Авторизация

 

 

 

Сиятельный. Часть 11
Читать книгу Павла Корнева "Сиятельный"
 Часть вторая "Муза. Всеблагое Электричество и цельноалюминиевая оболочка"

 


Купить бумажное издание: Лабиринт, Озон
Купить и скачать электронный текст на Литрес
Купить и скачать книгу в магазине Автора в форматах fb2, mobi, epub, rtf, txt
Cкачать и слушать аудиокнигу "Сиятельный"

 

 

 

Муза. Всеблагое Электричество и цельноалюминиевая оболочка

 

Часть 5

 

 

  В город вернулись уже под вечер. И путь был неблизкий, и на одном из железнодорожных переездов пришлось дожидаться, пока к побережью проползет неповоротливая гусеница бронепоезда, щерившегося во все стороны орудийными стволами, мортирами и спаренными зенитными пулеметами.

  Но по поводу потерянного времени я нисколько не сожалел, ведь господин Левинсон оказался не только интересным собеседником, но и толковым финансовым консультантом. За время поездки сорок тысяч моих долгов усохли до совершенно несерьезных четырех тысяч франков, и даже запрошенные банкиром две тысячи комиссионного вознаграждения не казались чрезмерными для столь щекотливой и запутанной ситуации.

  Впрочем, основной интерес Исаака заключался не столько в получении единовременной выгоды, сколько в управлении моими активами после наследования семейного фонда. Я против этого нисколько не возражал.

  - Если вас все устраивает, - заявил под конец поездки банкир, - предлагаю заехать в банк и подписать все документы прямо сейчас. У нас не останется времени на раскачку после того, как дядя объявит вас самозванцем.

  - Не возражаю, - легко согласился я.

  Экипаж теперь катил по окраине Нового Вавилона, и кучер внимательно посматривал по сторонам, всякий раз загодя придерживая лошадей, когда через проезжую часть бросался очередной бестолковый пешеход. А на одном из перекрестков он вдруг свернул с широкого проспекта и направил ландо в объезд мрачного здания мануфактуры с лесом чадивших на крыше труб. После этого дорога пошла под уклон и вскоре нырнула в туннель, на стенах которого протянулись цепочки электрических лампочек.

  Цокот подков отдавался долгим эхом, и мы помчались к тусклому пятну света на выезде. Там ландо разминулось с тяжело нагруженным возом и вывернуло на незнакомую улицу, где едкий запах гари враз продрал глотку и заставил закашляться.

  Банкир заблаговременно прикрыл низ лица надушенным платочком и предупредил:

  - Воздух скоро станет чище.

  И в самом деле, серые громады цехов как-то очень быстро остались позади, и вдоль обочин потянулись особняки и разделенные на конторы дома. Асфальтовое покрытие закончилось, ландо вновь затрясло на неровной булыжной мостовой, а потом экипаж въехал в иудейский квартал, и кучер остановил лошадей прямо напротив банка. Сбежавший с крыльца вахтер поспешил распахнуть дверцу, я выбрался на тротуар первым, дождался Исаака Левинсона и вслед за ним прошел в особняк.

  Там банкир принял связку ключей у невзрачного господина лет тридцати с алым родимым пятном на половину левой щеки и обернулся ко мне.

  - Мы никогда не останавливаем работу, виконт! - с гордостью сообщил он. - Вы никогда не останетесь со своими проблемами один на один.

  - Кроме субботы, - усмехнулся я.

  - Кроме субботы, - подтвердил господин Левинсон. - Все остальные дни мы к вашим услугам. - И он указал на вручившего ему ключи помощника: - В мое отсутствие значимых клиентов принимает Аарон Малк.

  Невзрачный слегка склонил голову.

  - Очень приятно, - улыбнулся я в ответ.

  - Леопольд, вы еще оцените преимущества работы с нами! - уверил меня господин Левинсон и повел на второй этаж.

  Рабочий кабинет банкира оказался обставлен столь нейтрально, что национальность его хозяина не угадывалась ни по единой детали интерьера. Кабинет и кабинет.

  - Не беспокойтесь, оформление бумаг не займет много времени. Я взял на себя смелость распорядиться, чтобы их подготовили заранее, - предупредил Исаак, остановился в дверях и уточнил: - Вино, фрукты?

  - Спасибо, ничего не нужно, - отказался я, уселся в гостевое кресло и взял лежавшую на журнальном столике газету.

  Передовица ожидаемо оказалась посвящена очередному инциденту в Иудейском море, на второй странице некий профессор медицинской академии пространно рассуждал о сердечном недуге наследницы престола, а только я перевернул следующий лист, уже вернулся с бумагами банкир.

  Он выложил на стол объемную стопку документов и принялся раскладывать их, высматривая неточности.

  - Если честно, - усмехнулся я, - даже помыслить не мог, что дядя будет так цепляться за жалкие двадцать тысяч франков годового дохода. По его меркам, это такая мелочь...

  - Не скажите, - покачал головой иудей, продолжая раскладывать пасьянс из договоров, поручений и заявлений. - Граф Косице, как и многие другие состоятельные дилетанты, чрезмерно высоко мнения о собственных аналитических способностях. Резкие движения биржевых котировок частенько застают подобную публику, прошу меня извинить, натуральным образом со спущенными штанами.

  - Так он банкрот?

  - Полагаю, эти двадцать тысяч годового дохода давно уже учтены в его будущих расходах, - решил банкир, оторвался от бумаг и спросил: - Желаете просмотреть опись переданного вашей бабушкой на хранение имущества?

  - А смысл? - вздохнул я и едва не вылетел из кресла, когда здание от подвала до крыши сотряс мощный взрыв.

  Прыснули осколками окна, картины закачались на стенах, а часы и вовсе сорвались и разлетелись вдребезги от удара об пол.

  Я кое-как выбрался из кресла и на ватных ногах доковылял до окна. Смахнув с широкого подоконника осколки, перегнулся через него и выглянул на улицу в тот самый миг, когда из затянутого пороховым дымом пролома в стене выбрался человек в противогазе, бронекирасе и стальной каске армейского образца. Он стремглав метнулся к броневику на дороге, и в тот же миг особняк сотряс новый, еще более мощный взрыв, а из пролома в стене вырвались клубы оранжевого пламени.

  Какого черта?!

  Что происходит? Грабители решили обчистить банк средь бела дня?

  Но нет - подрывник к пролому в стене возвращаться не стал; вместо этого он вытянул из открытой дверцы броневика ручной пулемет Мадсена, обежал самоходную коляску и распластался на брусчатке.

  Сквозь звон в ушах пробилась длинная трель свистка; миг спустя из соседнего проулка выскочила пара констеблей, следом вывернул полицейский экипаж, и тут же сухо затрещали частые-частые выстрелы. Срезанные длиной очередью кони забились на мостовой, застигнутые врасплох констебли бросились врассыпную; кто-то укрылся за углом, кто-то остался лежать на залитой кровью мостовой.

  С другой стороны на перекресток выкатил полицейский броневик; узкая прорезь одной из его бойниц засверкала дульными вспышками, но тотчас невесть откуда возник налетчик с ручной мортирой. Гулко громыхнул выстрел, взрыв гранаты сорвал с ветрового стекла бронелист, и окутанная дымом самоходная коляска съехала с дороги и врезалась в угол дома напротив.

  Стрелок с натугой отвел вниз рычаг, проворачивая барабан неуклюжей мортиры, и выстрелил второй раз, только почему-то не в борт броневика, а по витрине цирюльни. Граната насквозь прошила ее и рванула уже внутри. На улицу выплеснулось стеклянное крошево; закувыркалось по дороге изрешеченное осколками кресло.

  Я вытащил из кобуры "Рот-Штейр", дослал патрон и попытался прицелиться, но руки от волнения ходили ходуном. Для надежности пришлось стиснуть рукоять обеими ладонями, и даже так отдача подкинула ствол слишком сильно, первый выстрел прошел мимо цели.

  Гранатометчик обернулся и недоуменно вскинул голову; я воспользовался моментом и вновь утопил спусковой крючок. Пуля впустую срикошетила от армейской каски, налетчик лишь покачнулся, а потом задрал ручную мортиру, выцеливая мое окно. Я в панике открыл беспорядочную стрельбу и разрядил едва ли не весь магазин, прежде чем одно из попаданий пришлось в незащищенное бронекирасой плечо.

  Простреленная рука грабителя не удержала оружие, и ствол клюнул в землю, но сам подранок неожиданно резво отбежал к стене. А только я высунулся в окно, как с грохотом откинулся задний борт броневика и на меня уставился шестиствольный гатлинг. Сверкнули искры на клеммах электрической банки, начал раскручиваться блок стволов, и я без промедления сполз с подоконника на пол.

  - Вниз! Быстро! - закрывая голову руками, крикнул Исааку Левинсону, который только-только пришел в себя и бестолково тряс головой, стоя посреди кабинета.

  Банкир нырнул под стол, и тотчас по окнам стеганула тугая плеть свинца. Крупнокалиберные пули враз вынесли из рам остатки стекол и насквозь прошили деревянные перекрытия потолка, а вот добротные каменные стены оказались им не по зубам. Нас не зацепило, лишь посыпалась на голову деревянная щепа и куски побелки.

  Разрядив "Рот-Штейр", я достал из кармана запасную обойму, воткнул ее нижний край в окошко выброса гильз, привычным движением надавил большим пальцем на патроны и загнал их в пистолет. Выдернул опустевшую железку, и затвор самостоятельно вернулся на место.

  - Леопольд! - вдруг окликнул меня Левинсон, выглядывая из-под стола. - Пожар! -указал он на дверь, из-под которой тянуло дымом.

  Пригибаясь, чтобы не попасть под шальной рикошет, я пересек кабинет, ухватил медную ручку и с проклятьем отдернул ладонь. Перчатка уберегла пальцы от ожога, но нагрелся металл как-то слишком уж сильно.

  Что происходит?!

  Быстрым движением я распахнул дверь и невольно загородился рукой от дыхнувшего в лицо жара. Весь коридор оказался объят чадящим пламенем, но ни огонь, ни черный дым не помешали разглядеть стоявшую у лестницы фигуру в длинном плаще с блестящим покрытием из алюминиевой фольги, стальном шлеме и противогазе со стеклянными окулярами.

  При моем появлении поджигатель приподнял брандспойт ранцевого огнемета, и по коридору покатилась струя жидкого пламени, но я успел захлопнуть дверь кабинета, прежде чем та ворвалась в кабинет.

  Огонь снаружи взревел и умолк; тогда я вскинул пистолет и несколько раз подряд выстрелил через добротную дубовую филенку, не столько в расчете подстрелить поджигателя, сколько желая не дать ему приблизиться и поджарить нас заживо.

  - Что там?! - испуганно крикнул Исаак, когда смолкла стрельба. - В кого вы стреляли?

  Проигнорировав его окрик, я слегка приоткрыл дверь и выглянул в коридор; оттуда дыхнуло столь лютым жаром, что пришлось немедленно отступить.

  Пожар стремительно разгорался, всякое промедление грозило мучительной смертью в огне, но не прыгать же из окон под выстрелы налетчиков?!.

  Прорываться по коридору и бежать вниз? А огнеметчик?

  Я развернулся к банкиру и спросил:

  - Отсюда есть другой выход, помимо лестницы?

  - Не проще ли...

  - Нет, дьявол! Не проще!

  - Черный ход - в дальнем конце коридора, - подсказал Исаак, не выдержал и вновь сорвался на крик: - Что происходит, виконт?!

  В его голосе слышался неприкрытый страх, да меня и самого колотило от лютого ужаса, хотелось забиться под стол и крепко-накрепко зажмуриться. Вместо этого я подступил к банкиру и встряхнул его за плечи.

  - Успокойтесь! - рявкнул я в покрасневшее лицо. - Содовая есть?

  - Содовая? - опешил Исаак, сразу взял себя в руки и подбежал к бару. - Есть!

  - Доставайте! Быстрее!

  Банкир распахнул заполненный разномастными бутылками шкафчик и достал оттуда пузатый сифон, тогда я сорвал с одного из окон штору и швырнул ее на пол.

  - Поливайте! - скомандовал банкиру, затем сдернул вторую и поторопил иудея: - Быстрее! Лейте на обе!

  Струя газированной воды расплескалась по плотной ткани, а когда сифон опустел, мы замотались с головы до ног и подступили к двери.

  - Никуда сворачивать не надо! - предупредил Исаак. - Выход на лестницу черного хода прямо по коридору.

  - Ключи? - протянул я руку.

  - Эту дверь никогда на запирают, только входную!

  - Тогда за мной! - скомандовал я и первым выскочил коридор.

  Враз стало нестерпимо жарко и душно, воздух провалился в легкие раскаленным песком, огонь лизнул ноги, показалось, будто очутился в плавильной печи. Приходилось брести вслепую, натыкаясь на стены и друг друга, но без мокрых штор жгучее пламя в один миг выжгло бы глаза и прожарило до костей.

  Налетев на неожиданное препятствие, я поначалу обмер от ужаса, потом опомнился, распахнул дверь и вывалился на площадку черного хода; Исаак Левинсон вывалился следом, сорвал с себя дымящуюся ткань и бухнулся на колени в надсадном приступе кашля. Пожар хоть и остался с той стороны двери, но снизу уже валили клубы дыма, и дышать здесь было просто нечем.

  Рукоятью пистолета я рассадил узенькое окошко; мы приникли к нему, отдышались и банкир потянул меня к лестнице.

  - Нам туда!

  Но с первого этажа веяло столь лютым жаром, что мне сразу стало ясно: соваться вниз равносильно самоубийству.

  - Прыгаем! - скомандовал я и распахнул осыпавшуюся осколками раму.

  - Расшибемся! - встревожился Исаак.

  Я не стал слушать его, влез на подоконник и посмотрел вниз. Потолки в особняке были и в самом деле высоченными, но риск переломать ноги пугал куда меньше, нежели перспектива поджариться заживо.

  Так я иудею и заявил, потом ухватился за откос и свесился наружу. А только разжал пальцы, - и земля неожиданно быстро и резко ударилась в подошвы. Стены домов, забор и клочок неба крутнулись перед глазами, я растянулся на гравии, но сразу выхватил пистолет.

  Никого.

  - Прыгайте! - крикнул тогда товарищу по несчастью и побежал к двери черного хода, из-за которой доносились приглушенные крики о помощи.

  Исаак выбрался из окна, повис и грузно рухнул вниз, а я изо всех сил шибанул дверь, не добился успеха и дернул ее на себя, но вновь безрезультатно.

  - Виконт, ключи!

  Левинсон швырнул мне связку, я перехватил ее в воздухе, подобрал нужный ключ и отомкнул замок. На улицу вместе с клубами едкого дыма вывалился скребшийся с той стороны Аарон Малк; пришлось отпихнуть его в сторону, освобождая проход.

  - Позаботьтесь о нем! - крикнул я банкиру и несколько раз глубоко вздохнул, вентилируя легкие, но прежде чем сунулся в горящий особняк, шипение ранцевого огнемета враз перекрыло вопли звавших на помощь людей. Прикрыв лицо рукой, я сунулся за угол и через затянувшую вестибюль пелену огня заметил серебристый отблеск обшитого алюминиевой фольгой плаща.

  Поджигатель уже спешил на выход, и все же я вскинул "Рот-Штейр" и послал ему вдогонку пару пуль. Попадания пришлись в один из объемных баллонов за спиной, и в тот же миг человек исчез в огненном всполохе, а меня самого ударная волна подкинула в воздух и просто вышвырнула наружу...

  

  Очнулся от хлесткой пощечины. Банкир и его помощник оттащили меня подальше от горящего особняка, прислонили к забору и привели в чувство единственным доступным им сейчас способом.

  В голове так и зазвенело.

  - О черт... - пробормотал я, стискивая ладонями виски.

  - Вы в порядке? - склонился ко мне Левинсон.

  Я промычал в подтверждение, и банкир распорядился:

  - Аарон, собери людей.

  Малк убежал за помощью, а я поднялся с земли, доковылял до оброненного "Рот-Штейра" и убрал пистолет в кобуру. Затем протер от сажи очки, вернулся к банкиру и уселся рядом. Огонь добрался до крыши, черепица местами провалилась, и хоть вскоре огнеборцы затащили с улицы пожарный рукав, они старались не столько сбить пламя, сколько не дать ему перекинуться на соседние строения, благо, день был безветренный.

  - Они за это ответят, - произнес вдруг Левинсон. - Кто бы это ни сотворил, они за это ответят...

  Дрожащей рукой я достал из кармана жестянку с леденцами, отправил в рот мятную конфету и многозначительно заметил:

  - Ключевое слово здесь "кто".

  - Что вы имеете в виду, Леопольд? - удивился банкир.

  Я пожал плечами, собираясь с мыслями, потом честно признал:

  - Вовсе не уверен, что сыщики возьмут след.

  - Почему нет? - удивился иудей.

  - Вы видели оружие налетчиков? - хмыкнул я и начал перечислять: - Огнемет, гатлинг, ручная мортира! Броневик тот же! Не всякое армейское подразделение так оснащено!

  Исаак Левинсон смерил меня внимательным взглядом и уточнил:

  - Думаете, не найдут?

  - Я знаю своих коллег, - усмехнулся я. - Вы ведь слышали о подкопе под ваш банк, кого-нибудь по этому делу задержали? Нет? То-то и оно.

  Банкир достал мятый носовой платок и принялся вытирать перепачканное копотью лицо.

  - А вы? - осторожно спросил он некоторое время спустя. - Вы, господин Орсо, сумеете их отыскать?

  - Возможно, - ответил я столь же осторожно.

  - Так сделайте это! - потребовал Левинсон, помолчал и добавил: - Найдите их и убейте. За деньгами дело не станет.

  Я в ответ на это предложение только покачал головой:

  - Исаак, мы живем в эпоху разделения труда. Я готов взяться за поиски налетчиков, об остальном вам придется позаботиться самому.

  Иудей несколько раз кивнул, обдумывая мои слова, потом спросил:

  - Пятьсот франков аванса вас устроит?

  - Более чем, - ответил я, не став набивать себе цену. - Более чем...

  Через полчаса я стоял на краю моста Эйлера, задумчиво потирал подбородок и смотрел в мутные воды Ярдена. Совесть каленым железом жег аванс - пять новеньких стофранковых банкнот, которые всякий порядочный человек на моем месте вернул бы банкиру без всякого промедления.

  Я всегда полагал себя человеком в высшей степени порядочным, поэтому и стоял сейчас в глубокой задумчивости на самом краю моста, тер подбородок и смотрел вниз. Не было нужды даже перегибаться через ограду - ее снес уходящий от погони броневик. Снес, рухнул вниз и камнем ушел на дно. По сообщениям очевидцев - не выплыл никто.

  Ну и как в таких условиях отрабатывать гонорар?

  Пока стоял, бездумно пялясь на реку, к пролому в ограждении подкатил полицейский экипаж. Рядом с кучером на козлах сидел рыжеусый желтоглазый сыщик с нашивками детектива-сержанта.

  Я предположил, что приехал дознаватель, но тут распахнулась дверца и наружу выбрался глава сыскной полиции Морис Ле Брен собственной персоной. Более того - компанию ему составил Бастиан Моран!

  На полицейского инспектора он в своем плаще с небрежно повязанным вокруг шеи белым кашне нисколько не походил, но пугала его подчеркнутая невозмутимостью куда сильнее, нежели красная от гнева бульдожья физиономия Ле Брена.

  - Какого черта делает на месте преступления посторонний?! - сходу зарычал глава сыскной полиции на постового констебля.

  Тот лишь бестолково захлопал глазами; тогда Ле Брен развернулся и с целеустремленностью торпеды направился прямиком ко мне.

  Я решил, что с него станется ухватить неугодного человека за грудки и скинуть с моста, но отодвигаться от пролома не стал, вместо этого достал выписанную Исааком Левинсоном доверенность.

  - Господин Ле Брен! - протянул ее начальнику. - В этом расследовании я представляю пострадавшую сторону, Банкирский дом Витштейна.

  - Какого дьявола? - рявкнул Ле Брен, вырвал у меня листок и углубился в чтение. - Это возмутительно! - выдал он пару секунд спустя. - Констебль, что вы о себе возомнили?!

  - Поскольку меня отстранили от службы, - напомнил я, - конфликта интересов не возникнет.

  Глава сыскной полиции смерил меня недобрым взглядом и обернулся к Бастиану Морану, который преспокойно курил у самоходной коляски. Тот последний раз затянулся и щелчком отправил окурок в мутные воды Ярдена.

  - Морис, он имеет право здесь находиться, - предупредил старший инспектор покрасневшего от злости коллегу.

  - Мне это не нравится! - раздраженно заявил глава сыскной полиции, вернул доверенность и потребовал: - Констебль, убирайтесь отсюда немедленно!

  - Морис! - попытался урезонить его Бастиан Моран. - Нам ведь не нужны осложнения с иудейской общиной, так?

  Меньше всего мне хотелось оказаться между молотом и наковальней, поэтому я поспешил разрядить обстановку.

  - Пожалуй, в моем присутствии здесь больше нет нужды, - уверил я высокое начальство и потихоньку отодвинулся от пролома.

  - Вот как? - улыбнулся вдруг старший инспектор Моран. - И каков ваш вердикт, детектив-констебль?

  Я пожал плечами, но все же озвучил и без того очевидную версию:

  - Уходя от погони, грабители не справились с управлением, пробили ограждение моста и рухнули вниз.

  - И раз так, - улыбнулся Моран, - дело закрыто?

  - Не совсем, - осмелился возразить я старшему по званию. - Остается еще отыскать соучастников и поставщиков оружия. Кроме того, необходимо поднять броневик и составить полную опись похищенного. Управляющий банком настаивает на моем присутствии при этой процедуре.

  - Идите! - отмахнулся Морис Ле Брен. - О точном времени подъема броневика банк оповестят дополнительно!

  - Благодарю, - кивнул я и перевел взгляд на Бастиана Морана. - Это все, старший инспектор?

  - Полагаю, констебль, сначала вам придется ответить на вопросы дознавателя, - покачал тот головой. - Судя по вашему виду, вы присутствовали при налете, не так ли?

  Я окинул взглядом свой безнадежно изгаженный костюм и улыбнулся, показывая, что оценил шутку инспектора.

  - Мы с управляющим ездили на переговоры с моим дядей, графом Косице, но к моменту нападения уже вернулись в город и были в банке.

  Старший инспектор Моран достал пачку "Честерфилда" и выудил из нее сигарету, потом махнул рукой рыжеусому детективу-сержанту:

  - Опросите констебля!

  - За оцеплением! - добавил Ле Брен, повернулся к коллеге и укорил его: - Бастиан, твоя гениальная идея оставить у банка засаду лишила нас трех отличных парней!

  - Морис! - мягко улыбнулся представитель Третьего департамента. - Идея, как видишь, оправдала себя целиком и полностью, подкачала реализация. Ну что вам стоило выделить два броневика?

  - А кто твердил о секретности?

  Ответ старшего инспектора расслышать не удалось, но хватило и этого.

  Бастиан Моран предвидел налет на банк.

  Проклятье! Эта история пахла еще хуже, чем представлялось поначалу!

 

 

 

<- Вернуться // Обсудить на форуме

 


Купить бумажное издание: Лабиринт, Озон
Купить и скачать электронный текст на Литрес
Купить и скачать книгу в магазине Автора в форматах fb2, mobi, epub, rtf, txt
Cкачать и слушать аудиокнигу "Сиятельный"

 

Павел Корнев. ПадшийПадший

 


Купить: Лабиринт


Текст у Автора напрямую


Текст на Литрес


Купить: Озон

 

Павел Корнев. ПадшийСпящий

 


Купить: Лабиринт


Текст у Автора напрямую


Текст на Литрес


Купить: Озон