Авторизация

 

 

 

Короткое лето. Часть 5
Читать книгу Павла Корнева и Андрея Круза "Короткое Лето"
"Хмель и Клондайк 4"

 

Андрей Круз, Павел Корнев

цикл Приграничье

 

 

 

 


Купить бумажное издание: Лабиринт, Озон
Купить и скачать электронный текст в магазине Андрея Круза
Купить и скачать на Литрес
Скачать и слушать аудиокнигу

 

 

 

 

"Короткое Лето"

часть 5

 

 

 

Хмель

18 июня, суббота

 

На Южном бульваре мы повернули налево, проехали рынок и остановились неподалёку от ювелирного салона "Золото Вселенной", парковку которого занял серый микроавтобус с изображением увитой колючей проволокой шестерни и две бело-синих "газели", на бортах которых красовался сокол Дружины. У одной было ниже написано "Лаборатория", на другой "Следственная группа". Вокруг разошлись дружинники в бронежилетах и касках, оружие они держали стволами к земле и просто направляли пешеходов в обход оцепленного тротуара.

Немного поодаль рассредоточилась группа цеховиков. Вид у их бригадира с характерной татуировкой на щеке был откровенно растерянный.

- Ограбление? - предположил я.

- Сейчас всё объяснят, - не стал отвечать на вопрос младший сержант.

Я выбрался из автомобиля и зашагал к стоявшему на крыльце салона дознавателю в штатском. Среднего роста, немного грузноватый, с небритой физиономией и сонными глазами замотанного службой исполнителя.

Ну, медведь-шатун тоже случайному человеку может сонным показаться...

- Долго вы до нас добирались, Вячеслав Владимирович!

- А вы, товарищ Могилевский, могли позвонить. Телефон у вас мой есть.

Дознаватель пропустил намёк мимо ушей и спросил:

- Были здесь сегодня?

- Да. А что случилось? - уточнил я, оглядев невредимую витрину ювелирного салона. На стеклянной двери с внутренней стороны была вывешена табличка "Учёт".

Могилевский достал блокнот и карандаш.

- Во сколько приехали?

- Что здесь случилось? - попытался я прояснить ситуацию, прежде чем отвечать на вопросы.

Дознаватель смерил меня тяжёлым взглядом.

- Скоро вы обо всём узнаете. А сейчас отвечайте на вопрос: в какое время вы сюда пришли.

- Около половины одиннадцатого.

- А точнее?

- Не знаю. Я выписал чек, на нём должны были проставить время покупки.

- А ушли в какое время?

- Десять сорок. И не ушёл, а уехал.

- Вот так точно?

- Решал, куда ехать, поэтому посмотрел на часы.

Могилёвский хмыкнул, попросил показать часы и записал их показания в блокнот. Затем внёс туда же данные с экрана служебного чарофона.

- Куда поехали?

- Домой.

- Это туда? - указал дознаватель в сторону пересечения Южного бульвара с Красным проспектом.

- Именно.

- Видели здесь кого-нибудь?

- Передо мной были две женщины. Ушли почти сразу.

Могилевского эта информация не заинтересовала, и он уточнил свой вопрос:

- На выходе никого не видели?

Я ненадолго задумался, потом покачал головой.

- Нет, никого.

- На парковке машины были?

- Точно не было. Спокойно развернулся.

- На чём приезжали? Модель, цвет, регистрационный номер.

Я продиктовал все данные, тогда дознаватель махнул рукой курившему у "газели" подчинённому.

- Варламов! Ходь сюды! - А когда тот выкинул бычок в урну и подошёл, потребовал: - Запроси в информационно центре записи с камеры на перекрёстке Южного и Красного. Время десять тридцать девять тире десять сорок три. Нужно точное время проезда вот этого автомобиля...

Могилевский протянул подчинённому блокнот и отпустил, а сам крикнул:

- Горин! Твой выход!

Из-за угла салона появился смутно знакомый дружинник, за ним вышли те самые дамочки, что покупали "Пандору". Меня они узнали с первого взгляда и принялись что-то горячо обсуждать между собой.

Что-то? Меня они принялись обсуждать. Меня!

- Запротоколируй показания! - крикнул Могилевский.

- Юрий Васильевич, - проговорил я вполголоса, впервые назвав дознавателя по имени-отчеству, - что ж вы мне дело так откровенно шьёте...

- Спокойствие, Вячеслав Владимирович, только спокойствие. Никто вас ни в чём не обвиняет.

Слово "пока" не прозвучало, но произносить его вслух и не было никакой нужды.

Пока ни в чём не обвиняет. Пока.

В кармане задёргался чарофон. Я ответил на вызов - звонил Иван.

- Всё нормально, перезвони через полчаса.

- Всё нормально? - хохотнул, закуривая, Могилевский. - Да вы, батенька, оптимист!

- Не сказал бы.

- Ах да! - потёр переносицу дознаватель. - Как мог забыть! У вас же такая насыщенная жизнь!

- Что за сарказм?

Прежде чем Могилевский успел ответить, распахнулась дверь салона, и к нам вышел криминалист в обычном хлопчатобумажном комбинезоне и бахилах поверх туфель. Он стянул с рук медицинские перчатки, убрал закрывавшую кудри прозрачную пластиковую шапочку и объявил:

- Одни ножевые.

У меня мороз по коже побежал, до того обыденно это прозвучало.

А ведь "ножевые" - это как минимум один труп. Как минимум...

- Вячеслав Владимирович, нож с собой носите? - спросил Могилевский.

- Всегда, - ответил я, не видя смысла врать.

- Можно посмотреть?

Но тут уж я отрицательно покачал головой.

- Не думаю, что в этом есть необходимость.

- Мы ведь просто просим, - улыбнулся дознаватель, и вновь явственно прозвучало "пока просто просим".

Я пожал плечами, достал из кармана штанов выкидной нож и утопил кнопку.

- Микротек Хало, - пробормотал криминалист, взглянув на выскочивший из рукояти клинок, и посветил на него непривычного вида фонариком. - Нет, сомневаюсь, что это орудие убийства.

- Почему?

- Свежих следов крови нет, а такой нож полностью очистить просто нереально. Плюс, похоже, работали обоюдоострым клинком. Официальное заключение позже будет.

- Понятно, - промычал Могилевский.

- Нож изымать будете? - поинтересовался тогда криминалист.

- На фига? - флегматично спросил дознаватель.

- В коллекцию.

- Хрен вам, - выдал я, втянул клинок в рукоять и сунул нож в карман.

Криминалист фыркнул, спустился с крыльца и закурил.

- Кого убили? - спросил тогда я Могилевского.

- Не готов это обсуждать, - ответил тот.

- Убитых сколько?

Дознаватель просто отвернулся.

Я оглядел топтавшихся в отдалении цеховиков, их микроавтобус у парковки и предположил:

- Цеховики первыми на место прибыли?

Могилевский лишь неопределённо пожал плечами, но в ответе не было никакой нужды. Порядок на Южном бульваре, где большинство заведений принадлежало участникам Торгового Союза, обеспечивал именно Цех.

В этот момент боковая дверца "газели" следственной группы сдвинулась, и на тротуар спрыгнул Варламов.

- Камера зафиксировала автомобиль подозреваемого...

- Свидетеля! - вскинулся я.

- ...в десять сорок одну. По фотографии из личного дела оператор опознал Хмелева Вячеслава Владимировича, одна тысяча девятьсот...

- Точно в десять сорок одну? - перебил подчиненного дознаватель.

Варламов кивнул.

- И вызов цеховикам поступил в десять сорок одну?

- По их часам в десять сорок три, но они на две минуты спешат. Так что в десять сорок одну.

- Вряд ли я мог оказаться в двух местах одновременно, так?

Могилевский хмуро глянул на меня и криво усмехнулся:

- Мы посекундную проверку сделать можем.

- А я сделал, - влез в разговор Варламов. - Машина пересекла перекрёсток через двадцать секунд после вызова.

- Вот как? - удивился дознаватель и оглядел бульвар. - Где разворачивался?

- Прямо тут.

Могилевский переглянулся с подчинённым и уставился на меня:

- Тогда, получается, грабители должны были зайти внутрь, как только машина отъехала от салона! Точно никого не было?

- Там рельсы, поэтому не отвлекался и по сторонам не смотрел.

Дознаватель выругался.

- А теперь, Вячеслав Владимирович, поскольку вы были в магазине непосредственно перед грабителями, придётся пройти внутрь и рассказать нам обо всех изменениях. Варламов, протоколируй.

- Только не натопчите там! - крикнул криминалист. - И не трогайте ничего, ещё отпечатки пальцев снимать!

Я вслед за Могилевским поднялся на крыльцо салона и не удержался от неотносящегося к делу вопроса:

- А камеры на всех улицах стоят?

- Какой! - досадливо махнул рукой дознаватель. - Кроме Южного бульвара почти нигде нет. Торговый Союз с финансированием тянет.

Варламов открыл дверь, запуская нас внутрь, и первое что бросилось в глаза - это опустевшие витрины. Грабители унесли абсолютно всё. Пол был усыпан мелкими осколками рассаженных стёкол. Касса стояла открытой, на прилавке в беспорядке валялись выписанные чеки.

Ага! Вот как на меня вышли!

По чеку.

- Зачем было разбивать стёкла? - удивился я. - Могли взять у консультанта ключи от витрин.

- Запиши! - приказал подчинённому Могилевский. - Товар был на месте, когда вы уходили?

- Разумеется!

- Много было свободных мест?

- Не обратил внимания.

- Проходите! Осмотритесь.

Я вышел в центр торгового зала и вдруг заметил торчавшие из-за стойки консультанта ноги. Штанины задрались, открыв чёрные носки, каблуки мужских туфель были стоптаны с внешних сторон.

Не спрашивая разрешения, я заглянул туда и отступил, не в силах побороть гримасу отвращения. Охранник едва ли успел хоть что-то почувствовать - его убили чисто, распахнутый пиджак открывал окровавленную в районе сердца сорочку, - а вот макияж девушки-консультанта оказался смазан, словно кто-то зажал ей рот, прежде чем ткнуть ножом под левую грудь.

- Вячеслав Владимирович, - словно специально выгадал момент для очередного вопроса Могилевский, - чек выписан в десять тридцать четыре, а ушли вы отсюда только в десять сорок. Что вы делали эти шесть минут? Вы же не курите, так? Флиртовали с убитой?

Я решил, что шила в мешке не утаишь, и ответил вопросом на вопрос:

- Гравёр, что с ним?

- А почему вас это интересует?

- Я был у него, обговаривал детали заказа. Хотел сделать дарственную надпись.

- Сделали? - прищурился Могилевский.

- У него было слишком много работы, - ответил я. - Договорились на следующую неделю.

Варламов оторвался от блокнота и многозначительно заметил:

- Отличное объяснение вашим отпечаткам пальцев в служебных помещениях!

- Спросите мастера!

- Он убит.

У меня заныло в груди.

- Убит? Но как?!

- Грабители решили взломать сейф в кабинете заведующего и наткнулись на него по пути. Подтвердить ваши слова он уже не сможет.

- Идите к чёрту! - выругался я. - Оба! Ясно вам? Нужно подтверждение моих слов - спросите Ольгу Александровну.

- Ольга Александровна - это...

- Заведующая салоном, - пояснил я. - Она подтвердит, что я всегда заказывал гравировку!

- Не горячитесь так, - попросил Могилевский. - Никто вас ни в чём не обвиняет. - Он сделал паузу и вздохнул. - И даже не подозревает.

В этот момент на улице послышался рык мощного двигателя, и к салону подъехал огромный внедорожник. Поначалу я решил даже, что это невероятным образом провалившийся в Приграничье "хаммер", но смутила непонятная эмблема на непривычной на вид решётке радиатора. Распахнулись дверцы, из машины выбрались бойцы в серьёзной на вид броне, круглых шлемах с забралами из бронестекла и чаромётами наизготовку.

Цеховики организованно и синхронно, словно стая рыбёшек, отступили от ювелирного салона; дружинники разошлись в разные стороны, но шансов выстоять в схватке у них не было ни малейших. Впрочем, Братство могло выиграть сражение, но никак не войну.

Да - на место преступления пожаловали именно братья. И я даже догадывался, что их сюда привело...

- Какого хрена им здесь понадобилось?! - выдал Могилевский.

- Не знаю, - шумно сглотнул его подчинённый, - но чаромёты у них точно не сертифицированы!

Да уж, от таких никакая служебная бляха не защитит...

Могилевский повернулся ко мне и указал на дверь:

- Уходи. Пришлю кого-нибудь подписать показания.

Я вышел на крыльцо и посторонился, пропуская незнакомого брата среднего возраста, столь же средних лет и внешности тоже - средней. Тот скользнул по мне безразличным взглядом, толчком распахнул дверь и с порога объявил:

- Один из убитых состоял в ордене, поэтому в соответствии с соглашением о распределении полномочий Братство проведёт самостоятельное расследование. С вашим руководством это уже согласовано!

Дверь со стеклянным звоном захлопнулась; я спустился с крыльца и зашагал к перекрёстку. Отвозить домой меня точно никто не собирался - как, впрочем, и задерживать, - а препирательства по поводу полномочий могли занять и час, и два. Более запутанной области права в Форте попросту не существовало.

Чарофон задёргался в кармане, когда шёл мимо рынка, примыкавшего к посёлку Луково. Я сообщил встревоженному Ивану, что возвращаюсь домой, но заметил поджидавшего меня впереди человека, произнёс в трубку:

- Немного задержусь, - и прервал звонок.

Между рынком и бульваром располагалось несколько одноэтажных зданий; в крайнем ещё не так давно располагалась хинкальная, теперь же вывеска на фасаде гласила: "Пельменная". Именно у его угла и стоял Климов.

- Перекусим? - предложил он, когда я подошёл и пожал протянутую руку.

- Ты платишь, - пробурчал я.

- С чего бы это?

- Один чёрт на представительские расходы спишешь. Это ведь деловая встреча, так?

- Деловая, - подтвердил Климов. - Сам понимаешь, служба...

У входа в пельменную курили пузатые дядьки в не по погоде тёплых куртках - то ли торговцы с рынка, то ли приехавшие в Форт на выходные большой компанией покупатели, - внутри так же оказалось достаточно многолюдно. Свободных столов было два или три; Клим выбрал самый дальний, в глухом углу.

- Как обычно, только вдвойне. Одну порцию с бульоном, - небрежно бросил он на ходу официанту в замызганном белом переднике, снял куртку и положил на соседний стул.

Я хоть поначалу раздеваться и не хотел, последовал его примеру. Уж больно жарко оказалось внутри. Отдельной кухни как таковой не было - немалых размеров печь и плиты стояли прямо в центре обеденного зала.

- Смотрю, ты здесь завсегдатай, - хмыкнул я, откидываясь на спинку стула.

- Да ты знаешь, - задумчиво поскрёб небритую щёку Климов, - в прошлом месяце один дружочек сюда вытащил, и как-то втянулся. Теперь обедать хожу. Хорошие пельмени, сейчас сам попробуешь.

Официант выставил на стол два пузатых чайника, и Клим немедленно принялся наполнять свою кружку ароматным травяным настоем.

- Отличный чаёк! - выдохнул он, сделав осторожный глоток. - То, что нужно!

Чай и в самом деле оказался неплох. Я попробовал и отставил чашку, давая остыть травяному настою.

- Штормит после вчерашнего? - спросил, с улыбкой наблюдая за расплывшимся в блаженной улыбке Климом.

- Есть немного, - признал брат, покопался в куртке и выложил на стол потрёпанный блокнот на пружине и ручку. - Ладно, пока варят пельмени, начнём предварительный опрос.

- Предварительный? - удивился я.

- Предварительный, - подтвердил Клим. - Я лишь помогаю в следствии.

- Кто главный? Кто-то из Пентагона?

- Бери выше!

Я присвистнул.

- Из Туманного пришлют?

- Уже.

- В смысле? - не понял я. - Как - уже? Заранее, что ли?

- Почему заранее? Два телепорта и человек здесь.

Я округлил глаза.

Телепорты были продуктом штучным, крайне дорогим и не слишком стабильным. Ко всему прочему их воздействие не лучшим образом сказывалось на организме, и на два прыжка в день можно пойти лишь по большой нужде.

- Считаете, это не случайное ограбление? - догадался я.

- Ситуация оценивается, как нападение на орден.

- Дядя Миша давно отошёл от дел.

- У нас есть веские причины рассматривать ситуацию именно под этим углом, - отрезал Климов. - Глава следственной комиссии наделён чрезвычайными полномочиями. Понимаешь, что это значит?

Я кивнул.

- Кто не с нами, тот против нас.

Принесли пельмени; Клим принялся хлебать бульон, я особо аппетита не испытывал, но от угощения отказываться не стал.

- Итак, - как бы между делом произнёс брат, - зачем ты приезжал в ювелирный салон?

- Подарок Ирине выбирал.

- Есть повод?

Я недобро глянул на собеседника и резко бросил:

- Тоже дело шить будешь?

Клим рассмеялся.

- Кто меня опередил?

- Дознаватель.

- Ясно, - кивнул Климов. - Слава, нам посуди - чем больше непонятных моментов мы закроем сейчас, тем меньше вопросов зададут потом. Так был повод?

- Ирина из Северореченска вернулась, будто сам не знаешь!

- А я ничего и не должен знать. Купил подарок-то?

- Купил. Платил чеком, по нему на меня и вышли.

- Это важная информация, - кивнул Клим, сделал пометку в блокноте и уточнил: - Алиби?

Я шумно выдохнул, но возмущаться не стал, решив высказать, всё что думаю о приятеле, после.

- Проехал перекрёсток Красного и Южного через двадцать секунд после поступления тревожного сигнала. Имеется видеозапись камеры уличного наблюдения.

- Это очень хорошо, просто очень хорошо, - улыбнулся Климов. - Только не было никакого вызова.

- Как так? - растерялся я. - Как не было, если туда цеховики примчались?

- Ну формально - не было. Здесь во всех торговых точках в охране цеховики низового звена. В случае ранения или смерти остальные это сразу чувствуют. Вроде как сигнализация, получается.

Я только хмыкнул. Цех - не простое охранное предприятие, а своеобразная оккультная пирамида: неофиты проходили ритуал посвящения, после чего между ним и остальными членами общества возникала ментальная связь. Рядовые цеховики постоянно отдавали часть своих жизненных сил Директорату, но связь не была односторонней, и в случае серьёзной опасности любой мог стать сильнее, быстрее и выносливей.

Поэтому охранника и убили первым.

- К дяде Мише заходил? - спросил Клим.

- Всегда захожу парой слов перекинуться.

- И в этот раз?

- И в этот.

- Он не показался тебе встревоженным?

- Не показался.

- О чём говорили?

- Обо всём понемногу, - пожал я плечами и подумал, не разговор ли об алмазах запустил маховик страшных событий?

Мог дядя Миша позвонить кому-то, чтобы освежить память?

Мог, наверное. И всё же, как-то быстро налёт случился. Я ещё толком отъехать не успел.

- О чём задумался? - прищурился Климов, заметив мою задумчивость.

- Только между нами.

Клим закрыл блокнот и отложил ручку.

- Говори.

- Можешь проверить, не звонил ли дядя Миша кому-нибудь за пару минут до своей смерти. Мы обсуждали одну тему...

- Что именно?

- Сначала узнай, звонил он или нет.

- Дядя Миша не доверял чарофонам.

- Он пользовался телефоном в кабинете заведующей. У него был ключ.

Брат задумчиво кивнул.

- Ладно, уточню. Не хочешь ни о чём мне рассказать?

- Никто бы не успел оказаться на месте так быстро.

Клим с этим утверждением спорить не стал, посмотрел куда-то за спину и предупредил:

- Помалкивай пока об этом.

Я обернулся и увидел, как от входа к нашему столу идёт брат, который и заявил в ювелирном салоне об интересе ордена в расследовании.

- Брат Иннокентий. Брат Вячеслав, - формально поприветствовал он нас, усаживаясь на свободный стол. - Уже обсудили сложившуюся ситуацию?

Клима от подобного обращения откровенно передёрнуло, но выказать раздражения он себе не позволил.

- Да, брат Пётр. Обсудили.

Начальник следственной комиссии начал изучать записи, а я вылил себе в кружку остатки чая и принялся украдкой изучать его самого.

Немногим за сорок, невысокий и худощавый, но производит впечатление сжатой пружины. Да и движения немного более резкие, чем нужно. Тёмные волосы с проседью коротко подстрижены, на шее под левым ухом белая нить старого шрама. Такая же отметина протянулась с тыльной стороны левой ладони. И краешек татуировки из-под рукава проглядывает. Какая-то надпись, не разобрать.

Брат Пётр быстро просмотрел протокол предварительного опроса, прогнал меня по основным пунктам и поднялся на ноги.

- Что ж, давайте осмотримся в салоне. Уж не знаю, насколько нетронутым оставили нам место преступления...

- Осмотримся? - не понял Климов. - И... э... брат Вячеслав?

- И брат Вячеслав, - подтвердил руководитель следственной комиссии.

Он направился на выход, мы зашагали следом, и Клим тихонько выдохнул:

- Аккуратней с ним...

На улице светило солнце, пожалел даже, что не захватил тёмные очки, но идти было недалеко, голова разболеться, как случалось это в последнее время при ясной погоде, не успела. На парковке по-прежнему стоял фургон цеховиков, а вот "газели" дружинников уже разъехались. Только на крыльце курил вооружённый автоматом сержант, да ещё рядовой трепался с возницей муниципальной труповозки. Саму телегу, дабы не смущать почтенную публику, отогнали за ювелирный салон.

Китайский клон "хаммера" никуда не делся, он перегородил сразу полторы полосы и редкий автотранспорт сбрасывал скорость и сигналил, протискиваясь между ним и трамвайными путями.

Брат Пётр первым поднялся на крыльцо и спросил дружинника:

- Вы уже закончили здесь?

- Пётр Наумов? - уточнил сержант и протянул планшет. - Распишитесь.

Представитель Братства поставил в указанном месте закорючку и предупредил:

- Тело мастера увезём сами, остальных можете забирать после того, как их осмотрит наш специалист.

- Как скажете, - пожал плечами дружинник и постучал костяшками пальцев по стеклянной вставке в дверь. - Открывайте!

Дверь отпер Варламов; при виде него брат Пётр недовольно поморщился.

- Вы ещё не закончили?

- Составляем опись похищенного, - спокойно ответил дружинник. - Мы работаем в торговом зале, так что мешать не будем.

- Очень на это рассчитываю! - холодно ответил Наумов и скомандовал: - Проходим!

Помимо дружинника в торговом зале оказалась миловидная крашеная блондинка в деловом костюме. Обычно идеальный макияж сейчас был размазан, заплаканные глаза покраснели и припухли.

- Вячеслав Владимирович! - встрепенулась при моём появлении заведующая. - Какой ужас! Я до сих пор поверить не могу!

Южный бульвар - особое место, здешние обитатели нечасто сталкиваются с неприглядной изнанкой жизни. Тут не убивают и не грабят, а если и грабят, то с полного одобрения жертвы, до неприличия взвинчивая цены.

- Вы знакомы? - заинтересовался брат Пётр.

- Вячеслав Владимирович наш постоянный клиент, - сообщила Ольга Александровна.

- Ясно, - нейтрально улыбнулся Наумов и повернулся к высоченному костлявому брату с кожаным саквояжем. - Осмотрите тела.

Убитых к этому времени накрыли простынями, но и так заведующая старалась в ту сторону лишний раз не смотреть.

- Извините, я на минуту! - предупредила она, выбежала на крыльцо и закурила.

А вот Варламов уходить не стал, напротив - принялся с интересом следить за экспертом Братства, но тот ничего особенного с телами делать не стал. Замерил температуру тел и воздуха, занёс показания в журнал с кожаным переплётом и какое-то время осматривал ножевые ранения через лупу с пузатым стеклом.

- Ну, в принципе, всё понятно, - пробормотал он, поднимаясь на ноги. - Официальное заключение нам предоставят?

- Предоставят, - подтвердил брат Пётр.

- Тогда идём дальше.

Варламов молча указал на открытую дверь в служебные помещения и прошёл вслед за нами.

В коридоре пахло... странно. По иному и не скажешь. На уме вертелось что-то знакомое, но мне никак не удавалось ухватить мысль. Но стоило только вывернуть к каморке гравёра, и всё стало на свои места.

Дверь висела на нижней петле, верхняя часть косяка и полотна просто снесло. Стреляли точно из комнаты - щепками был усыпан весь коридор, а на противоположной стене чернело пятно копоти.

- "Плазменный цветок", - определил эксперт и указал на распахнутую дверь. - Вы позволите?

- Разумеется! - разрешил брат Пётр и обернулся к Варламову. - Вы ничего не трогали внутри?

- Ничего, - подтвердил дружинник. - Только осмотрели тело.

Эксперт достал из саквояжа какой-то сканер и с порога обвёл им комнату.

- Следов посторонней активности не обнаружено, - сообщил он руководителю следственной комиссии, прошёл внутрь и просунул в спусковую скобу коротышки-чаромёта карандаш. - Думаю, стреляли из этого.

Наумов повернулся к нам.

- Видели его раньше?

Мы с Климом синхронно покачали головами.

И тут я нисколько душой не покривил. Раньше видеть дядю Мишу с оружием и в самом деле не доводилось.

- Чаромёт сертифицирован, - определил эксперт, убирая оружие в пакет из антистатического пластика. - Серийный номер на месте. Но модель очень старая, лет семь назад с производства снята. Мог не через одни руки пройти.

- Мы заберём это, - предупредил Варламов. - Перепишите номер, если хотите.

Пётр Наумов недовольно глянул на него, потом отвернулся и спросил:

- Причина смерти?

Долговязый брат вопроса словно не услышал. Он аккуратно запаковал чаромёт и передал его дружиннику и лишь после этого вернулся в комнату. Там он присел на корточки рядом с трупом старика и вскоре произнёс:

- На первый взгляд всё очевидно. - Но тон его уверил нас ровно в обратном. - Правая височная кость пробита, это смертельное ранение. Непонятно только, чем его нанесли. Точно не ножом и даже не кортиком. Рана круглая, словно били заточенным штырём.

- Арматура? - высказал предположение Клим, который разбирался во всевозможных орудиях смертоубийства как никто иной. - Или клевец?

Брат Пётр уставился на него с неприкрытым изумлением.

- Клевец? Грабители взяли на дело клевец?

- Чем-то же они рассадили витрины, - напомнил я.

Наумов хмыкнул и вновь обратился к эксперту:

- Что-то ещё?

- На запястьях синяки, словно перед смертью его держали, - ответил тот. - Ещё присутствует странный запах изо рта, неестественный цвет дёсен, распухший язык, лопнувшие сосуды глаз. Очень похоже на отравление. Точнее скажу после вскрытия.

Долговязый брат поднялся на ноги и спросил:

- Я вам ещё нужен?

- Подожди в коридор.

- Тело и в морге посмотреть могу.

Тогда представитель Братства и обратился ко мне:

- Брат Вячеслав, вы последним были в этой комнате до ограбления. Посмотрите, вдруг что-то бросится в глаза.

Я встал на пороге и оглядел царивший в каморке разгром. Все ящики стола были выдвинуты, их содержимое валялось на полу. Металлический шкаф у противоположной стены стоял с распахнутыми дверцами, инструменты в беспорядке валялись на полках. Небольшой сейф в углу вскрыли. Его отперли сорванным с шеи мастера ключом.

- Странные грабители, - пробормотал я. - Инструменты им на кой чёрт сдались?

- Сейф в кабинете заведующей вскрыть пытались, - сообщил Варламов.

Я кивнул, хоть и не понял, верит ли он в эту версию сам. Просто не сходились концы с концами. Едва ли цеховики ехали сюда дольше пяти минут - у них дежурных экипажей на Южном бульваре не один и не два, - а грабители здесь самый натуральный погром учинить успели.

- Брат Вячеслав, - вкрадчиво произнёс руководитель следственной комиссии. - Что-то бросается в глаза?

- Всё бросается! - прямо ответил я. - Бардак жуткий. Не могу сказать, пропало что-то или нет.

- Тогда не будем вас больше задерживать, - отпустил меня Наумов. - Брат Иннокентий вас проводит.

- Давай через чёрный ход, - предложил Клим.

Мы вышли на задворки салона, там дежурили двое братьев, поодаль стоял цеховик.

- Что происходит, брат Кеша? - вполголоса спросил я Клима.

- Не знаю, но мне это не нравится, - ответил тот и пообещал: - Ещё раз назовёшь меня так - убью.

И вроде бы даже пообещал на полном серьёзе.

 

Домой я уехал на извозчике. Но сразу в бар не пошёл.

Ну какой, к чёрту, сегодня может быть у Ивана выходной?

На неделе отгуляет, а я буду тихо-тихо сидеть в баре и на улицу ни ногой. Очень уж смущали обстоятельства смерти дяди Миши. Никто не закладывает на ограбление ювелирного салона три-четыре минуты, никто. Это не налёт, это натуральная войсковая операция!

Я зашёл к соседям поделиться новостями и очень быстро об этом пожалел. Николая Гордеева Санина идея поискать алмазы подешевле нисколько не воодушевила, и он, не стесняясь в выражениях, объяснил нам, где видел эти серые схемы. Точнее - на чём он их вертел.

Но я даже толком не разозлился. Только махнул рукой и отправился менять за стойкой Ивана. Мог бы потихоньку ускользнуть к себе наверх, но не стал. От столь низкого поступка удержала врождённая порядочность. Её я и помянул крепким словцом, когда прошёл в бар и сразу наткнулся на озадаченный взгляд пившего за стойкой пиво Могилевского.

- Вячеслав Владимирович! - оскорблённо протянул дознаватель. - А мне сказали, вас нет! Неужто скрываетесь?

- От соседей через чёрный ход зашёл, - пояснил я и окрикнул помощника: - Вань, я на месте! Иди отдыхай!

- Какой?! - фыркнул Иван. - Видите сколько народу?

Свободных мест и в самом деле не было ни в зале, ни на улице. Я махнул рукой.

- Ладно, тогда понедельник-вторник я тебя подменяю.

- А чё не завтра?

- А завтра народу ещё больше будет.

- Логично, - хмыкнул Иван и унёс на кухню поднос с грязными кружками.

Подошла нанятая на лето официантка, передала заказ на пиво. Пока я наполнял бокалы, Могилевский успел прикончить свой и передвинул его мне.

- Пиво не за счёт заведения, - предупредил я.

- Вот нисколько на это не рассчитывал, - усмехнулся дознаватель и без всякого перехода спросил: - Чего хотели от тебя братья?

- Того же, что и вы. Им нужны убийцы.

- Столько суеты из-за простого мастера?

- В своё время он занимал в Братстве немалый пост.

- Хорошо его знал?

Я наполнил пивом последний бокал и осуждающе посмотрел на дружинника.

- С чего мне откровенничать с человеком, который пытался сшить мне дело?

- Да брось! - отмахнулся Могилевский. - А как следовало поступить? Сказать: "Слава не мог так поступить, он не такой"? Так кто-нибудь мигом припомнил бы, где отмечали юбилей моей дражайшей супруги и сделал из этого совершенно неверные выводы. И крутили бы нас потом обоих. А так всё чётко: вопрос-ответ, вопрос-ответ. Захочешь, не подкопаешься. И кобуру я твою видел, мог возмутиться, но не стал. Так ведь?

- Сколько лет в Дружине?

- Пять, а что? Намекаешь на профессиональную деформацию психики?

- Типа того.

Я вздохнул, взял пустой бокал дознавателя и принялся наполнять его пивом.

- Мир? - протянул Могилевский руку.

Ничего не оставалось, кроме как пожать его лапищу.

- Так что говорят братья? - легко и непринуждённо вернулся дружинник к первоначальной теме.

- Не знаю, но лично мне в банальное ограбление как-то не верится.

Могилевский отпил пива и кивнул.

- Если это и ограбление, то никак не банальное, - согласился он с моим мнением. - Мобильная группа цеховиков прибыла на вызов через четыре минуты. За это время грабители успели убить трёх человек, обчистить витрины, попытаться взломать сейф и уйти через чёрный ход. Хотя, может, местные блатные? Сделали дело и растворились в посёлке.

- Кто угодно мог дойти через посёлок до Красного и уехать оттуда на машине.

- Или вот ещё версия: в сейфе хранился чёрный нал. Его вскрыли, но обставили всё так, будто взломать замок не удалось.

- Людей убивать зачем? Вломились бы ночью.

- Ночью салон на сигнализации.

- А так цеховики на смерть одного из своих рванули! - выдал я и прикусил язык, только было уже поздно.

Могилевский странно глянул на меня, но заострять внимание на странной информированности не стал и привёл контраргумент:

- Грабители могли не знать, что охранник из Цеха. Татуировки у него под одеждой были.

- И просто так сдёрнули оттуда за три минуты? Это какой-то спецназ!

- Судя по ранам, действительно - спецназ, - вздохнул дознаватель и достал пачку сигарет. - Курить на улицу?

- Хорошо бы счёт сначала оплатить.

- Что за мещанская мелочность? - укорил меня Могилевский, расплатился и сунул в рот сигарету. - В понедельник пришлю кого-нибудь показания подписать. На месте будешь?

- На месте.

Дознаватель отправился восвояси, а я какое-то время ещё стоял за стойкой, наливал пиво и принимал деньги, а потом перехватил помощника.

- Вань, Ирина не появлялась?

- Наверху давно.

- Отлично! - успокоился я, вытер руки полотенцем и спросил: - Справитесь без меня? А то вымотался за день. Нервотрёпка эта...

- Нормально всё с Дружиной? Я Гордеева в курс ввёл.

- Да, видел его уже. А с Дружиной нормально.

С Дружиной и в самом деле проблем не предвиделось, но вот насчёт Братства такого сказать не мог. И от того на сердце было неспокойно.

- Так справитесь без меня? - повторил я свой вопрос.

- Конечно, дядя Слава! Не вопрос! - кивнул Иван, но сразу напомнил: - Понедельник-вторник!

- Зуб даю! - рассмеялся я, наполнил кувшин холодной водой и отправился наверх.

Ирина лежала на кровати и читала книжку в потрёпанной мягкой обложке. Очередной дамский роман; "чтиво от мозгов", как она выражается.

- Ну ты, Хмелев, даёшь! - возмутилась девушка, когда я запер дверь на засов и принялся разуваться. - Меня сплавил под предлогом, что Ваню сегодня подменяешь, а сам сразу куда-то умотал? Сознавайся, по бабам бегал?

Я снял куртку и кинул её на стул, потом без сил повалился на кровать. Ирина в притворном возмущении выдернула из-под меня полу халата.

- Да какие бабы? - протянул я, переваливаясь на спину. - Как бы ноги не протянуть...

- Какие бабы? - прищурилась Ирина. - С большими титьками бабы и в коротких юбках. Мне рассказали, тебя тут ведьма одна обхаживала, так что слюни подтирать не успевал!

Судя по всему, Ирина успела посплетничать с подружками Ивана, но я особого значения этому не придал и беспечно отмахнулся.

- Это по работе.

- Секс по работе? Хорошо устроился!

- По работе я получил две дырки в шкуре, а вот секса не обломилось. Чуть на луну не выл, тебя дожидаясь.

- Бедненький! - рассмеялась Ирина и взъерошила мне волосы.

Я принялся расстёгивать рубашку, вспомнил о подарке и протянул картонную коробочку подруге.

- С возвращением!

Девушка немедленно убежала к зеркалу примерять серьги, покрутилась там и погрозила мне пальцем.

- Хмелев! Если что-то с ведьмой было, всё под корень оторву!

- Так не доставайся же ты никому! - продекламировал я, снял часы и убрал на тумбочку к кобуре с "таурусом". Затем приложился к кувшину с водой, стянул штаны и забрался под одеяло.

На улице ещё толком не стемнело, но у меня просто не осталось сил. Будто сдутый шарик, даже к Иринке приставать не тянет.

- Устал? - вздохнула девушка. - Спи, я почитаю ещё.

Я закрыл глаза и моментально отключился.

 

Проснулся в темноте и одиночестве. Ирины в кровати не было, в ванной комнате свет не горел.

На "омеге" - половина одиннадцатого. Ясно, что вечера, а не утра. Ира ужинать пошла, что ли?

Я повалился обратно на подушку и уставился в потолок. Сон отступил, но голова была тяжёлая, ещё и настроение ни к чёрту.

Мало того, что дядю Мишу чисто по-человечески жалко, так ещё его смерть многие возможности подчистую обрезала. Вот кто мне в случае чего новый штамп для монет сделает? Никто.

Да и следственная комиссия эта непонятная. На кой чёрт понадобилось человека аж из Туманного присылать? Не доверяют Дружине? Или Климу?

А если ещё окажется, что это всё из-за моих расспросов об алмазах...

Да нет, бред!

Я решительно выбрался из кровати и в одних трусах подошёл к входной двери. Щеколда была отодвинута, снизу доносился гомон голосов посетителей. Не страшно - служебные помещения закрыты от посторонних сигнализацией, а на ночь ещё и дополнительная защита включается.

Хм... вот к чему сейчас об этом подумал?

Включив лампу, я зажмурился, привыкая к яркому освещению, затем отпер шкаф и вытащил новый карабин. Компактный, лёгкий, вроде ухватистый.

Унёс его на стол, притащил коробки с патронами, принялся снаряжать магазины.

Монотонная механическая работа неплохо голову разгружает, давно заметил. Да и заряженное оружие под рукой не помешает. Просто так на всякий случай.

Два магазина я набил обычными патронами, намереваясь взять их на стрельбище, в один зарядил противоамулетные "обманки", насчёт последнего задумался, выбирая между зажигательными и "пустышками".

Пока решал, открылась дверь и вошла Ирина.

- Уже проснулся? - спросила она, скидывая с ног тапочки.

- Ты в таком виде вниз ходила? - удивился я, поскольку халатик подруги для появления на людях был откровенно куцеват.

- Нет! - рассмеялась Ирина. - У девчонок была, сёрьгами твоими хвасталась.

- Святое дело.

- Слав, а ты чего с ружьём?

- У меня тоже подарок. Коля презентовал, теперь разбираюсь.

- А! - сообразила девушка. - Новая игрушка! Ты и в кровать её с собой потащишь?

- Не потащу, - усмехнулся я в ответ, но и обратно в шкаф арку убирать не стал. Магазины сложил на тумбочку, карабин задвинул под кровать, чтобы случайно не наступить и не раздавить прицел.

- Если утром она окажется между нами, - рассмеялась Ирина, скидывая халатик, - ночевать у тебя больше не останусь.

- Спи, давай, - зевнул я и выключил свет.

 

 

<- Предыдущая часть // Следующая часть ->

 


Купить бумажное издание: Лабиринт, Озон
Купить и скачать электронный текст в магазине Андрея Круза
Купить и скачать на Литрес
Скачать и слушать аудиокнигу

 

 

 

Безликий

 


Купить: Лабиринт


Текст у Автора напрямую


Текст на Литрес


Купить: аудио

Павел Корнев. Лёд. Кусочек ЮгаЛёд.Кусочек юга

 


Купить: Лабиринт


Текст у Автора напрямую


Текст на Литрес


Купить: Озон