брякнул о край стола убранным в карман пистолетом.

  Маузер? Я достал оружие и задумчиво повертел его в руках.

  Несмотря на невеликие размеры, пистолет все же превосходил габаритами мой любимый "Цербер", а стальной кожух затвора и отсутствие электрического воспламенения порохового заряда делали его слишком уязвимым для потустороннего воздействия. Да и двадцать пятый калибр никогда не отличался особой убойной силой. И куда он мне такой?

  Я надел пиджак, отошел к зеркалу и тщательно зачесал волосы расческой. Затем встал у двери смежного номера и постучал.

  - Лили!

  В ответ с той стороны щелкнул запор.

  - Входи! - разрешили мне.

  Распахнув дверь, я неуверенно замялся на пороге. Лили стояла у окна в длинном халате и с намотанным на голову полотенцем. Судя по раскрасневшемуся лицу, она только что закончила принимать ванну.

  - Я, наверное, не вовремя...

  - Брось, Лео! Ты что-то хотел?

  - Умеешь обращаться с оружием? - спросил я, демонстрируя пистолет.

  - Папа научил меня стрелять, - сообщила она. - А что?

  - Новый Вавилон не самый спокойный город на свете, - предупредил я, выложив на стол пистолет и запасной магазин. - Убери в сумочку. Но прежде чем выстрелить, надо передернуть затвор.

  - Хорошо.

  - Знаешь, как целиться?

  - Справлюсь, - успокоила меня Лили. - А тебе он разве больше не нужен?

  - Куплю что-нибудь более... солидное.

  - Большому мальчику - большие игрушки?

  - Так и есть, - улыбнулся я и вернулся к себе. Выложил жестянку из-под леденцов на стол и охлопал себя по карманам, затем надел очки и вышел в коридор. Лифтом пользоваться не стал и спустился в фойе по лестнице.

  - Хорошего дня, господин Шатунов! - напутствовал меня портье, принимая ключ от номера.

  Я вышел на улицу и сразу досадливо поморщился из-за жары. Да и воздух чище нисколько не стал. Лето в Новом Вавилоне - это какой-то непрекращающийся кошмар. Все разумные люди, по крайней мере, те из них, кто мог себе это позволить, давно уехали на воды.

  Вытерев платком покрывшееся испариной лицо, я зашагал по площади, но сразу свернул в попавшуюся на глаза кофейню. Выбрав жестяную баночку леденцов с броской надписью "Ассорти", я расплатился и справился насчет телефона. Буфетчик не стал отказывать в такой малости оставившему солидные чаевые покупателю и выставил на прилавок аппарат.

  Я подождал, пока он отойдет, и позвонил Рамону Миро.

  Трубку мой бывший сослуживец поднял почти сразу, словно ждал звонка. А может, так и было. Мог и ждать.

  - Привет, Рамон, - поздоровался я. - Узнал?

  - Узнал, - пробурчал Миро. - Порадовать тебя нечем.

  - Совсем?

  - Совсем. На Центральном вокзале вчера никого походящего заметить не удалось. На Западном - тоже. Но это еще ни о чем не говорит, без нормального описания это была чистой воды авантюра.

  - У меня есть портрет.

  В трубке какое-то время шуршали помехи, после долгой паузы Рамон спросил:

  - Все еще хочешь его найти?

  - Именно.

  - Поговорю с людьми, но это будет стоить денег.

  - Поговори, - ответил я без малейших колебаний.

  Сбежавший индус мог пролить свет на причину моих злоключений. Если получится его расспросить, многое прояснится само собой. А деньги... деньги у меня были.

  - Позвони после девяти, - предложил Рамон.

  - Допоздна сидишь в конторе?

  - Приходится. И с тебя двести франков. Это за вчерашнее. Не забудь принести.

  - Да уж не забуду, - проворчал я, повесил трубку и вышел на улицу. Там внимательно огляделся по сторонам и зашагал к ближайшей линии паровика. Ловить извозчика не стал - у этой братии язык без костей, а если кто-то всерьез вознамерился сжить меня со свету, запросто можно нарваться на подставной экипаж и приехать прямиком в засаду.

  Тенистым бульваром я дошел до соседней улицы и сначала почувствовал, как задрожала под ногами земля, а потом расслышал металлическое позвякивание и стук железных колес на стыках рельс. Зрелище открылось прелюбопытное. Кативший под горку вагон оказался лишен трубы и не дымил, а в задней его части громоздился железный ящик, занимавший едва ли не пятую часть общей длины. Паровиком этот самоходный агрегат не являлся совершенно точно.

  Вдоль всего борта шла надпись: "Депре", и я припомнил недавнюю газетную заметку о том, что эта компания выкупила несколько столичных линий паровиков и выпустила на них собственные вагоны. А поскольку прокладка контактной сети оказалась делом чрезвычайно затратным, питание двигателей осуществлялось из поистине огромной электрической банки - того самого железного ящика позади.

  Я перебежал через дорогу, заскочил на заднюю площадку и оглянулся, но мой внезапный маневр никого врасплох не застал. По крайней мере, никто из прохожих не ринулся следом, а извозчики не принялись нахлестывать лошадей, нагоняя резко кативший под уклон вагон.

  Подошел кондуктор; я оплатил проезд и стал высматривать случившиеся за год моего отсутствия изменения, но нисколько в этом не преуспел. Главным новшеством оказался этот самый электрический вагон.

  Неподалеку от Императорской академии я соскочил на брусчатку и направился к манившему зеленью парку, намереваясь зайти в пару магазинов неподалеку, а уже потом навестить Александра Дьяка - знакомого изобретателя, который держал лавку на Леонардо-да-Винчи-плац..

  И поскольку с одним лишь ножом я чувствовал себя на редкость неуютно, первым делом заглянул в оружейный магазин "Золотая пуля".

  - Чего изволите? - улыбнулся приказчик, стоило только переступить через порог оружейного магазина. Массивная дверь была распахнута настежь и подперта чуркой, но даже так в помещении оказалось чрезвычайно жарко и душно.

  - Скажите, любезный, есть у вас в наличии "Церберы"? - спросил я.

  "Цербером" именовался трехствольный, а точнее - бесствольный вовсе, пистолет с электрическим воспламенением порохового заряда. Стволами для пуль служили длинные гильзы, закрепленные одна над другой в быстросъемные кассеты. Ни чары малефиков, ни противоестественное воздействие выходцев из преисподней не могли предотвратить выстрел из этого оружия. Электричество сильнее магии!

  - "Цербер"? - как-то слишком уж задумчиво переспросил приказчик и наморщил лоб. - Ах, "Цербер"! Да есть! А патроны - с серебряными зарядами, я прав? Просто, помню, вы интересовались ими. У меня отличная память на лица.

  - Память и в самом деле изумительная, - признал я, никак не выказав досады. - Но нет, серебряные пули не нужны. Подойдут стандартные, с алюминиевой оболочкой.

  Серебро традиционно считалось металлом, способным поражать нечисть, но на деле гарантированно убивало лишь оборотней, а эта тема с недавних пор потеряла для меня всякую актуальность. Не стреляться же, в самом деле.

  Другое дело - алюминий! За долгие века потусторонние создания приобрели неуязвимость к железу, меди и прочим традиционным металлам, но алюминий и титан люди в чистом виде получили совсем недавно, на них защитные заклинания не действовали. По крайней мере, мне о подобном слышать еще не доводилось.

  Приказчик выложил на прилавок новенький "Цербер", проверил заряд электрической банки и вставил ее в рукоять.

  - Сколько нужно патронов? - спросил он после этого.

  - Девять, - решил я. Компактный пистолет можно было использовать лишь как последний шанс, это оружие не предназначалось для долгих перестрелок. Да и применять его приходилось лишь на короткой дистанции, поскольку кучность оставляла желать лучшего.

  - Запасные кассеты?

  - Разумеется.

  Я передал приказчику банкноту в полсотни франков и принялся вставлять патроны в съемные кассеты. Продавец открыл кассу и уточнил:

  - Что-то еще? Помню, вас интересовал десятый калибр. Есть новые поступления...

  - Нет-нет, - покачал я головой. - Это был подарок. Давайте посмотрим пистолеты.

  Но подобрать ничего не получилось. Основной ассортимент магазина составляли карманные коротышки вроде отданного Лилиане маузера, а более серьезное оружие для незаметного ношения под одеждой не предназначалось.

  - Ну что ж, - постарался скрыть досаду приказчик, отсчитывая сдачу, - заходите еще.

  - Всенепременно, - пообещал я, сунул "Цербер" в боковой карман пиджака и вышел на улицу. И вот что удивительно: войдя в магазин, особой прохлады не почувствовал, а теперь словно в раскаленную печь ступил. И ведь вечер скоро!

  Вытерев платком покрывшееся испариной лицо, я закинул в рот мятный леденец и зашагал в пошивочное ателье, где за вполне умеренную плату подгоняли под фигуру заказчика уже готовые костюмы. В эту пошивочную имело обыкновение захаживать полицейское начальство не самых высоких чинов, сам я никогда раньше достаточными для этого финансами не располагал. С моим жалованием и магазин готового платья разорительно было посещать.

  А теперь могу позволить себе пошить костюм у самого дорогого портного, но на это попросту нет времени. Деньги и время - редко кто может похвастаться обладанием и тем и другим. Они будто змей Уроборос, кусающий собственный хвост, переходят одно в другое.

  

  Ателье я отыскал без особого труда, договориться о подгонке пары костюмов - светлого прогулочного и темно-синего официального из более плотной материи тоже много времени не заняло. И это было последнее, что удалось сделать быстро. Шустрый паренек снял с меня мерки и долго перебирал имевшиеся в наличии костюмы, дал примерить один, затем другой, а после этого в дело вступил портной. Я попросил, чтобы костюмы не топорщились из-за пистолетной кобуры, поскольку ограничиваться одним лишь "Цербером" не собирался в любом случае, мастер кивнул и велел развести руки в разные стороны. Ну и началось...

  В итоге ателье я покинул уже в сумерках и по-прежнему в старом костюме; новые обещали довести до ума лишь завтра. Встав на крыльце, я сделал глубокий вдох и немедленно закашлялся. Пусть к вечеру жара и отступила, но смог никуда не делся. Окутавший город дым так и резал глотку.

  Я посмотрел на хронометр - часовая стрелка уже миновала золотую восьмерку - и решил к Дьяку не ходить. Поздно, не ел толком со вчерашнего дня, да и вымотался. Зайду к нему завтра, а сейчас - ужинать.

 

 

<- Вернуться // Читать дальше ->

 


Купить бумажное издание: Лабиринт, Озон
Купить и скачать книгу в магазине Автора в форматах fb2, mobi, epub, rtf, txt
Купить и скачать электронный текст на Литрес
Cкачать и слушать аудиокнигу "Падший"

 

 

Павел Корнев. ПадшийПадший

 


Купить: Лабиринт


Текст у Автора напрямую


Текст на Литрес


Купить: Озон

 

Павел Корнев. ПадшийСпящий

 


Купить: Лабиринт


Текст у Автора напрямую


Текст на Литрес


Купить: Озон