Авторизация

 

 

 

Кровные узы. Часть 3
Читать книгу Павла Корнева "Кровные узы" (Повязанный кровью 2)

 

 

 

5

 

"Печеное яблоко" мы покинули через заднюю дверь. Дождь к этому времени стих, но облака не рассеялись, и полная луна проглядывала через их пелену размазанным жёлтым пятном.

- Брр, - поёжился Арчи, кутаясь в тёплый плащ. - И чего тебе только в трактире не сиделось? В такую погоду хозяин из дома собаку не выгонит!

Я не обратил на ворчание инквизитора никакого внимания и свернул на узенькую боковую улочку. Под ногами влажно зачавкала грязь, но память не подвела, и долго блуждать по ночному городу не пришлось. Вскоре мы спустились в погребок, с настежь распахнутыми окнами под потолком. Из-за этого внутри было прохладно, но иначе сквозняк попросту не смог бы выносить наружу дым и чад.

- Ну и дыра, - вздохнул Арчибальд, c мрачной миной озирая полутёмное помещение и его не слишком презентабельных посетителей. - Надеюсь, мы пришли сюда не просто так? Есть какая-то цель?

Я ничего не ответил, кинул на стойку мелкую серебряную монету и велел налить пару кружек осеннего портера.

- Да ты просто издеваешься, Кейн! - прошипел здоровяк у меня за спиной. - Мы будем здесь пить?

- Будем, - подтвердил я, взял кружки с чёрным пивом, на поверхности которого плавала тоненькая плёнка липкой пены, и ушёл в дальний угол, где загодя приметил свободный стол.

Колченогий стул зашатался и заскрипел под моим весом, но не развалился. Арчи навис над столом и с укором спросил:

- Что мы здесь забыли?

Возмущение его было вполне объяснимо: больше всего заведение походило на воровской притон, и публика здесь подобралась соответствующая. Битая жизнью, резаная собутыльниками, беспокойная и резкая.

Впрочем, мы с Арчи на общем фоне нисколько не выделялись, и если поначалу местные завсегдатаи ещё кидали на нас пристальные взгляды, то после заказа портера потеряли всякий интерес. Сошли за своих, полагаю.

Я взял одну из кружек, глотнул пива и расплылся в блаженной улыбке.

- Вино у вас на юге, конечно, неплохое, но хорошего пива днём с огнём не сыскать.

- Мы пришли сюда пить пиво?

- Лучшее пиво в городе, между прочим. А значит, во всех Северных княжествах.

Арчибальд оглядел посетителей и покачал головой.

- По публике так и не скажешь.

Вместо ответа я указал на вторую кружку. Здоровяк приложился к ней, потом вытер губы и одобрительно хмыкнул.

- Неплохо. Ничего выдающегося, но очень даже неплохо.

Он тут же сделал новый глоток, и я понимающе улыбнулся. Ничего выдающегося, ну да...

Поняв, что мы здесь надолго, Арчи подтянул скамью от соседнего стола, уселся на её край и вновь глотнул портера.

- Согревает! - удивился он.

- Ты ещё зимний не пробовал, - улыбнулся я, осушил кружку и передвинул её инквизитору. - Давай ещё по одной. Только не плати, я дал достаточно.

Инквизитор сходил за пивом, вернулся и спросил:

- Ну и что было в замке?

- Тебе какая разница?

- Просто интересно.

Я криво ухмыльнулся, но запираться не стал и сказал, как есть:

- Пока ничего не узнал.

- Но от своего не отступишься?

- А чем ещё прикажешь заниматься?

Арчи задумчиво провёл ладонью по шершавой каменной стене и честно признал:

- Сейчас твоя одержимость только на руку. Без тебя нам никак не обойтись, и если бы ты решил податься в бега...

- Я держу слово.

На открытой физиономии здоровяка отразились явственное сомнение. Он достаточно хорошо успел меня изучить, чтобы не принимать подобные заявления всерьёз.

- Рад, что наши интересы совпадают, - усмехнулся инквизитор, влил в себя остатки пива и многозначительно заметил: - Не хотелось бы привлекать тебя к ответу за срыв сделки. Она очень важна для нас.

Церковь давно не имела никакого влияния в Северных княжествах, и едва ли восстановление одного-единственного монастыря могло хоть как-то переломить ситуацию. Вот только за этой затеей стояли конкретные люди, по ним и ударит провал. А они ударят по мне. Ничего личного, просто никому не хочется оставаться крайним.

Арчи тяжело поднялся из-за стола, взял пустые кружки и ушёл к стойке. Обратно он вернулся с пивом и копчёными рёбрышками.

- Твой старик толковал о неурожае, а мясо недорогое.

- Кормить скот нечем, вот и режут. Скоро всё изменится. Княжеская казна не в том состоянии, чтобы закупать провизию для горожан. К середине зимы начнётся голод.

- Бесплатная пайка - отличный стимул вернуться в лоно Церкви, - цинично заметил здоровяк.

Я отпил пива и кивнул. Пока всё складывалось для церковников вполне удачно.

Вот только отец... Он легко мог нас переиграть.

По спине у меня побежали колючие мурашки.

 

Кабак мы покинули в изрядном подпитии уже за полночь.

- Как думаешь, регент не передумает? - спросил Арчибальд, когда мы мочились в сточную канаву неподалёку.

В голове у меня приятно шумело, поэтому я не понял приятеля, икнул и спросил:

- О чём ты?

- Старик не пойдёт на сделку с твоим отцом?

Я только посмеялся.

- Нет, не пойдёт. Он на него зол.

- А что так?

- Папа разозлил деда своим отречением. Не знаю, что тогда между ними произошло, но с тех пор они не общались. А Кевин уважал деда, как не уважает больше никого.

- Личная неприязнь? - задумчиво протянул Арчи. - Что ж, иной раз играет свою роль и это.

Я подтянул штаны и первым зашагал по улице, поэтому шагнувшую навстречу тень заметил тоже первым. Заметил и без колебаний выдернул из ножен кинжал.

Незнакомец со скрытым глубоким капюшоном лицом поспешно выставил перед собой открытые ладони.

- Мастер Кейн, - прошелестел едва слышный шёпот, - я просто хочу поговорить.

Голос был слишком тихий, чтобы различить, принадлежит он мужчине или женщине, а стоило только Арчибальду шагнуть вперёд, и тень немедленно попятилась назад.

- Прошу, не приближайтесь. Это лишнее.

- Стой! - остановил я инквизитора, не понаслышке зная, сколь легко затеряться ночью на извилистых улочках города, и потребовал: - Говори!

- Теням приказано выставить вас из города.

- Приказано? - не поверил я. - С чего бы это?

- Старший ссылается на Альме.

Я хмыкнул и как бы невзначай огляделся по сторонам, но улица была пуста.

- Никто в Альме не может знать о моём приезде в Тир-Ле-Конт, - заявил я после этого и тут же понял, что одному человеку из Альме известно об этом доподлинно.

Моему отцу.

Но говорить об этом таинственному собеседнику я не стал. Впрочем, того мой резкий ответ нисколько не смутил.

- Неважно, кто что знает, а кто чего не знает, - прошелестел едва слышный ответ. - Важно, что говорит старший.

И с этим было не поспорить.

- Так понимаю, речь о том, что наша проблема он и только он? - напрямую спросил Арчибальд.

- Именно.

- Но нельзя просто взять и убить старшего, - вздохнул я. - На нас ополчатся тени всех Северных земель!

- Не придётся никого убивать, - уверила нас тень. - Ходят упорные слухи, что в общий котёл от нас уходит куда меньше, чем положено. Если доказать это, старший не жилец. В Альме такое не простят.

- И как это может вскрыться? - заинтересовался я.

- Счётные книги ведёт Джаспер Мори по прозвищу Свин. Вам это интересно?

Мы с Арчи переглянулись, и здоровяк кивнул.

- Рассказывай.

 

6

 

Разговор затянулся до рассвета. Мы вновь вернулись в подвальчик и заняли там самый тёмный угол, но на пиво уже не налегали, заказав по кружке только для виду. Всю беседу я пытался разглядеть скрытое густой тенью лицо собеседника, но тот не стал полагаться на один лишь капюшон: намотанный на несколько раз шарф оставлял открытыми только глаза. Именно из-за плотной ткани голос и казался столь безликим и приглушённым.

Тень ушла первой, мы с Арчи задержались допить портер, а когда поднялись на улицу, там уже никого не было. Светать ещё толком не начало, но непроглядным мрак не казался: тучи рассеялись и город заливала своим призрачным светом зависшая над крышами домов полная луна.

- Что скажешь? - повернулся тогда ко мне инквизитор.

- А что я могу сказать? Это ты у нас людей насквозь видишь.

- А ты общаешься со всяким отребьем.

- Резонно, - усмехнулся я и зашагал по улице, потом сказал: - Ненависть.

- Ненависть?

- Ненависть. Её не спрячешь. Она прорывается меж слов, будто шило из мешка. Дело не в деньгах или власти. Ненависть много глубже.

- Согласен, - кивнул Арчибальд. - Но кто истинная цель? Старший или этот Свин? Нас могут втянуть в чужую вендетту.

- Могут, - признал я. - Но мы не будем спешить. Посмотрим, как поведут себя тени.

Арчи сплюнул под ноги, и мы отправились к "Печёному яблоку", но у заднего двора трактира я придержал его за руку и прошептал:

- Постой!

Что-то было не так. Что-то было неправильно.

Лошади! Неподалёку беспокойно ржали лошади, и не в стойлах, не в конюшне. Ржание доносилось с улицы.

Я вытянул из ножен кинжал, укрыл его под полой плаща и двинулся вдоль забора. Здоровяк не стал приставать с расспросами, пригнулся и молча двинулся следом. В его руке бесшумно возник зачернённый клинок.

- Тише! - придержал я инквизитора и осторожно выглянул из тёмной подворотни на улицу.

У таверны аккурат напротив постоялого двора стояла телега; запряжённые в неё коняги беспокойно фыркали и били копытами о мостовую. Рядом топтались три крепыша в мундирах городской стражи.

- Что происходит? - заинтересовался Арчи.

- Понятия не имею, - сознался я, и тут входная дверь распахнулась, и на улицу вышел высокий седой старик в сопровождении двух гвардейцев, звеневших при каждом шаге длинными кольчугами.

- Он-то что здесь забыл? - удивился инквизитор, узнав Кевина Свори.

Я убрал кинжал в ножны и спокойно зашагал к телеге.

- Стой! - прошипел в спину здоровяк; я только отмахнулся.

Арчи немного помялся, а потом спрятал клинок под плащ и не без опаски, но всё же двинулся следом.

При нашем приближении один из стражников выдвинулся навстречу, загораживая дорогу, и тогда Кевин Свори требовательно прищёлкнул пальцами.

- Пропустить! - распорядился он.

Мы подступили к высокому крыльцу, и я с интересом глянул на оставленную распахнутой дверь.

- Что там?

- Убийство, - коротко ответил седой рыцарь и велел своим спутникам: - Выносите тела!

Я двинулся было вслед за ними, но регент придержал меня за руку.

- Не стоит.

Подобная таинственность меня изрядно заинтриговала. Убийства в кабаках вовсе не редкость, но мало какая из пьяных поножовщин привлекает внимание первого лица княжества.

- В самом деле?

- Не мешай людям работать.

- У стены постою.

Кевин Свори сдался и разжал пальцы. Я вошёл в обеденную залу, Арчибальд проследовал за мной.

Вопреки опасениям крови не было. Вообще. Ни капли. Да и на мертвецов сидевшие за круглым столом картёжники нисколько не походили. Они просто неподвижно замерли на месте, словно время остановило для них свой бег, превратив людей в безжизненные статуи.

Гвардейцы ухватили одного из покойников под руки, вытащили из-за стола и поволокли на выход.

- Что за дела, Кевин? - повернулся я к седому рыцарю.

Тот досадливо поморщился.

- Не распространяйся об этом. С тобой это никак не связано.

- Да неужели? - проворчал Арчи, разглядывая закаменевшие тела. - Мы приехали в город и вдруг такое... совпадение?

- Такое совпадение случается каждое полнолуние, - с неохотой просветил нас Свори и указал на выход. - Идёмте!

Мы перешли через дорогу, дождались, когда заспанный слуга отопрёт дверь постоялого двора, и поднялись на второй этаж. Там я сразу взял со стола кувшин и напился колодезной воды.

- Какая-то ушлая тварь из Ведьминой плеши умудрилась проникнуть в город, - сообщил Кевин Свори, тяжело опускаясь в кресло. - Она убивает каждое полнолуние. Не помогают ни усиленные патрули, ни обереги господина Улыбчивого. Люди напуганы. Мы просто пытаемся предотвратить слухи.

- К утру окажется, что те парни просто повздорили за игрой в карты и перебили друг друга? - догадался Арчи. - Так вы это представите?

- Так, - кивнул седой рыцарь.

- Бенедикт умер в полнолуние? - резко спросил я.

- Нет, - покачал головой регент. - Это случилось за несколько дней до полной луны.

- А убийства случаются только в полнолуния? - уточнил Арчибальд.

- Только в полнолуния.

- И то полнолуние не стало исключением?

Кевин Свори тяжело вздохнул.

- Семья из пяти человек на окраине.

- Давно это началось? - спросил тогда я.

- С год назад.

- И до сих пор нет предположений, что это за тварь?

- Ни малейших, - ответил Кевин и хлопнул ладонью по колену. - Но волноваться тебе стоит совсем о другом. Один мой надёжный человек по секрету сообщил, что Мальтори намереваются созвать совет баронов.

Я невесело рассмеялся.

- Отец добрался до него!

- А были сомнения?

- Ни малейших.

Арчи посмотрел сначала на меня, затем перевёл взгляд на регента и спросил:

- И что мы предпримем в ответ?

Кевин Свори тяжело поднялся из-за стола и пожал плечами.

- У Мальтори не хватит влияния сместить меня. Патрику придётся перетащить на свою сторону кого-то ещё.

- Он постарается, - вздохнул я.

- Надо встретиться с Карлом Далькири, - решил седоусый рыцарь. - Он себе на уме, но слово держит. В альянсе с ним мы удержим совет под контролем.

Я кивнул. Вся эта политическая возня мало занимала меня, но если отцу удастся сместить Кевина Свори, на расследовании смерти Бенедикта можно будет поставить жирный крест. Никто не позволит ворошить прошлое.

 

7

 

Утро навалилось тошнотой. Я в несколько утомительно-длинных глотков влил в себя воду из стоявшего у кровати глиняного кувшина, но лучше не стало. И дело было не только в осеннем портере, скорее даже совсем не в нём.

Ненавижу просыпаться. Просто ненавижу.

Кое-как разлепив глаза, я выбрался из постели, куда завалился уже под утро полностью одетым, натянул сапоги и доковылял до окна. Слегка приоткрыл штору, и глаза немедленно резанул невыносимо-яркий дневной свет.

На самом деле был он по-осеннему тусклым, но мне хватило и этого; из глаз потекли слёзы.

Я прошипел проклятие, вышел из своей комнаты в общую залу, где на столе со вчерашнего дня так и громоздились грязные блюда, и заглянул в уборную. Облегчился в ведро с водой, умылся у рукомойника и почувствовал, что начинаю возвращаться к жизни.

То ещё ощущение, на самом деле.

Когда я спустился на первый этаж, там царила гробовая тишина. Людей со стороны не было, постояльцы молча завтракали и украдкой посматривали в окно на таверну, где вчера разыгралась трагедия. То ли все хорошо знали погибших картёжников, то ли кто-то из прислуги не удержал языка за зубами, но атмосфера была самая гнетущая.

Я остановил молодую разносчицу с покрасневшими от слёз глазами, попросил принести травяного чая и напомнил о неубранном столе на втором этаже. Та шмыгнула носом и убежала, но о моей просьбе не забыла и вскоре вернулась с чайником.

Пока я осторожно втягивал в себя горячий настой трав, вниз спустился Арчи. Он кружкой подогретого вина ограничиваться не стал и плотно позавтракал яичницей с беконом и жареной кровяной колбасой.

- Как думаешь, что это была за тварь? - спросил после этого инквизитор, задумчиво поглядывая на остатки колбасы.

- Не знаю, - покачал я головой. - Никогда с таким не сталкивался.

Неведомое существо словно вытянуло из людей жизнь и тепло. И вытянуло в один-единственный миг. Вот ещё только они играли в карты, пили вино и ругались из-за проигрышей, и вдруг превратились в тронутые трупным окоченением тела, холодные и застывшие.

- Демонов в Ведьминой плеши превеликое множество, - произнёс я больше для себя самого.

Хотелось верить, что ниточка приведёт к убийце Бенедикта, но я прекрасно осознавал, что вероятность этого ничтожно мала. С тем же успехом можно было в качестве одной из версий рассматривать месть владетеля Ронли за нанесённое ему похищением дочери оскорбление.

Арчибальд поднялся из-за стола, подошёл к окну и выглянул на улицу.

- Скоро полдень, - сообщил он, вернувшись за стол. - И где твой старик?

- Приедет, - отмахнулся я, и точно: не успел ещё инквизитор толком прожевать последний кусок колбасы, дверь распахнулась и на пороге возник гвардеец, один из тех, что вывозил вчера из таверны трупы.

Он обвёл внимательным взглядом постояльцев, незаметно кивнул нам и скрылся на улице.

- Пойдём, - поторопил я приятеля, взял плащ и направился на выход.

Арчибальд затопал следом.

- Что ты можешь сказать об этом бароне? - спросил он, нагнав меня у двери.

Я лишь отмахнулся, накинул на голову капюшон и шагнул на улицу. Неяркий свет осеннего утра резанул по глазам, но я пересилил себя и не юркнул обратно в уютный полумрак харчевни, а вместо этого сделал глубокий вдох и спустился с крыльца.

Гвардеец неспешно удалялся по улице, мы двинулись вслед за ним.

- Так чего нам ждать от барона? - напомнил Арчи о своём вопросе.

Я только пожал плечами.

Когда последний раз я видел Карла, он на пару с Бенедиктом выдумывал всяческие проказы, доставалось за которые обыкновенно невезучему Густаву. Полагаю, тот предпочёл бы протирать штаны в библиотеке, но дружба с наследником престола не оставляет места для собственных желаний. Зато теперь все книги в его распоряжении...

Я зло сплюнул под ноги и ускорил шаг.

- Немного от тебя пользы, - проворчал шумно сопевший за спиной Арчибальд.

- Он резкий и скорый на решения. Я бы поостерегся ему доверять, но мы и не собираемся, так? Просто заключим сделку. А то, что он был дружен с Бенедиктом, нам только на руку. К слову, отец его терпеть не мог.

- Уже кое-что, - кивнул Арчи, принимая мои слова к сведению. - Как, по-твоему, пара сотен бойцов для не слишком многочисленного клана - это не перебор?

- Полагаю, Бенедикт желал иметь рычаг влияния на совет баронов.

- Да, но откуда деньги на их содержание?

Ответа на этот вопрос я не знал, не стал даже гадать. Свернул за гвардейцем и забрался в стоявшую за углом карету к уже дожидавшемуся нас Кевину Свори. Арчибальд влез следом и прикрыл дверцу, тогда кучер взмахом вожжей заставил лошадей тронуться с места. Сзади пристроились два верховых стражника.

- Плохо выглядишь, Кейн, - отметил седоусый рыцарь.

Я стянул перчатки, размял пальцами занемевшее лицо и растянул губы в фальшивой улыбке.

- Пройдёт.

Регент кивнул и с расспросами приставать не стал. А вот я решил не отмалчиваться и задал вопрос, который следовало задать ещё вчера.

- Говоришь, Бенедикт любил жену, раз похитил её из отцовского замка, так? А она? Она любила его?

Кевин Свори посмотрел на меня с нескрываемым укором.

- Всё случилось по обоюдному согласию, - уверенно заявил рыцарь.

Я задумался, о чем ещё могу спросить, но в тряской карете вновь вернулась тошнота, поэтому просто отвернулся к боковому окошку и принялся бездумно смотреть на вымоченные осенним дождём дома.

Очень скоро карета выехала за городские ворота и начала расплёскивать скрипучими колёсами жидкую дорожную грязь. На выезде нас дожидался ещё десяток бойцов, и теперь эскорт стал представлять немалую силу.

- В этом есть необходимость? - удивился я. - Могут перехватить по дороге?

- Нет! - хрипло рассмеялся Кевин Свори. - Но ты же помнишь Карла! Он ценит силу, и сочтёт неуважением отсутствие надлежащей охраны.

Арчи озадаченно взглянул на меня; я лишь пожал плечами.

Карл всегда был задирой, что есть, то есть.

 

Резиденция клана Далькири была выстроена на городской окраине. После смерти старого барона у клана случилось несколько тяжёлых лет, и большинство окрестных земель распродали под застройку, чтобы хоть как-то удержаться на плаву. Вскоре склады, мастерские и покосившиеся дома расступились, и мы выехали к высокой каменной ограде, за которой пожухлую листву деревьев трепали резкие порывы студёного ветра. Особняка из-за крон высоких клёнов и дубов видно не было.

При нашем приближении от караульной будки отошёл хмурый охранник. Он перекинулся парой слов с кучером и велел открывать ворота. Карета проехала на территорию усадьбы, миновала небольшой парк и остановилась у трёхэтажного особняка, сложенного из серого песчаника. Нижний ряд окон представлял собой узкие прорези бойницы, и вкупе с грубой кладкой стен это создавало впечатление осаждённой крепости.

Арчибальд оценивающе огляделся и усмехнулся.

- Мрачновато.

- Идёмте! - заторопился Свори, и мы двинулись следом.

Карл Далькири принял нас в рабочем кабинете.

- Кевин! - радостно улыбнулся широкоплечий крепкосбитый мужчина с аккуратно-подстриженной бородкой и чёрной копной непослушных волос. На груди его, будто напоминание всем и вся о статусе владельца, желтела золотом баронская цепь. - Рад видеть вас в добром здравии! Представите своих спутников?

- Это Кейн, брат Бенедикта, - указал на меня седоусый рыцарь. - Уверен, ты его помнишь.

- Кейн! - округлил глаза Карл. - Сколько лет, сколько зим! Мои соболезнования в связи со смертью брата.

Я коротко кивнул, отвечая на рукопожатие, и тогда барон Далькири обратил своё внимание на ничуть не уступавшего ему ни сложением, ни ростом инквизитора.

- Арчибальд Гровер, негоциант, - представился здоровяк и добавил: - С юга.

- Оно и видно! - рассмеялся барон и указал на стол, где дымились кружки с подогретым вином. - Прошу...

Мы с благодарностью приняли столь уместное для промозглого осеннего утра угощение, но я пить не стал, и незаметно выскользнул из кабинета, только Кевин Свори завёл разговор о грядущем совете. Охранники за дверью недоумённо посмотрели на меня, но препятствовать не стали, и я спокойно прошествовал в зал с потемневшими портретами баронов. Там гуляли сквозняки, и тепло было лишь у разожжённого камина. Я расположился в удобном кресле и быстро настрогал чёртова корня. Трясущимися пальцами ссыпал опилки на клинок ножа, раскалил его над огнём и втянул дым.

Боль сразу отступила, прояснилась голова. И я не стал подниматься из кресла, а просто сидел и смотрел на танец оранжевых лепестков.

Мы те, кто мы есть, и другими уже не станем.

Эта глубокая мысль какое-то время крутилась в моей голове, а потом в коридоре послышались голоса, я встрепенулся и поймал осуждающий взгляд Кевина Свори. Впрочем, судя по спокойствию Арчибальда и блуждавшей на лице Карла улыбке, переговоры завершились наилучшим образом.

Барон Далькири потянул носом воздух и улыбнулся, вне всякого сомнения узнав витавший в воздухе аромат, но ничего говорить не стал. Мы попрощались с ним, и уже в карете седоусый рыцарь не сдержал возмущения:

- Куда ты пропал, Кейн?!

- Отлучился на пять минут. Не думал, что вы так быстро управитесь.

- Мы общались почти час!

- И что с того? - усмехнулся я. - Карл с нами?

- Да, совета не будет, - подтвердил регент и от подробностей воздержался.

- Он не соскочит с крючка? - продолжил допытываться я. - Что вы ему предложили?

- Зерно по крайне привлекательной цене, - сообщил Арчибальд. - Не так много, чтобы заработать на перепродаже, но более чем достаточно для небольшого клана.

- Зерна ещё нет! - немедленно напомнил Кевин Свори.

- Первый обоз пересечёт границу с Арли уже завтра, - уверил нас представитель инквизиции.

- Провизию стоит везти сразу в замок! - объявил регент, продолжая давний спор.

Арчи хмуро взглянул в ответ и безапелляционно заявил:

- Этого не будет! Или мы восстанавливаем монастырь и обустраиваем хранилище там, либо сделке конец. Нам нужны гарантии.

Кевин Свори ответил инквизитору взглядом ничуть не менее мрачным.

- Если случится голодный бунт, монастырь сровняют с землёй.

- Надеюсь, до этого не дойдёт.

Регент при этих словах возмущённо фыркнул и посмотрел на меня, словно в ожидании поддержки, но я промолчал. Мне было всё равно. Я надеялся убраться отсюда, прежде чем ситуация окончательно выйдет из-под контроля.

 

 

 

 

<- Вернуться назад // Читать дальше ->

 

 

Павел Корнев. ПадшийПадший

 


Купить: Лабиринт


Текст у Автора напрямую


Текст на Литрес


Купить: Озон

Павел Корнев. ПадшийСпящий

 


Купить: Лабиринт


Текст у Автора напрямую


Текст на Литрес


Купить: Озон

 

Обновлено 13.10.2016