Авторизация

 

 

 

Сиятельный. Часть 9
Читать книгу Павла Корнева "Сиятельный"
 Часть вторая "Муза. Всеблагое Электричество и цельноалюминиевая оболочка"

 


Купить бумажное издание: Лабиринт, Озон
Купить и скачать электронный текст на Литрес
Купить и скачать книгу в магазине Автора в форматах fb2, mobi, epub, rtf, txt
Cкачать и слушать аудиокнигу "Сиятельный"

 

 

Муза. Всеблагое Электричество и цельноалюминиевая оболочка

 

Часть 3

 

 

     Здание штаб-квартиры полиции подавляло. Своей покатой крышей с каменными водосливами оно уверенно возвышалось над окрестными домами, заставляя чувствовать себя винтиком огромного механизма государственного аппарата. По сути, Ньютон-Маркт занимал целый квартал и представлял собой самый настоящий лабиринт лестниц, внутренних двориков, коридоров и рабочих помещений. А еще - тесных камер, сырых допросных и подземных казематов для отъявленных рецидивистов.

  Если меня арестуют за двойное убийство и связь с демоном, то запрут именно там, в самом глубоком и темном подземелье, какое только сыщется.

  Не хотелось бы...

  - Свежий номер "Столичных известий"! Покупайте "Столичные известия"! - заверещал пацан, чья тележка раскачивалась на неровной мостовой. - Столкновения на Аравийском острове! Гарнизон Константинополя поднят по тревоге! Покупайте газету! Александрия и Тегеран ведут переговоры о военном союзе! Имперский флот отправил дополнительные корабли в Иудейское море! - Парнишка заметил мой интерес и немедленно потребовал: - Господин, купите газету!

  Я отмахнулся и перешел через дорогу к Ньютон-Маркт. Внутри что-то противно подрагивало, но решимость крепла с каждым шагом.

  Они ничего не знают. Они ничего не знают. Они ничего не знают.

  И тут же предательское: пока ничего не знают...

  На входе никто не обратил на меня никакого внимания. Я спокойно миновал пропускной пункт и поднялся на третий этаж, и вот уже там, у кабинета инспектора Уайта, скучал канцелярский клерк в сером форменном сюртуке, накрахмаленной сорочке и узком галстуке.

  - Детектив-констебль Орсо? - встрепенулся он при моем появлении и протянул какой-то листок. - Вас вызывает старший инспектор Моран. Распишитесь.

  При себе у посыльного оказалась переносная чернильница и ручка с железным пером; пришлось ставить закорючку.

  - Знаете, куда идти? - спросил тогда клерк.

  - Нет, - покачал я головой. - А старший инспектор Моран, он по какой части?

  В полиции метрополии было никак не меньше двух дюжин старших инспекторов, и о господине Моране мне раньше слышать не доводилось. Главой сыскной полиции являлся Морис Ле Брен, и если кто и должен был проводить следствие по поводу исчезновения Роберта Уайта, так это он.

  Или дело вовсе не в моем злосчастном начальнике? Сегодня ведь только понедельник, инспектора могли и не хватиться.

  Клерк глянул на меня как-то странно и принялся убирать письменные принадлежности в планшет, но ответить все же соизволил:

  - Старший инспектор Моран служит в Третьем департаменте.

  В Третьем департаменте?!

  От столь неприятного известия я невольно переменился в лице; посыльный даже смягчился и предложил:

  - Детектив-констебль, вас проводить?

  - Да, будьте так добры, - кивнул я и двинулся вслед за клерком, ломая голову над причиной вызова в Третий департамент, сотрудники которого занимались не только выявлением шпионов, религиозных фанатиков и малефиков, но и выведением на чистую воду своих запятнавших честь мундира коллег.

  Мне не хотелось оказаться причисленным ни к одной из этих категорий, поэтому шагал я за провожатым в откровенно расстроенных чувствах.

  А жизнь продолжалась; бегали взъерошенные письмоводители, курили в своих закутках сыщики, толпились у раздевалок освободившиеся после ночной смены констебли, вышагивали в раскорячку скованные кандалами арестанты. В кабинетах стрекотали печатные машинки, хлопали двери, кто-то истошно вопил в запертой камере.

  Все было как всегда. Все как всегда - и в то же время все было не так.

  Я шел в Третий департамент, и это откровенно пугало.

  Клерка мои нравственные страдания нисколько не занимали, и он уверенно шагал по бесконечным коридорам, иногда сворачивая на лестницы и открытые галереи. Некоторое время спустя мы очутились в дальнем крыле Ньютон-Маркт, и там очередная лестница уткнулась в запертую дверь, перед которой несли службу сотрудник в штатском и два констебля с самозарядными карабинами наперевес.

  - Детектив-констебль Орсо, - представил меня провожатый и отправился восвояси.

  Дежурный раскрыл лежавший на столе журнал, отыскал нужную строчку и разрешил:

  - Проходите, констебль. Седьмой кабинет.

  Я постарался не выказывать собственной растерянности и отправился на поиски старшего инспектора. И хоть нумерация помещений оказалась на редкость путаной, просить помощи у сотрудников Третьего департамента я не решался. С важным видом раскланивался со встречными и уверенно шагал дальше.

  Наконец, в глухом закутке на глаза попалась дверь с неровно прикрученной латунной семеркой.

  - Войдите! - послышалось в ответ на мой осторожный стук.

  Я шагнул внутрь и враз растерял всю свою показную невозмутимость.

  За письменным столом сидел господин средних лет с худым и бледным лицом потомственного аристократа. Напомаженные волосы, высокие, круто заломленные брови и тонкие губы придавали ему сходства с театральным артистом, но взгляд серых холодных глаз не оставлял ни малейших сомнений в профессиональной принадлежности мнимого декадента.

  Его я не знал. Другое дело - тучный крепыш в гостевом кресле под портретом Исаака Ньютона! Старший инспектор Морис Ле Брен возглавлял сыскную полицию, и хоть на фоне утонченной внешности хозяина кабинета он со своим налитым кровью лицом и глубокими залысинами казался безыскусным уличным задирой, недооценивать шефа не стоило. Хватка у него была поистине бульдожьей.

  - Детектив-констебль Орсо, - представился я, поборов неуверенность. - Вызывали?

  - Присаживайтесь, констебль, - указал хозяин кабинета на свободный стул у стены и вернулся к прерванному разговору: - Морис, при всем уважении, не могу согласиться с такой расстановкой приоритетов. Колонии Нового Света всегда отличались изрядным вольнодумством, и зараза сепаратизма не обошла их стороной, но это дело будущего. Пока ацтеки пытаются отрезать их от залива и рвутся в Калифорнию, никто о независимости даже не заикнется.

  - Полагаешь, Бастиан, в обозримом будущем ацтеки никуда не денутся? - подхватил его мысль Ле Брен.

  - Именно! - подтвердил франт.

  - Говорят, не так давно в Теночтитлане была принесена в жертву тысяча невольников. Готовится большое наступление...

  Бастиан Моран безучастно пожал плечами:

  - Пока это лишь слухи.

  - Но если не Новый Свет, что тогда? - поинтересовался старший инспектор. - Русские?

  - Русские? - рассеянно переспросил хозяин кабинета и достал из верхнего ящика стола пачку "Честерфилда". Он закурил, откинулся на спинку стула и выдохнул дым к потолку. - Русские как пиявки. Они всегда хотят чего-то еще. Их провинция раскинулась от Черного и Балтийского морей до Восточного океана, а они требуют для себя каких-то особых преференций! Русские опасны, но сейчас у них связаны руки.

  - Поднебесная?

  - И Япония, - кивнул Бастиан Моран. - Сначала потеря Кореи и Манчжурии, теперь угроза Транссибирской магистрали. Самое смешное, нам еще придется им помогать!

  Ле Брен вытащил из кармана мундштук из слоновой кости и принялся вертеть его меж пальцев.

  - Тогда кто? - спросил он наконец. - Кто вызывает наибольшие опасения? Грезящие о былом имперском величии англичане? Сближающаяся с Австро-Венгрией Германия? Наши ненадежные индийские вассалы? Только не говори о Франции, настроения в Париже известны мне не понаслышке, уверяю: дальше разговоров дело не зайдет. Мы, французы, за последние годы изрядно обленились.

  Хозяин кабинета передвинул пачку сигарет собеседнику.

  - Угощайтесь, Морис.

  - Благодарю, не стоит, - отказался глава сыскной полиции. - Семейный врач твердит, что кашель у меня - от чрезмерного курения, приходится ограничивать себя.

  - Вздор! - фыркнул Бастиан Моран, но настаивать не стал и кинул пачку в верхний ящик стола. - Что же касается твоего вопроса, скажу прямо: больше всего меня беспокоит активность египетской агентуры.

  - Серьезно? - не удержался Ле Брен от скептического смешка. - Шпионы? Я полагал, газетчики делают из мухи слона.

  - Отнюдь. За последний месяц объем дипломатической почты в египетском посольстве вырос на порядок. Второй секретарь известен своими пышными приемами, на них бывает весь свет Нового Вавилона, а ведь этот господин связан с египетской разведкой. Все это неспроста.

  - Не знаю, не знаю...

  - Уверяю тебя, Морис, все очень серьезно. Александрия и Тегеран ведут переговоры о военном союзе, их цель - контроль над Босфором и Гибралтаром. Угроза наступления на Константинополь реальна как никогда. После досадного поражения русских на Дальнем Востоке Персия всерьез вознамерилась расширить свои владения за счет их закавказских территорий. Да и насчет Индии у них вполне определенные планы.

  Морис Ле Брен вскинул руки:

  - Не буду спорить, мой дорогой Бастиан. Не буду спорить. Это ваш хлеб. И все же... - глава сыскной полиции подался вперед, - не стоит переоценивать внешнюю угрозу и забывать о врагах внутренних!

  - А никто и не забывает о них, Морис. Никто не забывает, - улыбнулся хозяин кабинета и вдруг повернулся ко мне: - Мы не сильно задерживаем вас, констебль?

  Вопрос был задан тоном жестким и холодным, но я даже не моргнул и лаконично, по-военному четко ответил:

  - Никак нет, старший инспектор.

  - В разгар рабочего дня у вас нет никаких неотложных дел? - удивился Бастиан Моран, затевая непонятную игру.

  - Никаких, - подтвердил я и счел необходимым пояснить: - Инспектор Уайт предоставил мне свободное время до конца недели.

  - Вас послушать, так это поощрение! - съязвил Морис Ле Брен.

  Я промолчал.

  - Вас ведь отстранили, так? - нахмурился глава сыскной полиции, когда понял, что ответа на не высказанный напрямую вопрос он не дождется.

  - Подобная формулировка не звучала, - возразил я.

  - Но инспектор Уайт не желал вас видеть? - уточнил Бастиан Моран.

  - Не желал, - подтвердил я и приготовился поведать о допущенном проступке, но хозяин кабинета сумел меня удивить.

  - А где, кстати, сам инспектор? - спросил он.

  - Инспектор Уайт? - переспросил я.

  - Кто же еще! - вспылил Морис Ле Брен. - Где Уайт? И снимите уже ваши окуляры! Что вы прячете глаза, будто нашкодивший студиозус?!

  Я выполнил распоряжение, облизнул пересохшие губы и осторожно произнес:

  - Разве инспектор не вышел на службу?

  - Не вышел, - подтвердил Бастиан Моран. - Вам что-нибудь об этом известно?

  - Нет, - уверил я руководство и встрепенулся: - А почему инспектором заинтересовался Третий отдел? С ним все в порядке?

  Глава сыскной полиции пропустил эту реплику мимо ушей и продолжил расспросы:

  - Когда вы последний раз видели инспектора Уайта?

  - Когда видел инспектора? - переспросил я, собираясь с мыслями. - В субботу, на обеде в "Винте Архимеда"... Хотя нет, постойте! Мы разговаривали на воскресном балу!

  - И только?

  - Да. А что?

  Бастиан Моран вновь закурил и хмыкнул, выпуская дым:

  - Больше ничего не хотите нам рассказать?

  - Боюсь, не понимаю вас, старший инспектор, - ответил я.

  Тогда Морис Ле Брен поднялся из кресла и навис надо мной с угрожающим выражением лица.

  - Что вам известно о Банкирском доме Витштейна? - прорычал он.

  Я открыл рот, не сумел подобрать нужных слов и промолчал.

  - Констебль?! - нахмурился глава сыскной полицию. - Вы язык проглотили?

  - Никак нет, - ответил я и перевел взгляд с окна на портрет Исаака Ньютона. - Насколько мне известно, Банкирский дом Витштейна находится в иудейском квартале.

  - И это все, что вам известно?

  - В целом - да...

  Бастиан Моран покачал головой и затушил сигарету о дно хрустальной пепельницы, заполненной окурками уже на половину.

  - Констебль, ничего не хотите рассказать о подкопе под банк? - спросил он, глядя на меня своими серыми холодными глазами.

  - О подкопе? - выдохнул я, сотрясаясь в ознобе. - Ах, о подкопе! Так дело в этом...

  - Отвечайте на вопрос, констебль! - рыкнул Морис Ле Брен, встав у меня за спиной. - Что вы от нас скрываете?

  - Я? Ничего! Но инспектор Уайт...

  - Рассказывайте! - потребовал хозяин кабинета. - Немедленно!

  И я рассказал. Но рассказал, разумеется, лишь о подкопе и приказе инспектора держать язык за зубами; о вчерашней бойне распространяться не стал.

  - Занятная история, - задумчиво хмыкнул Бастиан Моран и откинулся на спинку кресла.

  - И поведение инспектора не показалось вам подозрительным? - насел на меня Ле Брен. - Почему вы не сообщили об этом инциденте? Это же прямое нарушение протокола, констебль! Было убито три человека!

  - Морис, Морис, не стоит горячиться. Приказ есть приказ, - неожиданно поддержал меня хозяин кабинета. - Детектив-констебль Орсо, как думаете, почему вы здесь?

  - Понятия не имею, - откровенно признался я и вновь отвернулся к окну, хоть там и не было ровным счетом ничего интересного.

  Бастиан Моран проследил за моим взглядом и улыбнулся:

  - Не имеете понятия? А если немного подумать?

  - Был налет на банк? - предположил я, и в самом деле теряясь в догадках.

  - И?

  - Инспектор Уайт упустил грабителей? Или... - Я сделал тщательно выверенную паузу и вскочил со стула. - С инспектором все в порядке?!

  Ле Брен положил ладонь мне на плечо и легко усадил обратно.

  - А вас с ним не было? - спросил он, заглядывая в глаза.

  - Нет! - воскликнул я. - С инспектором все в порядке?

  Глава сыскной полиции какое-то время буравил меня пристальным взглядом, потом сообщил:

  - Инспектор убит. Вместе с ним погибли два констебля.

  - Проклятье!

  Бастиан Моран подался вперед и потребовал ответа:

  - Почему инспектор не взял вас на задержание?

  - Инспектор... - облизнул я пересохшие губы, - инспектор был зол на меня...

  - Из-за упущенного суккуба? - продемонстрировал хозяин кабинета свою осведомленность и вновь откинулся на спинку кресла. - Почему же тогда он не взял констебля Миро? Он ведь не был зол на него? Или был?

  - Понятия не имею.

  - Ваша информированность, констебль, носит крайне ограниченный характер, - многозначительно заметил старший инспектор и нацелил указательный палец на Ле Брена. - И, кстати, мой дорогой Морис, нейтрализация инфернальных созданий находится в компетенции Третьего департамента. С какой стати инспектор Уайт тратил рабочее время на поиски этой твари?

  - Я не так хорошо его знал... - промямлил глава сыскной полиции, сообразил, что начал оправдываться, и хлопнул ладонью по столу. - Отличный вопрос, Бастиан! Хотел бы я иметь на него ответ! Констебль, какого дьявола инспектор не сообщил о суккубе в Третий департамент?!

  - И о беспокойном утопленнике три месяца назад, - добавил Бастиан Моран, явно наслаждаясь произведенным эффектом. - А полгода назад при задержании был застрелен начинающий малефик и развеян полтергейст. И это я только мельком пролистал список его дел.

  - Констебль! - грозно глянул на меня Ле Брен. - Что все это значит? Извольте отвечать!

  - Я просто выполнял приказы, - коротко промолвил я, решив валить все на покойника, тем более, что и в самом деле просто выполнял распоряжения инспектора.

  Морис Ле Брен достал носовой платок и протер вспотевшее лицо.

  - Ну хоть предположения какие-нибудь есть? - вздохнул он потом. - Должны же вы были это обсуждать!

  - Полагаю, инспектор хотел таким образом привлечь к себе внимание руководства.

  Бастиан Моран мрачно усмехнулся:

  - Остается лишь сожалеть о том, что это не удалось ему при жизни.

  - Предлагаю сосредоточиться на главном, - заявил тогда глава сыскной полиции, спеша поскорее закрыть неприятную тему, и принялся выпытывать у меня подробности неудачной попытки захватить суккуба, обнаружения подкопа и последовавших за этим событий. Я уверенно отвечал на все каверзные вопросы, но когда они пошли по второму кругу, не выдержал и возмутился:

  - Позвольте! Но при чем здесь вообще суккуб? Ведь инспектор караулил грабителей!

  - На самом деле, констебль, это мы от вас хотели узнать, какую роль в случившемся играет суккуб. - Бастиан Моран распахнул лежавшую на столе папку и сообщил: - Коронер уверен, что инспектора Уайта убил выходец из преисподней!

  - Таких совпадений не бывает! - веско добавил Морис Ле Брен.

  - Не может быть...

  - Смотрите сами!

  Я подошел к столу и развернул к себе папку с фотоснимками места преступления. Двое застреленных грабителей, мертвый иудей с накладными пейсами, обугленный Джимми, Билли с дырой в затылке, истерзанное тело Роберта Уайта.

  - Этого просто не может быть, - заявил я, стараясь не переигрывать. - Не понимаю, как такое могло произойти! Просто не понимаю...

  - Пока неясно, завладела тварь табельным оружием инспектора и застрелила одного из констеблей сама или же поработила его сознание и заставила убить подчиненного, - с важным видом произнес глава сыскной полиции. - Лучше посмотрите, что стряслось со вторым констеблем! Он будто сгорел изнутри!

  - Полагаю, это некая разновидность проклятия, - предположил Бастиан Моран и глянул на меня с хитрым прищуром. - Есть какие-нибудь соображения по этому поводу, констебль?

  - Нет, - ответил я, возможно, самую малость поспешней, чем следовало, но никто на это внимания уже не обратил.

  - Вы отстраняетесь от службы до окончания следствия! Город без особого дозволения не покидайте, - объявил Морис Ле Брен и раздраженно махнул рукой: - А теперь скройтесь с глаз моих!

  - Слушаюсь, - кивнул я и выскочил за дверь. На ходу вытер покрывшееся испариной лицо и поспешил на выход.

  На улице я обернулся, окинул взглядом мрачную громаду штаб-квартиры полиции и зябко поежился, припоминая подробности допроса. И хоть пояс по-прежнему оттягивала кобура с табельным пистолетом, решил заглянуть в арсенал как-нибудь в другой раз.

  "К черту!" - только махнул я рукой и отправился в "Винт Архимеда".

  Рамон Миро сидел за стойкой, пил белое вино и листал газету. В мою сторону он не взглянул, сделал вид, будто не заметил. А вот набившиеся в питейное заведение констебли враз умолкли, ясно давая понять, что известие о гибели инспектора уже успело облететь весь Ньютон-Маркт.

  Не обращая внимания на изнывавших от любопытства коллег, я уселся рядом с напарником и попросил хозяина бара:

  - Алмер, принеси лимонада, будь добр.

  Толстый фламандец посмотрел на меня с нескрываемым сомнением, пришлось достать бумажник и припечатать к потемневшим доскам стойки последнюю пятифранковую монету. Алмер стряхнул ее в карман фартука и только после этого отправился на ледник.

  - Рамон, будь добр, оторвись на минуту от газеты, - попросил я тогда напарника, наперед зная, что крепыш лишь делает вид, будто увлечен чтением, а на деле просто пытается столь немудреным способом оттянуть неприятный разговор.

  Иначе и быть не могло - статья "Атлантического телеграфа", в которую вперился глазами констебль, была посвящена похоронам известного дирижера, а мало что раздражало моего сослуживца сильнее светской хроники.

  Рамон с обреченным вздохом отложил газету и развернулся ко мне.

  - Да, Лео?

  Я взял у вернувшегося с ледника фламандца кувшина лимонада, наполнил свой бокал и только после этого, осторожно подбирая слова, произнес:

  - Рамон, если ты, вопреки приказу инспектора, решил доложить начальству о подкопе, почему сначала не предупредил меня? Я попал в дурацкое положение, знаешь ли.

  Вместо ответа констебль передвинул мне газету. Я поначалу не понял, какое отношение к нам имеет самоубийство дирижера, потом обратил внимание на соседний заголовок и беззвучно выругался.

  "Происшествие в иудейском квартале!" - гласила шапка расположенной снизу статьи.

  Ну что за невезение?!

  История вышла - банальней не придумаешь. Закрытая несколько дней кряду цирюльня насторожила соседей, они решили проверить хозяина, наткнулись на полный трупов подвал и вызывали полицию.

  - Думал, ты читаешь газеты, - укорил меня Рамон.

  - Только не сегодня, - поморщился я. - Проклятье! Меня чуть наизнанку не вывернули!

  - Пытался юлить?

  - Пытался, а то как же!

  - И чем все закончилось?

  - Отстранили до окончания расследования.

  Рамон покачал головой.

  - Выходит, мне еще повезло, - усмехнулся он. - Я-то Ле Брену сразу все рассказал.

  - Ле Брену? - удивился я. - Он тебя допрашивал?

  - А тебя разве нет?

  - Был там еще один, - мотнул я головой, не желая вдаваться в подробности.

  В этот момент часы начали отбивать двенадцать, Рамон Миро с досадой глянул на них, соскользнул с высокого стула и в пару глотков допил вино.

  - Пора на смену, - сообщил он, застегивая медные пуговицы мундира.

  - И куда тебя отрядили?

  - Улицы патрулировать, куда еще? - хмыкнул констебль, надел фуражку и поправил ее, ухватив за козырек.

  - Будь другом, пройдись по ломбардам, - попросил я тогда. - Поспрашивай об одной безделице, возможно, ее оставляли в заклад.

  - И что мне с того?

  - Десять франков лишними точно не будут, так?

  - Двадцать.

  - Да там красная цена пятерка, а тебе все равно без дела по улице слоняться!

  - Хорошо, - согласился констебль, - поспрашиваю. Что за безделица?

  - Ничего особенного, перстень студенческого братства Мюнхенского университета.

  - Прямо сейчас и займусь, - пообещал Рамон.

  - Газету оставишь? - спросил я, отпив лимонада.

  - Забирай, - разрешил констебль и вышел на улицу.

  С окончанием пересменки свободных мест в баре изрядно прибавилось, поэтому я взял номер "Атлантического телеграфа" и перенес кувшин на столик у окна.

  Солнце на улице припекало не на шутку, тени жались к домам, словно перепуганные дворняги к ногам хозяина, а врывавшийся в открытое окно ветер хоть и шевелил занавески, но скорее дразнил мнимым обещанием прохлады, нежели мог прогнать накатившую на город жару. Выходить на улицу не хотелось.

  Я вновь наполнил стакан лимонадом и задумался, не заказать ли обед, но вовремя вспомнил о пустом кошельке и решил потерпеть до ужина, который взялась готовить Елизавета-Мария.

  Отпил лимонада и начал разобрать прихваченную с собой из дома корреспонденцию, но та особым разнообразием не отличалась. Сплошь счета, требования оплаты, извещения о превышении кредита и уведомления о наличии просроченных платежей.

  Франки, франки, одни франки у всех на уме!

  Золотой телец давно уже поработил наш мир, и низвергнуть этого кумира было не под силу ни социалистам, ни анархистам. Деньги нужны всем, и я исключением вовсе не являлся.

  Настроение испортилось окончательно, я без разбору отправил бумаги в мусорное ведро, в пару глотков осушил стакан лимонада и отправился домой.

  

 

 

<- Вернуться // Читать дальше ->


Купить бумажное издание: Лабиринт, Озон
Купить и скачать электронный текст на Литрес
Купить и скачать книгу в магазине Автора в форматах fb2, mobi, epub, rtf, txt
Cкачать и слушать аудиокнигу "Сиятельный"

 

Павел Корнев. ПадшийПадший

 


Купить: Лабиринт


Текст у Автора напрямую


Текст на Литрес


Купить: Озон

 

Павел Корнев. ПадшийСпящий

 


Купить: Лабиринт


Текст у Автора напрямую


Текст на Литрес


Купить: Озон