Авторизация



 

 

 

Лёд. Чистильщик. Глава 2

Читать книгу Павла Корнева "Лёд. Чистильщик"

 


Купить бумажное издание: Лабиринт, Озон
Купить электронный текст на Литрес

Купить и скачать электронный текст на сайте автора в форматах fb2, mobi, epub, rtf, txt

 

 

Глава 2

  

   Казалось бы - нет ничего хуже, чем проснуться после пьянки, ничего не помня наутро. Мало того, что всего с похмелья колотит, так еще и в памяти сплошная черная дыра. Но на деле, когда просыпаешься в таком состоянии дома, вроде как все и в порядке. Тревожит, конечно, что приятели или коллеги о вчерашнем поведают, зато есть возможность отлежаться, принять душ, выпить чашечку кофе...

   А вот когда разлепляешь веки и не понимаешь, где находишься, - это напрягает. Серьезно так напрягает, хуже только в трезвяке очнуться. Ну или вообще не очнуться; не раз и не два такое наблюдал.

   Так что в какой-то степени мне даже повезло. Пусть и не помню ни черта, но лежу на кровати и даже простынкой укрыт.

   Вопрос лишь в том: где именно я лежу, укрытый простынкой, и каким образом здесь очутился.

   И вроде достаточно просто развернуться от стенки и оглядеться, но шевелиться как раз и не хотелось. Оторву затылок от подушки, и тлеющие в голове угли немедленно полыхнут пламенем, имя которому боль. А если вдобавок рядом окажется не та, за которой вчера весь вечер ухлестывал, так и вовсе караул.

 

   Впрочем, и так - караул! Башка трещит, живот крутит, глотка пересохла, ломает всего опять же не по-детски.

   Ощущения, надо сказать, хоть и привычные, но в целом изрядно подзабытые. Сразу даже не припомню, когда последний раз с похмелья маялся. И продукт качественный старался употреблять, и меру знал. Да и покрепче стал; это в Приграничье скелет скелетом был, а на казенном довольствии килограммов десять - пятнадцать точно прибавил. И не жирком заплыл, а мышцой оброс. Поллитру под хорошую закуску уговорить - как нечего делать. А тут намешал, блин...

   Но медлить дальше особого резона не было, поэтому, собравшись с духом, я откинул простынку - трусы на мне, что уже радует, - и осторожно уселся на узенькой кровати, втиснутой на чуть менее узкий балкон. Через открытую дверь заглянул в комнату - а там, стоя у зеркальной дверцы шкафа, накладывала макияж Алена Евгеньевна.

   Зимина?! Очень интересно...

   - Доброе утро, - несколько пришибленно пробормотал я.

   - Проснулся? - Девушка убрала тушь в косметичку и обернулась: - Собирайся, на работу опаздываем.

   Я медленно поднялся на ноги, и в темечко словно раскаленный штырь вбили, накатила тошнота, в глазах посерело. Пришлось пережидать головокружение, сглатывать слюну и только тогда уже спрашивать:

   - Можно нескромный вопрос? Почему я здесь?

   - Ну ты сам на балконе спать решил. Воздуха тебе не хватало.

   - О! - только и выдавил я из себя в ответ на столь двусмысленную фразу. Диван-то в комнате был один. - А вообще как у тебя оказался?

   - Не помнишь ничего? - догадалась Зимина.

   - Не-а, - сознался я, не без интереса поглядывая на ее едва прикрытые коротеньким халатиком ноги.

   Ноги стройные и загорелые...

   Стоп! Куда-то меня не туда понесло.

   - Пришлось тебя к себе забрать, - улыбнулась Алена Евгеньевна. - Не бросать же на произвол судьбы было.

   - А чего домой на такси не отправила?

   - А ты адрес помнил?

   - Это вряд ли. - Я шагнул в комнату и вновь поморщился от головной боли. - А Виталий?

   - Он и сам лыка не вязал. Алкоголики.

   - Зато ревизоров споили.

   - Только это вас и оправдывает.

   Я сдернул со спинки стула свои джинсы, неосмотрительно нагнулся за свалившейся на пол футболкой и сразу почувствовал, что со столь интенсивной физической деятельностью несколько поторопился.

   - В туалет, - пояснил и выскочил в коридор.

   Распахнул одну дверь - ванна и умывальник, другую - унитаз; ну здравствуй, дружок...

   Когда немного очухался, то перебрался в ванную, прополоскал рот и принялся одеваться.

   - Кофе будешь? - заглянула ко мне хозяйка квартиры, успевшая за это время сменить халат на юбку и блузку.

   - Алена Евгеньевна, а вы цитрамоном не богаты?

   - Алена Евгеньевна? - фыркнула Зимина. - Значит, и как на брудершафт пили, не помнишь?

   - Алена, - простонал я, усевшись на табурет и стиснув голову ладонями, - цитрамон! Пожалуйста!

   - Сейчас принесу.

   Девушка ушла в комнату и вскоре вернулась с блистером цитрамона и бутылочкой минералки.

   - Держи, страдалец.

   Я выщелкнул таблетку, положил ее в чайную ложку и раздавил другой. Закинул в рот горькое крошево и смыл неприятный вкус парой глотков воды.

   - Что на брудершафт пил - помню. С кем - нет.

   - Ты в курсе, что провалы в памяти это очень тревожный звоночек?

   - Признак алкоголизма? - вздохнул я. - Так я и без всяких звоночков знаю, что мне пить нельзя.

   - Вот и не пил бы.

   - Я и не собирался. И даже пару раз уйти хотел, если помнишь.

   - Плохо собирался.

   - Возможно, - не стал спорить я. - Кстати, по поводу провалов: почему именно ты меня к себе забрала? Там же куча народа была.

   - А если подумать?

   - Думать больно.

   - Обувайся, выходить пора, - глянув на часы, заторопилась хозяйка квартиры. - Реально вариантов было два: или тебя забираю я, или ты ночуешь у Кристины, чего мне, по понятным причинам, очень не хотелось.

   - Это по каким еще таким причинам?- спросил я, отправившись на поиски носков.

   - Она очень хорошая девочка, и у нее есть очень хороший мальчик.

   - А я, получается, сильно плохо себя вел?

   - Нормально ты себя вел. Но Кристине служебный роман точно не нужен.

   Проверив содержимое карманов, я уселся на пуфик и, часто-часто задышал, собираясь с силами, прежде чем нагнуться и обуться. Потом спросил:

   - Насчет мальчика информация точная?

   - Ее жених раньше работал у меня в отделе. Сейчас он пишет докторскую диссертацию. Так что оставь их в покое.

   - Оставлю, какие проблемы, - вздохнул я и признался: - Просто Кристина на одноклассницу мою бывшую как две капли воды похожа, вот и все.

   - Первая любовь? - удивилась Алена, собирая сумку. - Кто бы мог подумать, что ты такой романтик!

   - Да прям, романтик! - поморщился я, поднимаясь на ноги.

   - Выходи, сигнализацию включу.

   - Хорошо.

   Я шагнул за порог и обессиленно прислонился к стене - самочувствие оставляло желать лучшего. Пусть головная боль и поутихла, но любое резкое движение отзывалось ломотой в затылке и за глазами. А стоило только начать массировать виски, как распахнулась дверь напротив, и на лестничную клетку вышел крепкий мужик в футболке и шортах. Оценивающе глянув в мою сторону, он достал из барсетки пачку сигарет, чиркнул зажигалкой и вызвал лифт. Все бы ничего, но тут в подъезд вышла Зимина.

   - А можно здесь не курить? - раздраженно попросила она.

   - Нет, - коротко бросил в ответ мужик.

   Я подумал было отлипнуть от стены и сделать невеже внушение, но прикинул возможное развитие беседы и остался на месте. Словами такого жлоба не переубедить, а когда решаешь вопрос кулаками, обычно проблемы только множатся. Да и неохота резкие телодвижения совершать.

   - А почему я вашим дымом дышать должна?! - возмутилась девушка.

   - Пешком иди. - Мужик шагнул в кабину и створки сразу начали закрываться.

   - Урод! - выругалась Зимина. - На улице покурить не может!

   Я поймал ее раздосадованный взгляд - мол, а ты чего стоял? - подошел к лифту и, уперев пальцы, с натугой раздвинул створки. Гул мотора тотчас стих, а вставленная в щель пятирублевая монета заблокировала двери окончательно.

   - Как так? - удивилась Зимина.

   - Ловкость рук и никакого мошенничества, - усмехнулся я. В детстве так частенько развлекались. Повезло, что автоматику лифта до сих пор на современную не заменили. - Ну идем?

   - А с ним что будет?

   - Ничего с ним не будет. Посидит полчасика в тишине, о своем поведении подумает.

   - Не надо.

   Я выдернул монету - лифт вновь загудел, - и потянул девушку к лестнице:

   - Пошли, меня от табачного дыма точно вывернет. - А когда спустились на первый этаж, уточнил: - Ты на машине?

   - Зачем? Здесь идти пять минут от силы.

   - Понятно. - Я придержал подъездную дверь и выпустил Алену во двор. - А вот скажи, ты о Кристине заботишься, а у самой проблем не будет?

   - У меня? - удивилась Зимина и покрутила охватывавшее загорелый палец обручальное кольцо. - Нет, не будет.

   - Точно?

   - Мы не живем вместе. Просто не разводимся, потому что так удобней.

   - Как скажешь. - Лезть в чужую жизнь не хотелось.

   - Ты идешь? - поторопила меня Алена.

   - Нет, пожалуй, - покачал я головой. - Мне с утра в институте делать нечего. Пусть Виталий на квартиру заедет, как с маршрутом определитесь.

   - Хорошо, передам Владимиру Николаевичу. - Зимина чмокнула меня в щеку и зашагала к проспекту Революции. - Увидимся!

   - Увидимся!

   Полюбовавшись стройной девичьей фигуркой, я зашел в пристроенный к дому магазин сети "Бульвар", и не успели еще стеклянные двери бесшумно закрыться за спиной, как по спине и ногам потянуло ледяной свежестью. Будто где-то поблизости окно в Приграничье распахнулось...

   Что? Прямо здесь?!

   Я стремительно крутнулся на месте и только тогда сообразил, что всполошился из-за банального кондиционера. Сильно дует, зараза...

   Посмеиваясь над собой, я побродил меж рядов с минералкой и соками, неожиданно понял, что ничего этого не хочу, и отправился на поиски холодильника с молочными продуктами. Там взял пару бутылочек "Актуали", расплатился за них на кассе и без какой-либо спешки зашагал вдоль улицы. На ходу свернул пробку, хлебнул смеси сока и молочной сыворотки, и по телу немедленно заструилась живительная прохлада.

   То, что доктор прописал!

   Опустевшая бутылочка отправилась в урну; вторая порция закрепила результат, и мир вновь начал расцветать яркими красками.

   Ненавижу похмелье. Просто ненавижу.

   Я глянул на часы - половина девятого, - вспомнил про требование Прокофьева зайти к нему с утра и только рукой махнул. Перебьется. С безопасниками, конечно, лучше не ссориться, но - перебьется. Не до него сейчас.

   Вчера так замечательно в бубен дал, что могу и до обеда не оклематься. Мне бы полежать сейчас, а не бумажной волокитой заниматься.

   Впереди показался остановочный комплекс, но при одной лишь мысли о поездке в переполненном общественном транспорте к горлу вновь подкатила тошнота. Все толкаются, воняют, дышать нечем - не хочу.

   Пройдусь пару остановок для начала, а там видно будет.

   И я пошел. На следующем перекрестке вспомнил о мобильнике и полез проверить пропущенные вызовы, но таковых, к моему облегчению, не оказалось. А потом как-то враз накатило ощущение смутно знакомой неправильности.

   Что-то было не так. Не здесь, не на дороге, но где-то совсем рядом.

   Очередной сверток? Похоже на то.

   Уйдя с проезжей части на тротуар, я внимательно огляделся, но не почувствовал ничего необычного. Лишь тянуло по ногам неестественной стылостью, словно неподалеку была распахнута дверь в ад. Не в наш - огненный, с чертями и кипящей смолой, а в ледяную преисподнюю Нифльхейма.

   Но не дверь конечно же, нет. И даже не "окно". Просто сочилась откуда-то магическая энергия, а вот откуда - так сразу и не разобрать.

   Я перешел через Карла Маркса, побродил там и вскоре остановился перед аркой, от которой по запущенному парку шла к Центральному стадиону заасфальтированная аллея. Вроде все как всегда, но, несмотря на ясную погоду, среди деревьев колебалось легкое туманное марево, и казалось, вот-вот пойдет дождь.

   Сверток? Сверток.

   И что делать?

   Любопытство подталкивало вперед, усиленный похмельной маетой инстинкт самосохранения советовал на рожон не лезть. В итоге решил не торопить события и для начала набрать куратора.

   - Здрасте, Владимир Николаевич! Я сейчас на перекрестке...

   - Я прекрасно знаю, где ты! - раздраженно буркнул Шептало. - И меня очень интересует, почему ты там, а не здесь?

   - Вы ничего не попу... - Я вовремя прикусил язык и напомнил: - Сами же сказали после обеда подходить!

   - Ладно, чего тогда звонишь? - сменил Шептало гнев на милость, припомнив вчерашний разговор.

   - Мне нужен график. Прямо сейчас. Киньте на телефон.

   - Хорошо. Что-то еще?

   - Говорите, знаете, где я? Это как? Наружку приставили, что ли?

   - Модуль джи-пи-эс в телефоне отслеживаем.

   - А! Ну тогда ладно.

   Я отключился и отвернулся от поднявшегося над крышами домов солнца. Небо было чистое-чистое, голубое-голубое, только ближе к центру над городом серой дымкой расплывался смог. Днем, похоже, совсем дышать нечем будет.

   Экология, блин. Спасибо тебе, комбинат, за сернистый ангидрид! Как бы мы без него жили, в самом-то деле...

   Тут телефон пискнул, оповещая о новом сообщении, я внимательно изучил график работы портала и сверился с наручными часами. Предыдущий сеанс завершился десять минут назад - не иначе, его отголосок я и почувствовал, - и теперь на установке до полудня будут идти профилактические работы.

   Времени полно, но только вот стоит ли лезть в сверток без оружия?

   Без оружия! - я аж фыркнул от возмущения.

   "Макаров" - это так, больше для самоуспокоения. Если на оборотня нарвусь, одна надежда, что удрать успею.

   Да и нарвусь ли? Как по мне, так шансы встретить в свертках живое существо просто мизерные. Неоткуда ему там взяться. Главное - в город выбраться, прежде чем установку запустят.

   Я сунул мобильник в задний карман джинсов и вплотную подступил к арке. Почувствовал непонятное сопротивление, немного поколебался и все же шагнул в клубившуюся под ногами туманную пелену.

   Шагнул в туманную пелену - а ступил прямиком в лужу. Матерчатый верх кед моментально промок, и я как ошпаренный выскочил на сухое место.

   Откуда лужа взялась? Засуха же!

   Еще и желтые листья на поверхности воды плавают...

   Да здесь осень!

   Точно осень: пасмурно; с затянутого серыми облаками неба сыплется мелкий дождик, пронзительный ветерок раскачивает ветви не успевших толком облететь деревьев.

   Я с сожалением вспомнил об оставленной в институтском внедорожнике штормовке, но возвращаться в душный город не стал. Пусть здесь и прохладно, зато дышится на удивление легко. Измученный абстинентным синдромом организм жадно впитывал заполонившую пространство магическую энергию, и я вновь почувствовал себя бодрым и полным сил.

   Ох, как мне всего этого не хватало! Это просто праздник какой-то!

   Впрочем, эйфория долго не продлилась. Ветер, гнавший по лужам рябь, усилился, и в одной лишь промокшей от дождя футболке стало как-то совсем уж неуютно. Нет, самочувствие не беспокоило, просто того и гляди простыну и насморк подхвачу.

   Двигаясь по аллее, я обогнул безлюдный стадион и стал забирать правее, рассчитывая вскоре выйти к границе свертка, но порожденное магией пространство все тянулось и тянулось, не желая выпускать из своих промозглых объятий.

   Иду, иду, иду, а кругом лес, лес и лес.

   Да что за напасть?

   Но тут деревья наконец расступились, и меж кустов замаячила дорога, по неровному асфальту которой шуршал мелкий противный дождик.

   Все еще сверток!

   Начиная испытывать нешуточное беспокойство, я перебежал через проезжую часть и по узенькой, заросшей травой тропинке углубился в густые заросли. Углубился - и вскоре начало казаться, будто во всем мире остались лишь тихий шелест дождя по листве, мое неровное дыхание да шлепанье подошв, и настроение испортилось окончательно.

   Иду, иду - а ничего. Ничегошеньки...

   Выругавшись, я перешел на бег и какое-то время спустя выскочил из кустов на берег реки. Огляделся - кругом деревья и туман, - и поспешил к пешеходному мостику, натянутому над водой чуть выше по течению небольшого заросшего деревьями островка.

   По раскачивавшимся из стороны в сторону доскам я перескочил реку и, ежась от холодного ветра, затрусил по пустырю. Сбившееся дыхание понемногу пришло в норму, а когда впереди показался глубокий котлован с темными лужами на дне, отступило и беспокойство.

   Теперь понятно, где я. Или точнее сказать - когда?

   Очень интересно.

   Я огляделся и скорее угадал, нежели увидел в густой стене тумана силуэты многоэтажных домов. Направился туда в обход котлована и вскоре понял, что никакой это не туман, а муть сливавшегося с реальностью магического пространства.

   С ходу вломился в нее - и граница свертка выгнулась, а потом прорвалась и выплюнула меня из осени прямиком в лето. Я врезался в железное ограждение сквера, разбитого на месте того самого пустыря, затряс отбитой рукой и с облегчением выругался.

   Выбрался, мать вашу! Выбрался!

   Сразу накатила расслабленность, и сил хватило лишь на то, чтобы доплестись до ближайшей лавочки и повалиться на нее. Захваченные из свертка крупицы магической энергии под напором тепла стремительно истаивали, но сейчас это нисколько не волновало.

   Было хорошо. Солнышко светит, футболка подсыхает. Голову, правда, опять ломить начало, но тут уж ничего не попишешь. Нет в жизни совершенства.

   Переведя дух и согревшись, я нехотя поднялся на ноги и зашагал по пешеходной дорожке мимо элитной высотки, нарядной заплаткой выбивавшейся из общей серости панельных многоэтажек.

   Зависшее над головой солнце вскоре обсушило и согрело, но зато и слепило глаза так, что просто караул. С темными же очками приключилась история наподобие сказки про Кощея Бессмертного: сами они в футляре, футляр в рюкзаке, рюкзак во внедорожнике, а внедорожник непонятно где, потому как Виталий мог уже забрать его со стоянки, а мог еще дотуда по причине бодуна и не добраться.

   Ладно, переживу как-нибудь...

   Минут через пять я свернул на упиравшуюся в речку улицу Гвардейцев, а после перекрестка с Пилотов вновь решил приобщиться к благам цивилизации в виде общественного транспорта. Вот только внутри все будто зудело, и стоять в ожидании троллейбуса или маршрутки было просто невмоготу, поэтому после недолгих колебаний я на это дело плюнул и отправился в горку пешком. А когда прошел общаги и миновал пару воткнутых у дороги торговых центров, футболка вновь промокла, только теперь уже от пота.

   Духота, дышать нечем, кругом раскаленный асфальт. Как здесь добрым словом не вспомнить расположенный в сибирской тайге учебный центр?

   Да - медвежий угол, да - у черта на куличках, но какой там воздух! Чистый санаторий!

   Тут сзади к остановке подъехал старенький троллейбус, я оживился и поспешил к с лязгом распахнувшимся дверям. Но только добежал до газетного киоска, как со спины вдруг повеяло слишком уж прохладным по летнему времени ветерком.

   Что, опять?!

   Я вернулся к сетчатой ограде педагогического колледжа и уставился - нет, вовсе не на молоденьких будущих учительниц, - а на проглядывавший из-за деревьев силуэт многоэтажного жилого дома. Странный такой полупрозрачный силуэт.

   Здравый смысл советовал убираться отсюда к чертям собачьим, но любопытство вкупе с похмельной маетой подтолкнули прямиком в гостеприимно распахнутые ворота. Обогнув здание колледжа, я послонялся на его задворках, после раздвинул ветви колючих кустов и подобрался к забору. Там - калитка. Но стоило ухватился за нее, и пальцы обжег неестественно холодный металл.

   Отступив на шаг назад, я пинком освободил себе дорогу, решительно вышел за ограду, и кожу сразу закололи стылые иглы магической энергии. Ага, снова сверток...

   Жилые дома сгинули, лишь вдалеке маячил смазанный силуэт роддома, да темнели коробки непонятных цехов с другой стороны. А еще здесь был карьер.

   Когда-то из него брали глину для производства кирпича, а теперь водоем оккупировала жившая по соседству детвора.

   Стоп! Когда-то?! Теперь?!

   Бред!

   Нет этого ничего! Давно уже нет!

   На месте кирпичного завода устроили рынок, карьер засыпали, пустырь застроили. Люди ходят, машины ездят. А тут - ерунда какая-то.

   Странное место. Даже по меркам уже обнаруженных аномалий - странное.

   И энергетический фон заметно выше, чем где-либо раньше, и перспектива словно вогнутая. А еще очень четко просматривалась грань между свертком и обычным миром. Такое впечатление, внутрь надутого шарика угодил.

   Впрочем, наверное, так даже лучше - по крайней мере, не заблужусь.

   Решив немного здесь осмотреться, я подошел к карьеру, спустился по крутому склону к воде и разулся. Подтянув штаны, зашел в воду - теплая. И как-то сама собой возникла мысль освежиться.

   Раздевшись, я голышом заскочил в карьер, нырнул с головой, отфыркался и выбрался на мелководье. Какое-то время побарахтался там в свое удовольствие и вылез на берег обсыхать.

   Да уж, сверток свертку рознь. Это тебе не под осенним дождем мокнуть.

   Натянув джинсы и обувшись, я накинул сложенную футболку на шею, взобрался на откос и оказался неприятно удивлен тем, сколь сильно за прошедшее время наверху похолодало. И ладно бы просто похолодало, так нет - из калитки вовсю хлестало магической энергией. Призрачные гарпуны немедленно вонзились в тело и потянули назад. Из носа закапала кровь, в глазах посерело, и пришлось присесть, чтобы не скатиться обратно к воде.

   - Мать вашу! - Я выхватил из кармана фонарик и защищавшей стекло ударной кромкой прочертил вокруг себя охранный круг. Давление магии пошло на убыль, а когда добавил несколько охранных символов, гул ветра в ушах окончательно стих и понемногу начала затухать тугими толчками бившаяся в голове боль.

   Но энергетический шквал и не думал униматься. В свертке стремительно холодало, небо на глазах затягивали седые облака, кусты и траву посеребрил иней, а вода в карьере подернулась коркой льда. И что хуже всего - татуировки на правом предплечье запылали черным пламенем, прожигая руку до самой кости.

   Чтоб вас! Чтоб вас всех!

   А потом в довершение всех напастей в траве зашевелились тени. Обвив защитный круг, потусторонние твари попытались пробраться внутрь, и заметенная снегом охранная черта начала мало-помалу поддаваться. Я кинулся ее обновлять и сам не заметил, как подставился под удар. Просто - раз! - и бок тысячами швейных игл пронзили призрачные клыки.

   Вскрикнув от боли, я попытался отодрать от себя лишенное материальной оболочки щупальце, но пальцы впустую прошли через тень. А та - невесомая и одновременно неподъемная - навалилась сверху и окутала своим холодом, пытаясь заморозить кровь в жилах.

   В глазах потемнело, дыхание с хрипом вырвалось из груди и осыпалось тончайшими кристалликами изморози. Ничего толком не соображая, я со всего маху полоснул тварь темно-синим клинком и лишь после того как руку пронзила острая боль, осознал, что ладонь пуста.

   Какой нож?! Откуда?!

   Я взвыл и ударил вновь - на этот раз предплечьем, окутанным черным пламенем вгрызшихся в посеревшую кожу татуировок и шрамов.

   Ударил раз... второй... третий...

   И тогда нематериальная вроде бы тень взвыла столь пронзительно, что зазвенело в ушах. Противоестественное пламя в один миг перекинулось на нее; тварь резко отстранилась и серой змеей скользнула в обледенелую траву. Я кое-как заполз обратно в защитный круг и скорчился на запорошенной снегом земле. Осторожно прикоснулся к пятну почерневшей кожи на боку и не почувствовал абсолютно ничего, будто новокаином кольнули. Лишь на пальцах остались алые отметины.

   Гадство!

   Схватив оброненную футболку, я прижал ее к начавшей кровоточить ране, поднялся на ноги и заковылял к выходу из свертка. Магический шторм стих, но особо легче от этого не стало: тело словно налилось свинцом, а колени подгибались. В голове - звон.

   И все же дошел. Не обратив внимания на холод обледеневшего железа, я рванул калитку и, не удержавшись, повалился в расплывшееся за ней серое ничто. Со всего маху врезался в колючие кусты и распластался на траве.

   Выбрался!

   Кругом ни карата магической энергии - это же просто праздник какой-то!

   Вот только рана никуда не делась, и прижатая к боку футболка продолжала пропитываться кровью.

   Закусив от боли губу, я достал мобильник и позвонил Виталию. Длинные гудки.

   Возьми трубку, засранец!

   Выругавшись, поднялся с земли, и меня немедленно повело в сторону. Пришлось ухватиться за ограду и обессиленно повиснуть на ней.

   Что ж такое-то?

   Отцепился, сделал шаг, другой... и бездумно шаркая подошвами по асфальту, вышел на улицу. Со всех сторон - удивленные взгляды. Кто-то неравнодушный раздраженно отвернулся, кто-то добрый прошипел: "Уже нажрался, скотина".

   Ну и хрен с ними; шагаю дальше.

   Идти под горку оказалось легко, меня просто несло вперед, и требовалось лишь вовремя переставлять ноги. А в телефоне вновь длинные гудки. Виталий, зараза...

   Цепляясь за поручни, мне кое-как удалось подняться на крыльцо торгового комплекса. А только ввалился внутрь - и по обнаженной коже прошлась струя морозного воздуха из кондиционера.

   Ух, будто обратно в свертке очутился! Так и передернуло всего. Но зато хоть немного мозги прочистились, и я догадался позвонить куратору.

   Владимир Николаевич отозвался сразу.

   - Чего опять? - удивился он.

   - Заберите меня, - прохрипел я в трубку. - Быстро!

   - Откуда?

   - Торговый комплекс "Фестиваль".

   - Это на Гвардейцев?

   - Да.

   - Пять минут.

   - Быстрее! - Я обернулся к по пятам следовавшему за мной контролеру и оскалился: - Чего пялишься?

   Парень в черной униформе молча отошел к другому краю стеллажа, но уходить не стал.

   Да и неважно. Я взял пару бутылок газировки с сине-красными, еще советских времен этикетками пепси-колы, схватил две плитки шоколада и поспешил на кассу. Дожидаться сдачи было невмоготу, поэтому просто кинул перепуганной продавщице пару мятых сторублевок и отправился на улицу.

   Сдачу всучил не поленившийся нагнать контролер. Странные они тут...

   Едва не теряя сознание от пульсировавшей в боку боли, я прошел заасфальтированную парковку и осторожно уселся на бордюр газона. Локтем прижимая к ране пропитанную кровью футболку, отломил от шоколадной плитки три дольки, сунул их в рот и, тщательно пережевав, запил газировкой.

   Сразу стало как-то легче. Обморок отступил, сквозь звон в ушах начал доноситься гул проносящихся мимо автомобилей.

   А там и Виталий прикатил. Я только-только смолотил вторую шоколадку, когда он припарковал рядышком институтский внедорожник, открыл водительскую дверцу и с непонятным сарказмом поинтересовался:

   - Опять нажрался, что ли? Вчера не хватило?

   - Рот закрой, - не шибко вежливо попросил я и протянул руку. - Чего вылупился? Встать помоги...

   Виталий только тут обратил внимание на окровавленную футболку и выскочил из машины. Поднатужившись, он доволок меня до внедорожника, усадил на заднее сиденье и метнулся за руль. Начал резко сдавать назад и обеспокоенно спросил:

   - В скорую помощь везти?

   - В институт. И можешь не гнать, просто дозу излучения хватанул.

   - И не собирался, - хмыкнул Виталий, под визг покрышек разворачиваясь через две сплошные.

   - Трубку брать ты тоже не собирался? - дал я выход своему раздражению.

   - Занят был.

   - В следующий раз лучше бы тебе свободным оказаться.

   - Посмотрим, - буркнул парень и достал мобильник. - Готовьте медкабинет, у нас пациент с передозировкой магического излучения, - предупредил он кого-то и кинул телефон в подстаканник.

   А я прикрыл глаза и стиснул зубы; выяснять отношения не было ни сил, ни желания. Внедорожник шел плавно-плавно, но внутренности словно превратились в студень, и малейшие толчки сотрясали все тело от пяток и до макушки. Еще и укачивало.

   И все же когда из автомобиля меня начали выгружать на носилки, я возмутился:

   - Сам дойду!

   Не тут-то было!

   - Тащите его, - не стал ничего слушать Шептало, и дюжие охранники едва ли не бегом поволокли носилки к боковому входу НИИ.

   В медкабинете меня ловко переложили на койку и первым делом поставили капельницу с абсорбентом "МПЭ-44". Препарат этот создали специально для нейтрализации и выведения из организма всякой магической дряни, и, стоило ему разойтись по кровеносной системе, боль в боку сразу пошла на убыль, а татуировки и шрамы на правом предплечье посерели и перестали жечь кожу раскаленными нитями вживленного в тело электронагревателя.

   Ух, полегчало! Всего аж потом прошибло...

   Я попытался поднять голову, но обрабатывавшая рану медсестра раздраженно шикнула, чтобы лежал спокойно и не шевелился. Провозившись минут десять, строгая тетенька поменяла опустевшую банку с физраствором на новую, отрегулировала колесико капельницы и вышла из палаты. А вот сменивший ее бородатый дядька, напротив, оказался весел и словоохотлив, и, беря кровь на анализ, ни на мгновение не закрывал рта. Балагур хренов...

   К счастью, экспресс-анализ показал, что остаточный уровень магии в норме, и врач перестал изводить меня еще более бородатыми, чем он сам, анекдотами. Но стоило только расслабиться и вытереть со лба липкий холодный пот, как в палату заявились Шептало и Зимина.

   - Все в порядке? - встревоженно спросила Алена.

   - Жить буду, - через силу улыбнулся я и пошутил: - Наверное.

   Владимир Николаевич заверил меня:

   - Будешь. - И потребовал: - Рассказывай.

   Ну, я и рассказал, ничего особо не утаивая. Да чего там "не утаивая" - все как на духу рассказал. Скрывать нечего было.

   Алена несколько раз останавливала меня, делая на карте города какие-то пометки, и после каждой такой заминки мрачнела все больше и больше.

   - Вот эти два свертка понятны, - произнесла она некоторое время спустя, передавая карту куратору, - а последний, как его назвал Александр Сергеевич, "пузырь" - аномалия даже в ряду уже известных нам аномалий...

   - После, - отмахнулся Шептало, хрустнул костяшками пальцев и мрачно уставился на меня:- Лед, ты какого ляда туда без прикрытия сунулся?!

   - И чем бы мне ваше прикрытие помогло?

   - Не пришлось бы на газончике на виду у прохожих кровью истекать!

   - Это да, - вздохнул я, мысленно матеря растрепавшего об этом Виталия.

   - Александр Сергеевич, а что это было за существо? - поинтересовалась Алена. - То, которое на вас напало?

   - Согласно официальной точке зрения, - ухмыльнулся я, - это была псевдоразумная энергетическая аномалия. А вот откуда она там взялась... Черт!

   - Что такое? - сразу насторожился Владимир Николаевич.

   - Какого хрена?! - До меня вдруг дошло, что именно спровоцировало магическую бурю. - Вы запустили установку не по графику!

   - С чего ты взял? - удивился куратор.

   - Магическая энергия может столь интенсивно расходиться по сверткам, лишь когда открыт переход в Приграничье!

   - Ну и?

   - Я перед этим клятым "пузырем" специально время посмотрел! У меня в запасе сорок минут было!

   - Установка сегодня работала в штатном режиме строго по утвержденному графику! - отрезал Владимир Николаевич. - А вот ты вчера...

   - Блин... - пробормотал я, достал "командирские" часы и, сверившись с мобильным телефоном, вздохнул: - Отстают на два дня...

   - Что? - удивилась Алена.

   - Ничего, - отмахнулся я, подводя стрелки. - Похоже, сорок минут в первом свертке потерялись.

   - Впредь сверяйся с телефоном, - потребовал Шептало.

   - Обязательно.

   Ну елки-палки!

   Это ж надо так подставиться было?! А все похмелье виновато. Синдром рассеянного внимания и тому подобное. Надо завязывать с алкоголем.

   Пить надо меньше, меньше надо пить.

   - С врачами разбирайся сам, если отпустят - катись домой, - поднялся на ноги Владимир Николаевич. - Никакой пользы от тебя, одни убытки.

   - На самом деле полученные данные позволяют выявить зоны локальной концентрации... - начала было Алена Евгеньевна, но куратор моментально ее оборвал.

   - Проверь на два раза, чтоб ошибок не было, - раздраженно потребовал Шептало. - Завтра до селектора мне нужна полная выкладка со всеми расчетами.

   - Без внутренних замеров - это нереально.

   - Подготовь, что сможешь.

   Девушка молча собрала свои бумаги и вышла из палаты.

   Я откинул простыню, приподнял край повязки и обнаружил, что от почерневшей, сочившейся кровью раны не осталось и следа. Так, пятно посеревшей кожи - и все. Однако! В Приграничье так легко бы не отделался. А здесь мало того, что магической энергии нет, так еще и абсорбент ее остатки из организма со страшной силой выводит.

   - Вот тебе карта. - Владимир Николаевич вынул из папки сложенный вчетверо лист формата А3 и кинул его на тумбочку. - С утра получишь энергетический сканер и пойдешь по маршруту. В первую очередь нас интересуют районы два и три. Их ты, кровь из носу, должен проверить завтра. После займешься первым и четвертым участками. Остальное не срочно, но не затягивай. - Шептало подошел к двери и напомнил: - В бухгалтерии твоего отчета о подотчетных деньгах ждут.

   - Хорошо, - вздохнул я и, наблюдая, как стремительно опускается по прозрачной трубочке уровень жидкости, уточнил: - Виталий отвезет, если врачи разрешат?

   - Отвезет.

   - Зовите тогда эскулапов уже...

  

   Но вырваться из цепких лап медперсонала оказалось вовсе не просто - отпускать меня отказались категорически. Пришлось дожидаться, пока обработают все царапины, измерят давление и вколют штук десять разных инъекций. После мне пришлось выпить полпригоршни разнокалиберных таблеток и повторно сдать на анализ кровь.

   Вообще, под конец сложилось впечатление, что никто толком не понимал, зачем требуется та или иная процедура, но приказ есть приказ, и потому меня пользовали по полной программе. А вот когда все необходимые формальности оказались соблюдены, ненужного более пациента просто вытолкали за дверь.

   - Вам передали. - Охранник на выходе из спецблока протянул пакет и предупредил: - Машина сейчас подъедет. И это, Прокофьев просил зайти.

   - Зайду, - не моргнув глазом, соврал я и прямо на голое тело натянул обнаруженную в пакете штормовку.

   Оглядел с крыльца заставленный машинами двор, не обнаружил среди них разъездного внедорожника и вышел за проходную. Виталия не оказалось и там, лишь переминался с ноги на ногу какой-то вихрастый молодой человек в деловом костюме. На меня парень посмотрел как-то очень уж пристально, но одним взглядом дело и ограничилось; подходить он не стал.

   Ко мне - не стал. А к подъехавшему минут через пять институтскому внедорожнику подбежал чуть ли не вприпрыжку. И вот уже потом, перекинувшись парой слов с Виталием...

   Я вытащил руки из карманов, готовясь к возможным неприятностям, но остановившийся в паре шагов паренек предпочел ограничиться словами.

   - Слышь, лысый, - с ходу заявил он, - держись от Кристины подальше! Понял? Еще раз к ней полезешь, тебя уроют. Просто уроют! Понял?

   - Понял, - озадаченно кивнул я, - не тупой вроде.

   - Я тебя предупредил. Не оставишь ее в покое, пожалеешь. - Парень сплюнул под ноги, забрался в припаркованный на обочине "RAV4" и укатил.

   А я озадаченно почесал затылок. Как только на меня не наезжали, но чтоб так...

   Ничего не понимаю. Обычно когда пытаешься кого-то от своей девушки отвадить, то волей-неволей вынужден свое "я" выпячивать.

   "Я тебя урою". Правильно - "я тебя урою". А как заявил этот клоун, так не говорят даже воспитанные молодые люди с научной степенью. Только не тогда, когда дело касается любимой девушки.

   И вместе с тем нечто в поведении мажора не позволяло отнестись к его словам, как к пустому трепу. Чувствовалась в нем непонятная уверенность.

   Брат боксер или папа милицейский начальник?

   - Это кто был? - подошел я к курившему у внедорожника Виталию.

   - Роман Дьячков. Работал у нас раньше.

   - Парень Кристины?

   - Именно.

   - И ты ему вот так запросто меня сдал?

   - Думаешь, тебя с кем-то перепутать можно?

   - Ну да, ну да, - покивал я и забрался в машину. - Поехали, давай.

   Виталий выкинул окурок, завел двигатель и погнал автомобиль по пустым дворам. Дальше он по своему обыкновению развернулся через две сплошные и пристроился аккурат в хвост длиннющей вереницы машин.

   - Это что еще такое? - удивился я. - Рабочий день давно закончился, откуда пробка?

   - Не знаю, - буркнул парень и включил радио.

   За время зеленого сигнала светофора через перекресток успевало проехать лишь два или три автомобиля, да и дальше лучше не стало. Какое-то время мы тащились со скоростью беременной черепахи, а потом впереди замелькали отблески мигалок.

   Скорая, полиция, автоинспекция, непонятные машины с проблесковыми маячками, но без каких-либо опознавательных знаков.

   - Авария, что ли? - спросил я.

   Виталий промолчал. Непонятно.

   Полицейские полностью блокировали все полосы встречного движения переносными ограждениями, и регулировщики не шибко понятными большинству водителей жестами направляли оттуда транспорт на нашу сторону дороги. А попробуй разъехаться, когда восемь рядов в четыре сливаются!

   Просто караул!

   Но тут мы наконец миновали узкое место, Виталий втопил педаль газа в пол, и внедорожник понесся по улице, обгоняя редких попутчиков.

   Все, прорвались.

  

   Служебная квартира оказалась полуторкой на втором этаже самого обычного панельного жилого дома. Комната, коридор, туалет, ванная, кухня. Все окна выходили на одну сторону, и вынырнувшее из-за девятиэтажки напротив солнце вовсю прожаривало мое новое обиталище.

   Жарко, душно и не слишком уютно.

   За окнами - соседний двор. Гаражи, детская площадка, бетонная проплешина хоккейной коробки. Дальше виднелись столь же невзрачные многоэтажки с редкими наростами кондиционеров и спутниковых тарелок.

   Ну да мне не жить тут, а перекантоваться какое-то время - сойдет.

   - Оружие привезли? - разуваясь, спросил я у Виталия и поставил на пол забранный из внедорожника рюкзак.

   - Держи. - Водитель протянул ключи от сейфа и забытую в машине бутылку пепси-колы. - Все, до завтра.

   - Ты погоди уходить-то!

   - Чего еще?

   - Сначала сейф проверю.

   - А без меня проверить не можешь?

   - Нет.

   Я кинул штормовку к остальной сваленной на диван одежде и распахнул окно. Поначалу стало даже жарче, а потом меня вдруг коснулось легкое дуновение прохладного ветерка. На миг почудилось, будто на улице зима, каток залит и по льду скрипят коньки, но наваждение тотчас схлынуло, оставив после себя лишь легкий озноб.

   - Лед, ты уснул? - крикнул из коридора Виталий.

   - Нет. - Я озадаченно мотнул головой - похоже, не всю магию из организма вывели - и ушел на кухню.

   - Проверяй оружие! У меня рабочий день закончился давно!

   - Он у тебя ненормированный.

   Я распахнул дверцу холодильника, изучил его пустое нутро и заглянул в морозильник. Там обнаружился полный лоток льда, а еще невесть кем и для кого порезанный на дольки лимон. Найденная в буфете початая бутылка коньяка тоже оказалась как нельзя более кстати - я на палец плеснул в стакан с толстым дном янтарного цвета жидкости и засыпал ее ледяными кубиками. Кинул сверху дольку замороженного лимона, влил газировки и спросил Виталия:

   - Коктейль будешь?

   - Завтра на работу с утра!

   - Вчера тебя это не остановило.

   - Вчера было вчера.

   - Как знаешь.

   Лед в коктейле начал подтаивать, я сделал длинный глоток и поставил стакан на сейф. Отпер замки, вытащил Benelli M3 и, повертев дробовик в руках, хотел уже убрать его обратно, но ружьем неожиданно заинтересовался Виталий.

   - Фонарик понятно, - хмыкнул он, - но зачем тебе на дробовике коллиматорный прицел и лазерный целеуказатель?

   - Ствол короткий, пулевой. На нем прицельные приспособления винтовочные и по тарелочкам стрелять неудобно, - пояснил я, слегка покривив душой.

   Стал бы только из-за тарелочек так мучиться? Да нет, конечно. А с установкой прицела и в самом деле повозился: рельсами пикатинни и прочими изысками эта модель оказалась обделена, в итоге пришлось воткнуть между прикладом и ствольной коробкой крепление, разработанное для Benelli M1.

   - А ЛЦУ?

   - Чтоб стрелять не целясь.

   - Понты, короче, - фыркнул парень.

   - Скорее, игрушки.

   - А чего тогда Бенелли M4 не взял? Еще круче, так-то.

   - Ты меня ни с кем не путаешь? Я госслужащий вообще-то, а M4 в полтора раза дороже.

   - Мало ли...

   - Не мало, а лишних сорок тысяч вынь, да положь. "Сайгу-МК" вон на разницу купил, и еще деньги остались. - Я убрал дробовик к охотничьему карабину в забитый коробками с патронами сейф и спросил: - Точно выпить не хочешь?

   - Нет, - отказался Виталий. - Все, давай.

   - Давай. - Выпустив водителя, я запер за ним дверь и в несколько глотков влил в себя остатки коктейля.

   Не из желания захмелеть, просто жарко, да и пить хотелось.

   Вновь плеснул в стакан коньяку, долил газировки и, задумчиво бренча ледяными кубиками, уселся на диван. Включил телевизор и начал бездумно жать кнопки, прыгая с канала на канал.

   Ерунда. Ерунда. Ерунда. Снова ерунда. И опять ерунда.

   Столько программ, а смотреть совершенно нечего! Хоть ноутбук из рюкзака доставай.

   О, местные новости!

   "...ется гроза, шквалистый ветер, град. В ближайшие два дня повышается вероятность возникновения аварий на объектах жизнеобеспечения и повреждения слабоукрепленных конструкций и деревьев".

   Только этого не хватало! Мне ж целый день по городу мотаться! Хотя с другой стороны, погода в свертках от окружающей среды никак не зависит. Не страшно, короче.

   - "Вооруженное ограбление совершено сегодня в самом центре Ямгорода. В районе дома сорок три по улице Карла Маркса четверо неизвестных, переодетых в полицейскую форму, обстреляли из автоматического оружия инкассаторов коммерческого банка "Зимний" и, похитив сумки с деньгами, скрылись во дворе соседнего дома. Несмотря на оперативное прибытие наряда полиции и объявленный план "Перехват" задержать злоумышленников по горячим следам не удалось. Раненые перевозчики денег помещены в реанимацию, и врачи борются за их жизнь. Стоимость похищенного не разглашается".

   Ага, теперь понятно, почему мы одну остановку сорок минут ехали! Ну что грабители за уроды - не могли где-нибудь в другом месте банк ломануть?

   - "На минувшей неделе в Ямгороде вновь фиксировались сейсмические толчки неизвестного происхождения. Мэрия и областные власти обвинили в происходящем Министерство обороны, реализующее программу уничтожения устаревших боеприпасов. В ответ военные заявили о том, что ни воздушная, ни подземная взрывная волна никак не могла дойти с полигона до города..."

   Допив коктейль, я выключил телевизор, развернул выданную куратором карту и поморщился, увидев, что ограбление произошло в районе, помеченном цифрой "1". Не везет так не везет, теперь там точно не протолкнуться от полицейских будет.

   Порывшись в ящиках стоявшего в углу стола, я нашел огрызок карандаша и отметил обнаруженные вчера и сегодня свертки. Потом по памяти заштриховал области с энергетическими аномалиями и уставился на карту, не в силах обнаружить какой-либо закономерности.

   Почему же тогда руководство института именно этими районами интересуется, а не другими? Вопрос.

   Бросив ломать голову над неразрешимой из-за нехватки информации загадкой, я задернул шторы и отправился на кухню. Какое-то время медитировал, созерцая пустой холодильник, затем вернулся в комнату и принялся развешивать по шкафам одежду. После немного помаялся, не зная, чем себя занять, так ничего и не придумал и завалился спать.

   День непростой выдался, отдохнуть лишним не будет.

  

   Только вот толком выспаться не получилось. Ближе к полуночи резко очнулся и сразу понял, что больше не усну. Почему - непонятно, просто не усну и все.

   Очень уж на душе маетно. Стоит лишь зажмуриться - и комнату немедленно заполняет тьма, а по углам начинают клубиться непроглядно-черные тени, не имеющие ничего общего с ночным мраком.

   Бесформенные пятна темноты и злобы медленно стягиваются в кольцо и...

   ...и тут я всякий раз открывал глаза.

   Страшно. Караул просто как страшно.

   Я поднялся с дивана, проверил входную дверь, ушел на кухню. Задумчиво поглядел на бутылку с коньяком, но пить не стал и вместо этого отпер сейф. Близость оружия немного успокоила, но лишь - немного.

   Глупо рассчитывать, что картечь остановит сотканных из сновидений и ночных кошмаров чудовищ.

   Из сновидений? А из сновидений ли?

   Когда начинаются подобные непонятности, попробуй разберись с ходу, пустой страх на тебя накатывает или это лишь отголосок реальной угрозы.

   И значит, дробовик из сейфа лучше достать. Потому как будь ты хоть обычный человек, хоть исчадие Стужи - снаряженный серебром патрон двенадцатого калибра спуску не даст. А у меня таких пятьдесят штук припасено: половина по гнездам тактического подсумка распихано, остальные в коробке своего часа дожидаются.

   Дорого, конечно, но мне их не в тире жечь; лежат и лежат, есть-пить не просят. Инвестиции в будущее практически.

   Переложив ружье на диван, я подошел к окну, прислушался к гомону веселившейся во дворе соседнего дома молодежи и немного успокоился.

   Какая магия, какие тени? Это всего лишь нервы. Просто нервы да постпохмельная маета.

   И, прогнав пустые страхи, я уселся на диван, потер зудевшее предплечье...

   Предплечье?!

   Вскочив на ноги, я включил верхний свет и увидел, что татуировки и шрамы вновь почернели. Вот ведь! Схватил мобильник, открыл сообщение с графиком работы портала и понял, что корежило меня неспроста: минут пять назад открылся портал в Приграничье.

   Но откуда такая чувствительность? Почему до меня вообще колебания магических полей докатились? Или...

   ...или где-то поблизости расположен очередной сверток?

   И тут спать расхотелось окончательно!

   Я вскочил с дивана и заходил из угла в угол.

   Что делать? Что мне теперь делать?

   Плюнуть на все и лечь спать? Так не усну. Да и чревато оно. Если те самые псевдоразумные энергетические аномалии меня учуют, запросто могут попробовать из свертка дотянуться.

   Получается, надо собирать вещички и съезжать от греха подальше?

   Как вариант - вполне. Только ночь на дворе, да и какой смысл убегать, если завтра так и так в сверток лезть? Не проще ли... слегка прибраться здесь, что ли, и спокойно жить дальше? Заодно и местную аномалию на карту нанесу.

   Прикидывая, как ловчей всего с помощью подручных средств организовать зачистку прилегающей территории, я подошел к входной двери и посмотрел в глазок. Никого и ничего. Осторожно ступил на лестничную клетку - аналогично. А между тем ощущение некоей неправильности так в спину и подталкивало.

   Иди и проверь! Иди...

   Противиться инстинктам я не стал. Запер дверь и, как был в трусах и тапочках, сбежал на первый этаж. Замер у почтовых ящиков, прислушиваясь к собственным ощущениям, но не уловил ровным счетом ничего подозрительного. А между тем беспричинная - а беспричинная ли? - тревога продолжала нарастать.

   Я настороженно спустился к входной двери, и сразу по голым ногам потянуло неприятной стылостью. И потянуло не с улицы, потянуло из подвала.

   Очень интересно, просто очень...

   Я попятился назад, а потом развернулся и в один миг взлетел на второй этаж. Заскочил в квартиру, задвинул засов и, скинув тапки, начал торопливо одеваться. Штаны из плотной джинсовой ткани, футболка, штормовка. Вместо кед вытащил из обувной коробки прочные экковские ботинки на толстой подошве. Зашнуровал, прошелся по комнате - порядок.

   Тактический "раскладывающийся" подсумок прицепил на ремень, ремень сумки c запасным боекомплектом перекинул через плечо. Складной нож сунул в один карман, запасной литиевый аккумулятор для подствольного фонаря в другой.

   После взял дробовик, работая цевьем, опустошил его подствольный магазин и вместо обычной картечи принялся вставлять патроны с серебром.

   Раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь.

   Сунув восьмой патрон в ствол, я сдвинул цевье вперед и перевел ружье в полуавтоматический режим. Подумал-подумал и рассовал по карманам штормовки пару пластиковых бутылочек со святой водой.

   Обработать подвал в превентивных целях вовсе не лишним будет. Не каждую же ночь в нем зачистки устраивать.

   Настроив громкость активных наушников так, чтобы не отвлекал звук собственных шагов, я завернул дробовик в скатерть и вышел на лестничную клетку. Никого не повстречав в подъезде, спустился на первый этаж и толкнул дверь в подвал.

   Вот так просто - взял и толкнул. И как ни странно, она легко распахнулась, будто и не было ржавого навесного замка, лишь руку потусторонним холодом заморозило.

   Размотав ружье, я снял его с предохранителя и включил ЛЦУ. Осторожно ступил на уходившую вниз лестницу и утопил прорезиненную кнопку подствольного фонаря.

   Пронзительный луч яркостью в шестьсот люменов вмиг разорвал непроницаемый вроде бы мрак и высветил пыльные пучки проводов, ржавые трубы и влажные неоштукатуренные стены.

   Ничего необычного, ничего странного. Подвал как подвал.

   Вот только откуда-то издалека доносился тоненький плач, железное звяканье и шарканье тяжелых шагов. Пахло сыростью и застарелой болью.

   Спустившись вниз, я медленно двинулся по коридору и неожиданно понял, что подвал давно уже живет своей жизнью и он вовсе не рад незваным гостям.

   Не знаю откуда, просто понял - и все.

   И потому, когда луч фонаря на миг завяз в сгустившемся мраке, я не колебался ни мгновения и сразу потянул спусковой крючок. Приклад толкнулся в плечо; дульная вспышка лизнула непослушную тень и разорвала ее в клочья.

   И сразу со всех сторон - крики, стоны, смех...

   Шаг в сторону, оборот и зеленая точка целеуказателя увязла в отлипшем от стены черном силуэте.

   Выстрел! - призрак корчится объятой огнем фотопленкой и стремительно сгорает серебристым пламенем. Спиной в бойлерную - и заряд картечи сшибает с потолка непонятную тварь, затаившуюся среди труб. Гильза, подскакивая, еще катится по бетонному полу, а сзади уже доносится чей-то плач и холодит затылок мертвое дыхание.

   Крутнулся на месте, пальнул в упор. Смазанная детская фигура исчезла в сполохе искр; я прижался спиной к ржавым прутьям одной из расставленных вдоль стен железных клеток и, пользуясь кратким мигом передышки, дозарядил дробовик.

   Серебро и огонь. Огонь и серебро.

   Бойтесь, суки!

   Но тени не боялись. Гул все нарастал и нарастал, шарканье бесчисленных подошв сливалось в монотонный шорох, а трубы изгибались, силясь вырвать из стен проржавевшие крепления. Призраки слились в единую угольно-черную сущность, и та заполонила собой весь подвал.

   Выстрел! Выстрел! Выстрел!

   Дробовик три раза харкнул огнем, но тьма лишь слегка задрожала, принимая в себя серебряную картечь. А в следующий миг затрещал бетон, будто обратно из преисподней в мир живых рвались захороненные под полом мертвецы.

   Этого еще не хватало! Ну что за мода такая - старые кладбища застраивать?!

   Я судорожно выхватил из кармана пластиковую бутыль, скрутил крышку и выплеснул святую воду прямиком в подступавшую тьму.

   Ух как взвыло! Будто не водичкой, а напалмом брызнул!

   Сотканная из теней тварь в один миг рассыпалась на отдельные лоскуты; проклятые души тотчас метнулись прочь, и я вновь открыл огонь. Шагал по коридору, дозаряжал ружье, ловил веселым зеленым огонечком лазера плоские, словно вырезанные из самого пространства силуэты и жал спусковой крючок.

   Бах! Бах! Бах! - как на тренировке мишени дырявил.

   Бах!

   А потом тени бесследно развеялись, и вместе с тенями сгинула эйфория.

   Мать, мать, вашу ж мать!

   Вернувшись в бойлерную, я поднял с пола полупустую бутылочку и опрыскал помещение остатками святой воды. Не скупясь, обработал стены, трубы, ржавые прутья клеток и перепачканными бурыми разводами засохшей крови кандалы в них. И там, куда падали брызги, бетон и железо словно утрачивали часть своей материальности. Все начинало казаться ненастоящим, простым мороком и не более того.

   Пройдясь со второй бутылкой по остальному подвалу, я повел ружьем, и яркий луч подствольного фонаря вырвал из мрака витавшие в воздухе клубы пороховой гари. Оставленные картечинами дыры показались в его свете несоразмерно крупными, как если бы серебро попадало не в бетон, а в куда более податливую живую плоть; сам же коридор словно оплывал и изгибался, уподобляясь неровной кроличьей норе. Возвращаться по нему к выходу категорически не хотелось, и я взбежал по осклизлым ступеням второй лестницы, обнаружившейся неподалеку.

   Толкнул незапертую дверь и замер на пороге, обнаружив, что на улице царит самая настоящая зима. Кругом белели сугробы и раскачивались на ветру голые ветви деревьев; над залитым катком помаргивали фонари и откуда-то из другого мира доносились веселые крики и щелчки посылаемых в борта шайб.

   Ага, вон и знакомые гаражи...

   Радуясь тому, что кедам предпочел нормальные ботинки, я спрыгнул на расчищенную от снега дорожку, обернулся и увидел лишь глухую стену дома. Никакой двери, никакого подъезда.

   Однако...

   Зимний морозец как-то совсем уж неласково куснул щеки и уши, и я поспешил к катку. Хотел было с разбегу перекатиться по льду на другую сторону, но вовремя остановился. Вместо этого щелкнул кнопкой предохранителя и в обход хоккейной коробки побежал к знакомым гаражам - тем самым, крыши которых созерцал из окна служебной квартиры.

   Чутье не подвело: сверток и в самом деле соприкасался там с реальным миром. Пространство меж двух расписанных матерными словами стен истончалось, дрожало и размывалось, а стоило протиснуться в эту узкую щель, как острой болью загорелось правое предплечье, чутко реагировавшее на колебания магических полей.

   Ерунда! Шаг, другой, и вот уже я вывалился в глухой закуток, образованный двумя рядами гаражей, и зима осталась где-то позади, уступив место прохладе летней ночи.

   На мое счастье поблизости никого не оказалось, и никем не замеченный я вернулся в квартиру. Запер за собой дверь, кинул дробовик на диван и доверху, буквально с горкой, наполнил бокал коньяком. В несколько долгих глотков влил в себя обжегший мягким пламенем алкоголя напиток, и сразу - отпустило.

   Руки перестали трястись, сердце - пропускать удары, а на спине выступила испарина. Отпустило - да...

   Стянув штормовку, я протопал в комнату и без сил повалился на диван. Закрыл глаза и моментально забылся безмятежным сном праведника.

   Только и успел подумать: "блин, так и спиться недолго"...

 

<- Вернуться / Следующая глава ->

 


Купить бумажное издание: Лабиринт, Озон
Купить электронный текст на Литрес

Купить и скачать электронный текст на сайте автора в форматах fb2, mobi, epub, rtf, txt

 

Павел Корнев. ПадшийПадший

 


Купить: Лабиринт


Текст у Автора напрямую


Текст на Литрес


Купить: Озон

 

Павел Корнев. ПадшийСпящий

 


Купить: Лабиринт


Текст у Автора напрямую


Текст на Литрес


Купить: Озон