Авторизация

 

 

 

Ведьмы, карта, карабин. Часть 5
Читать книгу Павла Корнева и Андрея Круза "Вeдьмы, карта, карабин"
"Хмель и Клондайк 3"

 

Андрей Круз, Павел Корнев

цикл Приграничье

 

 

 

 


Купить бумажное издание: Лабиринт, Озон
Купить и скачать электронный текст в магазине Андрея Круза в форматах fb2 и epub
Купить и скачать на Литрес
Скачать и слушать аудиокнигу

 

 

 

 

"Ведьмы, карта, карабин"

часть 5

 

 

 

Хмель

30 апреля, четверг

 

Выехали рано утром, когда только-только начало светать, с таким расчётом, чтобы в потёмках доехать до служебных восточных ворот, покинуть Форт и бросить "буханку" на торговом пятаке, а в дорогу отправиться на рассвете. В свете фар вглядываться в колдобины подтаявшей дороги удовольствия мало, а по времени мы особо ограничены не были, успевали добраться.

В дорогу выехали на двух машинах. Впереди катил поставленный на гусеницы большой "экспедишн" Гордеева, я следовал за ним на "буханке". Форт ещё толком не проснулся, улицы были пустые, поэтому до восточных ворот добрались в один миг. На пропускном пункте вопросов к нам не возникло; сонные контролёры проверили документы и разрешили проезжать.

На кольцевой дороге мы сразу повернули направо и на приличной скорости двинулись вдоль городской стены к торговому пятаку. Там я без особых проблем отыскал приткнувшийся к непонятному ангару железный гараж с очищенной от снега подъездной дорожкой и загнал в него УАЗ. Судя по составленному у дальней стены хламу, использовался гараж исключительно в качестве склада и машины здесь никто никогда не оставлял. Но это только в плюс: меньше риск, что вломятся.

Навесив на дверь замок, я запер его на два оборота, и влез на заднее сиденье форда, потеснив Саню и Платона. Коля успел за это время обойти машину со сканером и вновь забраться за руль, Митя в обнимку с карабином сидел рядом с ним.

- Поехали! - скомандовал я, кинув рюкзак в ноги.

- Вот ты конспиратор! - зевнул Саня и достал упаковку экомага. - Держи, мы приняли уже.

Я закинул в рот таблетку, запил водой и подвинул плечом кондуктора, отвоёвывая своё законное место.

- Ну ты кабан! - пробурчал тот, слегка отодвигаясь, и пригнулся глянуть в ветровое стекло. - Коль, ты куда?

- А сам как думаешь? - буркнул Гордеев и, одной рукой удерживая руль, принялся скручивать крышку термоса.

- Мы не через Старую мельницу поедем, что ли? - пояснил своё удивление Платонов.

- На гать через Ляховскую топь одиночные машины уже не пускают. Придётся попутчиков ждать и сопровождение от Патруля, - ответил Николай. - Только время потеряем. Сегодня без попутчиков.

- Потепление, - подтвердил чародей и зевнул. - Да ты не бери в голову, Серёга. Дорогу на Волчий Лог уже нормально раскатали, доедем. Это зимой там задница.

- Никто и не переживает, - ответил Платонов и повёл плечами, раздвигая нас с Саней.

Мы не поддались, и какое-то время боролись за место, в итоге я не выдержал и спросил:

- Ты чего вперёд не сел?

- От него толку как от козла молока, - пояснил Гордеев. - Уснёт, за дорогой кто следить будет?

- Ты! - фыркнул Серега. - Кто у нас водитель?

- Хочешь за руль сесть?

Платон демонстративно закрыл глаза и очень быстро задремал. Саня некоторое время клевал носом, потом тоже уснул и размеренно засопел в унисон с кондуктором. Я сопротивлялся сонливости немногим дольше - всё же машина шла очень плавно, укачивало на заднем сиденье будь здоров.

Но в глубокий сон не проваливался. Просто отключался на несколько минут, потом рывком просыпался, осматривался и вновь засыпал. Чаще будили фары встречного транспорта - трасса на Соколовский оказалась на редкость оживлённой, - иногда чудились на обочинах стремительные движения непонятных созданий, но массивный внедорожник никто атаковать не рисковал.

Пусть шансы остановить машину у некоторых тварей были неплохие, да только в автомобилях люди катались всё больше вооружённые до зубов, поэтому шум двигателей отпугивал большинство хищников сам по себе. Исчадия Стужи подобного инстинкта самосохранения были лишены начисто, но солнце уже взошло, и мы катили себе и катили.

Не доезжая до моста через Лесную, Гордеев повернул на север, и дорога заметно сузилась. На смену расчищенным от деревьев обочинам пришёл густой еловый подлесок, отвалы местами осыпались кучами подтаявшего снега. Гусеницы позволяли ехать с нормальной скоростью, и очень скоро мы нагнали колонну из двух пазиков и замыкающего камаза, который нещадно коптил. Пришлось даже выключить забор воздуха. Вонять перестало, зато начали запотевать стекла.

Шла колонна шатко, ни валко, и на одном из расширений, предназначенных для разъезда встречного транспорта, Клондайк утопил педаль газа и пошёл на обгон. Водитель головного автобуса благоразумно сбросил скорость, позволяя нам проехать, и "экспедишн" вырвался вперёд.

- А когда-то целой проблемой из одного села в другое добраться было, - зевнул проснувшийся кондуктор.

- Проблем и сейчас что у дурака фантиков, - проворчал Николай.

Платон не видел, но пару минут назад на обочине попался остов сгоревшего внедорожника. И спалили его явно не так уж давно.

Вскоре с правой стороны дороги потянулся скалистый откос, и Дмитрий приник к боковому окну, пытаясь не упускать из вида верх каменной гряды. После поворота на Старую Мельницу скалы остались позади, дорога пошла по низине и впереди растеклась беспросветная белизна тумана.

Туман - это плохо, никогда не знаешь, что он скрывает. Да и туман ли это вовсе или порождённый Стужей морок.

- Будите Саню, - распорядился Гордеев, сбрасывая скорость до минимума.

Платон растолкал чародея, и тот принялся возиться с чарофоном, подключая к нему выносные датчики, установленные на внедорожнике. Я нацепил на глаза алхимические окуляры, заклинание в стёклах которых позволяло видеть проявления магической энергии, но туман остался однородно белым, ничего разглядеть не получилось.

И я взял карабин.

- Поехали потихоньку, - скомандовал Саня. - Вроде, чисто.

- Защиту проверил? - уточнил Гордеев.

- Да, поехали.

Николай прибавил скорость, "экспедишн" въехал в туман, и на какой-то миг мне почудилось, будто на обочине замер полностью затянутый инеем автомобиль. Но мог и ошибиться, спутав с подтаявшим комом снега. В тумане и не такое привидится.

Заметно похолодало, свет фар вяз в молочной пелене, от паники спасал лишь размеренный гул двигателя, ровный-ровный - он не прервался ни на миг. Когда внедорожник проскочил низину, оставив туман позади, у меня вырвался облегчённый вздох, да и остальные с облегчением дух перевели. И неспроста: за считанные минуты пребывания в тумане боковые стёкла полностью затянула изморозь. Лобовуху тоже раскрасили ледяные узоры, но не такие густые.

- Слава, ты как? - повернулся ко мне Саня, убирая аппаратуру обратно в ранец. - Не стоит ещё экомаг выпить?

Я только посмеялся.

- Нет, порядок.

Хотя порядок или нет, станет понятно только после обследования. Ну да в любом случае чувствую себя неплохо. По крайней мере, пока.

Минут через десять мы выехали к Волчьему Логу, у ворот которого формировалась транспортная колонна, не стали задерживаться там и без остановки отправились дальше. Когда "экспедишн" проскочил развилку с пестревшим пулевыми отверстиями щитом "Ключи - Волчий Лог", я оттянул рукав куртки, посмотрел на часы и спросил:

- Может, меня на хутор закинете?

Платон развернул моё запястье к себе и подтвердил:

- Да, времени ещё полно. Коля, ты как думаешь?

- Закинем, - решил Гордеев и свернул с дороги на узкую просеку, прорехой мелькнувшую в глухой стене деревьев. - Не вопрос.

 

Выкупленный Гордеевым на паях с Диего хутор пользовался репутацией места, которое лучше обойти стороной, но в отличие от по-настоящему дурных мест был обязан недоброй славой исключительно своим прежним владельцам. История с вампирами случилась лет десять назад, и с тех пор поселение стояло заброшенным, несмотря даже на удачное расположение у пересечения оживлённых дорог и отсутствие сколько-либо выраженных магических аномалий.

Люди суеверны, и не могу их за это осуждать. Хоть всю подоплёку знаю, а всё равно, как только с дороги съехали, мурашки по спине побежали.

За годы запустения просека успела зарасти, поэтому первым делом при восстановлении хутора пришлось вырубать разросшийся подлесок. Теперь мы катили по ровной дороге, меж двух зелёных еловых стен, в которых время от времени мелькали голубоватые пятна занесённых с севера растений.

Ветер усилился, на лобовое стекло полетели мокрые липкие хлопья снега, пришлось даже включать дворники.

- Тут вечно дует, - сообщил нам Николай.

- Долго ещё? - спросил я.

- Почти приехали.

И точно - вскоре деревья расступились, и показался выстроенный посреди расчищенного от зарослей пространства хутор. Поверх высокого забора тянулись витки колючей проволоки, торчали загнутые наружу железные штыри. Ворота были закрыты, над оградой возвышались крыши с печными трубами и голые стропила поверх немалого размера дома.

- Ну как тебе? - повернулся ко мне Платон.

- Да так себе, - поёжился я при мысли, что придётся провести несколько ночей посреди леса с совершенно несерьёзной по меркам Форта оградой. - Забор не хлипковат?

- Там магическая защита ещё, - успокоил меня Саня. - Доски обработали так, что ни одна тварь не прорвётся.

- Ну ладно, если так...

Николай остановил "экспедишн" у ворот и усмехнулся.

- Твоя остановка, Хмель.

- Внутрь-то пустят? - поёжился я, вытаскивая рюкзак.

- Да погоди ты, - остановил меня Гордеев. - Шучу. Заедем на хутор, разгрузиться надо.

- На месте есть кто-нибудь?

- Видишь же, трубы дымят, - подсказал Платон. - Сейчас выйдут.

И точно: калитка распахнулась, и за ограду шагнул длинный парень в простой фуфайке и шапке ушанке, но зато с помповым "браунингом" десятого калибра.

Лёша Длинный, помощник Диего. Из-за недавнего ранения он на какое-то время выбыл из строя, вот его и отрядили приглядывать за строителями.

Слегка припадая на левую ногу, он принялся открывать ворота, и я выбрался из машины размяться.

- Привет! - поздоровался с Длинным. - Пустите на постой?

- О чём речь! Уже дом протопили!

 

 

Клондайк, 30 апреля, четверг

 

Среда прошла в работе и сборах. Приехал человек от Кузьминка, привез пакет наличных долларов, хоть и не такой большой как раньше. Просят кое-что для них закупить. Собрался сам, в последний момент вспомнил, что неплохо кроме фортовского удостоверения личности еще и аляскинские права с собой прихватить, какие я уже давно не трогал. Собрал рюкзак, собрался сам.

К вечеру Саня отдал мне странный предмет, состоящий из деревянного циллиндра, кристалла и маленькой латунной воронки с рунами, направленной вперед.

- Держи, - сказал он. - Но пока одноразовый получается.

- В смысле? - насторожился я.

- Если включаешь, то не выключишь уже. Потом подзаряжать надо.

Я вытащил из выдвижного ящичка съемное крепление под фонарь, вложил в него амулет, начал аккуратно затягивать шестигранником.

- И долго проработает?

- Минут десять.

- А многоразовым - никак?

- Можно, но намного сложней, я пока не пойму как лучше. То ли поток прерывать, то ли просто отсоединять питание, но это надо делать механически. При этом аккумулятор надо отодвигать сантиметра не три, не меньше. Для винтовки нормально, а для пистолета это как?

- Не очень, - согласился я. - Испытаем давай.

Выудив из шкафа "ругер" с планкой, я быстро навертел на нее крепление, покачал, убедившись что все держится крепко. По габаритам нормально выходит, как фонарь. Быстро снарядил магазин обычными патронами, втолкнул в рукоятку, дослал патрон и поставил оружие на предохранитель. Открыл дверь в топочную, приколол к мешкам с песком у дальней стены мишень, спросил у Сани:

- Как активируется?

- Латунная пластинка сбоку, подержи на ней палец с пару секунд.

Подержал, почувствовал укол холода, убрал палец.

- Давай, - сказал Саня.

Я взял пистолет двумя руками, прицелился в мишень, потянул спуск.

Чего-то подобного я ожидал, но никак не предполагал, что эффект будет именно таким. Удар пули в мешки был громким, как молотком. Со звоном покатилась по полу гильза. Но сам пистолет не произвел ни звука: беззвучно плеснуло дымком, беззвучно откатился и вернулся на место затвор, зацепив следующий патрон из магазина, все было беззвучно. И сгоревшим порохом запахло.

- О-бал-деть, - сказал я по слогам и выстрелил еще дважды.

Никогда в жизни мне не удавалось услышать удар пули настолько отчетливо. И никогда не думал что это так громко. Но все равно куда тише выстрелов, и точно не подумаешь, что это пуля.

- Добивай магазин.

Я лишь кивнул и неторопливо, растягивая удовольствие, выпустил последние пять патронов.

- Отлично, Сань. А как понять, что амулет уже отключился?

- А никак, - развел он руками. - Экспериментальным путем. Потом какой-нибудь индикатор придумаю. Пока только так успел.

- Ну хоть так успел. Спасибо! - сказал я от всей души и даже пожал чародею руку. После чего отдал амулет ему на зарядку. Потом уже на свой "кимбер" поставлю, он тоже с "рельсой".

 

В четверг выехали, с рассветом. Сначала за нами на своей "буханке" ехал Хмель, затем, на Торговом пятачке, он пересел к нам. Поехали не как обычно, через Старую Мельницу, а на Соколовский сначала. На той дороге из болота уже полезло всякое, а ждать колонну не хотелось, так что так проще. Весна вообще время сомнительное, зимние твари еще не убрались, а летние уже выбрались, даже еще на редкость голодные. По дороге попали в нехороший туман, но сработала поставленная Саней защита, проскочили его без приключений, хотя у меня глаза заболели от напряжения, настолько ничего не было видно перед капотом. Заехали на хутор, чтобы высадить Хмеля, да заодно и сами оглядеться.

На хуторе был только Длинный, приехавший на бывшем моем красном пикапе, и ночевавший в одном из наших домиков. Он же нам и ключи отдал от них.

- У вас все, можно жить, - сказал он. - Баня тоже почти готова, сегодня печник должен приехать и закончить, дальше пользуйтесь. Мебель только завезите. Главное что защита вся стоит, ворота запираются, проволока по забору натянута.

Это да, это я заметил. На территории хутора тварей, например, можно уже не опасаться. Но вот против людей это все не работает. Ну да ладно, не дети, с людьми разберемся. С тем же Длинным я мало кому посоветовал бы связываться.

А так да, хутор почти жилой. Высокий забор, дома новые, от них свежим деревом пахнет, на окнах все же решетки будут, на всякий случай. Банька в дальнем углу двора, навесы для машин, большой сарай. Нормально, вполне себе гостевое место. И наш угол как бы в сторонке чуток, с гостями пересекаться не будем.

- Платон, белье мы привезли?

Платон взялся закупить там же у них на рынке постельное белье. Раскладушки туристические он притащил с той стороны и их уже сюда завезли.

- Все взяли, - ответил за него Дмитрий.

Ну да, весь здоровенный багажник "экспедишна" тюками забит. Первый из них я вытащил и потащил в дом. Хмель зашел за мной следом, оглядываясь. Выдал:

- А что, вполне нормально, жить можно.

- Ну, как бы так и рассчитывали.

В каждом доме две комнаты, планировка самая простая - изба и изба. Печка топит на обе комнаты.

- Где располагаться можно? - Хмель озадаченно смотрел на пустой пол.

- В чулане раскладушки, бери и любое место занимай, - я обвел комнату рукой. - Тут все равно пока еще никого не было. Ладно, я поехал, нам еще до границы чесать.

- Ты перед проходом таблетку принять не забудь.

- Я помню, спасибо.

 

Снег на дорогах превратился в натуральную кашу. Потом он и с полей сойдет, и с проходами в ту и другую сторону придется повременить, будет риск сразу засесть со всей техникой. Потому что гусеницы придется снимать, я все же не рискну на них по твердой дороге кататься. Или какую-нибудь спецтехнику возить, вроде вездеходов "арго"? Или квадроциклов?

А что, разумно. И прицепы. Сам на один квадрик, второй сзади на прицепе. Или все же выпросить тот самый "егерь", что так и стоит без всякой пользы у штаба? Он по любому полю пройдет, тут все же не чернозем, и лебедкой кого хочешь вытащит.

А что, вполне себе мысль. И это ненадолго, тут все быстро сохнет.

Проскочили Лудино, пошли дальше. Вон очертания НПЗ за лесочком, из труб то ли дым, то ли пар валит. На дороге никого. Достал из пакета бутерброд - скоро пилюлю глотать, а ее лучше не на пустой желудок. Проглотил в три укуса, набивая рот, запил чаем из термоса.

Почти приехали, вон уже граница, можно в поле сворачивать.

- Сань, активируй "метлу".

Чародей кивнул, выбрался из машины и через минуту забрался обратно.

- Готово.

"Метла" - амулет под задним бампером, следы стирает. Не до конца, но надо очень присматриваться, чтобы заметить. Ну и все, теперь лезем на сугроб.

По мокрому снегу гусеницы даже лучше идут, он плотный. Только скрипит громко. Что вокруг? Да вроде бы ничего особо нехорошего не видно... но это как раз ничего не значит. Весна же, плохое время, особенно у болот, которых тут нет, и у границы с севером, до которой метров триста осталось. Что за граница? Да вроде пелены колеблющейся. С этой стороны смотришь - вроде поле так и продолжается, лес впереди, только воздух перед ним как над костром. А проскочи за пелену - окоченеешь, а заодно обнаружишь себя в совсем другом месте, с синими деревьями и всякой нехорошей дрянью вокруг. Обернешься - и никакого поля с лесом не увидишь. Тоже пелена, а за ней как бы даже тот же Север продолжается.

И вот через эту пелену что угодно сейчас пробежать может.

Стоп. Платон говорит, что дальше не надо, могут наводки пойти, а ему раскрыть проход нужно.

- Все, уходим, - я закинул в рот пилюлю и запил водой, почувствовав сразу же легкую изжогу. - Дим, ты за штурвал, Саня... прикрывайте, в общем.

Схватил "вепря", убедился, что патрон в стволе и в магазине сплошь "пустышки" - самое наше универсальное и убойное. Платон с длинным "браунингом", заряжен вроде зажигательной картечью. Это на случай появления бестелесных и прочих сущностей. Он даже не сам тогда стрелять будет, а мне свое ружье даст. Стрелок он так себе, если честно.

- Снегоступы!

Без них по мокрому липкому снегу глубиной "по это самое" лучше не гулять, завязнешь к чертовой матери. Так что я свои нацепил, убедился, что Платон тоже готов, все же спросил:

- Готов? Тогда веди, ты тут главный. Хотя, подожди минуту...

Достал из подсумка "ауровизор", сделанный из вортексовского монокуляра, огляделся. Нет, под снегом вроде бы нет ничего, ни змей, ни червей. Какие-то ауры в дальнем лесу, это нехорошо. Ауры хищные, две. Но не двигаются, может быть, как раз за нами наблюдают. Но ждать пока они что-то сделают можно и до вечера. Отобьемся.

- Пошли, веди.

Платон лишь кивнул, вид сосредоточенный. Скрипнул снег у него под ногами, пошел он. Я за ним следом, отстав метров на пять.

Свежо. Ветерок-то холодный, но солнце уже пригревает. Снегоступы хорошо держат, но все равно чувствую, как подается под ногой его уже ноздреватая поверхность. Хрусть-хрусть, хрусть-хрусть...

Туманников можно не ждать, они под таким солнцем не показываются. Ауры? На том же месте. Не атакуют покуда. А вот если через границу что-то проскочит, я ауру не увижу до самого последнего момента.

Включил "ред-дот", поводил стволом "вепря" из стороны в сторону, прикладываясь. Все ближе к пелене. Одна радость - через границу нас и создания Севера почуять не могут, не проходит никакая магия через нее. И ничего другое, включая радиоволны. Только сам проломиться можешь.

Давит что-то на душу, словно холодными пальцами ее щупают. Но "сигнал" слабый, издалека, видать? Из того леса. "Легионер" может быть, его стиль. Есть такая тварь нехорошая. Дотянуться не может, плюс амулеты защищают, но все же пытается, сволочь такая. И он как раз в районе границы обычно попадается.

Хрусть-хрусть, хрусть-хрусть...

Сзади выстрел, гулкий, крупный калибр. Обернулся рывком - Дмитрий во что-то целится из "марлина", но уже не стреляет. Увидел, что я на него смотрю и махнул рукой, мол, шагайте дальше. А мы метров на сто от машины отошли уже.

- Все, чуть отстань, - неожиданно сказал Платон. - А как скажу - по моим следам подтягивайся.

Я замер, продолжая крутить головой на триста шестьдесят градусов, Платон же затоптался на месте, словно вынюхивая что-то. Ну это он всегда так.

Тварь я обнаружил в "ауровизор". Стыло-белесое пятно, неторопливо двигавшееся в нашу сторону. Под снегом. Белесое как гнездо червей, но черви так не перемещаются.

Отпустив "вепря", который повис на ремне, я вытащил алхимическую зажигательную гранату - стеклянную сферу размером с некрупное яблоко, заполненную переливающейся золотистой жидкостью. Сжал в руке, прикидывая, куда кидать, так чтобы не промахнуться.

Тварь ускорилась, словно мысли мои услышала. Или почуяла, как Платон на снегу перетаптывается, что верней будет. Когда она подобралась ближе, кинул шар навесиком.

- Граната!

Присел, одновременно выдергивая "дыркол", а Платон и вовсе повалился в снег. Пыхнуло почти непереносимым жаром, вспыхнула, заклубилась оранжево-серая сфера дымного пламени, зашипел и облаком взмыл вверх в момент испарившийся снег. Мне даже показалось, что я негромкий визг услышал, но могло и вправду показаться.

- Что там? - испуганно спросил Платон.

- Хэ-зэ, без понятия. Что-то под снегом ползает.

- Змея?

- Может быть. Но по ауре больно здоровая.

Снег выжгло кратером, почти идеально полусферой. Ауровизор уже не показал ничего, что там ползло, то померло. Что и требовалось. На всякий случай, ощупав подсумки, я убедился, что вторая граната никуда не делась. Мало ли?

- Ладно, - Платон снова поднялся на ноги. - Мне сосредоточиться надо.

Минуты через две он сделал несколько быстрых шагов, остановился, покрутил головой, потом вдруг сказал:

- Давай прямо мне за спину! Есть щель!

Два раза мне напоминать не надо было. Сорвавшись с места, я в три неловких прыжка оказался рядом с кондуктором, почти уперся ему носом в спину.

- Давай за мной!

Самое странное, что Платон словно сквозь прилив шел, нагнувшись вперед, пыхтя и тихо ругаясь. А я не ощущал ничего, кроме отчаянного холода и словно статического электричества по всей коже, как всегда бывает при проходе границы. И при этом я видел, что Платон раздвигает собой само пространство, оно расходилось от него двумя колеблющимися волнами в стороны, как волна от катера. Затем окружающий мир сложился в какую-то невероятную мозаику - вот вижу поле и свою машину, вот вижу синие деревья и трех палочников, перетаптывающихся возле них, а прямо передо мной опять нормальный лес, а на его опушке симпатичный такой бревенчатый домик, а возле него машина. А у машины стоит мужик в красной куртке и джинсах, смотрит в нашу сторону.

Потом вдруг пространство собралось в ком и смоталось в один единственный вид - с мужиком. А меня колотило от холода.

- Водки накати! - прохрипел такой же окоченелый Платон, протягивая мне флягу.

Я сделал сразу два больших глотка, кивнул, отдал флягу назад. Водка провалилась в желудок как вода, но оттуда тут же побежала по телу волна добротного такого тепла, сразу стало легче, хоть и закружилась голова.

Дверь домика раскрылась, на крыльце еще и женщина показалась. Мила.

- Ты как? - спросил Платон.

- Вроде нормально, - прислушался я к себе.

Да, не считая холода - нормально. Порядок. Пока все хорошо. Охлопал себя, разгоняя кровь, затем присел, отстегивая снегоступы. Потом вдруг сообразил - прошел! То есть вот взял - и прошел.

 

 

Хмель

30 апреля, четверг

 

Когда "экспедишн" развернулся, выехал со двора и скрылся на просеке, Лёша без промедления начал закрывать ворота, я встал рядом и отметил:

- Смотрю, работа кипит.

- Кипит, - подтвердил Длинный, задвинув массивный железный засов, на котором чернели непонятные руны.

- И как сроки?

- К лету все дома отделать должны.

Сейчас внешняя отделка была закончена только у двух срубов и бани, где прямо сейчас клали печь. На большом доме только-только начали крыть кровлю, до основной части гостевых домов руки и вовсе не дошли, они стояли с оконными проёмами, затянутыми полиэтиленовой плёнкой. Ещё неподалёку от ворот соорудили навес, там приткнулся "бычок" с открытым кузовом и красный, весь забрызганный грязью пикап. Тот самый, на котором я не так давно в засаду попал, к слову.

Строители не работали, устроив то ли перекур, то ли сходку. У них явно что-то не ладилось, по крайней мере, бригадир орал так, что было слышно и у ворот. А может, так и надо. Неподалёку курил пухлощёкий парень в зимнем камуфляже; судя по его спокойствию, подобную картинку он наблюдал неоднократно. Да и Длинный внимания на ругань не обращал.

- Обычное дело? - усмехнулся я.

- Ну да, - подтвердил Лёха и отошёл переговорить с бригадиром строителей.

Я не стал ему мешать и дошёл до колодца. Там огляделся, оценивая масштаб задуманного Николаем и Диего строительства. В принципе, большая часть работ уже была выполнена, если и дальше так пойдёт, летом можно будет принимать гостей.

Закрыв глаза, я запрокинул голову и глубоко вздохнул. Хорошо. Очень даже хорошо. Воздух чистый, едва-едва дымом попахивает, тихо и спокойно. Не то что в Форте. В Форте как на вулкане, никогда не знаешь, что в следующую минуту приключится. И даже в криминале дело, просто жизнь по столичному суетная. Впрочем, если не отдыхать, а заниматься производственными вопросами, и здесь нервотрёпка начнётся. Хрен редьки не слаще.

Пока бродил по расчищенным от снега тропинкам, глазея по сторонам, Длинный закончил разговор с бригадиром и скрылся в одном из домов, но быстро появился обратно, сменив фуфайку на полушубок камуфляжной расцветки, а ушанку на белую лыжную шапочку.

- Надо в Лудино скататься, - сообщил он, указав на бригадира, который забрался в кабину "бычка", - по смете вопросы возникли.

- Что-то серьёзное?

- Да нет, просто закупку проконтролирую.

- Слушай, Леш, а не знаешь, Брюхатый на месте? Мы на завтра о встрече договаривались...

- А куда он денется? На месте.

- И горожан в селе нет?

- Не-а, нет никого. В субботу и воскресенье увольнительная у контингента с эНПэЗэ, а в понедельник интендант закупается. Конвой с горючкой только на следующей неделе проходить будет. Сегодня-завтра никого. Меня бы предупредили. Сто процентов.

- Интересно... - задумался я.

Если разобраться, особого резона торчать на хуторе не было, к тому же ждут заказчика из Форта только завтра, даже если кто-то вдруг прознал, что приехать должен именно я, к "тёплой" встрече ещё ничего не готово. Аргумент? Аргумент.

Ко всему прочему мне просто хотелось нормально пообедать.

- А ты как поедешь? - Я указал на грузовичок. - На "бычке" или своим ходом?

- Не, бригадир не вернётся уже. Своим. - Длинный посмотрел на меня и спросил: - Ты что, сегодня скататься хочешь?

- До администрации докинешь?

- Поехали.

- Один момент, - попросил я и сбегал в сруб за рюкзаком, патронташем и рычажным карабином. Оставлять оружие и боекомплект на хуторе не стоило, несмотря даже на договорённость о встрече с местным руководством. Мало ли что в дороге случится.

Лёша придерживался аналогичной точки зрения, помимо "браунинга" десятого калибра, который он прихватил с собой, на заднем сиденье лежала винтовка и рюкзачок вроде моего.

Мы пару минут постояли, прогревая двигатель, а потом второй охранник распахнул ворота, и пикап выехал за ограду и пристроился вслед за "бычком".

Проскочив просеку, автомобили вывернули на дорогу к Лудино и прибавили скорость. Пикап шёл ровно, а вот грузовик заметно мотало, но как пояснил Длинный, бригадир знал здесь каждую кочку и мог на спор поехать до села с завязанными глазами.

- Серьёзно? - улыбнулся я.

- На спор чего только не сделаешь, - рассмеялся Длинный.

Я усмехнулся и потёр виски. Затылок начало понемногу ломить, пересохло горло, слегка подташнивало.

Могло и просто укачать, и всё же я решил не рисковать понапрасну и достал упаковку экомага. Выщелкнул таблетку, закинул в рот, запил чаем. Термос убрал обратно в рюкзак, блистер убирать не стал и предложил водителю.

- Будешь?

Длинный посмотрел на часы и кивнул.

- Давай!

Оно и правильно: приём экомага пропускать последнее дело. И мне в первую очередь. Пусть курс лечения внутреннюю энергетику стабилизировал, да только повышенный магический фон штука коварная: если не выводить шлаки, запросто необратимые изменения начнутся. Ну его на фиг.

 

Ехать от хутора до Лудино оказалось не слишком долго; сначала тянулись поля, потом дорога пошла напрямик через лес. Проскочили через него, и вот уже впереди показалось село. Высокая деревянная ограда, над ней купола церкви, дымящие печные трубы, верхние этажи отделения милиции и сельсовета.

Впрочем, "не слишком много" - это если ехать, пешком здесь топать прилично; как-то даже посочувствовал строителям. На хуторе они точно не ночуют, просто негде. Или за ними приезжают?

На эту мысль навел попавшийся навстречу обоз из трёх саней. Впрочем, ехали они точно не порожняком; похоже, не на хутор.

- С оружием нормально пускают? - спросил я, вытягивая ноги.

- Обычно не цепляются, - успокоил меня Леша. - Документы, надеюсь, есть при себе какие-нибудь?

- Это обязательно?

- Это проще. Не придётся людей на пропускной пункт выдёргивать.

- Есть, - успокоил я спутника. - Порядок с документами.

Кативший перед нами "бычок" остановился у ворот, пятачок перед которыми оказался измолот шинами грузовиков и гусеничными траками, и бригадир требовательно просигналил, призывая караульных опустить перегородившую проезд цепь. Та немедленно звякнула мощными звеньями и опустилась на перепачканный масляными пятнами и раздавленными конскими яблоками снег. Судя по всему, этот автомобиль здесь знали.

Знали, но без проверки в село не пропустили, и "бычок" остановился перед следующей цепью; дальше виднелся капонир, над которым торчала башенка бронетранспортёра. Подарок горожан, надо понимать.

Откуда-то сбоку, от караулки, вынырнул местный милиционер в практичной и немаркой дублёнке с сержантскими погонами, камуфляжных штанах и почему-то ушанке с кокардой. С другой стороны в дверях встал караульный с АКМ, немного дальше за бетонными блоками маячила фигура с крупнокалиберной винтовкой. Придерживая свисавший с плеча дробовик, сержант подошёл к грузовику со стороны водительского места, перекинулся парой слов с бригадиром и разрешил ему проезжать. После двинулся к нам, а когда Длинный опустил стекло, протянул руку за документами.

- Как служба? - приветливо улыбнулся Длинный, отдавая постоянный пропуск.

- Идёт, - ответил, возвращая корочки, милиционер и указал на меня. - А пассажир?

Я вытянул из внутреннего кармана куртки пластиковые файл с паспортом, развернул его и передал караульному через Лешу.

На душе было неспокойно, но проблем ждать не стоило: паспорт был российский, совсем на другую фамилию. А мало ли на свете Вячеславов Владимировичей? Если горожане и подрядили кого-то информировать их о появлении неугодных персон, то в списке фигурировал некто Хмелев, а вовсе даже не я.

Сержант полистал паспорт и отошёл с ним в караульное помещение. Я передвинул на живот сумку с револьвером.

- Не дури, - не меняя выражения лица, прошипел Длинный. - Всех регистрируют, меня знают просто. Каждый день катаюсь.

Я немного расслабился, но спина так и взмокла от пота. Честно говоря, уже жалел, что решил ехать сюда сам, а не перепоручил переговоры кому-то другому. Снаряд два раза в одну воронку не падет - это так, но в мышеловке каждый раз тёплый приём ожидает.

Из-за нервотрёпки даже начала зудеть кожа, особенно на запястьях под плетёными браслетами.

- Да что такое?! - не выдержал я, растирая руки. - Чувствуешь?

- По периметру магическая защита село прикрывает, - сообщил Длинный, - а мы как раз в воротах стоим. Ерунда.

- Они её здесь не отключают, что ли?

- Не-а, - покачал головой Лёша. - Постоянно пашет.

- На кой?

- Да те же магические иллюзии на раз снимает. Артефакты из разряда запрещённых находит, всё как обычно.

- Блин, да чего они так долго?

- Нормально всё, - уверил меня Лёша. - Мы инвесторы, Брюхатый за нас горой. С горожанами я стараюсь не пресекаться, а с местными проблем точно не будет. Для них всё в бабки упирается, чистые протестанты.

- Ну как скажешь, - пробормотал я, но без всякой уверенности.

Впрочем, волновался напрасно. Вскоре лейтенант вернулся и отдал паспорт.

- Проезжайте!

Целью визита он интересоваться не стал.

- Это нормально? - уточнил я у Длинного, когда пикап оставил позади капонир с бронетранспортёром и покатил по узеньким улочкам села.

"Бычок" к этому времени уже скрылся из виду, но Леша никуда не торопился и скорость не повышал.

- Раз я тебя привёз, значит, несу за тебя ответственность, - рассудительно пояснил он. - А за меня несёт ответственность Диего. А Диего человек уважаемый. Вот и не стали цепляться.

- Ясно.

- Значит, так! - Длинный посмотрел на часы. - Сейчас завезу тебя в сельсовет и метнусь на рынок. Если освободишься раньше, жди меня там. У них буфет есть.

- Буфет - это хорошо, - вздохнул я, с интересом разглядывая село, которое представляло собой нечто среднее между Луково и "Поляной".

Небедно люди живут - это сразу видно, но в отличие от Форта саней попадалось на встречу куда больше чем автотранспорта. А вроде бензин дешёвый должен быть...

- Машины в основном на артели оформляют, - ответил Лёша, когда поинтересовался у него причиной такого положения дел. - А так в основном лошади - снежной ягоды много, она на корм скоту идёт. А горючку проще продать и живые деньги получить.

Внедорожник выехал не неширокую площадь, втиснутую между двумя трёхэтажными зданиями с крытой шифером крышей: отштукатуренным отделением отделения милиции и кирпичным сельсоветом. Здесь уже саней не было, стояла пара потрёпанных уазиков и белый новенький "соболь".

Длинный подъехал к сельсовету и припарковал пикап прямо у крыльца. Я первым выбрался на улицу и задумчиво глянул на карабин и рюкзак на заднем сиденье.

- Оставляй! - махнул рукой Лёша. - Не украдут.

- Как скажешь, - без особой уверенности вздохнул я и поправил пистолетную сумочку.

Мы поднялись на крыльцо и прошли в сельсовет. На входе никого не оказалось, обязанности администратора выполняла буфетчица.

- Здравствуйте, Людмила Петровна! - поприветствовал толстушку Длинный. - Михал Сергеич свободен?

- А кто его знает? - улыбнулась та. - Он сам себе начальник, сам решает, занят или нет. Зайди и спроси.

Слегка прихрамывая, Лёша провёл меня по коридору и постучался в угловой кабинет.

- Заходите! - рыкнули изнутри, тогда Длинный распахнул дверь и посторонился, пропуская меня в угловую комнату с массивным столом, за которым сидел ничуть не менее массивный товарищ в туго-обтянувшей упитанный торс клетчатой рубахе.

- Михаил Сергеевич, это заказчик от Диего, - представил меня Лёша и тихонько уточнил: - Ну я пойду?

- Иди, - отпустил я Длинного.

- Куртку снимайте, у нас тепло, - предложил председатель сельсовета, поднимаясь из-за стола, и протянул руку. - Михаил Сергеевич!

- Вячеслав Владимирович, - пожал я пухлую ладонь. - Приятно познакомиться!

Пока я убирал куртку в шкаф для верхней одежды, Брюхатый включил электрический чайник, вернулся за стол и опустился в жалобно скрипнувшее кресло.

- Как добрались?

- Хорошо добрались, без приключений, - ответил я, присаживаясь напротив.

- И в самом деле - хорошо, - рассмеялся Михаил Сергеевич. - Тогда к делу. Мы вас только завтра ждали, агроном на выезде, но я и сам стараюсь руку на пульсе держать. Деньги счёт любят, знаете ли.

- Это точно.

- Так, значит, снежная ягода интересует?

- Она самая, - подтвердил я, не спеша вдаваться в детали.

С громким щелчком отключился и перестал бурлить чайник, Брюхатый указал на него и предложил:

- Наливайте себе, я только что попил.

Я наполнил кипятком стеклянный стакан, долил заварки и вернулся за стол. Если честно, не отказался бы и от печенья или чего-нибудь посущественней, но из еды в кабинете оказался один лишь рафинад. А поскольку чай пью без сахара, еды, можно сказать, не было вовсе.

- Снежная ягода... - задумчиво протянул Брюхатый. - Обычная или скрещенная?

- А вы какие сорта предложить можете?

- Апельсин, груша, слива, - перечислил председатель сельсовета. - Ещё гибрид с яблоком раньше был, но яблоки у нас и натуральные созреть успевают.

Предложенный ассортимент для меня неожиданностью не стал, о скрещивании снежных ягод с фруктовыми растениями известно было давно, но занимались селекцией в Городе, а в Форт такие плоды не пускали, опасаясь неизученных последствий на организм.

- Но поставки гибридов сможем начать только ближе к зиме, - сразу предупредил Михаил Сергеевич. - Мы их под заказ выращиваем, всё в Город отправляем. У них снежная ягода плохо плодоносит.

- А обычную? - спросил я, отпив горячего чая. - Обычной сможете сразу после заключения договора поставки начать?

Брюхатый навалился на стол и уверил меня:

- Сможем. Она же дикорастущая, отрядим людей на сборы. Доплатить, конечно, придётся...

- Доплатить? А постоянные сборщики?

- Постоянные не справятся. Время не так много остаётся, через две недели техническая спелость наступит, дальше качество быстро ухудшаться будет. Да и распутица на носу, не вывезти просто.

Я задумчиво кивнул. Значит, две недели. Три самое большее.

- Объёмы?

- Большие, - прямо ответил председатель сельсовета. - Точные цифры сейчас не назову, это с бригадирами сборщиков надо разговаривать. И по цене тоже с ними, но сразу скажу: торг уместен. Май никудышный месяц, люди без работы сидят.

- Когда конкретные цифры можно будет получить?

- Вы ведь не сегодня в Форт возвращаетесь? Завтра соберу людей на совещание, обсудим. Но по уму заготавливать снежную ягоду надо раньше, нынешняя храниться не будет. Нет, никак, - покачал он головой. - Мы на корм скоту заготовки уже сделали. Все окрестности обчистили.

- Она ведь два раза в год плодоносит?

- Два, - подтвердил Михаил Сергеевич. - А культурная три урожая при хорошем уходе даёт.

- Это которая скрещенная?

- Гибридная, да. Её на делянках выращиваем, ухода требует больше, цена выше.

- Это понятно, - задумался я. - А как быстро объёмы нарастить можете? Мне такой много не надо, для ассортимента на первых порах только.

Зрелую ягоду я намеревался пускать на брагу, а в газировку добавлять сок незрелой и гибридных сортов. Но если со сбытом спирта проблем не возникнет точно, то на раскрутку безалкогольных напитков потребуется время.

- Эх! - досадливо поморщился Брюхатый и поднял трубку телефона. - У нас этими вопросами Тамара Павловна занимается, агроном. А она сегодня на выезде, делянки обрабатывает. У неё в подчинении двое колдунов, не справляются... - выдал Михаил Сергеевич, вращая диск телефонного аппарата и вслушиваясь в длинные гудки. - Нет, не вернулась ещё, - вздохнул он в итоге.

- Да ерунда, - успокоил я председатель сельсовета, грея ладони о горячий стакан. Вопреки уверению в комнате оказалось весьма свежо.

- Ну как ерунда, Вячеслав Владимирович! - развёл руками Брюхатый. - Вы к нам приехали...

- Ничего страшного, завтра детали утрясём.

- Тоже верно, - успокоился собеседник. - По обычной ягоде какой объём интересует?

- Пять тонн для начала.

Михаил Сергеевич покивал головой.

- Серьёзно.

- Но это уже сколько получится собрать.

- Это само собой. - Председатель сельсовета подсчитал что-то в голове и предупредил: - Доставка до Форта оплачивается дополнительно.

- Доставка не понадобится.

- Мы заинтересованы в предоставлении комплексных услуг, - веско произнёс Брюхатый.

- Склад будет на хуторе. До хутора - пожалуйста, - не пошёл я на попятный. - Дальше слишком сложная логистика получится.

Для удобства транспортировки я предполагал отжимать сок ещё на хуторе, а оставшийся жмых отпускать местным на корм скоту. С удовольствием прямо здесь перегонял бы брагу в спирт, но часть ягод будет поставляться из других мест, а вкладываться сразу в две ректификационных установки экономически не оправдано. Если не сказать, - опасно. Торговля алкоголем давно поделена, постороннему человеку войти в этот бизнес непросто. Будут и тонкие "намёки", и откровенные наезды. Промышленная площадка вне Форта слишком уязвима. А так мы действуем в полном соответствии с политикой партии по продуктовой независимости. Спирт из Северореченска везут, а мы местный продукт предложим. Опять же санэпидстанция настаивала на размещении производства именно в Форте.

Михаил Сергеевич откинулся на спинку кресла и пожал плечами.

- Хорошо, но мне немного непонятно, куда вам столько ягоды. Или вы знаете что-то, чего не знаю я?

Я рассмеялся.

- Нет, снежная ягода не пойдёт в пищу, - ответил, в общем-то, чистую правду, - это по-прежнему запрещено, и вряд ли что-то изменится в обозримом будущем.

- Да мы и сами её не едим, - фыркнул Брюхатый. - Если только совсем в какой глуши. Просто такие закупки...

- Есть ноу-хау, - спокойно заявил я, допив чай. - Есть варианты. Сейчас всё упирается в конкретные цифры, поскольку уровень безубыточности достаточно высок.

Председатель сельсовета понял намёк правильно.

- Вячеслав Владимирович! Никто не собирается выкручивать вам руки!

- И это правильно, Михаил Сергеевич, - улыбнулся я. - Потому что вы не единственный возможный поставщик. Если только по гибридам, но упор я делаю вовсе не на них.

- Договоримся!

- Очень надеюсь.

- Завтра организуем встречу с бригадирами артелей, - предупредил меня Брюхатый, - подъезжайте к двенадцати. После с Тамарой Павловной обговорите возможность расширения выращивания гибридов. Если будет желание, она вас свозит на делянки. Посмотрите, как у нас всё организовано.

- Тут я всецело на вас полагаюсь, - не воодушевился я этим предложением.

- Поверьте, посмотреть есть на что, - уверил меня Михаил Сергеевич и вновь взялся за телефон, набрал номер, подождал, но трубку так никто и не снял. - Нет, не вернулась ещё.

- Ничего страшного, завтра поговорим.

Я поднялся из-за стола, вслед за мной поднялся председатель сельсовета.

- Пообедаем? - предложил он.

Желудок у меня давно сводило от голода, но принимать предложение я не стал и покачал головой.

- Нет, спасибо. Надо ехать. - Меньше всего хотелось явиться завтра на встречу едва живым из-за похмелья, а ничем иным кроме как пьянкой предложение откушать обернуться не могло. К тому же пить мне было противопоказано, а непьющий контрагент - это всегда подозрительно. Крайне подозрительно, я бы даже сказал. Ну или по крайней мере невежливо, а у нас на хороших отношениях половина дела строится.

- Тогда до завтра! - кивнул Брюхатый и пожал мне руку.

- До завтра!

Я забрал из шкафа куртку, оделся, кивнул хозяину кабинета на прощание и отправился на поиски Длинного, но его пикапа на площади не оказалось. Тогда вернулся в сельсовет, купил в буфете стакан кофе, пару пирожков и кусок сливового пирога. Заплатил - копейки.

Кофе оказался будто из детства, даже не помню, когда последний раз такой пил. Некрепкий, изрядно разбавленный то ли сгущённым молоком, то ли молоком простым и щедро сдобренный сахаром. Мне понравилось. Пирожки с яйцом и рисом тоже нареканий не вызвали, а вот сладкий пирог я попробовал с опаской, прекрасно осознавая, что вместо сливового варенья на пропитку пошёл джем из гибридных снежных ягод.

Но - неплохо, вполне ничего себе. Даже вкусно.

Впрочем, с голодухи и черствому хлебу рад будешь. Надо подбить Лешу в какую-нибудь местную едальню перед обратной дорогой завернуть.

Я вытер пальцы носовым платком, посмотрел на часы и, поблагодарив буфетчицу за угощение, двинулся на выход. Но дойти до двери не успел - за спиной послышался дробный перестук каблучков, а потом меня окликнули:

- Вячеслав Владимирович! Вячеслав Владимирович, подождите!

Я обернулся и едва не присвистнул от удивления. По коридору спешила раскрасневшаяся из-за мороза девушка лет тридцати в собольей шапке, короткой расстегнутой шубейке и зимних сапогах с длинными каблуками-шпильками. Девушка торопилась, и обтянутая вязаной водолазкой грудь волнительно подпрыгивала на каждом шаге.

- Здравствуйте! Я здешний агроном! - запыхаясь, произнесла незнакомка. - Михаил Сергеевич сказал, у вас есть какие-то вопросы...

Я не без труда заставил себя поднять взгляд и посмотрел в зелёные глаза.

- Тамара Павловна? - уточнил, опасаясь какой-то путаницы. Словосочетание "Тамара Павловна, агроном" породило в моей голове совсем другой образ.

- Просто Тамара, Вячеслав Владимирович.

- Тогда я просто Слава, - не удержался я от улыбки, мысленно потешаясь над своим стереотипным мышлением. А между тем, ничего странного: агроном в наших местах непременно должен быть колдуном, а гимназисты всегда отличались определённой экстравагантностью. И благодаря неплохим заработкам, имели возможность своим маленьким прихотям потакать.

- Михаил Сергеевич сказал, вас заинтересовали наши делянки с гибридными сортами снежной ягоды...

- Да, - подтвердил я после едва заметной паузы. - Заинтересовали. Но он сказал, весь урожай уже распродан.

- Не весь, - улыбнулась Тамара, - часть урожая мы оставляем для себя. Можно отобрать что-то для пробной партии. По крайней мере, станет ясно, какие гибриды наиболее интересны.

- Отлично! А на промышленные объёмы как быстро сможете выйти?

- Если расширим посадки летом, поздней осенью снимем для вас первый урожай. Но понадобятся финансовые вложения.

- Это понятно, - кивнул я, старательно глядя девушке в глаза, поскольку взгляд так и норовил опуститься несколько ниже, а распахнутая шубейка в сочетании с водолазкой позволяла в полной мере оценить идеальное сложение собеседницы. - Когда будет готова смета?

- На это понадобится время. - Тамара задумчиво закусила нижнюю губу. - Не обещаю, что успею подготовить расчёты до завтра.

- Ну что ж... будет повод приехать в гости.

Девушка рассмеялась и вдруг спросила:

- Вячеслав, а хотите посмотреть посадки гибридных сортов?

Я пожал плечами.

- Думаю, до завтра это терпит.

- Завтра я буду заниматься бумажной работой, - покачала головой Тамара. - Придётся посылать с вами кого-то другого, а лучше меня никто производственных тонкостей не объяснит. К тому же я сразу на месте оценю примерный объём работ.

- Вы же только с выезда.

- Ничего страшного! Это недалеко от села. Минут за сорок обернёмся.

Колебался я недолго и махнул рукой.

- Поехали! Сейчас посмотрю, вернулся ли водитель...

- У меня служебная машина.

- Да мы бы сразу к себе поехали, чтобы в село не возвращаться, - пояснил я, выглянул в окно, но пикапа на площади вновь не обнаружилось.

- Вы передайте через Людмилу Петровну, чтобы водитель вас дождался, - предложила девушка.

Так я и сделал. Дошёл до буфета, оставил сообщение Лёше и вместе с Тамарой вышел на задний двор сельсовета, где стоял с включённым двигателем тонированный внедорожник без всяких эмблем, судя по виду, китайский.

Я раскрыл заднюю дверь и пропустил Тамару перед собой. Водитель, пожилой дядька с морщинистым лицом, обернулся и спросил:

- Домой?

- Нет, на ближнюю делянку, - ответила Тамара, когда я уселся рядом.

- Только что оттуда! - удивился водитель.

- Работа, - вздохнула девушка и сняла меховую шапку, позволив рассыпаться по плечам длинным чёрным волосам.

- Не дело затемно возвращаться! - не сдавался дядька.

- Мы недолго, только туда и обратно. Успеем.

Я уже собрался отказаться от поездки, но водитель сдался и тронулся с места. Под потолком над его головой был закреплён короткий помповый дробовик, и это как-то немного успокоило. Окрестности села давно зачищены, но всё же не дело без оружия за ограду выезжать. Пусть револьвер зажигательной картечью заряжен, двенадцатый калибр - есть двенадцатый калибр.

- Слава, а вы из Форта? - спросила Тамара.

- Да, - подтвердил я, невольно любуясь девушкой. Неброский макияж в сочетании с умело подобранной помадой добавляли и без того симпатичному лицу некоторую изысканность и позволяли без колебаний отнести мою спутницу в разряд красавиц.

Или это просто Ирина слишком давно в Северореченск уехала? О-о-ох...

- Вредные вы там, - беззлобно рассмеялась Тамара. - Гибриды наши ввозить запрещаете. Мы сколько лет едим - и ничего, а у вас всё исследуют...

- Бюрократии у нас больше, этого не отнять, - нейтрально ответил я, не желая ввязываться в беспредметный спор, но и не пришлось. Тамара принялась расписывать полезные свойства гибридных сортов снежной ягоды, да так и не замолкала до самого выезда из села.

Там водитель сбросил скорость и предупредил:

- Кузьмич на воротах, опять цепляться будет.

- Слава, вы по каким документам заезжали? - спросила Тамара.

- По паспорту.

- Давайте я всё оформлю.

Я передал файл с паспортом девушке, та выбралась из машины и поспешила к караулке. Внедорожник подъехал к воротам и остановился, за нами пристроился небольшой грузовичок. Водитель спокойно постукивал в такт какой-то мелодии затянутыми в чёрную кожу перчаток пальцами по рулю, и когда сзади требовательно прогудел автомобильный сигнал, даже ухом не повёл. Но милиционер махнул рукой, требуя освободить проезд, и дядька медленно направил автомобиль по звеньям обмякшей цепи.

- За воротами Тамару Павловну подождём, - предупредил он меня, а когда автомобиль выехал из села, сразу сбросил скорость и остановился на обочине.

Немедленно распахнулась дверца, но распахнулась почему-то с моей стороны. Я повернулся, готовясь освободить место Тамаре, и тотчас в скулу под ухом упёрся ствол револьвера, массивного и никелированного...

 

 

<- Предыдущая часть // Обсудить на форуме

 


Купить бумажное издание: Лабиринт, Озон
Купить и скачать электронный текст в магазине Андрея Круза в форматах fb2 и epub
Купить и скачать на Литрес
Скачать и слушать аудиокнигу

 

 

 

Павел Корнев. ПадшийПадший

 


Купить: Лабиринт


Текст у Автора напрямую


Текст на Литрес


Купить: Озон

 

Павел Корнев. ПадшийСпящий

 


Купить: Лабиринт


Текст у Автора напрямую


Текст на Литрес


Купить: Озон