Авторизация

 

 

 

Безликий. Часть 4
Читать книгу Павла Корнева "Безликий"


Купить бумажное издание: Лабиринт, Озон
Купить и скачать электронный текст на Литрес
Купить и скачать книгу в магазине Автора в форматах fb2, mobi, epub, rtf, txt
Cкачать и слушать аудиокнигу "Безликий"

 

 

 

 

5

 

Премьера прошла с огромным успехом. Сам я в зал не заходил и судил об этом исключительно по продолжительности аплодисментов. Танцовщицы покинули сцену, на смену им пришёл конферансье и сразу заиграл что-то лёгкое оркестр. Публики в основе своей расходиться не спешила и осталась на танцы. У центральной лестницы дежурил Антонио, он сверялся со списком и вежливо, но непреклонно заворачивал обратно всех кроме членов клуба и приглашённых ими гостей.

Когда зал покинула Софи, я подступил к ней, взял за руку и увёл в боковой коридор.

- Что случилось? - раздражённо прошипела кузина. - У меня совершенно нет времени!

- Полицейские что-нибудь говорили о Марко?

- С какой стати?!

- Один из них расследовал его исчезновение.

- Проклятье! - выругалась госпожа Робер. - Так вот откуда он знал о сейфе! В прошлый раз сыщики перевернули здесь всё вверх дном!

- Так они что-нибудь говорили или нет?

- Нет! Лишь потребовали открыть сейф!

- Моран будет об этом спрашивать.

- Спасибо, Жан-Пьер, это очень важно. А сейчас мне надо бежать! - Софи отступила от меня, но сразу развернулась обратно. - Постой, разве ты не идёшь на приём?

- Иду.

- Ты не можешь пойти в этом! - объявила кузина, указав на поношенный пиджак. - Это просто неприлично! Переоденься!

Я обречённо вздохнул и отправился в костюмерную. Та располагалась рядом с гримёркой и комнатой отдыха танцовщиц, из-за дверей доносились радостные женские голоса и смех. Тут же толпились особо рьяные поклонники, издали за ними приглядывал невозмутимый будто сама смерть Лука. Он кивнул мне, я кивнул в ответ и прошёл в костюмерную.

Фрак, брюки и лакированные туфли подобрать удалось без всякого труда, а вот когда я взял чёрную жилетку, отвечавшая за костюмы тётенька поспешила меня остановить.

- Молодой человек, вы же хотите, чтобы вас приняли за официант?! - всполошилась она.

- Именно этого я и хочу, - ответил я, взял чёрную бабочку и улыбнулся: - Мадам, ну к чему мне бросаться в глаза разным важным господам? Я чужой на этом празднике жизни и собираюсь быть незаметен, словно невидимка.

- Не думаю, что у вас это получится, - решила костюмерша, явно имея в виду сломанный нос и ножевой шрам на скуле.

Я лишь хмыкнул в ответ, встал у зеркала и слегка сдвинул в сторону бабочку, затем поправил расчёской волосы и остался увиденным целиком и полностью доволен.

Оставлять свою одежду в костюмерной я не стал и унёс в кабинет на втором этаже. Там переложил в карманы брюк выкидной стилет и пистолет, благо он был небольшим и плоским, а вот кастет и запасной магазин пришлось оставить. Сунуть их было решительно некуда.

 

Когда я зашёл в банкетный зал, гости уже собрались. Дамы в вечерних платьях блистали драгоценными каменьями ожерелий, серьг и диадем; эту роскошь и великолепие оттеняли строгие костюмы кавалеров. Впрочем, бриллианты в перстнях и запонках господ ничем не уступали украшениям великосветских модниц.

Среди почтенной публики вовсю сновали официанты с подносами, заставленными бокалами искристого шампанского, и на ещё одного халдея в моём лице никто внимания не обратил. Разве что инспектор Моран смерил слишком уж пристальным взглядом, но подходить не стал. Он был занят беседой с маркизом Арлиным и ещё несколькими важными господами из числа завсегдатаев.

Со стороны могло показаться, будто сыщик отчитывается перед маркизом, но Моран не произвёл на меня впечатления бездумного карьериста. Если он и был карьеристом, то умным и расчётливым. В беседе такой скорее сам постарается вытянуть дополнительную информацию, нежели раскроет свои карты кому-либо ещё.

Вновь дальней стены выставили фуршетные столы, но людей там пока было немного; популярностью пользовалось лишь шампанское и канопе с красной и чёрной икрой, а их разносили официанты. В центре зала играл струнный квартет, негромкая музыка создавал фон, в котором растворялись голоса приглашённых.

Постепенно публика распалась на несколько групп. Завсегдатаев клуба собрал вокруг себя маркиз Арлин. Высокий и очень худой седовласый джентльмен возвышался над остальными едва ли не на голову и чем-то неуловимо напоминал аиста, которого шутки ради нарядили в чёрный фрак с серебряной розеткой ордена Прогресса.

Софи представляла завзятым театралам Ольгу Орлову и Виктора Долина; русская прима благосклонно улыбалась поклонникам, а вот хореограф явно чувствовал себя не в своей тарелке. Он тоже улыбался, но на редкость нервно и скованно. Это совсем на него не походило.

Возможно, Виктора выводило из себя присутствие конкурента: ничуть не меньшая аудитория окружила артистичного вида господина с растрёпанной светлой шевелюрой, песочного цвета бородкой и аккуратными усами. Декламируя стихи, сиятельный - в этом не оставляли никаких сомнений бесцветно-серые глаза, - активно жестикулировал, а когда замолкал перевести дух, любители поэзии тотчас начинали рукоплескать и требовать продолжения.

Я огляделся по сторонам, заметил проверявшего сервировку фуршетных столов буфетчика и подошёл к нему.

- Морис, расскажешь, кто есть кто?

Буфетчик с недовольным видом оторвался от своего занятия, но всё же пересилил себя и отказывать в просьбе не стал.

- Разумеется, Жан-Пьер! - скомкано улыбнулся он. - Вас интересует кто-то конкретный?

Я первым делом указал на декламатора.

- О, это Альберт Брандт! - округлил глаза Морис Тома. - Уверен, вы не могли о нём не слышать!

И в самом деле - слышал. Альберт Брандт был популярным столичным поэтом, он даже поставил несколько пьес собственного сочинения на сцене императорского театра. Ходили слухи, что ему нет равных в декламации стихов, но в "Сирене" он никогда раньше не выступал.

- Ясно, - улыбнулся я и кивнул на Арлина. - Маркиза я знаю, а остальные?

Окружение маркиза меня интересовало мало, просто хотелось определить для себя самого, насколько серьёзный резонанс случился бы, стань вдруг достоянием общественности их тайные развлечения. И надо сказать, скандал вышел бы преизрядным.

В ряды скучающих великосветских повес затесались полковник генерального штаба, ответственный секретарь коллегии по делам провинций, заместитель министра, пара влиятельных придворных и несколько банкиров и крупных промышленников, все сплошь из старых аристократических фамилий. Этой публике было что терять в случае огласки, но я бы десять раз подумал, прежде чем решиться на их шантаж. Малейшая ошибка - и вот уже в акватории порта к берегу прибивает очередного безымянного утопленника.

- Вы позволите, Жан-Пьер, мне надо вернуться к своим обязанностям...

- Да-да, конечно, Морис! - отпустил я буфетчика.

Инспектор Моран присоединился к почитателям таланта Альберта Брандта, поэтому я взял со стола поднос и прошёлся по залу, раздавая бокалы с шампанским. Разговоры при моём приближении не стихали, но ничего интересного услышать не удалось, поскольку в окружении маркиза Арлина говорили исключительно о политике. Вероятно, погоду уже успели обсудить.

- Скрывать не буду, - объявил маркиз, взяв с подноса бокал с золотистым игристым вином, - поначалу я был настроен в отношении её величества более чем скептически. А признание независимости колоний Нового Света и вовсе ввергло меня в глубочайшее уныние. - Слушатели закивали, соглашаясь с этими словами, и тогда Арлин воздел к потолку указательный палец. - Но! Я просто не видел всей картины целиком. Подписание мирного договора с Теночтитланом изменило всё самым кардинальным образом. Империя не только вернула контроль над землями южнее Амазонки, но и обрела поистине колоссальный рычаг давления на штаты, которые до сих пор находятся с ацтеками в состоянии войны!

- Да, это позволило перекинуть флот из Атлантического океана в Иудейское море и Персидский пролив, - кивнул седовласый господин в мундире полковника инфантерии. - Для Тегерана это оказалось неприятным сюрпризом! Подумать только, ещё совсем недавно персы всерьёз нацеливались на Константинополь и наши аравийские владения!

- Не стоит забывать о каучуке, - напомнил кто-то из промышленников. - Кофе и какао тоже важны, но без прямых поставок каучука наши предприятия просто задыхались!

Не разделял всеобщего воодушевления лишь секретарь коллегии по делам провинций.

- Не всё так гладко, господа. Не всё так гладко, - веско произнёс он, отпил шампанского и продолжил: - Берлин, Вена и Рим всё больше сближаются друг с другом. Их союз грозит разорвать империю надвое!

- О, не стоит сгущать краски, мой дорогой, - рассмеялся маркиз.

Секретарь понизил голос.

- А известно ли вам, господа, на чьих верфях производится большая часть наших дирижаблей?

- Дирижабли - это прошлый век! - отчеканил полковник генерального штаба. - Будущее за аэропланами!

- Вот только пороховые движки работают в воздухе нестабильно, а паровые слишком тяжелы!

- Скажу по секрету, дано высочайшее повеление приступить к разработке принципиально новых движителей!

- Ох уж эти ваши армейские прожекты!

Разгоревшийся спор я выслушивать не стал и унёс поднос с пустыми бокалами на кухню. А когда вернулся на второй этаж и огляделся, то к своему немалому удивлению не обнаружил среди гостей Софи.

Я быстро подошёл к дежурившему на лестнице Антонио и поинтересовался, не видел ли тот кузину.

Красавчик на миг задумался, потом кивнул.

- Ушла пару минут назад, - сообщил он.

- Одна?

- Нет, с гостем.

Мне это совсем не понравилось, и я поспешил спуститься на первый этаж. Публика начинала понемногу расходиться, поэтому в фойе было многолюдно, и ни Жиль, ни Гаспар хозяйку не заметили.

- Лука до сих пор торчит у гримёрки? - уточнил я.

- Там, - подтвердил Гаспар. - А что случилось?

- Ерунда, - отмахнулся я, не желая делиться беспочвенными подозрениями, и отправился проверить кабинет Софи, но только свернул в коридор и сразу наткнулся на невесть что позабывшую там парочку: импозантного господина средних лет и невероятной красоты девушку в длинном закрытом платье. Чёрные волосы и смуглая кожа выдавали в ней уроженку Греции, но могла она оказаться и персиянкой.

На миг я опешил от неожиданности. Незнакомка оказалась не просто красива, её счел бы идеалом даже самый взыскательный дамский угодник. В ней не было ни малейшего изъяна, и это немного даже напугало.

Никто идеален от рождения. Идеальным можно лишь стать. Я знал это наверняка.

А вот спутник прелестницы идеальным не был и это ему даже шло.

Невысокий и плотный, но подтянутый господин с лихо закрученными вверх напомаженными усиками заметно прихрамывал и опирался при ходьбе на трость с затейливой серебряной рукоятью. Зачёсанные назад волосы открывали высокий лоб и глубокие залысины на висках; умное и волевое лицо было мне определённо незнакомо.

- Могу вам чем-то помочь? - спросил я после секундной заминки.

- О, нет! - рассмеялся господин и пояснил с едва заметным германским акцентом: - Мы просто хотели засвидетельствовать своё восхищение госпоже Орловой, но, видимо, свернули не туда.

- Вас проводить?

- Не стоит. Будет повод посетить представление ещё раз.

Странная парочка ушла в фойе, после них остался едва уловимый запах дорогого табака и волнительный аромат духов. Невольно я даже задержал дыхание, и мне привиделся бескрайний простор и горячий ветер, но уже через миг наваждение сгинуло, словно ничего и не было.

Я невесть с чего почувствовал себя обманутым, но тоже - лишь на миг, а потом в голове неожиданно всплыло слово "импресарио". Незнакомец нисколько не походил на скучающего бездельника; так что же его привело в служебные помещения клуба на самом деле?

Если это действительно вознамерившийся переманить приму импресарио...

Я взглянул на дверь кабинета Софи, беззвучно выругался и поспешил в фойе. К моему немалому удивлению странная парочка на первом этаже задерживаться не стала и поднялась в банкетный зал. К ещё большему удивлению - Антонио их беспрепятственно пропустил.

В этот момент у входной двери послышался какой-то шум, но как оказалось, это Жиль выставил на улицу слишком настырного газетчика. Я вернулся в служебный коридор, повернул за угол и в приглушённом свечении газового рожка увидел у кабинета Софи силуэт женской фигуры. Девушка поспешно отпрянула назад, и тут же распахнулась дверь и наружу шагнул молодой человек, высокий, грузный и одутловатый. Вслед за ним появилась Софи.

- Ольга? - удивилась она. - Что ты здесь делаешь?

- Я хотела с вами поговорить, госпожа Робер, - пояснила прима. - Но если сейчас неудобно, это может подождать до завтра.

- Давай так и сделаем, - кивнула Софи, увидела меня и нахмурилась. - Всё в порядке, Жан-Пьер?

- В полном, кузина, - подтвердил я.

- Тогда запри дверь, - попросила хозяйка клуба и отправилась со своим спутником в фойе. Лицо молодого человека показалось знакомым, он точно появлялся в клубе до этого дня раз или два, но имени его я не знал. Как уже говорил - Пьетро предпочитал держаться особняком. Художника мало интересовали люди, ему хватало картин и воспоминаний. Точнее - воспоминаний ему как раз и не хватало...

Я достал из кармана брюк связку ключей и вдруг заметил, что прима разглядывает меня с нескрываемым интересом.

- Так ты кузен госпожи Робер? - полюбопытствовала Ольга. - Я тебя здесь раньше не встречала.

- Жан-Пьер Симон к вашим услугам, мадемуазель.

- Я - Ольга.

- Не знать кто вы - преступление.

- О, ты мне льстишь!

Прима рассмеялась, и я улыбнулся ей в ответ. Ольга была хороша. Не идеальна как спутница "импресарио", а именно хороша своей природным живым обаянием, гранцией и красотой.

Стянутые платком волосы рассыпались на уровне плеч симпатичными светлыми кудряшками, обрамлённые длинными ресницами глаза горели двумя синими звёздами, а чуть вздёрнутый носик и ямочки на щеках добавляли округлому лицу дополнительного очарования. Пахло от танцовщицы ароматом цветущей сирени.

Ольга потеребила ленту чёрного бархата на шее и нерешительно произнесла:

- Скажи, Жан-Пьер, а на госпожу Робер вчера и в самом деле напали?

Я на миг задумался над ответом, потом просто кивнул.

- И Пьетро застрелил бандитов?

- Застрелил, - подтвердил я, радуясь, что никто так и не пронюхал об участии в нападении сыщиков Ньютон-Маркта.

- А могу я хоть одним глазком взглянуть на кабинет? Мне жутко любопытно!

"Любопытство кошку сгубило", - стоило бы ответить мне, но я ещё не успел запереть замок, поэтому приоткрыл дверь, и Ольга быстро прошмыгнула внутрь.

- Здесь всё и случилось? - прошептала она, оглядываясь в полумраке помещения. Свет в кабинете не горел, лишь проникали в окно отблески уличных фонарей.

- Идёмте, мадемуазель! - позвал я приму, но та не сдвинулась с места.

- Это так волнительно! - проговорила Ольга и попросила: - Расскажите, расскажите немедленно, что здесь произошло!

Уже жалея о том, что позволил взбалмошной танцовщице войти в кабинет Софи, я шагнул к ней и протянул руку.

- Пойдём, Ольга!

Прима отступила к столу и опёрлась на него руками, удивительным образом скопировав позу, в которой сыщики удерживали Софи.

- Как думаете, Жан-Пьер, как всё было?

- Понятия не имею.

- О, этот пленительный флёр тайны! - прошептала Ольга.

Я взял девушку за руку, но та не сдвинулась с места, даже когда моя ладонь легла ей на талию.

- Мадемуазель, нам надо идти...

- Мне сложно дышать. Жан-Пьер, прошу...

Кто другой бросился бы за водой, но Жан-Пьер был не таков. Я попросту ослабил шнуровку платья, Ольга сдавленно ахнула и неизвестно, как далеко бы мы зашли, но тут раздался стук дверь.

- Госпожа Робер! - послышалось из коридора.

Ольга отпрянула от меня и прошептала:

- Виктор! - Она сделала ударение в имени на второй слог. - Это Виктор!

- Госпожа Робер! - уже громче повторил хореограф. - Нам надо поговорить!

Прима обхватила себя руками, дабы удержать сползавшее с плеч платье, и взмолилась:

- Виктор не должен застать нас вместе! Прошу, сделай что-нибудь!

Проклятье! Меньше всего мне хотелось в первый же день своего пребывания в "Сирене" оказаться втянутым в богемный скандал!

Дверная ручка повернулась, но прежде чем хореограф переступил через порог, я загородил ему дорогу и шагнул навстречу, буквально выдавливая незваного гостя в коридор. Сделать это удалось без всякого труда; сказалось превосходство в телосложении.

- Позвольте войти! - потребовал Виктор Долин. - Разговор не терпит отлагательств!

- Кузины здесь нет. Она на приёме.

- Но я слышал женский голос!

- Вам показалось, - ответил я и запер дверь на ключ. - Повторяю, госпожа Робер на приёме в банкетном зале.

- Я только что был там и не видел её!

- Вероятно, вы разминулись.

Виктор Долин смерил меня недоверчивым взглядом, затем полным театральной экспрессии движением развернулся и зашагал прочь. Дабы не вызывать лишних подозрений, я тоже у кабинета задерживаться не стал и вышел в фойе вслед за ним, рассчитывая сразу вернуться обратно и выпустить Ольгу. Как назло хореограф принялся бездумно крутиться по первому этажу, то и дело посматривая в коридор, словно ожидал возвращения Софи. Лишь через десять минут он закурил, сделал несколько резких затяжек, словно собирался с решимостью, и наконец убежал на второй этаж.

Я поспешил вернуться в коридор, отпер кабинет и шепнул:

- Ольга!

Прима осторожно выглянула наружу и спросила:

- Виктор ушёл?

- Ушёл. Выходи!

Тогда Ольга выскользнула из комнаты и поцеловала меня в щёку.

- Благодарю за волнительное приключение, Жан-Пьер! - рассмеялась она и под лёгкий перестук каблучков побежала по коридору.

Я с лёгкой тоской взглянул вслед девушке, потом запер дверь и вздохнул.

Волнительное приключение? Проклятье! Меня бы куда больше устроила банальная интрижка!

 

Когда я поднялся в банкетный зал, Виктора Долина там уже не было. То ли успел переговорить с хозяйкой "Сирены" и отправился восвояси, то ли не решился обсуждать дела при посторонних.

О-хо-хо, неужто моя догадка насчёт импресарио оказалась недалека от истины?

Я ещё раз оглядел банкетный зал, затем подошёл к Антонио и спросил:

- Обратил внимание на гречанку или персиянку в синем платье?

Охранник восхищённо присвистнул.

- Спрашиваешь! Такую кралю захочешь, не забудешь!

- Помнишь, с кем она пришла?

Антонио повёл пальцем по списку и вскоре уверенно постучал по нужной строчке.

- Барон фон Страге со спутницей, - прочитал вышибала, - по приглашению Анри Фальера.

- Знакомая фамилия, - наморщил я лоб, пытаясь вспомнить, где слышал это имя раньше.

- Фон Страге?

- Нет, Фальер.

- Это племянник бывшего министра юстиции. Того, который себе пулю в лоб пустил, - подсказал Антонио и указал на приближающуюся к нам пару. - Вот он идёт с женой.

Анри Фальер оказался тем самым высоким и рыхлым молодым человеком, которого я застал выходящим из кабинета Софи. К толстякам его было пока ещё не отнести, но бледное лицо выглядело откровенно одутловатым, а избыточный вес уже не скрывал даже мастерски пошитый костюм. Рыжеволосая молодая женщина смотрелась на фоне мужа худенькой тростинкой; в её бесцветно-серых глазах сиятельной беспрестанно вспыхивали и гасли яркие оранжевые искорки.

- Дочь бывшего главного инспектора Ньютон-Маркта, - просветил меня Антонио, когда супруги начали спускаться по лестнице на первый этаж, и вздохнул. - Эх, хороша чертовка...

И с этим было не поспорить. Госпожа Фальер действительно была хороша.

 

Гости разошлись далеко за полночь. Вслед за ними клуб покинули привлечённые на вечер официанты, затем освободились и наводившие порядок постоянные работники. Ночное дежурство поручили Луке, остальные вышибалы дожидались меня на заднем дворе. Но прежде чем выйти к ним, я спустился в подвал, отпер пустовавшую сейчас каморку истопника и достал из покосившегося комода увесистый кожаный саквояж.

Когда на улице кинул его на землю и внутри солидно лязгнул металл, охранники мигом побросали сигареты и обступили меня со всех сторон. Я опустился на корточки, раскрыл саквояж и начал раздавать револьверы.

Пора было заняться делом.

 

<- Вернуться // Читать дальше ->

 


Купить бумажное издание: Лабиринт, Озон
Купить и скачать электронный текст на Литрес
Купить и скачать книгу в магазине Автора в форматах fb2, mobi, epub, rtf, txt
Cкачать и слушать аудиокнигу "Безликий"

 

 

Безликий

 


Купить: Лабиринт


Текст у Автора напрямую


Текст на Литрес


Купить: аудио

Павел Корнев. Лёд. Кусочек ЮгаЛёд.Кусочек юга

 


Купить: Лабиринт


Текст у Автора напрямую


Текст на Литрес


Купить: Озон