Авторизация

 

 

 

Там, где тепло. Глава 2
Читать книгу Павла Корнева "Там, где тепло", цикл "Приграничье

 

 

 

 


Купить бумажное издание: Лабиринт, Озон
Купить электронный текст на Литрес

Купить и скачать электроннй текст на сайте автора в форматах fb2, mobi, epub, rtf, txt.

 

 

Глава 2

 

 

Следующее утро не задалось.

Оно и не удивительно - всё же не стоит коньяк с вином мешать. Пусть и там, и там алкоголь виноградный, да только как-то не очень хорошо они сочетаются. Ну и понижать градус неправильно, опять-таки.

И хоть не могу сказать, что мутило особо, но голова была ватная, и подташнивало слегка. Ничего страшного, вроде, да только терпеть не могу в таком вот состоянии находиться.

 

 

Апатия, блин, и тоска.

Есть не хочется, вода уже не лезет.

Думать больно, спать не могу больше. Да и не дали выспаться - продолжая традицию вчерашнего дня, незваные гости заявились с самого утра.

 

Разбудил меня стук в дверь. И это уже было странно – раньше такими формальностями себя никто не обременял.

- Кто там? – с трудом продирая глаза, прохрипел я.

- Сто грамм, - заглянувший в комнату темноволосый парень явно выраженной кавказской наружности. Чёрные глаза, ястребиный нос, заросший колючей щетиной подбородок.

- Не, Гамлет, мне вчера хватило, - уселся я на кровать. – Заходи, что ли.

- Я не один, - отказался Датчанин, вдобавок к этому прозвищу отзывавшийся и на вполне понятную в его случае кличку Принц. А вот Гамлетом он был, как это ни странно, по паспорту. – Подходи в телевизионную комнату.

- Сейчас буду. – Я зевнул и почесал затылок. – Спасибо за подарок, кстати.

- Да не за что, - ухмыльнулся парень и скрылся в коридоре.

Я только покачал головой. Теперь уже не приходилось сомневаться, что дело сдвинулось с мёртвой точки, но почему-то сейчас это совершенно не радовало. Сначала Селин со своими непонятными намёками, теперь слишком уж улыбчивый Гамлет. Ситуация накаляется, а у меня даже догадок никаких на этот счёт нет. Ещё немного и окончательно себя ёжиком-в-тумане почувствую.

Терпеть не могу в таких ситуациях оказываться!

Или мне просто ясновиденья недостаёт? Пока боки отлёживал, предвиденье особо и не требовалось, а вот сейчас без него как-то совсем кисло. Но деваться некуда, придётся идти, так сказать, «на тёрку» вслепую.

Невесело усмехнувшись, я засунул подаренный Денисом револьвер сзади за ремень джинсов и, не заправляя фланелевой рубахи, вышел в коридор. Оружие, конечно, опытный человек сразу срисует, да и не поможет оно в случае серьёзной заварушки, но мало ли как дело обернётся?

Так спокойней.

Чисто теоретически спокойней, конечно. И всё же, и всё же…

Прикрыв за собой дверь, я направился к телевизионной комнате и неожиданно поймал себя на мысли, что потихоньку начал замедлять шаг. Нет, ясновиденье так и не проснулось, но предчувствия были самые безрадостные.

Или это просто нервы? Надеюсь, что так…

Взяв наконец себя в руки, я нацепил на лицо дежурную улыбку и шагнул в комнату отдыха, в дальнем углу которой на экране плазменной панели беззвучно мелькал стародавний музыкальный клип не один год назад канувшего в небытие исполнителя. Впрочем, на телевизор мне было плевать, вниманием сразу завладели развалившиеся в креслах люди. Точнее, составивший компанию Гамлету незнакомый длинноволосый парень в тёмно-синем костюме, дорогущую ткань которого пронизывали едва заметные оранжевые нити.

Спутник Датчанина без особой спешки поднялся мне навстречу, и я пробежался оценивающим взглядом по его явно пошитому на заказ костюму, шёлковой белоснежной сорочке и строгих расцветок шёлковому же галстуку с изящным серебряным зажимом. Помимо зажима из этого драгоценного металла оказались изготовлены пряжки остроносых кожаных штиблет, а золотой перстень на указательном пальце левой руки поражал небанальных размеров сапфиром.

На фоне этого модника Гамлет в своих чёрных джинсах, замшевом пиджаке и высоких ботинках смотрелся невесть как забредшим с улицы подзаборником, но его похоже это нисколько не смущало. Постарался скрыть удивление и я, хотя от приблизительной стоимости «прикида» протянувшего мне руку пижона на затылке зашевелились волосы.

Это, блин, Рокфеллер какой-то доморощенный…

- Евгений Максимович Апостол, - представил меня развалившийся в кресле Принц и указал на спутника. - Илья Степанович Линев. Будьте знакомы.

Я пожал изящную, с длинными худыми пальцами, но при этом неожиданно сильную ладонь Ильи и без особого радушия улыбнулся:

- Приятно познакомиться.

- Взаимно, - внешне не проявляя никаких эмоций, кивнул тот.

- Стойте! Линев? – неожиданно насторожился я, уловив в лице Ильи смутно-знакомые черты. – А Вячеслав Степанович – это…

- Мой брат, - подтвердил Линев.

- О! – глубокомысленно произнёс я и перевёл взгляд на Гамлета. – А!

А как тут не удивиться?! Прекрасно ведь помню, что брат Славы в контрразведке служит.

- Илья Степанович наш куратор, - невозмутимо заявил Датчанин.

- Понятно, - нейтральным тоном произнёс я и поспешил опуститься в ближайшее кресло. Револьвер немедленно врезался в поясницу и пришлось поёрзать, устраиваясь поудобней. – Чем обязан?

- Да вот решили заглянуть, твоими бытовыми условиями поинтересоваться, - не смешно пошутил Принц.

- Хорош уже, - нервно оборвал я его. – Давай ближе к делу.

- Не проблема, - пожал плечами Гамлет и закинул ногу на ногу. – Илья Степанович, вам слово…

- Во-первых, - улыбнулся с интересом разглядывавший меня Линев, - хочу от лица Дружины поблагодарить вас, Евгений Максимович, за оказанное содействие в деле ледяной пирамиды.

- Давайте не будем вслух об этом, - вздрогнув, попросил я.

- Это помещение полностью защищено от магического прослушивания.

- И тем не менее, - решил я настоять на своём. – Это не паранойя, просто не надо. Хорошо?

- Как скажешь, - согласился Илья. – Тогда перейдём сразу ко второму вопросу.

- Ага, - посмотрел Датчанин на наручные часы. – Давайте уже перейдём ко второму вопросу. Как у нас, кстати, обстоят дела со вторым вопросом?

- Всё относительно, - улыбнулся Линев. – Сразу скажу - могло быть и хуже.

- Но могло и лучше? – заранее чуя неприятности, вздохнул я.

- Это точно, - и не подумал успокаивать меня контрразведчик. – Могло быть и лучше.

- И насколько всё плохо?

- Худшего нам удалось избежать. - Илья погладил перстень и взглянул мне прямо в глаза. – Именно поэтому мы все ещё до сих пор живы.

- Это радует, - поёжился я, чувствуя, как намокла из-за выступившего на спине пота рубашка.

- Руководство Гимназии не узнало о твоём участии, сам знаешь в чём, - будто не услышав меня, продолжил Линев. – А разведка Города, по нашим сведениям, так и не установила виновных в уничтожении отправленного к Чёртову провалу подразделения рейнджеров.

- Ну горожане меня особо не волновали, - фыркнул я.

- И зря, - осуждающе покачал головой Гамлет. – Шарахался бы потом от каждого узкоглазого…

- К сожалению, агенты Города, несмотря на все наши усилия, чувствуют себя в Форте как дома, - поморщился контрразведчик. – Да и агентов влияния у них до сих пор хватает.

- О-хо-хо... Так понимаю, с хорошими новостями мы закончили?

- Да нет, почему, - усмехнулся Гамлет. – Торговый союз и Цех согласились не вспоминать об одном инциденте с твоим участием. И даже не спрашивай, во сколько нам это стало.

- Тогда в чём проблема? – удивился я, испытав от этого известия немалое облегчение. С торгашами последнее дело ссориться.

- Проблема в Лиге и Семёре, - вздохнул Линев и поправил волосы. – Они твёрдо намерены задать тебе несколько неудобных вопросов касательно исчезновения выехавшего из Соколовского в погоню за вами вездехода.

- И не только вездехода, - добавил Датчанин.

- Чего мы по понятным причинам допустить никак не можем, - продолжил контрразведчик. – Именно поэтому ты до сих пор находишься здесь.

- Валькирий и бандитов пограничники растреляли! – ухватился я за последнюю соломинку.

- Правда? – уставился на меня Линев. – Может, они и официальный рапорт об этом составили?

- Вот чёрт! - пробормотал я, вспомнив, о приказе лейтенанта утопить трупы и сожженную машину в болоте. – Встрял.

- В Соколовском тебя узнали сразу несколько человек, - добил меня контрразведчик. – Если приставить охрану, Семёра, быть может, и не станет на конфликт нарываться, а вот валькирии уберут по-тихому, и никто ничего не докажет.

- И хорошо, если просто уберут, - потёр переносицу Гамлет, - а не устроят предварительно допрос с пристрастием.

- Полагаете, в Форте я не жилец?

Глупый вопрос – лично у меня самого сомнений в этом не было ни малейших. Те, кто переходят дорогу ведьмам, обычно долго не живут. И умирают они все как один очень паскудно. А деятели из Семёры и вовсе откровенные бандиты, а от этой публики можно ждать любой пакости.

- Если отправить тебя в вольное плаванье, к вечеру обзаведёшься лишней дырой в голове, - без обиняков высказал своё мнение по этому вопросу Датчанин.

- И что вы предлагаете? – поинтересовался я, прекрасно осознавая возможные варианты развития событий. Выбор небольшой: или пуля в затылок, или придётся рвать когти из Форта.

- Думаю, тебе по состоянию здоровья требуется как можно скорее перебраться в Северореченск, - прямо заявил Линев.

- И что я там буду делать? – Без денег, без связей. При таком раскладе проще сразу в петлю. Но с другой стороны, в Форте обустроился же как-то в своё время, значит и там не пропаду. – А, ерунда! Это мои проблемы. Прорвусь.

Надеюсь, с партнёров хоть часть долгов стрясти получится. Иначе придётся автостопом до Северореченска добираться…

- Подъёмные мы тебе выплатим, - обнадёжил вдруг меня Илья. – На многое не рассчитывай, но на первое время хватит.

- Подъёмные? – насторожился я. – Так вы меня туда шпионить засылаете?

- Шпионить? – разыграл удивление Линев. – Как ты мог такое подумать? Мы не занимаемся шпионажем! Скажем так, у нас есть свои интересы в том регионе.

- Надеюсь, ничем нелегальным заниматься не придётся? А то на каторге подъёмные особо негде тратить.

- Всё будет абсолютно легально, - уверил меня Илья.

- С нашей точки зрения, разумеется, - с ухмылкой ввернул Гамлет.

- Так! – хлопнул я ладонью по подлокотнику. – Говорите уже прямо, что именно от меня требуется!

- Да не волнуйся ты так, - улыбнулся контрразведчик, которого мои метания явно забавляли.

Или он только делает вид, будто ему весело?

Блин, как же трудно, оказывается, вести переговоры без дара ясновиденья!
Просто засада!

- Мы тебя ни к чему такому не принуждаем, - поднялся из кресла Датчанин. – На подъёмные и охрану можешь рассчитывать в любом случае.

- Но остальное придётся заработать, - кивнул Линев.

- Остальное – это что?

- Связи. С нашими контактами наладить поставки из Северореченска будет не в пример проще.

- А как на это посмотрит Торговый союз?

- А кого волнует мнение Торгового союза? Товары будешь поставлять по закрытым тендерам Дружины. Ну и самостоятельно тебе никто не мешает клиентов искать.

- Ясно, - облизнул я губы. Преимущества подобного сотрудничества с Дружиной мне расписывать не требовалось. Это не с нуля дело начинать, таким клиентам и многие торговцы со стажем позавидуют. Вот только и грозить в случае провала будет не банкротство, а виселица. В Северореченске с преступниками не церемонятся. – Что конкретно придётся делать?

- Агентом ты не будешь, можешь не беспокоиться, - успокоил меня Линев. - Просто ты оказался интересен нашим партнёрам.

- Стоп! – насторожился я. – Каким ещё партнёрам?

- Так ты согласен?

- Я, в принципе, не против. Но если в деле учувствует кто-то ещё, придётся встретиться с ними и заранее обговорить все детали.

В ответ на это требование Линев посмотрел на меня с неприкрытой усмешкой, и от его пристального взгляда сделалось не по себе. Но уже буквально миг спустя контрразведчик кивнул и выбрался из глубокого кресла.

- Поехали.

- Куда?!

- Знакомиться с нашими партнёрами.

- Прямо сейчас?

- У тебя на сегодня что-то уже запланировано? – издеваясь, уточнил Гамлет.

- Да нет, - поднялся я на ноги. – Просто верхней одежды нет.

- Не проблема, - отмахнулся Датчанин. – Сейчас всё будет.

- Буду в баре, - предупредил Илья и вышел из комнаты отдыха, оставив нас с Принцем наедине.

- Слушай, - немедленно ухватил я Гамлета за рукав пиджака. – Он кто вообще? Какой у него чин в контрразведке?

- Контрразведке? – хмыкнул Принц. – Бери выше! Это первый заместитель нового Воеводы.

- Вот блин! Кто ж тогда у него в партнёрах ходит?

- Скоро познакомишься, - начал темнить Гамлет и подтолкнул меня к выходу. – Пошли, сейчас одежду принесут.

- Старую?

- Новую. Старую ты так кровью ухомаздал, что проще сжечь оказалось.

 

Как ни странно, ждать, когда принесут одежду, и в самом деле ждать не пришлось. За время моего отсутствия на кровати разложили утеплённые какой-то синтетической набивкой штаны и достающую до середины бедра чёрную дублёнку. В пакете на тумбочке обнаружилась меховая шапка, зимняя балаклава, мохеровый шарф, меховушки и лёгкие перчатки. А у порога стояли высокие ботинки с засунутой внутрь парой шерстяных носков.

Без особых изысков, но замерзнуть – не замёрзну.

Я наскоро оделся, взялся за ботинки и к своему огорчению обнаружил, что они не утеплены мехом.

- Вы это, - нахмурился я, - предлагаете мне ноги отморозить?

- Да перестань ты, - отмахнулся Гамлет. – Там композитная ткань, гортекс называется. Ни воду, ни холод не пропускает. С шерстяными носками лучше не придумаешь.

- Уверен?

- Новые технологии, блин!

- Ладно. – Я застегнул дублёнку и поднял кинутый на кровать револьвер. – Вот вы ствол мне подарили, а кобуру не судьба была к нему достать?

- Ты его на всеобщем обозрении носить собрался? – спросил Датчанин и покрутил пальцем у виска. - Совсем, что ли?

- А вы меня разве не отмажете, если что?

- И как мы это сделаем, если какой-нибудь дружинник тебе в превентивных целях мозги вышибет?

- Ладно, в Форте понятно. А дальше-то как его таскать?

- Хорошо, попрошу Селина что-нибудь подобрать.

- Попроси, - кивнул я и замахал руками, когда парень неожиданно натянул мне на голову балаклаву: - Эй! Ты чего?!

- Не снимай, - предупредил Гамлет. – Не дай бог из Семёры на кого-нибудь нарвёшься.

- Ну ты, блин! – фыркнул я и с трудом засунул револьвер в карман дублёнки. – Всё, убери руки! Понял я, понял!

- Тогда пошли.

Я хотел было прихватить с собой и коробку патронов, потом решил, что стрелять сегодня вряд ли доведётся, и вышел в коридор. Датчанин захлопнул дверь и подтолкнул меня к лестнице.

- Идём, а то Линев все мозги вынесет.

- Такой занятой человек?

- Не то слово.

 

Но Илья Линев никуда не торопился и спокойно сидел за столиком устроенного на первом этаже доходного дома кафе «для своих» и смотрел работавший с выключенным звуком телевизор. Увидев нас, он отставил чашку недопитого кофе, снял с вешалки длинное кашемировое пальто и направился на выход. Полутёмными коридорами мы прошли за ним в перестроенное под гараж помещение в дальнем крыле морга и остановились у видавшей виды четырёхдверной «нивы».

- Залезай, - распахнув дверцу, запихнул меня Гамлет на заднее сиденье. Сам он садиться не стал и, наклонившись, предупредил Илью. – Я Дениса сразу туда пришлю.

- Договорились, - кивнул Линев и завёл двигатель.

- Туда – это куда? – немедленно поинтересовался я.

- Увидишь, - как-то очень уж неопределённо усмехнулся контрразведчик.

- Вот вы обнадёжили, Илья Степанович, так обнадёжили…

Ничего не ответив, Линев вывернул руль, и мы подъехали к воротам, которые после короткого автомобильного сигнала вздрогнули и начали медленно уходить вверх. «Нива» будто покидающая подводную лодку торпеда вынырнула на улицу, набирая скорость, проехала через выставленную Гадесом защитную пелену, и почти сразу меня окутала заполонившая воздух магическая энергия.

Энергия чистая, дрожащая и беспрестанно куда-то текущая. Не выхолощенная старым магом, а несущая просто невероятное количество информации.

Утро. Холодно. Скоро пойдёт снег. Дороги с ночи до сих пор не чищены. Линев сейчас повернет на Красный проспект, а оттуда нам на Тополиную аллею…

Дальше меня затрясло, и я постарался хоть как-то отгородиться от пронзавшей меня магической энергии. После месяца заточения в подвале с его упорядоченной стабильностью, будто в полосе прибоя во время шторма оказался. Как бы не утонуть…

- Ух-ты, - только и прошипел я сквозь стиснутые зубы и, стянув шапку, а потом и маску, принялся массировать виски. В голове упруго пульсировала невесть с чего разгоревшаяся боль, и меня замутило.

- Всё в порядке? – уточнил глянувший в зеркало заднего вида Илья.

- Сейчас будет, - буркнул я и откинулся на сиденье.

Сознание будто раздвоилось: с одной стороны я сидел в «Ниве» с затянутыми белоснежными узорами изморози стёклами, с другой – летел над машиной, впитывая текшую со всех сторон информацию.

Красный проспект, справа офисные пятиэтажки, слева глухой забор с колючей проволокой поверху. Тяжело-нагруженные чем-то сани на встречке, собирающийся свернуть во дворы уазик с синей полосой на бору впереди. Люди. Много людей. Идут, стоят, торгуют на блошином рынке, спешат по делам. И никому до нас никакого дела.

Это хорошо.

Постепенно я сумел подавить едва не отправившее меня в обморок предвиденье и, глубоко вздохнув, повертел головой в попытке размять занемевшую шею.

- Притормози, - попросил я контрразведчика перед очередным перекрёстком. – От колонки вода натекла, лёд снежком присыпало. Сейчас занесёт.

- Как скажешь, - усмехнулся Линев и сбросил газ. Вскоре нас слегка повело в сторону, но Илья легко справился с управлением и вновь погнал дальше. – Оклемался?

- Да вроде.

- Не сообразил ещё, куда едем?

- Нет. - Как ни старался, но будущее заволокла непроницаемая пелена. Точно знаю – сейчас повернём на Тополиную аллею. А вот дальше… дальше ничего разобрать не могу. - Может, уже расскажешь?

- Сюрприз будет, - отшутился контрразведчик. – И маску не забудь. Тебе на людях лучше не светиться.

- Хорошо, - не стал я качать права и натянул балаклаву, а сверху неё шапку-ушанку. – Здесь осторожней, «бычок» едет.

Линев только усмехнулся и выжал газ. «Нива» проскочила перед самым носом выворачивавшего на проспект фургона, нас немного протащило на плохо почищенном от снега перекрёстке, но Илья удержал ситуацию под контролем и, выкрутив руль, направил машину на Тополиную аллею.

- У тебя голова не мёрзнет? – решил я попробовать хоть как-то его расшевелить. А то будто не человек, а манекен какой-то. Даже отголоска эмоций уловить не получается.

- В машине нормально, - пригладил тот ладонью волосы и предупредил. – Почти приехали.

- Да ну?

Мысли путались, и я с удивлением осознал, что больше не в состоянии с помощью предвиденья определять, где именно мы находимся. Ясно только, что «нива» свернула, так и не доехав до проспекта Терешковой.

Куда это нас занесло?!

- Вылезай, - неожиданно распорядился Линев, остановив автомобиль на следующем перекрёстке.

- Чего ещё? – насторожился я, разглядывая улицу в наспех откарябанную от изморози щёлочку на боковом стекле.

- Вылезай, тебя ждут.

- Ну ладно тогда…

Я со вздохом распахнул дверцу и, выбравшись на обочину, сразу по колено увяз в глубоком снеге. Огляделся по сторонам в ожидании комитета по встрече, но так и не увидел никого подходящего на эту роль. Попытался воспользоваться даром и тут же раздражённо поморщился: голова закружилась, а лёгкий скрип качавшегося над воротами выстроенного у перекрёстка особняка фонаря жутко раздражал и никак не давал сосредоточиться.

Будто нарочно, блин…

- К воротам подходи, - крикнул мне Линев и захлопнул дверцу. А потом и вовсе преспокойно уехал.

Я только выругался себе под нос и, перебравшись с обочины на расчищенный от снега тротуар, вновь попытался пробежаться ясновиденьем по ближайшим дворам. И опять ничего этим не добился.

Ну - если не считать результатом очередной приступ головокружения.

На какой-то неуловимый миг показалось, будто я стою на раскалённой южным солнцем арене, и откуда-то издалека горячий ветер доносит крики беснующейся толпы, но наваждение тут же сгинуло, словно его и не было вовсе. И лишь по спине у меня заструилась струйка тёплого пота.

Мысли путались, трёхэтажный особняк то проявлялся перед внутренним зрением, то пропадал, а укутавшее его обитателей ослепительное сияние так и не дало понять, кто именно ожидает меня внутри. Нечто непонятное игралось с магическими полями, заставляя энергию колебаться и дрожать, повинуясь воле неведомого дирижёра. И это была не монолитная неподвижность, столь обожаемая Гадесом, это была коррида. И как ни печально признавать – со мной в роли быка.

Осознав, что сумею уловить лишь то, что соизволят показать хозяева особняка, я помотал головой, выкидывая из неё дар предвиденья, и подошёл к воротам. Только постучал и сразу распахнулась неприметная калитка, над которой, несмотря на полное отсутствие ветра, как и прежде раскачивался странный фонарь.

Фигура в груботканом коричневом балахоне шагнула в сторону, приглашая меня войти, и при виде столь странного одеяния, я немедленно догадался, к кому именно на встречу привёз меня Линев.

«Несущие свет»!

Но этим-то шарлатанам от религии от меня что понадобиться могло?

Хотя… шарлатанам ли?

От ясновиденья они закрывались просто мастерски, а учитывая сотрудничество с ними контрразведки, картинка складывалась довольно неоднозначная. Да и у привратника балахон явно не просто так топорщится. Сразу видно, что под него бронежилет поддет, да и сбоку явно рукоять пистолета выпирает.

- И куда теперь? – повернулся я к захлопнувшему калитку парню, лицо которого по-прежнему скрывал капюшон хламиды.

- Через центральный, - весьма лаконично подсказал тот и указал на крыльцо особняка. – Проходите.

Я кивнул и зашагал в указанном направлении, не забывая внимательно поглядывать по сторонам. А посмотреть было на что - с внутренней стороны забор оказался оборудован лесенками и переходами, предназначенными, несомненно, вовсе не для ремонтных работ. Нет, скорее по ним караульные перемещаться при необходимости должны.

От пристроенного сбоку флигеля на миг потянуло пронизывавшим до костей ледяным ветерком, и мне даже не сразу удалось сообразить, что дело в вырвавшейся из-под контроля неведомого кукловода магической энергии. Странные ощущения. Будто вновь через границу между областями Приграничья перехожу. Там похоже морозило…

Невольно поёжившись, я взбежал на крыльцо и, распахнув усиленную железными полосами и уголками дверь, поспешно заскочил внутрь. Холод немедленно разжал свои объятия, и мне не сразу, но удалось справиться с острым желанием выпить чего-нибудь горячительного и непременно пробирающего до костей.

- Позвольте вашу одежду.

Невысокий худощавый паренёк в сером балахоне вынырнул из тёмной ниши и забрал у меня дублёнку и шапку. Аккуратно сгрузил верхнюю одежду на стоявший в углу диван и указал на ведущую на лестницу.

- Следуйте за мной.

- Следую, следую, - пробурчал я себе под нос и направился за пареньком.

А тот, как выяснилось пару минут спустя, лёгких путей не искал и принялся нарезать круги по тёмным коридорам особняка. В обычных обстоятельствах пытаться запутать таким образом ясновидящего пустая трата времени, но сейчас ниши, боковые ответвления и лестничные пролёты свивались в голове в единое целое, и вычленить из этой каши правильный маршрут оказалось просто-напросто невозможно.

В конце концов мой проводник, тем временем, подошёл к неприметной двери, распахнул её и жестом пригласил пройти внутрь. Подспудно ожидая какого-то подвоха, я переступил через порог и, скользнув взглядом по висевшему на стене ковру с неплохой коллекцией колюще-режущих игрушек, во все глаза уставился на находившихся в комнате людей. Стоявшее в углу рядом с торшером и журнальным столиком кресло оккупировал моложавый светловолосый парень, а у выходившего во двор окна стоял мужчина в длинном чёрном халате, украшенном золотыми драконами.

Первый увлечённо читал потрёпанную книгу, второй - отрешённо разглядывал белоснежные узоры изморози, затянувшие нижнюю половину оконного стекла. Ни тот, ни другой на моё появление никак не отреагировали, а я неожиданно заметил хрустальный шар, зависший над стоявшим посреди комнаты круглым столом. В глубине прозрачного камня переливались зеленоватые искорки, а стоило приглядеться к ним повнимательней, и я, что называется, «залип».

Сзади мягко захлопнулась дверь, но теперь это уже не имело никакого значения. Игра света и теней превращала хрусталь в самую прекрасную драгоценность на свете, и угодившее в ловушку ясновиденье намертво приковало меня к этому магическому подобию магнита.

Чувствуя, что ещё немного и самостоятельно освободиться уже не смогу, я полностью отгородился от дара предвиденья и, закусив губу, оторвал взгляд от хрустального шара. Вытер с лица пот и, не скрывая раздражения, поморщился:

- Зря вы так.

Мужчина в халате пожал плечами и усмехнулся:

- Ничего личного.

- Все так говорят, - буркнул я и без приглашения повалился на отодвинутый от столика стул. С заблокированным даром ясновиденья висевший передо мной шар превратился в обычный кусок хрусталя, но некая странная притягательность сохранялась в нём и сейчас.

- И, разумеется, бессовестно врут, - отложил книгу на подлокотник сидевший в глубоком кресле крепыш лет тридцати пяти с насквозь славянской внешностью. Русые волосы, голубые глаза, широкое лицо. Из особых примет лишь то ли красноватый шрам, то ли родимое пятно на щеке.

- Да неужели? – отвернулся от окна мужчина в халате. Черноволосый, темноглазый, с горбатым, немного загнутым вниз носом. И вместе с тем совершенно не похожий на кавказца. Скорее уж жгучие испанские доны на ум приходят.

- А то! – ухмыльнулся сидевший в кресле парень и закинул ногу на ногу.

- Как скажешь, как скажешь, - не стал спорить черноволосый и представился. – Отец Доминик.

Я слегка приподнялся над стулом и улыбнулся:

- Евгений Максимович.

- Мстислав. - Светловолосый крепыш с плохо-скрываемой усмешкой глянул на нас и добавил: – Просто Мстислав.

- И чем обязан знакомству? – спросил я, с трудом заставляя себя отвести взгляд от глаз самозваного «отца», которые гипнотизировали ничуть не хуже магического шара.

- Чашку чая? – ничего не ответив по существу, предложил Доминик.

- Не откажусь, - поёжился я, припомнив тянувшую от флигеля стылость, и в тот же миг за спиной у меня распахнулась входная дверь.

Зашедший в кабинет послушник выставил на стол небольшой заварочный чайничек и блюдце с фарфоровой чашкой, серебряной ложечкой и двумя кусочками сахара. Всё так же молча парень покинул комнату; я налил себе чая и принялся размешивать сахар. Потом с наслаждением отхлебнул и вновь повторил свой вопрос:

- Так всё же чем обязан?

- Мне было видение, - на полном серьёзе заявил отец Доминик, - что ты можешь быть нам полезен.

- Видение, говорите? – переспросил я и неожиданно понял, что собеседник говорит чистую правду. Да – ему было видение. И это вовсе не пустяк, уж мне ли не знать. – И как в этом видении я отреагировал на ваше предложение?

- Исход виделся смутно, - не поддался на провокацию хозяин кабинета.

- Оно всегда так, - не сдержавшись, хохотнул Мстислав. – Вот, бывало, спрашиваю: отче, с каким счётом игра закончится? А он: смутно это всё!

- Хватит, - мягко попросил Доминик, и подавившийся смешком крепыш незамедлительно умолк.

- Что конкретно вы предлагаете? – не выдержал я.

- Предлагаю помочь друг другу.

- Каким образом?

- Нам стало известно, - хозяин кабинета уселся за стол и легонько толкнул качнувшийся в сторону и тут же вернувшийся обратно хрустальный шар, - что климат Форт стал очень пагубно влиять на состояние вашего, Евгений Максимович, здоровья. Единственное разумной в этой ситуации решение – перебраться отсюда куда-нибудь подальше. Про перспективы трудоустройства в Городе говорить не буду, а вот Северореченск в этом плане достаточно интересный вариант.

- А у вас, так понимаю, есть в Северореченске свои интересы? – уточнил я.

- Именно. Вы решаете там наши проблемы, мы в ответ обеспечиваем контрактную базу для поставок оттуда, допустим, продовольствия. И все довольны.

- Не пойдёт.

- Почему нет?

- Насколько мне известно, власти Северореченска крайне негативно относятся к правонарушителям. Особенно к наркоторговцам и шпионам. А я человек впечатлительный, как представлю, что меня могут облить водой и на морозе оставить, сразу плохо становится.

- Небольшое уточнение: плохо там относятся к спалившимся шпионам, - не смог промолчать Мстислав. – Будет стимул не попадаться!

- Перестань, - вновь одёрнул его внимательно разглядывавший меня отец Доминик. – А откуда взялись мысли о шпионах? Разве не могут у нас быть там частные интересы?

- С учётом того, что меня сюда привёз деятель, курирующий контрразведку Дружины, – нет.

- А вы не допускаете мысли, что это он работает на нас, а не наоборот?

- Хм… - задумался я. – Знаете, отче, не знаю, кто на кого работает, но дельце это попахивает однозначно нехорошо.

- Полагаетесь на инстинкты?

- Вы не оставили мне выбора, - усмехнулся я и указал на висевший в воздухе хрустальный шар.

- Это для вашей же пользы.

- Боюсь показаться банальным, но все так говорят.

- Давайте скажу, как ситуация видится нам, - мягко улыбнулся Доминик.

- Не стоит, - покачал я головой, допил чай и решил пояснить свою позицию: – Я не создан для агентурной работы и точка.

- Вам не придётся никого вербовать, не надо будет добывать информацию или служить курьером. Мы не нуждаемся в полевом агенте, скорее нам необходим толковый аудитор, - не обратил хозяин кабинета никакого внимания на мои слова. – По сути, вы будете заниматься там тем же, чем и в Форте – торговать и заводить нужные связи. А заодно отделять зёрна от плевел.

- В смысле?

- Допустим, встречаясь с определёнными людьми, вы станете задавать себе вопрос: а не продался ли он местной охранке? И я уверен, вот здесь, - Доминик постучал себя пальцем по виску, - не сразу, но какое-то время спустя у вас неминуемо появится верный ответ. Никаких провокаций, простое общение по работе. С вашим даром – это пустяки. Никто не сможет скрыть от вас правду.

- Кроме вас, - буркнул я, невольно начиная испытывать интерес к предложению «Несущих свет». Если придётся заниматься лишь проверкой подозрительных личностей, риск разоблачения будет минимальным. Минимальным, но не равным нолю. Всегда остаётся шанс, что сдадут свои же. И пусть никаких доказательств моей подрывной деятельности в этом случае добыть не получится, но в таких делах никому доказательства и не требуются. – А если меня продаст какой-нибудь перебежчик?

- О нашем сотрудничестве будут знать только четыре человека. Вы сами, мы двое и господин Линев. И больше никто и ни при каких обстоятельствах об этом не узнает.

Я посмотрел на Доминика, потом перевёл взгляд на Мстислава. Заблокированный дар ясновиденья молчал, но мне представилось маловероятным, что эти люди решат переметнуться на другую сторону. Да и Линев такого впечатления не производил. Всё это вилами по воде, конечно, писано, да только стопроцентных гарантий в таких делах не бывает.

- А каким образом я буду информировать о результатах собеседований? Телепатически?

- Это уже чисто технический аспект, - улыбнулся Мстислав. – Просто при формировании очередного обоза в Форт включишь в состав груза определённые товары. Нам останется только поднять таможенную декларацию.

- Как у вас всё просто, - поморщился я. – А не боитесь, что я вас продам?

- А ты продашь?

- Не в этом дело. Мне интересна причина вашей странной уверенности в моей порядочности.

Отец Доминик только улыбнулся и покачал головой:

- Сын мой, задай себе вопрос: а смогу ли я продать за тридцать сребреников этих людей?

Я хотел было съязвить, потом задумался и не на шутку удивился - не смогу. Не из какой-то врождённой порядочности, а вот не смогу и всё. Хоть на куски режьте, но и слова не вытяните.

- Это вы мне так мозги запудрили? – чувствуя странный озноб, спросил я у хозяина кабинета.

- Небольшая страховка для нашей общей безопасности. Просто этого разговора никогда не было и мы, Евгений Максимович, вам ничего не предлагали. И ни один телепат, сколько ни копайся он в вашей памяти, ничего оттуда не вытянет.

- Занятно…

В этот момент вновь распахнулась входная дверь, и тихонько прошмыгнувший в комнату послушник выставил на стол поднос с двумя чашками и ещё одним заварочником. Всё так же молча служка покинул комнату, а поднявшийся из кресла Мстислав налил себе чая и предложил мне:

- Ещё чашку?

- Или вина? – улыбнулся отец Доминик. – Есть замечательный херес…

- Благодарю, - отказался я. – Лучше чая.

- И это правильно, - согласился с этим выбором Мстислав, передавал мне вновь наполненную чашку и вернулся к стоявшему у окна креслу.

Доминик чай пить не стал и вновь толкнул висевший над столом шар искрившегося хрусталя. Задумчиво глянул на него и спросил:

- Полагаю, пора переходить к финансовым условиям нашего сотрудничества?

- Пожалуй, пора, - кивнул я.

А куда деваться? Без поддержки мне точно не обойтись. С нуля, без подъёмных дело в Северореченске начать просто нереально. А на чужого дядю горбатиться желания нет. Да и риск, если разобраться, не слишком велик. Пообщаюсь с людьми, не проблема.

- Могу предложить десять тысяч подъёмных, - сразу перешёл к делу отец Доминик. – И ежемесячные закупки товара на пять тысяч золотом.

- Подъёмные устраивают, а вот величину закупок надо бы повысить.

При таком объёме я самое большее десять процентов с общей стоимости товаров иметь буду, а ведь ещё накладные расходы неизбежны. С одной стороны неплохо, но особо не пошикуешь.

- Со временем поднимем, постепенно. Сразу слишком большие объёмы товара слишком подозрительно проводить будет. И потом, никто ведь не запрещает тебе искать клиентов на стороне.

- Логично, - кивнул я. – С кем конкретно надо будет повстречаться?

- В прошлом месяце оказалась сорвана одна очень важная сделка, о которой были информированы лишь три человека. Самая тщательная проверка не выявила ни малейших следов утечки информации, поэтому возникла необходимость в вашем, Евгений Максимович, содействии.

- Излагайте, - вздохнул я.

- В первую очередь необходимо будет встретиться с Куренковым Альбертом Ивановичем.

- Заместитель главы представительства Торгового союза в Северореченске? – с трудом припомнил я, где слышал это имя раньше. Как поговаривали, этот самый Альберт Иванович был конченым пройдохой, но за руку его поймать ещё никому не удавалось. И вот оно как – шпион.

- Он самый.

- Не проблема. Мне в любом случае в представительство Торгового союза по прибытии зайти придётся. Там и пообщаемся. Кто ещё?

- Роберт Нагаев.

- Это кто такой?

- Хозяин охранной конторы, которая обеспечивает транспортировку товаров в Форт. Они работают не только с Торговым союзом, но и с клиентами со стороны, так что твой визит к нему никого не удивит.

- Ясно. А третий?

- Казанцев Виктор Борисович, - лишь на самую малость замявшись, ответил отец Доминик.

- Мне кажется, или вы уверены, что он в этом не замешан?

- Будь он в этом замешан, сработал бы тоньше. Но проверить его всё же придётся.

- Кто он и где его найти?

- У него достаточно известная в Северореченске оружейная контора. Моховая, дом семь.

- Оружейная контора? – поморщился я. – Это сложнее. Чтобы составить какое-то мнение о человеке надо с ним пообщаться достаточно продолжительное время, а с оружейником мне и поговорить особо не о чем.

- Не стоит прибедняться, у вас легко найдётся тема для разговора, - усмехнулся отец Доминик и жестом фокусника выложил на стол подаренный мне Селиным револьвер. Ну или другой, похожий на него как две капли воды.

- Откуда? – опешил я и вдруг вспомнил, что оставил «Носорог» в кармане дублёнки. Но когда они только успели?!

- Ловкость рук и никакого мошенничества, - усмехнулся допивший чай Мстислав.

- Таким образом, - пододвинул ко мне револьвер отец Доминик, - у вас есть замечательный повод заглянуть в оружейный магазин. Скажем, для установки лазерного целеуказателя или покупки патронов. В Северореченске с лёгкой руки Казанцева «носороги» не являются чем-то необычным, а вам его…

- Подарили, - кивнул я, только сейчас сообразив, зачем понадобился весь этот фарс с подарком на день рождения. Револьвер – это нечто материальное. Нельзя сделать так, что в натуре он присутствует, но появился словно из воздуха. А так мне и врать не придётся, смело могу чистую правду говорить. И это весьма кстати – многие обученные люди ложь ничуть не хуже ясновидящих чувствуют, да и телепат кроме заявившегося на день рожденья Селина ничего не увидит. Теперь понятно зачем остальные приходили – просто массовку создавали. Праздник как-никак.

- На редкость удачно получилось, - заулыбался Мстислав.

- Ладно, - сунул я револьвер за пояс, - какую легенду мне использовать?

- Никакой легенды, - покачал головой Доминик. – И как ты будешь добираться до Северореченска, нас тоже совершенно не волнует.

- А деньги?

- Получишь от своего компаньона по производству колючей проволоки.

- Но это же мои деньги! – нахмурился я. Мои деньги, выведенные из оборота по мере закрытия сделок!

- А как по-другому их легализовать? – пожал плечами хозяин кабинета. – Не беспокойся, постепенно мы компенсируем твоему поверенному эту сумму.

- Э, нет, - отказался я. – Десять тысяч вы вложите в предприятие Маркова ещё до моего отъезда. Иначе никакой сделки не будет.

- Не проблема, - легко согласился на это условие Доминик. – Что-то ещё?

- Как будем поддерживать связь?

- Мстислав!

- Да?

- Проводи Евгения Максимовича на выход. За ним приехали.

- А…

- Пойдём, - поднялся из кресла светловолосый крепыш. – По дороге схему обрисую.

- Как скажете. – Я допил чай и направился к двери. – Всего хорошего.

- Да прибудет с тобой свет, - заявил на прощанье отец Доминик и вдруг, как-то слишком уж неуверенно поднялся из-за стола. – Можно тебя на секундочку…

- Да?

- Если ситуация выйдет из-под контроля, скажи Казанцеву… – Глава «Несущих свет» склонился ко мне и очень тихо прошептал на ухо три слова. – Не перепутаешь?

- Нет.

- Идём, - заторопился Мстислав, и я поспешил выскочить вслед за ним в коридор. И только потом сообразил, что не удосужился выяснить смысл высказывания о вышедшей из-под контроля ситуации.

Пока спускались на первый этаж, помощник Доминика наскоро обрисовал мне основные способы поддержания связи, а внизу я с удивлением обнаружил, что так и не запомнил обратную дорогу. Будто затмение нашло. И ведь не скажешь по безмятежной физиономии этого белобрысого здоровяка, что он так мозги запутывать горазд. Вот ведь!

Наскоро распрощавшись с вышедшим на крыльцо Мстиславом, я выскочил за ворота и сразу заметил дожидавшегося меня Дениса Селина, который сменил привычный уже микроавтобус на запряжённые парой лошадей сани.

- Слушай, ты чего-то совсем как лох, - пробравшись через сугроб, уселся я на козлы рядом с Денисом. – На бензин денег не хватает?

- Конспирация! – заявил вырядившийся в тулуп, меховую шапку, тёплые штаны и зимние ботинки парень и махнул вожжами. – Н-но! Пошли, родимые!

- Конспиратор ты наш, - усмехнулся я.

- Чего у этих забыл? – пропустив мою реплику мимо ушей, оглянулся Селин на оставшийся позади особняк «Несущих свет».

- Да сам не понял, честно говоря.

И это было чистейшей правдой: стоило выйти со двора, как день будто съёжился, закрывая созданные магией проповедника лакуны, и пришедшийся на один из этих пробелов разговор практически полностью выветрился из памяти.

Словно выбравшись из «нивы», я сразу пересел в сани Дениса. Но при этом где-то в глубине сознания запечатлелось каждое произнесённое отцом Домиником слово.

Будто шизофреник, блин…

- Тебе куда сейчас? – поинтересовался Селин.

- Не знаю, - задумался я. – Тебя просто меня забрать попросили?

- Ну да.

- Поехали тогда на промзону, – решил я первым делом прояснить денежные вопросы. Деньги счёт любят и всё такое. – А потом перекусить куда-нибудь заскочим. Мне морговская кормёжка уже в глотку не лезет.

- Если перекусить, тогда это к нам. - Денис направил сани к проспекту Терешковой мимо обшарпанных зданий складов и пояснил свой выбор: – Мне как раз в клуб заскочить надо.

- К вам, так к вам, - не стал спорить я. В «Ширли-Муры» кормили очень даже неплохо. И что немаловажно – совершенно бесплатно.

 

До промзоны добрались без приключений. С неба сыпался лёгонький снежок, коняги размеренно бежали по краю дороги и споро тащили за собой лёгкие сани. Позёвывавший Селин выезжать на проспект Терешковой не стал и к видневшимся за двухэтажными развалюхами серым махинам цехов свернул на следующем перекрёстке. Вскоре бараки остались позади, а стоило пересечь Донецкое шоссе, как вдоль обеих обочин потянулись зиявшие прорехами бетонные заборы. Слева – часового завода, справа – механоремонтного.

- Как-то ты слишком извилисто нас везёшь, - поёжился я из-за забравшегося под дублёнку ветерка и пошевелил начавшими потихоньку терять чувствительность пальцами ног. Холодно, блин. Отвык, в морге сидючи. А ведь ещё в Северореченск тащиться!

- Нормально везу, - в очередной раз зевнул Денис и пояснил: - Если с Терешковой заезжать, замучаемся в очереди стоять.

- Промзону окончательно огородили?

- Какой там! Въезды перекрыли и копаются потихоньку. - Селин достал откуда-то из-под ног термос и протянул мне: - На, хлебни.

Я задрал маску, свернул крышку и с наслаждением глотнул горячего сладкого чая.

- Хорошо!

- А ты думал! - пробурчал Денис, немного отпил сам и вернул термос на место.

- Чего-то ты сегодня конкретно не в духе, - присмотрелся я к парню. – Проблемы?

- Проблема рядом со мной сидит. – Селин вытер варежкой под носом и покачал головой. – У меня дел невпроворот, а приходится с тобой по Форту мотаться!

- Да какие ещё у тебя дела? Так и скажи, что задницу морозить не хочешь!

- И это тоже, - не стал спорить Денис, направляя сани через дворы затесавшихся меж заброшенных цехов жилых домов. – А вообще, у меня на сегодня планы были! Нашли, блин, мальчика на побегушках!

- Не мальчика на побегушках, а водителя кобылы. Даже двух кобыл…

- Иди ты! – ругнулся парень и остановил сани перед шлагбаумом, перегораживавшим въезд на промзону для служебного транспорта.

Из караулки на улицу неспешно вышел мужик в облезлой ушанке, огромных валенках и тулупе с пустыми красными петлицами. Глянув на пропуск Селина, рядовой взмахом руки велел поднять шлагбаум и отправился обратно, но Денис поспешил его окликнуть.

- Служивый! Как к цеху, где колючку делают, проехать?

- А кто там за главного? – задумался мужик и поправил свисавший с плеча СКС.

- Марков! – подсказал я.

- Сейчас прямо, на втором перекрёстке налево. И до упора.

- Благодарю!

Селин уселся на козлы и взмахом вожжей заставил лошадей вновь тронуться в путь. За спиной у нас со скрипом вернулся на место шлагбаум, и я с интересом начал озираться по сторонам. Впрочем, за прошедшее с моего последнего сюда визита время тут ровным счётом ничего не изменилось. Караулку на въезде поставили – и всё. А так и цеха полуразвалившиеся никто не ремонтирует, и дороги не чищены. Ладно хоть нам пока по сугробам пробираться необходимости нет. Иначе только на снегоходах, сани вмиг увязнут.

Внимательно поглядывавший по сторонам Денис, как и подсказал караульный, свернул на втором перекрёстке налево и уже минут пять мы уткнулись в свежеокрашенные ворота, ярко-зелёным пятном выделявшиеся на фоне грязно-серого снега, ржавчины и замызганного бетона стен.

Навстречу нам никто выходить не спешил и соскочивший с козел Селин раздражённо приложил ногой по громко-лязгнувшему листу профнастила.

- Вымерли они там, что ли? – обернулся он ко мне.

- Да нет, вон дым из трубы валит, - указал я на крышу цеха и неожиданно уловил чей-то настороженный взгляд. – Эй, там! Может, хватит уже пялиться?

- Чего надо? – приоткрыв калитку, выглянул в узкую щель охранник.

- К Маркову.

- Вас ждут?

- Несомненно.

- Как представить?

- Сами представимся! – усмехнулся Селин. – Открывай!

- Ещё чего! – возмутился охранник, а стоило Денису шагнуть к воротам, как он моментально скрылся за оградой и лязгнул засовом. – Или говорите, как представить, или проваливайте!

- Вот гадёныш! - удивился не привыкший к подобному обхождению Селин.

- Дружину вызову!

- Передай, Евгений Максимович его видеть хочет.

- Передам, - не стал больше ничего выспрашивать охранник и предупредил: - Ворота не трогайте, они под напряжением!

Я глянул на тянувшиеся поверх забора витки колючей проволоки и сообразил, что новую разработку Марков решил в первую очередь обкатать на своём собственном цехе. Пусть в городе от накопителей Иванова толку и немного – основные перепады магического напряжения стены Форта на себя принимают, - но хоть какое-то представление о работе комплекса в полевых условиях технарям составить всё же получится.

- Вот урод! - никак не мог успокоиться злой на весь белый свет Денис. – Надо ему пробить!

- Ты аккуратней, у него дырокол, - предупредил я.

- Откуда знаешь? – удивился парень и тут же махнул рукой. – Ах да, ты же из этих! Да мне на его дырокол с высокой колокольни! Не сработает он.

- Да ну?

- Зуб даю.

Тут послышались быстрые шаги и хриплые голоса, а мгновенье спустя вздрогнули и начали медленно открываться ворота. Приглядывавший за выскочившими на мороз в одних спецовках работягами давешний охранник указал во двор и крикнул:

- Заезжайте!

Селин загнал сани в ворота, я прошёл следом и спросил:

- Теперь куда?

- Заходите в АБК, - подсказал охранник, на поясе которого и в самом деле болтался чехол с дыроколом. – Там подскажут.

Селин задумчиво глянул на него, но скандалить не стал и зашагал вслед за мной к административному корпусу. Оказавшись в полутёмном холле, он уселся на отодвинутую к радиатору центрального отопления лавку и вытянул ноги.

- Ты иди, тут тебя подожду.

- Не скучай.

Я толчком распахнул следующую дверь и сидевший за конторкой охранник с ленцой оторвался от журнала с замусоленной обложкой, который он разглядывал в тусклом свете моргавшей под потолком лампочки.

- Проходите на второй этаж, - подсказал парень, прежде чем я успел спросить, где искать Маркова. – Вас ждут.

На втором этаже оказалось темно и пустынно. Все двери закрыты, дорогу спросить не у кого.

И куда мне дальше, интересно?

Ну, Георг, жмот, мог бы и секретаршу нанять…

Но тут в дальнем конце коридора распахнулась дверь, и из неё в коридор выглянул господин Марков собственной персоной.

- Евгений! - махнул мне рукой плотного сложения мужчина, с недавних пор ставший моим компаньоном в деле производства колючей проволоки и кое-каких сопутствующих продуктов. - Заходи!

- Привет! – Я прошёл в небольшую комнатушку, сплошь заставленную металлическими шкафами, и пожал протянутую руку. – Ещё меньше конуру не мог найти?

- Больше этой, как ты выразился, конуры мне хоромы и не нужны. Не балы, чай, устраивать.

- А чего секретаршу не заведёшь?

- Никак с женой согласовать не получается, - усмехнулся Георг. – Такие вот дела.

- Проблемы? – поинтересовался я, приметив, как оттопыривает полу пиджака заводчика убранный в чехол на поясе жезл «свинцовых ос».

- А? – не понял Марков, потом сообразил, что именно меня насторожило, и рассмеялся: - Нет, привычка просто. И сам не расслабляюсь, и другим не даю.

- Ясно.

До недавнего времени Георг тянул лямку в Центральном участке Дружины, так что скорее всего так оно и было. Фальши в его словах мне, по крайней мере, уловить не удалось.

- Кофе? – предложил Марков. – Или для начала по цеху пройдёмся?

- Слушай, Георг, не в этот раз, - отказался я. – Меня просто люди ждут.

- Понятно, - кивнул мой компаньон и, отперев стоявший в углу сейф, принялся выкладывать на стол монеты и банкноты. – Так понимаю, ты за этим пришёл.

- В том числе, - кивнул я, пересчитывая деньги.

Двести тысяч рублей и сорок тысяч долларов в шести пачках мятых, стянутых аптечными резинками купюр. Двадцать червонцев – советских, царских и явных новоделов вперемешку. Пятнадцать золотых пятирублёвок. Четыре империала. Десять изрядно потёртых и побитых долгой жизнью серебряных рублей разных годов выпуска. Тридцать новеньких трёхрублёвок с соболем на аверсе. И полпригоршни отпечатанных на монетном дворе Торгового союза золотых «чешуек».

Маловато будет. Тут от обещанных десяти тысяч даже половины нет.

- И остальное, - дождавшись окончания подсчётов, Марков протянул мне защищённый колдовскими рунами вексель на предъявителя, выданный «Центральным городским банком». – И так всю наличку выгреб, а больше взять неоткуда.

- Да нормально. – Я принялся рассовывать деньги по карманам штанов и рубашки. – Вексель обналичить не проблема.

- Вот и я так подумал.

- Слушай, и как бизнес вообще? – поинтересовался я, решив последовать примеру Маркова и о причинах изъятия денег из оборота вслух не говорить. – Как-то у вас безлюдно тут.

- Все в цехе. Уже жалею, честно говоря, что АБК в порядок приводить стал.

- А что такое?

- Да думал сюда конструкторское бюро посадить, если расширяться будем, а теперь смысла нет новых людей нанимать.

- Всё так плохо? – насторожился я. Как-никак деньги серьёзные в предприятие вложены, не хотелось бы прогореть.

- Наоборот, – усмехнулся Георг. - Теперь все расчёты гимназисты делают. Сущие копейки в итоге выходят.

- А! Ну и как новые партнёры?

- С одной стороны просто замечательно всё. - Марков уселся за стол и задумчиво повертел меж пальцев остро заточенный карандаш. - Заказы денежные постоянно подкидывают, тут грех жаловаться. Вот только это всё копейки по большому счёту, а мы в разработку интегрированной охранной системы столько денег вбухали, что когда они отобьются – совершенно непонятно. Сейчас бы продвижением новых накопителей Иванова-Гольца заняться, но колдунам не до того.

- Реклама двигатель торговли, - с умным видом выдал я. – И какие варианты?

- На днях Слава Линев обещался рекламные материалы подготовить, посмотрим, как оно дальше пойдёт.

- Надо к нему заглянуть, – решил я. И не только к нему, если уж на то пошло. – Да, как Алекс, кстати? Ну, тот паренёк из СЭС?

- Нормально, - кивнул Георг. – В командировках пьёт как лошадь, но работу делает. И монтажник неплохой, и в цехе, когда заказов нет, справляется.

- Понятно. - Я отошёл ко входной двери и обернулся. – Ещё какие-нибудь вопросы порешать надо, пока в городе?

- Да нет, - поднялся из-за стола Марков. – Сами справляемся.

- Тогда не буду задерживать.

Я попрощался с партнёром и зашагал по коридору. Спустился на первый этаж и вместе со скучавшим там Селиным вышел во двор.

- Удачно съездили? – поинтересовался Денис, дожидаясь, пока нам откроют ворота.

- Более чем, - усмехнулся я. – Давай в клуб.

- Проголодался?

- Есть немного, - признался я и уселся на козлы рядом с парнем.

И проголодался, и деньги выложить не помешает. Десять тысяч не та сумма, с которой можно безбоязненно по Форту таскаться. Людей и за меньшее каждый день убивают. За много, много меньшее.

 

К «Ширли-Муры» мы подъехали аккурат к обеду. От вытяжки тянуло ароматом свежей выпечки, и у меня сразу засосало в животе. Вот что с человеком привычка питаться по расписанию делает. Чисто собака Павлова – подошло время и начал желудочный сок вырабатываться и слюни течь.

Селин подогнал сани к чёрному ходу, кинул вожжи подбежавшему охраннику и сразу потащил меня за собой в служебные помещения.

- В подсобке пообедаем, - на ходу расстёгивая тулуп, предупредил он. – Сейчас к нам на бизнес-ланч с соседних офисных пятиэтажек народ сползается, тебе в общем зале делать нечего.

- Да не проблема, - разминая занемевшие на морозе пальцы, усмехнулся я. – Мы не гордые…

- Вот и замечательно. Заходи.

- Не, в туалет сначала.

Я сунул Денису свою дублёнку и заскочил в соседнюю дверь. Морщась от боли, долго стоял, отогревая ладони под тёкшей из крана тёплой водой, потом вытер руки о замызганное полотенце и пошёл в подсобку.

В облюбованной парнями под свои сборища комнатушке как обычно было не протолкнуться из-за расставленных по углам коробок, завалов непонятного барахла и стоявших вдоль стен шкафов. Расчищенным от хлама остался лишь центр комнаты, где и установили небольшой стол, над которым горела лишённая абажура стоваттная лампочка.

Все жулики оказались в сборе: Денис Селин задумчиво вертел в руках запотевшую бутылку водки, а рассевшиеся вокруг стола Гамлет, Филипп Городовский и Борис Яровой, по всей видимости, ожидали его вердикта.

- Палёная, - наконец заявил Селин и повернулся ко мне. – Хватай табуретку.

- Как определил? – спросил Борис, зыркнув по мне нехорошим взглядом.

По слухам этот худощавый коротышка в своё время занимался организацией заказных убийств, и лично я обычно старался держаться от него подальше. Остальные тоже не пай-мальчики, но к Яровому точно спиной поворачиваться не стоит. Жутковатый человечек.

- По пробке, как ещё, - заявил кивнувший мне Филипп Городовский – высокий, но сутулый мужчина с заметно поредевшей шевелюрой и вечно сонными чёрными глазами.

- Да просто головой работать надо, а не только в неё есть, - ухмыльнулся Селин. – Ну с какой стати вы на нормальную поллитру пялиться стали бы?

- Логично. - Гамлет забрал вызвавшую подозрения бутылку и, сунув под стол, достал оттуда другую. – А эта?

- А эта нормальная, - без малейшей заминки ответил Денис и тут же свернул пробку. - Что я, нормальную водку от палёной не отличу, что ли?

- Угадал, - с кислой миной пробормотал Яровой.

- В последней партии каждая пятая бутылка самопальная, - пояснил Гамлет.

- У кого брали?

– У Богданчука, - потёр горбинку носа Городовский. - Сейчас поедем к нему… пообщаемся.

- А я говорил на цену не вестись, – разливая водку по стаканам, наставительно заявил Селин. – Ну, вздрогнем?

- Не, мне не надо, - отказался я. Натощак, без закуски? Ну его в топку.

- Для аппетита, - поддержал приятеля Гамлет.

- На аппетит и так не жалуюсь.

- Тогда для сугрева.

В этот момент в приоткрывшуюся дверь подсобки ловко проскользнула миниатюрная официанта с подносом, заставленным стопкой пустых тарелок, хлебной корзинкой и кастрюлей с супом, от которой шёл весьма ароматный дух. Быстро накрыв на стол, девушка направилась на выход, и Селин не преминул легонько хлопнуть её чуть ниже талии, за что немедленно и получил по руке.

– Вот блин! – пробурчал он, когда гордо удалившаяся официантка закрыла за собой дверь. – Какие мы нежные!

- Нажалуется жене, опять в клубе ночевать будешь, - предупредил Городовский и, орудуя вытащенным из кастрюльки черпаком, начал разливать борщ по тарелкам.

- Первый раз, что ли? – легкомысленно пожал плечами Денис и поднял стакан с водкой. – Ну, поехали! Для сугрева!

Я без особого желания выпил свою порцию сорокоградусной и отправил в рот ложку супа. После водки горячий борщ показался просто обжигающим, и меня моментально пробил пот.

Уф! Хорошо!

Неспешно опустошив тарелку, я вытер вступившую на лбу испарину и отодвинул стакан от уже собиравшегося плеснуть мне водки Селина.

- Хватит, ещё с людьми общаться сегодня.

- Как скажешь, - не стал настаивать Денис и разлил остатки на четверых.

Парни выпили, дохлебали суп и начали собираться. Точнее, собираться стали Городовский и Яровой. Гамлет же расстегнул пиджак, под которым я без особого удивления приметил кобуру с пистолетом, откинулся на спинку стула и закурил.

- Не убейте его только! – попросил он компаньонов.

- Постараемся, - усмехнулся Филипп, и они с Борисом вышли из подсобки.

– Ну, ещё по чуть-чуть? – заглянул под стол Денис, когда за парнями закрылась дверь.

- Хватит! – одёрнул его Датчанин и потушил сигарету, забычковав её в пепельнице. – Как дела, Евгений?

- Бывало и лучше, - честно сознался я.

- Поверить не могу, что ты из Форта сваливаешь, - вздохнул Селин.

- Аналогично, - усмехнулся я.

- Как добираться будешь, уже знаешь? – спросил Принц.

- Не думал пока ещё. Хотя…

- Да?

- Пустым смысла никакого ехать нет. Надо подумать, что закупить на продажу можно, и о проезде с каким-нибудь торговцем из Города договориться. Так и в накладе не останусь, и приеду, вроде как, не совсем из Форта.

- А какой им интерес тебя везти? Они своим товаром загружены, - засомневался Принц.

- Ни фига подобного, - возразил я. – С Северореченском напрямую у них только Комвнешторг работать может. Так что тамошние купцы поначалу везут товар в Форт. А потом, с выправленными бумагами втихаря на свой страх и риск едут дальше. Кто с грузом, а кто и пустой.

- Какая-то коррупционная схема. - Селин задумался. – Смысл какой в ней?

- Не ко мне вопрос, - отмахнулся я. – Главное, что основную ставку они на обратный путь делают, так что, думаю, договориться о транспортных услугах будет несложно. Другой вопрос, какой товар с собой брать.

- Ты же у нас спекулянт. Вот и думай, - рассмеялся Денис.

- Везти надо то, что здесь стоит дёшево, а в Северореченске дорого, - с умным видом выдал Гамлет. – Ну или то, чего у нас навалом, а там дефицит.

- Да что ты говоришь! – рассмеялся я, но тут же прищёлкнул пальцами. – Точно!

- Что – точно? – заинтересовались парни.

- Месяц назад мне вагон аммиачной селитры предлагали. Вагон, само собой, не осилю, но несколько тонн взять – почему нет? Сельское хозяйство в Северореченске на подъёме, да и климат там помягче.

- Наши фермеры агромагов вместо удобрений пользуют, - задумался Селин. – Думаешь, в Северореченске до сих пор навозом удобряют?

- Именно. Так, так, так… - застучал я пальцами по столу. - Выходит, надо заехать к Борису Шахрину, а потом на биржу, попробовать кого-нибудь из горожан на перевозку подрядить. Поможете? Глядишь, уже завтра с утра свалить из Форта получится.

- Не проблема, - прикрыв ладонью рот, зевнул Гамлет. – Господин Селин в твоём полном распоряжении.

- Чего?! – опешил от удивления Денис. – Да я уже как тот белый кролик, на два дня везде опаздываю!

- А куда деваться? – пожал плечами Принц. – Я занят сегодня.

- Вот вы, блин, даёте!

- Да ладно, мы быстро. – Я поднялся из-за стола и спросил. – Ну поехали, что ли?

- Подожди, - остановил меня Датчанин. – У нас к тебе просьба имеется.

- Чего ещё? – обречённо вздохнул я, садясь обратно.

- Так, ерунда, - поспешил успокоить меня Гамлет. – Мы прямые поставки из Северореченска наладить хотим, возьми с собой пару человечков? Они тебе помехой не будут.

- Да не проблема. Кто поедет?

- Решаем пока, - как-то очень уж неопределённо ответил Принц. – К вечеру определимся и сообщим.

- Понятно, - с подозрением покосился я на него, но подробности выпытывать не стал и вновь поднялся с табурета. – У вас здесь сейф есть?

- Тебе зачем?

- Деньги оставить хочу.

- Давай, уберу.

Я выложил на стол банкноты, монеты и вексель, взял валявшуюся на лавке дублёнку и начал застёгивать пуговицы.

- Тут десять тысяч.

- Не бойся, вернём в целости и сохранности, - пообещал Гамлет.

- Богатенький Буратино! – присвистнул Селин.

- Это подъёмные, - вздохнул я. – Ну, мы идём?

- Пошли, - Денис первым вышел из подсобки и сразу же кого-то окликнул: - Эй, Мэри-Энн!

- Опять накушались, господин Селин? – отозвалась пытавшаяся отпереть громоздким ключом какую-то дверь Марина и улыбнулась мне. – Привет, Евгений.

- Привет, - кивнул я и натянул на голову балаклаву.

- Т-с-с-с, - приложил Денис к губам палец, - товарищ Апостол у нас на нелегальном положении находится. И я, кстати, не накушался, а трезв, как стёклышко.

- Да ну? И почему тогда на вас девушки жалуются? – прищурилась Марина.

- Без понятия, - ухмыльнулся Селин и спросил: - У тебя всё готово?

- Разумеется.

- Ладно, вернусь, проверю.

И, подхватив под локоть, Селин потащил меня на выход.

- Пока, Марин! – обернулся я и поспешил вырвать руку из медвежьей хватки Дениса. – Ты чего вцепился-то?

- Время! – постучал тот двумя пальцами по запястью. – И так из-за тебя полдня потерял уже!

- Да прям полдня!

- Давай быстрее! – Селин вытолкнул меня на улицу и махнул рукой приглядывавшему за лошадьми парню. – Шевелись!

Ухвативший лошадей под уздцы, охранник подвёл их к чёрному ходу, и мы поспешили погрузиться в сани.

– Куда ехать? – спросил Денис и взмахнул вожжами, направляя коняг со двора.

- Здесь недалеко. Знаешь пятиэтажку, сразу за которой спуск в Кишку?

- На той стороне проспекта?

- Ага, там ещё Госпиталь немного дальше во дворах.

- Знаю, - кивнул Селин, и мы выехали на Красный.

Вернее – попытались. Стоило обогнуть здание, на первом этаже которого располагался клуб, как нас моментально тормознул стоявший посреди дороги дружинник. У припаркованной на той стороне проспекта «газели» с синей полосой вдоль всего борта переминались с ноги на ногу ещё двое автоматчиков в камуфляжных полушубках.

- Чего ещё? – нахмурился Денис.

- Ждите, - заявил парень с единственным треугольником на петлице.

- Товарищ младший сержант, - повысил голос Селин, - у нас дела вообще-то!

- Ждите, сказал! – рявкнул в ответ дружинник и в этот момент на проспекте послышался шум мощных автомобильных двигателей.

Сначала мимо промчался уазик с включенным проблесковым маячком, затем несколько чёрных внедорожников с наглухо тонированными стёклами, и наконец замыкавший колонну армейский тентованный «Урал», в кузове которого тряслись рассевшиеся по лавкам дружинники.

Денис только покачал головой, потом выругался и тихонько пропел себе под нос:

- Падайте лицами вниз, вниз,-

Вам это право дано:

Пред королем падайте ниц, -

В слякоть и грязь - все равно!

- Это кто такой важный поехал? – ничего не понимая, спросил я.

- Воевода наш новый, - усмехнулся Селин. – Олег свет Владимирович.

- А чего такая охрана неслабая?

- Да его на прошлой неделе фугасом подорвать хотели. Теперь вот только таким образом по Форту перемещается.

Тем временем дружинник махнул нам рукой – мол, проезжайте, - и зашагал через проспект к служебной «газели». Но выехать на проезжую часть оказалось вовсе непросто - дорогу уже заняли задержанные кортежем автомобили. Ругаясь как сапожник, Селин с трудом вклинился в поток, на ближайшем перекрёстке свернул налево и вновь повернулся ко мне:

- Куда теперь?

- Во дворы.

К счастью подъездная дорога оказалась более-менее расчищена от снега, и нам удалось без проблем подъехать к стоящей немного поодаль от проспекта офисной пятиэтажке, куда более запущенной нежели выходившие «на первую линию» хрущёвки.

- Уверен, что нам сюда? – спросил Селин и с сомнением оглядел двор, загаженный обрывками картонных коробок, мятыми сигаретными пачками, торчавшими из снега бутылками и прочими отходами жизнедеятельности не слишком чистоплотного местного населения.

И его сомнения были вполне понятны – по сравнению с выходившими на проспект домами, эта пятиэтажка выглядела не слишком презентабельно. Ни тебе рекламных вывесок, ни нормального остекления. Окна через одно фанерой закрыты. Про косметический ремонт и вовсе молчу. Тут пока крыша не рухнет, никто не почешется. Да и тогда, скорее всего, арендаторы просто по соседним домам как тараканы расползутся.

- Вон то крыльцо, - указал я на обшарпанную дверь.

- Даже вывески нет.

- А зачем? – усмехнулся я. - Либо знаешь, к кому идти, либо тебе тут делать нечего.

И в самом деле, в отличие от торговавших в розницу соседей обосновавшиеся здесь перекупщики и спекулянты случайных посетителей не жаловали. Да и своих более удачливых коллег из Торгового союза на дух не переносили. Хотя при необходимости с ними, конечно же, работали. Деньги не пахнут, да и кушать каждый день хочется.

- Думаешь, в этом гадюшнике реально купить что-то стоящее? – поморщился Селин.

- Слушай, - выбрался я из саней, - давай не буду тебе азы чёрного рынка объяснять?

- Ворованное, что ли, сбывают?

- Нет, здесь больше серый товар. Не вполне законный, но и не откровенно криминальный.

- Проблем с вывозом из Форта точно не будет?

- Могу поспорить, удобрения где-нибудь на складах за городом хранятся. Смысла ввозить их никакого нет.

- Ясно, – кивнул Селин и вытащил из-под козел термос с чаем. – Убивать будут, кричи.

- Обязательно.

Сняв закрывавшую лицо маску и бросив её в сани, я поднялся на сложенное из кирпича крыльцо, заменившее давным-давно разломанный балкон, толкнул обшарпанную дверь и прошёл внутрь. Офис Шахрина располагался в перестроенной квартире, и посетитель прямо с улицы попадал непосредственно в приёмную.

И вот там меня поджидал первый сюрприз: в небольшой комнатушке играли в карты двое по-хозяйски устроившихся за пустым столом парней в коротких кожаных куртках.

Всё бы ничего, но охранниками они не были совершенно точно. И вид слишком уж приблатнённый, и держатся соответствующе. Понимающий человек бандитов сразу видит. А уж я на подобную публику в своё время насмотрелся.

Эти точно жулики.

Один хлипкий, неприметный, с огромным кольцом на среднем пальце правой руки, внутри которого билось и пыталось вырваться на волю какое-то боевое заклинание. Второй – покрепче, с острым крысиным лицом и будто срезанным подбородком был вооружён сунутым сзади за пояс «дыроколом».

- Чего тебе? – отвлёкся невзрачный, и его партнёр немедленно воспользовался случаем и передёрнул карты.

- Шахрин здесь или съехал? – спросил я, вспомнив о денежных сложностях Бориса. Запросто мог начать недвижимость распродавать, если финансовые проблемы настолько серьёзными были, как он говорил. Хотя, по идее его слова надвое делить стоит…

- Борис Ефимович! – крикнул парень и выругался, когда приятель выложил на стол туза и десятку. – Опять у тебя очко, блин!

- Учись, пока живой, - самодовольно заявил тип с крысиной модой.

- Будешь мухлевать, недолго тебе осталось, - буркнул потерявший ко мне всякий интерес неприметный. – Всё, моя очередь банковать.

- Да пожалуйста!

Тут в приоткрывшуюся дверь выглянула обрюзгшая физиономия Шахрая; Борис скользнул безразличным взглядом по увлечённым карточной игрой бездельникам, заметил меня и даже приоткрыл рот от изумления.

- Евгений? – шагнул удивлённый торговец в приёмную. Особой стройностью он никогда не отличался, но за прошедший месяц ещё больше погрузнел. Осунувшееся лицо показалось каким-то серым, и сразу стало ясно, что дела его в гору так и не пошли.

- Привет, Борис, - протянул я руку, лихорадочно прикидывая, на какую скидку реально могу при таком раскладе рассчитывать, и стоит ли с учётом вновь открывшихся обстоятельств вообще расплачиваться живыми деньгами. – Как дела?

- Так себе, - сморщился Шахрай и указал на приоткрытую дверь. – Проходи.

- Слушай, ты ещё никому аммиачную селитру сбыть не успел? – переступив через порог, поинтересовался я. – А то бы взял тонн несколько…

- Селитру? – облизнул губы Борис и стрельнул глазами куда-то мне за спину.

Я неожиданно почувствовал окутавший его страх, смешанный с чем-то явственно напоминавшим разочарование, и только тут сообразил, что не стоило начинать деловые разговоры при посторонних.

- Селитра?! – немедленно бросил карты на стол неприметный. – Эй, фраер, ты селитру купить хочешь?

- И чё? – обернулся я, когда уставившийся себе под ноги Шахрай обречённо привалился к стене.

- Селитра наша, - заявил паренёк. – Мы и продаём.

- И почём продаёте? – сразу сообразив, что дело нечисто, всё же решил уточнить я.

- А чё у тебя с лавэ? – вышел из-за стола ничего не ответивший по существу неприметный.

- Не боись, если за налик будешь брать, мы цену скостим, - влез в разговор крысиная морда и с нехорошим интересом уставился на меня: - Лавэ с собой?

- С собой, - улыбнулся я.

- Ну так выкладывай, давай уже расчёты произведём, - обрадовался неприметный, и до меня донёсся обречённый вздох Шахрая.

- Не проблема, - улыбнулся я, решив повалять дурака. – Там паренёк у саней стоит; кликните, пусть заносит.

- Чего заносит? – не понял крысиная морда.

- Деньги, чего ещё? – Я повернулся к Борису и спросил. - Селитра где, кстати? В Форте?

- Нет, на складе у Торгового пятака, - отвёл тот взгляд, а уже предвкушавший лёгкую поживу крысомордый распахнул входную дверь и шагнул на крыльцо. Там дёрнулся, будто наткнулся животом на что-то острое, и очень медленно попятился обратно.

- Селин, ты чего? – поднимая руки над головой, заулыбался он. – Ты чего творишь-то?

- Умолкни, - прошёл в комнату Денис, уткнувший парню чуть выше пряжки ремня обрез двустволки со взведёнными курками. – Проблемы, Евгений?

- Пока не знаю, - усмехнулся я и вновь спросил у Шахрая. – Селитра точно на складе?

- На складе, - закивал тот. – Весь вагон там…

- Селин, ты бы убрал обрез, - попросил замерший у стола неприметный.

- Не кипишуй, Лёва, - усмехнулся Денис, - а то чихну, и придётся Гошу от стены отскребать.

- Чё за беспредел, Селин? – возмутился крысиная морда. – Рамсы попутал?!

- Заглохни. – Денис легонько ткнул Гошу стволами в живот, и парень заметно побледнел. – Ещё вякнишь хоть слово, и моё терпение кончится. Понятно?

Бандиту хватило ума промолчать.

- Кивни, Гоша, если понял.

Парень кивнул.

- Вот и замечательно. – Селин похлопал его по щеке и, опустив обрез стволами к полу, безбоязненно пошел к столу. – Ну, Лёва, рассказывай, как вы дошли до жизни до такой.

- Слушай, мы не знали, что он с тобой, - поспешил заявить неприметный. Набычившийся Гоша уселся на подоконник.

- Теперь знаете.

- Знаем, и что с того? – моментально успокоился Лёва, будто и не в его приятеля только что упирались два ствола двенадцатого калибра. – Нужна селитра, давайте договариваться.

- С чего бы это? – хмыкнул я и указал на Бориса. – Договариваться мы с ним будем.

- Не проканает, - покачал головой неприметный. – Селитра наша.

Я вопросительно глянул на Шахрая и тот немедленно кивнул:

- Так и есть, за долги пришлось отдать.

- Понятно. – Не удивлюсь, если эти деятели с Борисом удобрениями изначально и рассчитались. – И как поступим?

- Ваши деньги, наш товар, - заулыбался Лёва. – Платите и разойдёмся.

- За это говно деньги платить? – удивился Селин. – Сейчас! Мы его на реализацию возьмём.

- Да ни фига! – повысил голос неприметный, лицо которого аж перекосило от возмущения. – Пока не заплатите, ничего не получите.

- Правда? – с нехорошей улыбкой уточнил Денис и похлопал укороченными стволами двустволки по левой ладони. – Уверен?

- Полегче! – не испугался Лёва. – Ты Душмана кинуть решил?

- Он здесь причём?

- Я Душману удобрения за долги отдал, - подсказал Шахрин.

- И чё вы тогда вату катаете? – нахмурился Селин и ткнул обрезом в сторону сидевшего на подоконнике парня. – Гоша, ну-ка быстро за Душманом метнулся!

- Селин, ты ничего не попутал? – просто опешил от такой наглости Лёва.

- Я не понял, кому надо селитру толкнуть – мне или вам? – решил внести ясность в этот вопрос Денис. – Вам? Ну так давайте резче! Время - деньги!

Гоша неуверенно глянул на приятеля, дождался утвердительного кивка и выскочил за дверь. Селин с непонятной улыбкой хлопнул меня по плечу и прошёл в рабочий кабинет Шахрая, который уселся за стол и обречённо спрятал лицо в ладонях.

- Ладно ты, не парься, - попытался успокоить я торговца и уселся на кожаный диванчик с лопнувшей сразу в нескольких местах обшивкой, - сейчас договоримся на взаимовыгодной основе.

- Ну-да, ну-да, - пробормотал тот.

Я только вздохнул. Моя крыша, конечно, товарищи серьёзные, но и Душман не лыком шит. Мне с его ребятами раньше пересекаться не доводилось, но о репутации этих отморозков был наслышан. Рэкет, контрабанда, наркоторговля – грешков за ними числилось вагон и маленькая тележка. И при этом ни у Дружины к Душману особых претензий никогда не возникало, ни Семёра от конкурента до сих пор не избавиться не попыталась. А это явно неспроста.

Да уж, вряд ли переговоры из лёгких будут.

- Лёва! - позвал оставшегося в приёмной паренька Селин и встал у окна, наблюдая за оставленными во дворе санями. – Как думаешь, когда Душман приехать сможет?

- А я знаю? – раздражённо откликнулся тот. – Если свободен, минут через десять появится. Если занят, Гошу дождёмся, тогда ясно станет…

- Подождём, - глянул на наручные часы Денис. – Время есть пока…

- Пока – да.

- Говорить сам будешь, - предупредил вдруг меня Селин. – Если что, поддержу.

Я только кивнул и окинул взглядом берлогу Шахрая. За исключением электронных часов на стене и освещавшего комнату тусклого чародейского светильника, смотреть тут особо было не на что. Скособоченный стол, расшатанный стулья, отклеившиеся из-за сырости обои, вышарканный линолеум. Сразу видно, дела у хозяина кабинета не ахти в последнее время идут.

- Борис, у тебя время правильное? – спросил я и, достав из кармана давно уже остановившиеся часы, начал их заводить.

- Правильное.

- Точно?

- Там вместо батареек, кристаллы с магической энергией, - с каким-то даже оттенком гордости заявил Шахрай. – Секунда в секунду идут.

- Ясно.

Я подвёл стрелки, спрятал часы обратно в карман и откинулся на спинку дивана. Но тут стоявший у окна Селин вдруг встрепенулся и подозвал к себе:

- Приехали.

Я подошёл к окну и с интересом уставился на припарковавшийся рядом с крыльцом синий «RAV-4» с помятым и не очень качественно выправленным капотом. Первым выбравшийся с водительского места мордоворот с заметно перекошенной физиономией уличного бойца внимательно оглядел двор, потом обошёл машину и распахнул левую заднюю дверцу, выкрашенную в чёрный цвет.

И только тогда автомобиль соизволил покинуть Душман, который оказался не по погоде легко одетым уроженцем Средней Азии, невысоким, смуглым и сухоньким.

Поправивший будто прилипшую к голове тюбетейку жулик поднялся на крыльцо; телохранитель немедленно подскочил и предупредительно распахнул входную дверь. Вскоре из приёмной послышались неторопливые шаги и переступивший через порог кабинета Душман с совершенно непроницаемым выражением лица оглядел собравшихся в комнате людей. Потом едва заметно качнул головой и, повинуясь этому небрежному жесту, Борис Шахрай пулей вылетел за дверь.

- Ну, здравствуй, что ли, Денис, - улыбнулся узбек, усаживаясь за скособоченный письменный стол.

- И вам не хворать, - кивнул в ответ Селин.

- Там во дворе сани стоят, - вдруг произнёс мазнувший равнодушным взглядом по лежавшему на подоконнике обрезу телохранитель жулика. – Твои, Денис?

Денис поморщился, вздохнул и подтвердил:

- Мои.

- На бензин денег не хватает? – неожиданно ехидно поинтересовался мордоворот. – Так ты обращайся, займём.

- Мне и так нормально, - отказался Селин, на лице которого заиграли желваки.

- Или смотри, нам на днях внедорожники из Северореченска пригонят, можем тебе в рассрочку что-нибудь подобрать, - продолжил издеваться над парнем подручный узбека.

- Ты сюда машинами торговать приехал? – прищурился Денис. – Проблемы со сбытом?

- Да нет, я так, - пробурчал даже не протрудившийся скрыть улыбку бугай.

- И кстати, да – а по какому поводу мы тут собрались? – нарушил молчание Душман. – И как вообще могло получиться, что ты с оружием ворвался в мой офис?

- Произошло небольшое недоразумение, - теперь уже начал скалиться Селин, - но инцидент разрешился сам собой. Разве нет?

- Возможно…

- А насчёт нашего интереса вас Евгений Максимович просветит.

- Ну, ну, - только и хмыкнул узбек.

- Ходить вокруг да около не буду, - решил я сразу перейти к сути дела. – У вас есть лежалый товар, у нас есть интерес взять его на реализацию.

- Аммиачная селитра – лежалый товар? – удивился Душман. – Селин, и как ты только такого бездаря в консультанты взял?

- Если желаете продавать удобрения на развес, селитра и в самом деле - то, что надо. Лет за десять вагон точно реализуете, - пожал я плечами. – Мы можем этот процесс существенно ускорить.

- Излагай.

- Самый высокий спрос на удобрения в Северореченске, - пояснил я. – Вот только специально везти туда селитру слишком накладно. А у нас намечается поездка в Северореченск, можем взять несколько тонн на реализацию.

- На каких условиях?

- Треть нам, треть вам, треть перевозчику.

- Так у вас ещё и транспорта нет? – покачал головой Душман. – Это не деловое предложение, это грабёж какой-то. Проще самим всё организовать.

- Слушайте, - немедленно вклинился в разговор Денис. – За транспорт вам в любом случае платить придётся. И запросят с вас наличку, а продадите товар или нет – ещё неизвестно.

- Можно подумать, вы реализацию гарантируете.

- Не продадим за неделю, наша доля к вам отходит, - пошёл ва-банк Селин. – Свои люди у вас там есть, пусть и продают потихоньку. А чем они с вами рассчитаются, уже вопрос десятый.

- Ну как вариант, - задумчиво кивнул Душман, сразу сообразив, что в этом случае доставка товара до Северореченска обойдётся им по минимальным расценкам. – Сколько тонн возьмёте?

- Сколько наш перевозчик потянет, - не стал давать я никакого конкретного ответа.

- Хорошо. Но, Селин, если я узнаю, что вы нас нагрели…

- Как можно! – возмутился Денис.

- Однажды Ходжу Насреддина спросили, почему он ест плов всей пятернёй, - неожиданно Душман увёл разговор в сторону, - и тогда Ходжа ответил, что у него только пять пальцев, а не шесть. Жадность, она в природе человеческой, именно поэтому я тебя и предупреждаю заранее. Чтобы потом никаких неожиданностей не возникало.

- Базара нет, - усмехнулся Селин. – Рассчитаемся до копейки.

- Очень на это надеюсь, - Душман поднялся из-за стола и подошёл к входной двери. – Детали с Шахраем согласуйте.

- На кого бумаги в Северореченске оформлять? – уточнил я.

- Сообщим, - ничего не ответил Душман и скрылся в приёмной.

Я только хмыкнул и повернулся к Денису, который только сейчас спустил взведённые курки обреза.

- Нормально, - кивнул тот. – Хорошие условия.

- Взаимовыгодные, - улыбнулся я и спросил у заскочившего в кабинет Бориса. – Селитра где хранится?

- Киоск мой знаешь на Торговом пятаке? – Шахрай полез в верхний ящик стола, достал оттуда початую бутылку водки и хлебнул прямо из горла. – Ух…

- Рядом с видеосалоном который?

- Именно. Туда подходите, склад рядом.

- Это завтра уже, наверное, - решил я, прикинув, что сегодня разобраться с делами и договориться о перевозке селитры точно не успею. – Тебе от продажи хоть перепадёт что-нибудь?

- А-а-а, - махнул рукой повалившийся на стул торговец. – Если полвагона заберёте, то в ноль выйду.

- По объёму пока ничего не скажу, - разочаровал я его и вслед за Денисом вышел в приёмную, где теперь уже в одиночестве скучал Лёва. Бегавший за Душманом Гоша обратно так и не вернулся.

- Проваливайте, - забычковал при нашем появлении парень сигарету и сплюнул в мусорную корзину. – И не приходите больше.

- Да уж разберёмся сами как-нибудь, - Селин отсалютовал ему на прощанье обрезом и вышел на улицу.

Я выскочил следом и поспешил натянуть оставленную на козлах балаклаву. Материал остывшей на морозе маски холодом обжёг кожу, и у меня даже слегка заломило уши.

Блин, надо было её с собой брать! Так и менингит заработать недолго!

- Куда сейчас? – уселся радом со мной Селин, когда коняги, из ноздрей которых вырывались клубы пара, выкатили сани со двора.

- Биржу знаешь?

- Биржа? Это где торгаши заседают? Пятиэтажка рядом с Центральным стадионом?

- Точно, - кивнул я и запрокинул лицо к затянутому серыми облаками небу, с которого падали редкие пушистые снежинки. – Тут недалеко.

Выглядывавший из-за крыши соседнего здания тусклый пятак солнца едва светил, но всё же чувствовалось, что день пошёл в рост. Весна, как-никак.

Держитесь люди, скоро лето. И всё такое прочее….

- Недалеко-то оно недалеко, - поморщился парень и, сняв варежку, потёр кончик носа, – но в маске тебя внутрь не пустят. А это нехорошо.

- Сам сходишь, - пожал я плечами. – Подойдёшь к администратору, узнаешь, кто из горожан сейчас в Форте. А там уж и я подключусь.

- Давай, попробуем, - не стал оспаривать мой план Селин. – Если что, обрез под козлами.

- В топку такое «если что»…

Сани тем временем подъехали к Красному проспекту, и Денис придержал лошадей, дожидаясь, пока мимо проползёт нагруженная какими-то мешками подвода. Я обратил внимание на висевшую на соседней пятиэтажке вывеску «Саун Нептуна» с обнажённой грудастой русалкой и тяжело вздохнул.

Хочу в баню. Полежать в парилке, попить чая, прыгнуть в сугроб и сразу - обратно в тепло. И никаких русалок. Просто отдохнуть и прогреться.

А то пальцы ног опять толком не чувствую, да и руки мёрзнут. А ведь ещё в Северореченск ехать!

Вот, блин…

Выгадав момент, Денис взмахом вожжей отправил коняг через проспект и, подрезав яростно сигналивший фургон, сани съехали с проезжей части и покатились по узенькой дорожке, тянувшейся вдоль бетонного забора. Над серыми плитами проглядывали засыпанные снегом крыши непонятных ангаров, с другой стороны тянулись крытые шифером трёхэтажные жилые дома с давным-давно растрескавшейся и обвалившейся штукатуркой обветшалых стен.

Миновав заброшенный склад, Селин свернул на более-менее расчищенную от снега дорогу, уходившую к мрачноватой на вид общаге Патруля, и вскоре впереди уже замаячили трибуны центрального стадиона, а после и пятиэтажная штаб-квартира Торгового союза.

И уж там – никаких обшарпанных стен. Свежая побелка, блеск новеньких стеклопакетов, очищенная от снега крыша и ухоженная прилегающая территория. За выкрашенным чёрной краской железным забором были припаркованы десятка полтора разномастных автомобилей - от видевшей виды «копейки» до канареечной расцветки «второго» «Хаммера». Из приоткрытых ворот устроенной в пристрое мойки вырывались полупрозрачные клубы пара, у ворот топтались несколько охранников в напяленных поверх тулупов жилетах со светоотражающими полосами.

И что сразу бросилось в глаза – все бойцы охранного предприятия мало того что были вооружены «укоротами», так ещё и жезлы «свинцовых ос» на виду держали. То ли для показухи, то ли и в самом деле обстановка в Форте от стабильной далека.

Если уж воевода с такой охраной по улицам перемещается…

- На территорию не заезжай, - предупредил я Дениса, присматриваясь к курившим у оставленных на углу саней извозчикам. – Вон, у «Жар-птицы» припаркуйся.

Весьма популярное в среде преуспевающих торговцев кафе «Жар-птица» располагалось в двухэтажном особняке напротив биржи. И неспроста – большинство заглянувших по делам в штаб-квартиру Торгового союза посетителей предпочитало не ютиться в служебном буфете, а перейти через дорогу и перекусить в нормальной обстановке. С ненавязчивой музыкой, услужливыми официантами, а при желании и в отдельных кабинетах на втором этаже. И что немаловажно – без лишних ушей.

- Ладно, - соскочил с козел Селин, - жди тут, я пошёл.

- А тебя пустят вообще? – забеспокоился я.

- Пусть только попробуют не пустить, - ухмыльнулся парень и зашагал через дорогу.

Я выбрался из саней, несколько раз подпрыгнул на месте в тщетной попытке выгнать забравшийся под дублёнку холод и вдруг обратил внимание на неторопливо шагавших навстречу Селину людей.

- Денис, стой! – немедленно крикнул я парню. – Отбой!

- Чего ещё? – удивился тот.

Я стянул с головы балаклаву, поправил ушанку и помахал рукой переходившему через дорогу торговцу из Города:

- Михаил Григорьевич, здравствуйте дорогой!

- О, Евгений Максимович! - обрадовался грузный мужчина лет пятидесяти с покрасневшим от постоянного пребывания на свежем воздухе обветренным лицом. – Какими судьбами?

Сопровождавший торговца молодой парень, чем-то неуловимо на него походивший, вежливо кивнул, а вот второй спутник – высокий толстяк в длинной лисьей шубе лишь презрительно скривил губу.

Хотя может, и не презрительно, просто мне так показалось. Но кому ещё прислушиваться к своей интуиции, как не ясновидящему?

- Да возникла у меня необходимость товар в Северореченск перевезти, - сразу решил я взять быка за рога. – Хотел на бирже разузнать, кто туда порожняком направляется, а смотрю – на ловца и зверь бежит. Вы не в Северореченск сейчас случаем?

- Может, и туда, - пробурчал толстяк и с подозрением оглянулся на присоединившегося к нам Дениса. – А может, и нет.

- Подожди, - поморщился Михаил Григорьевич и представил мне своего спутника. – Кирилл Ефимович, мой компаньон. – А потом указал и на молодого паренька. - Сергей, сынок старшой.

- Это и видно, - улыбнулся я и повернулся к Селину. – Мой партнёр Денис… как тебя по отчеству-то?

- Да просто Денис, - пренебрёг формальностями тот – Приятно познакомиться.

- Мы хотели в «Жар-птице» перекусить, - кивнул за заведение торговец. – Присоединитесь? Заодно и дела обсудим. Не на улице же.

- Почему нет? – легко принял я предложение совместить приятное с полезным. – Идёмте…

 

В «Жар-птице» оказалось непривычно тихо. Ни тебе гомона подвыпивших торгашей, ни суеты официантов, звона гитар и хрипотцы сессионной певички. Думаю, чуть ближе к вечеру всё это будет здесь в полном объёме, а сейчас нас встретил лишь скучавший у барной стойки администратор.

Я в это кафе заглядывал исключительно за компанию, а вот Михаил Григорьевич явно числился завсегдатаем. По крайней мере, в кабинет на втором этаже нас проводили, не задав ни единого вопроса. Мы даже толком снег с себя стряхнуть не успели.

С интересом поглядывавший по сторонам Селин, которому в «Жар-птице» явно бывать раньше не доводилось, провёл ладонью по резным перилам лестницы и усмехнулся:

- В купеческом стиле, значит?

- Какая публика, такая и обстановка, - кивнул я и вслед за спутниками прошёл в предупредительно распахнутую администратором дверь.

И в самом деле - мебель и прочие элементы декора были подобраны под старину. Резное дерево, лепнина на потолке, стилизованные под свечи алхимические светильники. Картины, зеркала, в кадках – самые настоящие пальмы. И никакого пластика. По крайней мере, на виду.

Оставивший меню и винную карту администратор покинул нас, пообещав прислать официантку, и мы начали неспешно избавляться от верхней одежды. Убрав в шкаф дублёнку, я уселся за массивный стол и, растирая озябшие пальцы, начал как бы невзначай разглядывать грузного компаньона Михаила Григорьевича, который к немалому моему удивлению оказался не столько толстым, сколько мощным. Пузо, конечно, тоже присутствовало, но в целом Кирилл Ефимович походил скорее не на заплывшую жиром амёбу, а на порядком подрастерявшего форму тяжелоатлета. Вот только цвет у его налитого кровью лица - плоского и будто бы даже вдавленного, - был слишком уж нездоровый. Проблемы с давлением?

- Ну-с, приступим… – Михаил Григорьевич раскрыл меню и начал разглядывать сделанные каллиграфическим почерком записи. – Начнём, пожалуй, с горячего?

- Надо для аппетита водочки заказать, - степенно заявил Кирилл Ефимович и, погладив плохо выбритые щёки, повернулся к Селину: - А вы, Денис, по какой части будете?

- На общепите специализируюсь, - невозмутимо ответил тот, усаживаясь рядом со мной.

- Какое-то заведение содержите?

- «Ширли-Муры» на Красном. - Денис откинулся на спинку стула и улыбнулся: – Но вообще мы планируем расширяться. Работаем над этим.

Услышав название клуба, Сергей Михайлович невольно хмыкнул и покосился на отца, но тот сделал вид, будто всецело увлечён изучением меню. А может, и в самом деле был увлечён, кто его знает…

- На нас ничего не заказывайте, - предупредил я. – Мы только что пообедали.

- А по маленькой?

- Уже пропустили, - улыбнулся Селин. – А нам ещё работать сегодня, так что лучше чая горячего.

- Да, от чая не откажусь, - кивнул я.

В этот момент в кабинет проскользнула официантка с блокнотом, и Михаил Григорьевич отложил меню:

- Значит так, девушка, - на мгновенье задумался он, - мясное ассорти и хлеб на всех. Ещё салат «весенний», лапшу и пюре с поджаркой. Это вдвойне, - торговец перелистнул несколько страниц и продолжил: - Графинчик водки и три чая с лимоном этим трезвенникам.

- Пап! – возмутился Сергей.

- Цыц, - стукнул указательным пальцем по краю стола Михаил Григорьевич. – Мал ещё водку пить!

- Я вместо пюре хочу рис с овощами и свиную отбивную взять, - пояснил парень. – Ну и коньяка пятьдесят грамм. Для аппетита.

- Коньяка? – задумчиво глянул на сына торговец. – Коньяка можно. Ты, Кирилл Ефимович, что будешь?

- Всё тоже самое, - заявил толстяк, не спуская взгляда с затянутых в сетчатые чулки стройных ножек официантки. А когда девушка вышла, он мечтательно вздохнул и облизнул губы: - Ух, какая цыпочка…

- Не сейчас, - поморщился Михаил Григорьевич. – Ладно, давайте, пока горячее не принесли, о деле поговорим.

- А давайте поговорим! - согласился я. – Если в двух словах, нам надо перевезти в Северореченск достаточно объёмный груз. Вопрос в том, если ли у вас свободное место.

- Габариты какие?

- Аммиачная селитра в мешках по пятьдесят килограмм, - подсказал Селин.

- Так, - задумался торговец, - так… - Он постучал пальцами по столу и решил: - Четыре тонны сможем взять.

- Маловато будет, - разочарованно протянул я, прикидывая, что в лучшем случае при таком раскладе моя доля составит не больше пятисот рублей золотом. И это ещё без учёта неизбежных накладных расходов. Но с другой стороны – с паршивой овцы хоть шерсти клок. – Ну да ладно, деваться некуда…

- А у вас этого добра сколько всего? – заинтересовался Кирилл Ефимович.

- Тонн тридцать точно будет, - предположил Селин.

- Можно на постоянной основе возить…

- Можно. Денис, оставь свои координаты. Будет интерес, в следующий раз напрямую работайте.

- А сам что? – удивился Михаил Григорьевич и отодвинулся в сторону, освобождая место для вернувшейся с подносом официантки.

- Да вот решил обстановку сменить, в Северореченск на время перебираюсь. – Я передвинул к себе стакан с чаем, в котором плавала тонюсенькая долька лимона, закинул две ложки сахара и начал неспешно размешивать. – Со мной ещё двое сопровождающих будут.

- Не проблема, - кивнул торговец и налил из небольшого графинчика себе и партнёру водки. – Ну, за новое начинание!

- Вы когда выехать сможете? – осторожно отхлебнув горячего чая, уточнил я.

- А вот это вопрос, - тяжело вздохнул Михаил Григорьевич. – Мы у одной артели заказ разместили на две сотни «Щелчков», да никак сертификаты на них получить не можем. Всё завтраками кормят.

- Куда вам столько «Щелчков»? – удивился Селин.

- А они немного модифицированные. У них дальность действия до двадцати метров увеличена. Мощность упала, конечно, но не критично.

- И куда такие? – допил я чай.

- А вместо подствольных гранатометов, - пояснил Сергей. – «Щелчок» дешевле того же «дырокола» раз в десять выходит.

- Его подзаряжать нельзя, - засомневался я.

- Эти можно, - улыбнулся парень и пригубил коньяк. – И никаких способностей к магии не надо, нажал кнопку – и всё. Хоть дверь выбить, хоть человека с защитным амулетом с ног снести.

- Интересно, - хмыкнул Селин.

- Очень интересно, - подтвердил Михаил Григорьевич, - интересно настолько, что никак первую партию сертифицировать не могут. И ведь опытный образец давно согласовали, а тянут и тянут чего-то. – Торговец досадливо махнул рукой и вздохнул. – Ладно, если объёмы устраивают, давайте тогда стоимость перевозки обсудим.

- Четверть груза в обмен за доставку, - предложил я.

- Нет, так не пойдёт, - нахмурился Кирилл Ефимович. – Оплата наличкой и вперёд. Куда мы потом эти удобрения денем?

- Только не говорите, что у вас нужных связей по окрёстным сёлам нет. Вам эту тонну по дороге раскидать – как нечего делать.

- Сорок процентов, - сделал встречное предложение торговец.

- Треть и по рукам, - отодвинул я от себя пустой стакан. – Больше дать просто не в состоянии, иначе в минус уйду…

- Ну на нет и суда нет, - скривил губы Кирилл Ефимович. – Не взыщите…

- Погоди, - остановил его Михаил Григорьевич. – Треть – это нормально.

- Так мы договорились? – уточнил я, стараясь не выказать облегчения, которое испытал при этих словах.

- Договорились! Но предупреждаю сразу - выедем только после того, как вопрос с сертификацией амулетов решится.

- Не проблема, - поднялся я из-за стола. – День, два роли не играют.

И мы с Денисом, распрощавшись с торговцами из Города, поспешили покинуть кабинет. Спустились на первый этаж, и уже там Селин недовольно хмыкнул:

- День-два роли не играют? У меня сложилось другое впечатление.

- Сейчас заскочим в Гимназию, попробуем этот вопрос пролоббировать.

- Есть нужные связи?

- Вроде как да.

- А чего молчал? Ещё бы и скидку под это дело выбил. Всяко дешевле о перевозке договориться можно было бы.

- Ты знаешь, - усмехнулся я, - как-то не хочется случайным людям показывать, что у меня пятки горят. В этом случае совсем другое отношение будет, больше потеряю впоследствии, чем сейчас выторгую.

- Понятно. – Денис распахнул входную дверь и напомнил: - Маску одевай.

- А стоит ли?

- Бережёного Бог бережёт.

- Чёрт с тобой. – Я натянул балаклаву, завязал ушанку и только после этого вышел на улицу. – Ладно, давай в Гимназию!

 

До окружённого облетевшими на зиму тополями здания Гимназии мы домчались, даже не успев продрогнуть. Стылый ветер, конечно, так и пытался забраться под дублёнку, но сделать своё чёрное дело он толком не успел. Ехать от биржи до облюбованной колдунами школы было всего ничего, да и всё чаще поглядывавший на часы Селин то и дело подгонял лошадей.

Остановив сани у высокой ограды, Денис подождал, пока я спрыгну в снег, и указал на расположенный в соседнем доме магазинчик:

- Там тебя ждать буду.

- Договорились, - опустив меховой воротник дублёнки, зашагал я к проходной. – Я недолго.

- Да уж надеюсь.

Небо к этому времени окончательно затянули кучевые облака, и, вероятно, из-за этого окружённое деревьями здание выглядело мрачнее обычного. Не на шутку разгулявшийся ветер раскачивал коротко-остриженные ветви тополей и гнал по дороге лёгкую позёмку, а выскакивавшие покурить на крыльце гимназисты чертыхались, делали пару-тройку затяжек и убегали обратно. Те же, у кого занятия закончились, на улице тоже не задерживались и весёлыми компаниями разбредались по окрестностным развлекательным заведениям.

У меня, честно говоря, от их гомона даже голова разболелась. Вот уж не думал, что люди на пустом месте способны создать столько шума.

Центральные ворота Гимназии были распахнуты настежь, но проходить в них я не стал и заскочил в будку проходной, где за зарешёченным окошком скучал недавний выпускник сего учебного заведения, то ли не оправдавший ожиданий учителей, то ли наоборот назначенный на эту должность за хорошую успеваемость.

Кто их знает, колдунов этих?

- Мне в разрешительный, - стянув с головы шапку и маску, склонился я к окошечку. – Евгений Максимович Апостол, на меня должен быть пропуск выписан.

- Приложите ладонь к нарисованному на стекле кругу, - потребовал гимназист, потом несколько мгновений что-то высматривал в глубине хрустального шара и, наконец, просунул мне украшенную непонятно резьбой деревянную дощечку размером с половину сторублёвой купюры. – Отметьтесь и на выходе сдайте.

- Непременно. - Я сунул деревяшку в карман и прошёл на территорию Гимназии.

Сдам, как не сдать? Это учащиеся, да сотрудники свободно через ворота мотаются, а не знающего охранных наговоров чужака мигом служба безопасности скрутит. Тут только на первый взгляд всё открыто и демократично. На самом деле даже в Центральный участок Дружины человеку с улицы попасть проще.

Обогнув крыльцо центрального входа, на котором под порывами будто сорвавшегося с цепи ветра пыталась курить очередная партия слишком легко одетых для такой погоды студиозусов, я толкнул служебную дверь, подошёл к регистратуре и кинул пропуск-дощечку в лоток.

- В разрешительный.

- К кому именно? – подняла на меня взгляд сидевшая за бронированной перегородкой девушка.

- К Резниковой Оксане Григорьевне.

Гимназистка зажмурилась, какое-то время беззвучно шевелила накрашенными ядовито-красной помадой губами, а потом тряхнула головой и вновь открыла глаза:

- Она не может вас принять.

- Не может? – неприятно удивился я. – А вы передали, кто именно пришёл?

- Разумеется! Принять вас не смогут. Пропуск аннулировать?

- Нет, подождите! Тогда к Линеву Вячеславу Степановичу.

Девушка посмотрела на меня с неприкрытым подозрением – мол, сколько можно голову морочить? – но всё же закрыла глаза, пытаясь связаться с названным мной гимназистом. На этот раз общение несколько затянулось, но и результат в итоге оказался кардинально иным.

- Триста девятый кабинет, - сообщила контролёр, возвращая пропуск. – Не забудьте отметить время.

- Благодарю, - улыбнулся я и направился к лестнице.

Поднявшись на нужный этаж, какое-то время бродил по пустынным коридорам, освещённым лишь сгустками дрейфовавших под полотком колдовских огней, с трудом отыскал в одном из закутков дверь с криво прикрученными цифрами «три, ноль, девять» и постучал.

- Входите! – тут же откликнулись изнутри и, повернув ручку, я переступил через порог.

Судя по количеству столов, изначально этот кабинет был рассчитан на четверых, но сейчас указавший мне на единственный не занятый папками стул Слава Линев находился тут в полном одиночестве.

Я окинул взглядом обстановку и несколько приуныл - важную шишку в такую дыру не засунут. Тут и вдвоём разминуться вовсе непросто: всё свободное место занимали шкафы, тумбочки и столы.

- Привет, привет! – протянул мне руку гимназист. – Какими судьбами?

- Есть пара вопросов.

- А поконкретней? – Слава решил сразу взять быка за рога и плюхнулся обратно на стул. – Конкретику давай.

- Нужна помощь в одном нашем общем деле, - не стал отмалчиваться я.

- В общем? – заинтересовался колдун. – В каком именно?

- Тут как? – многозначительно повертел я рукой в воздухе. – Можно говорить?

- Чувствуй себя как дома.

- Это значит – да?

- Разумеется! Чай будешь?

- Нет, спасибо. Обпился уже сегодня.

- Коньяк? Виски?

- Нет, пожалуй. Меня просто на улице ждут, просили не засиживаться. – Я расстегнул дублёнку и глянул на плававший под потолком осветительный шар. – А чего это у вас везде энергетические светильники летают?

- Нам электрические помехи противопоказаны, вот и обходимся своими силами, -просветил меня Слава.

- Понятно. Слушай, Георг сказал, ты раздаточный материал по новой системе подготовить должен был.

- Раздатки? – переспросил несколько озадаченный моим интересом парень. – Подготовил, а что?

- Да я тут в путешествие планирую отправиться. По работе. Мог бы взять.

- Отличная идея. – Линев вытащил из верхнего ящика стола толстенную пачку листов формата А4, разделил её на две части и половину протянул мне. – Папку дать?

- Давай, а то помну. – Убрав цветные иллюстрации в скоросшиватель с завязками, я положил его на край стола и задумался, с чего начать. – В общем, Форт мне требуется покинуть в сжатые сроки…

- В курсе, - тут же продемонстрировал свою осведомлённость Слава.

- … а товарищи, с которыми в Северореченск отправиться планирую, здесь на какое-то время зависают.

- Чем-то могу помочь?

- Они сертификаты на какие-то новые «Щелчки» дожидаются. Опытный образец уже согласован, но бумаг им пока не выдали…

- Ну, - развёл руками Линев. – Это не ко мне вопрос. У тебя теперь есть связи в разрешительном отделе, так что - вперёд.

- К сожалению, Оксана Григорьевна не смогла уделить мне толику своего драгоценного времени.

- Понятно! – многозначительно фыркнул Стас и покачал головой. – У неё теперь другие заботы.

- В смысле? Проблемы какие-то?

- С женой Грибова воюет, но я тебе ничего не говорил, - ухмыльнулся гимназист. - Ладно, говори, кто твои партнёры, попробую по своим каналам тему пробить.

- Торговца зовут Михаил Григорьевич, он из города.

- Фамилия есть у него?

- Фамилия есть, но я как-то не сообразил её спросить.

- Знаешь, с тобой непросто работать.

- Зато выгодно.

- Ладно, - вздохнул Линев. – Поговорю кое с кем, узнаю, что можно сделать.

- И когда результатов ожидать? – Не особо обнадёженный таким ответом я поднялся со стула и сунул скоросшиватель под мышку.

- Ну, сегодня уже не успеем. Поздно просто, - задумался Слава. – А завтра часов к шести пусть подходят. А лучше мы им к концу дня уведомление отправим.

- Серьёзно? – опешил я и машинально сунул собеседнику пропуск.

- Фирма веников не вяжет, - заявил гимназист, провёл ладонью по резной деревяшке и вернул её обратно. – Сделаем, раз надо.

- Лихо. А на постоянно основе?..

- Ни-ни-ни, - замотал руками парень. – Это только в качестве исключения, лично для тебя.

- Ну хоть так, - вздохнул я и протянул руку на прощание. – Побегу тогда.

- Ни пуха…

- К чёрту.

Я вышел в коридор и невольно оглянулся на неприметную дверь.

Очень интересно. Это что, шутка юмора такая? Иметь возможность проворачивать серьёзные дела и сидеть в тесном кабинете, размерами с подсобку для уборщицы? Или просто конспирация? Нет, что ни говори, колдуны товарищи со странностями.

Спустившись на первый этаж, я вышел на крыльцо и зашагал к проходной. Там отдал пропуск скучавшему в аквариуме колдуну, дождался, пока тот его проверит, и толкнул ведущую на улицу дверь. Поёжившись от пронзительного ветерка, натянул балаклаву и, на ходу завязывая ушанку, зашагал к стоявшим у соседнего дома саням Селина.

Народу на улице к этому времени заметно убавилось, но все освободившиеся после занятий гимназисты расползтись по окрестностям пока ещё не успели, и на углу собралась целая стайка весело галдящих колдунов. Неожиданно в голове у меня заворочалось ясновиденье, но я связал пробежавшееся острыми коготками по спине беспокойство с разлетавшимися от веселящейся молодёжи обрывки заклинаний и спокойно пошёл дальше.

И на вывернувшую с соседней улицы «газель» с синей полосой на боку внимания не обратил. А когда из распахнувшихся задних дверей на дорогу посыпались вооруженные автоматами и жезлами «свинцовых ос» дружинники, что-либо предпринимать стало уже слишком поздно.

- К стене! – заорал громила в бронежилете и шлеме с забралом из бронестекла и махнул дробовиком в сторону магазина. – Руки за голову, ноги шире! Быстрей!

Ничего не понимающие студенты загомонили, но несколько тычков прикладами мигом выбили из них всякое желание качать права. А когда из-за соседнего дома вывернул грузовик, и попрыгивавшие в снег солдаты гарнизона принялись оцеплять улицу, студенты и вовсе стали тише воды, ниже травы.

Ко мне рванули сразу двое дружинников; я испытывать судьбу не стал и, уткнувшись лицом в ограду Гимназии, поспешил заложить руки за голову.

- Ноги шире! – рявкнул охлопывавший меня по карманам рядовой и азартно ахнул, нашарив рукоять револьвера.

Удар по почкам мгновенье спустя был вполне ожидаем. Зашипев от боли, я бухнулся на колени, и у меня с головы немедленно сорвали сначала ушанку, а потом и балаклаву.

- Не дёргайся! – заорал перехвативший автомат рядовой, а его напарник метнулся за командиром.

Морщась от боли, я попытался воспользоваться ясновиденьем, но по голове моментально растёкся холод, будто на макушку высыпали полведра молотого льда. Руки и ноги онемели, а сердце забилось редко-редко, словно с трудом справлялось со ставшей густой подобно нефти кровью.

Наваждение схлынуло буквально секунду спустя, а потом я услышал голос Селина, который пытался прорваться ко мне, размахивая каким-то удостоверением.

- Да не могу я задержанного отпустить! – в сердцах заорал на него командовавший дружинниками младший лейтенант. – Мои люди незарегистрированный пистолет изъяли!

- Это наш агент, - гнул свою линию Денис. – И его светить никак нельзя!

- Я всё понимаю, но сейчас ничего сделать не могу! Мы тут заказное убийство расследуем! Все окрестные улицы перекрыли! Как я могу подозреваемого отпустить?!

- Как? Об косяк! - покраснел от возмущения Селин. – Просто взять и отпустить!

- Только после санкции руководства! Обращайтесь в участок.

- Да не надо уже никуда обращаться, - хмыкнул Денис, заметив припарковавшуюся рядом с его санями знакомую «ниву».

Выбравшийся из автомобиля Илья Линев неспешно огляделся по сторонам и подошёл к младшему лейтенанту.

- Что тут у вас?

- Прочёсываем ули…

- Это понятно, - отмахнулся Линев и спросил у Селина: - Вы здесь что делаете?

- Они Апостола со стволом прихватили, - указал Денис на меня. – Он по делу в Гимназию заходил, а на выходе взяли.

- Отведи его машину, - распорядился Илья. – Ждите меня там.

Ствол автомата моментально перестал давить в затылок; я поднял упавшую в снег ушанку, сунул под мышку оброненный скоросшиватель и зашагал к «ниве».

- Револьвер пусть вернут, - проходя мимо младшего лейтенанта, хватило наглости потребовать мне. – Он дорог как память.

- Да ты… - даже задохнулся от возмущения дружинник.

- Изъятое оружие имеет отношение к убийству? – цепко глянул на него Линев.

- Нет, там сорок пятый калибр был, - сообщил тот. – А револьвер триста семьдесят пятого калибра изъяли.

- Верните.

Мы с Селиным подошли к оставшейся незапертой «ниве» и забрались внутрь. Я сунул револьвер в карман дублёнки, потёр нестерпимо нывший затылок, и спросил:

- Ну и кого убили?

- Да неважно это…

- В самом деле? – Я выдернул служебную бляху из руки не успевшего спрятать её в карман Дениса и хмыкнул: - Контрразведка, да?

- Это прикрытие, - буркнул Селин. – Дай сюда.

- Так кого убили?

- Дружинника.

- Из-за простого дружинника сюда столько солдат согнали? – удивился я. – Ерунда!

- Убитый какого-то гимназиста перспективного курировал. Подопечный в момент покушения с ним должен был находиться, а теперь его нигде найти не могут.

- Похищение?

- Скорее всего, - пожал плечами Денис. – Самому ему из Форта ему не выбраться.

- А что за гимназист? Чем занимался?

- Без понятия.

- Технологией создания пространственных проколов он занимался, - просветил меня распахнувший дверцу автомобиля Линев, который расслышал последний вопрос. – И, как говорят, очень в этом направлении продвинулся…

- Ясно.

- Ты зачем сюда явился? – тут же потребовал ответа Илья. Образ безобидного франта дал трещину, и ему на смену пришёл жёсткий профессионал. Холодный, безжалостный и расчётливый.

- Были вопросы к разрешительному отделу, - честно сознался я и постучал по скоросшивателю. – В итоге с Вячеславом Степановичем пообщаться получилось.

Линев отошёл от «нивы» и достал из кармана пальто чарофон. Переговорив с кем-то, он вновь заглянул в салон и без лишних церемоний распорядился:

- Проваливайте.

В этот момент к нему подскочил взмыленный младший лейтенант и протянул полиэтиленовый пакет, в котором звенели стреляные гильзы, ударявшиеся о стоявший на затворной задержке пистолет с глушителем.

- Нашли в переулке орудие убийства! – отрапортовал он. – Heckler-Koch USP сорок пятого калибра! Валялся в сугробе метрах в пяти от тела.

- Эксперты что говорят?

- Первыми десятью пулями снесли «Чешую дракона», потом выстрелили в грудь и голову. Убитый успел дослать патрон в патронник, но в ответ не стрелял. Его служебный пистолет остался на месте преступления.

- Пошли, пошли, - потащил меня за собой Селин. – Валим…

- Всё так серьёзно? – поинтересовался я, когда Денис стеганул лошадей и сани, покинув оцепление, покатили по дороге в сторону труб ТЭЦ, увенчанных клубами вырывавшегося из них дыма.

- Профессионал работал.

- С чего взял? – удивился я. – Не мог его сам гимназист завалить?

- Да нет, откуда у гимназиста такой ствол? – фыркнул Селин. – Нет, это профи был. Оружие точно не случайно выбрано. Такое на чёрном рынке с рук не возьмёшь.

- Да прям!

- Пули сорок пятого калибра и тяжёлые, и ничего с навесками пороха мудрить не надо, чтобы глушитель использовать. У них изначально скорость дозвуковая. Плюс ёмкость магазина двенадцать патронов. Десять пуль на защитный амулет, две или три в цель.

- Не проще автомат использовать?

- Для устранения одного человека - не проще. И провезти в Форт морока, и попаданий существенно больше потребовалось бы.

- Странно, что охранник оружием воспользоваться не успел. Амулет ему неплохую фору давал.

- Да какая там фора? – сплюнул на дорогу подгонявший лошадей Селин. – Разрядить в цель магазин плёвое дело. И целиться особо не надо – первыми выстрелами главное амулет выбить. А убитый пока пистолет достал, пока патрон дослал. Никаких шансов.

- Неужели ничего серьёзней «Чешуи дракона» ему дать не могли?

- А ничего более серьёзного и нету.

- Я слышал, алхимики какие-то навороченные модели выпускают.

- При их использовании магический фон повышается. Поэтому в пределах Форта чуть ли не половину алхимических приблуд использовать запрещено.

- Ясно…

- А вот мне уже ничего не ясно! - пробормотал Селин и резко потянул на себя вожжи, стоило нам свернуть на соседнюю улицу.

И удивление его было вполне объяснимо: мало того, что проезд оказался перегорожен уазиком с синей полосой на боку, так ещё несколько доходяг в обтрёпанных фуфайках под присмотром трёх дружинников деловито перекидывали снег из сугробов прямо на проезжую часть.

- Объезжайте! – махнул нам один из рядовых.

- Товарищ Зубко! – повысив голос, окликнул Селин знакомого старшину. – Что за ерунда? Заняться больше нечем?

- Привет, Денис, - подошёл к саням невысокий парень в тулупе с четырьмя трёугольниками на петлицах. – Объезжай, ЧП у нас.

- Что ещё такое?

- Труп нашли.

- Ну и? Труп нашли – чего сугробы раскапываете? Думаете, тут целое кладбище, что ли?

- Труп нашли, голову - нет. Одет убитый прилично; район, сам знаешь, какой. Начальство поставило задачу в кратчайшие сроки отыскать недостающую часть тела и установить личность потерпевшего. Так что объезжай.

- Сволочь ты, Пётр, и бюрократ, - с чувством выругался Селин. – Никакой от тебя пользы. Абсолютно бесполезное животное.

- Работа такая, - пожал плечами старшина. – Я так понимаю, вы с Гамлетом отыграться хотите?

- Кот из рейда вернулся, что ли?

- Вчера ещё. Встречаемся в «Серебряной подкове» или у вас?

- Подходите к нам вечером, там решим.

- А может, голову поискать поможешь? – предложил дружинник. – У нас и лопата лишняя имеется.

- Ага, разбежался, - фыркнул Селин и взмахнул вожжами, направляя лошадей через перекрёсток. – Шулера, блин, - пояснил он мне, сворачивая в переулок, тянувшийся вдоль бетонного забора ТЭЦ. – Ничего, мы ещё обдерём их как липку!

Я молча усмехнулся, глянул на закопченные стены цехов с вздымавшимися к небу трубами, и вдруг понял, что сейчас меня будут убивать. Что моя голова мелькнула в перекрестье прицела, и стрелку осталось только нажать спусковой крючок. Просто нажать спусковой крючок - и мозги некоего Евгения Максимовича разлетятся по дороге, пятная бурыми брызгами серый снег.

Всколыхнувшееся ясновиденье спровоцировало мощный выброс адреналина и, толчком спихнув Селина с козел, я стремительно метнулся в другую сторону. Зацепился ногой за полоз, со всего маху рухнул на дорогу, а в следующий миг что-то садануло меня промеж лопаток, и зимний день в один миг сменила непроглядно-чёрная ночь.

Даже больно не было. Просто свет померк – и всё.

Тьма.

 

<- Предыдущая глава / Следующая глава ->

 


Купить бумажное издание: Лабиринт, Озон
Купить электронный текст на Литрес

Купить и скачать электроннй текст на сайте автора в форматах fb2, mobi, epub, rtf, txt.

 

Павел Корнев. ПадшийПадший

 


Купить: Лабиринт


Текст у Автора напрямую


Текст на Литрес


Купить: Озон

 

Павел Корнев. ПадшийСпящий

 


Купить: Лабиринт


Текст у Автора напрямую


Текст на Литрес


Купить: Озон