Авторизация

 

 

 

Падший. Часть 12
Читать книгу Павла Корнева "Падший" (Сиятельный 3)
 Глава третья "Немного смерти, немного людьми"

 

 

 

 

 

 


Купить бумажное издание: Лабиринт, Озон
Купить и скачать книгу в магазине Автора в форматах fb2, mobi, epub, rtf, txt
Купить и скачать электронный текст на Литрес
Cкачать и слушать аудиокнигу "Падший"

 

 

Глава третья, или Немного смерти, немного любви

 

  

  Спал с бутылкой водки. Нет, не пил, просто прижимал к рассеченному виску. Царапина поначалу долго кровоточила, а когда затянулась, стало даже хуже - поднялась температура, кожа в месте пореза воспалилась, начался тик. Утром встал с гудящей головой и совершенно разбитый, словно всю ночь не спал, а разгружал вагоны с углем.

  Но руки почти не дрожали, а пара порезов при бритье, в отличие от царапины, оставленной серебряным зубцом вилки, затянулась сама собой. Похлопав по щекам спрыснутыми одеколоном ладонями, почистил зубы, придирчиво оглядел свое отражение и досадливо скривился. От правого уха к глазу протянулся воспаленный порез, лицо осунулось, белки пестрели красными ниточками капилляров.

  Впрочем, ничего из ряда вон. Могло быть и хуже.

  Особенно угоди вилка в глаз.

  "Чертов коротышка"! - выругался я, вернулся в спальню и взял с тумбочки хронометр. На часах оказалось пять минут девятого.

  Я без лишней спешки оделся, передвинул на место отброшенный вчера к стене стол и собрал в жестянку патроны, затем поднял с пола чудом уцелевшую тарелку и вернул ее в шкаф. Нож с вилкой кинул в ящик к столовым приборам. От прикосновения к серебру начали зудеть пальцы, но эффект был чисто психологическим - обжечь подобным образом оборотня можно было разве что в его звериной ипостаси. Да и то не факт.

  Встав у двери смежного номера, я прислушался; там было тихо. Ни шорохов, ни звука бегущей воды. Я занес руку, намереваясь постучать, но вспомнил, что вчера совсем позабыл позвонить Рамону, и отправился в близлежащую кофейню.

  Разгулявшийся ночью ветер принес в город долгожданную прохладу, а солнце еще не успело толком прогреть мостовые, поэтому на улице стояла приятная свежесть. Или просто притерпелся к смогу? Возможно и так.

  Спешить с телефонным звонком я не стал, вместо этого изучил нарисованное мелом на грифельной доске меню, сделал заказ и уселся за круглый столик у открытого окна. Вскоре подошел официант, он выставил с подноса пузатый кофейник, запотевший молочник, сахарницу, чайную пару и корзинку свежих плюшек с корицей.

  Смешав кофе с молоком по собственному вкусу, я никелированными щипчиками закинул в чашку пару кусочков рафинада, размешал ароматный напиток и сделал длинный глоток. Стало хорошо.

  Постепенно хандра оставила меня, я даже развлекался пару минут, созерцая свое искаженное отражение на пузатом боку полированного кофейника. В зависимости от угла обзора физиономия принимала совсем уж уморительные виды.

  Позавтракав, я расплатился и вновь попросил разрешения воспользоваться телефонным аппаратом. Несмотря на ранний час, Рамон оказался в конторе.

  - Почему вчера не позвонил? - сходу спросил он.

  - А была такая необходимость? - не полез я за словом в карман.

  - Нет, - признал мой бывший напарник. - Твоего индуса мы не нашли, но я знаю, кого стоит по этому поводу расспросить.

  - И за чем дело стало?

  - А сам как думаешь?

  - Деньги?

  - Деньги.

  - Буду у тебя через час, - объявил я, повесил трубку и покинул кофейню.

  Вышел на улицу, нисколько не опасаясь слежки, - пока разглядывал отражение на боку кофейника, внимательно изучил немноголюдную в этот час площадь, и никто из редких прохожих подозрений не вызвал. А дворник, что шоркал метлой по брусчатке, подметая тротуар, к этому времени уже закончил работу и поплелся со своей тележкой в соседний переулок.

  - Свежая пресса! - поспешил ко мне молодой парень с набитой газетами сумкой на боку. - Раскол во "Всеблагом электричестве"! Эдисон против Теслы! Один съезд - в Нью-Йорке, другой - в Париже! Константинопольский узел! Переговоры в Александрии решат судьбу проливов! Восставший Рио-де-Жанейро в кольце осады! Наступление в Техасе! Ацтеки бегут!

  Разносчик газет задорно драл горло; я купил утренний выпуск "Атлантического телеграфа" и правильно сделал: добирался до Слесарки, как называли примыкавший к фабричной окраине район частных мануфактур, никак не менее часа, хоть было чем себя занять. Основную часть пути я проехал в самоходном вагоне, но выкупленная электрической компанией линия обходила фабричную окраину стороной, пришлось пересаживаться на паровик. Тот нещадно дымил, с непривычки запершило в носу и горле, всю дорогу прокашлял.

  Небо на окраине затянула мутная дымка, по ней, словно корабли по водам, неспешно плыли грузовые дирижабли. Стены заводских цехов покрывал нарост сажи, высоченные фабричные трубы изрыгали из себя вонючие клубы дыма, все кругом стало серое и замызганное. Подумалось, что вот он, ад, только вместо котлов с кипящей смолой - паровые котлы и прожорливые топки.

  Впрочем... для кого-то это и был ад. К счастью, не для меня.

  На конечной остановке возле проходной безликого завода я покинул паровик и зашагал вдоль тянувшегося бесконечной стеной забора. Время от времени с надсадным гудением меня обгоняли мощные самоходные машины; в город этих многотонных монстров, помятых и ржавых, не выпускали, но здесь они вели себя по-хозяйски. Приходилось жаться к обочине, дожидаясь, пока пышущая паром груда металла медленно прокатит мимо.

  В цехах что-то гулко стучало, иной раз вздрагивала под ногами земля, высоченные краны поднимали и передвигали паллеты с грузом. Неподалеку маячил огромный дирижабль, там шла погрузка.

  На первом же перекрестке я повернул налево, и очень скоро заводская территория осталась позади. Монструозные погрузчики сменились конными повозками и ручными тележками, за покосившимися заборами начали гавкать цепные псы, то и дело попадались на глаза подозрительного вида личности. Всюду кипела работа, стучали молоты, визжали пилы, дымили трубы мануфактур. Мусора на обочинах тоже прибавилось.

  Если мой внешний вид и привлекал внимание местных обитателей, то они это никак не показывали. Но уверен - реши я вдруг спросить дорогу у кого-нибудь из работяг, ничего толкового бы не добился. Круговая порука как она есть.

  

  Под контору Рамон Миро обустроил пристрой к цеху, которым владел на паях с кем-то из своих многочисленных кузенов. Свернув в глухой тупик, я встал у калитки и утопил кнопку звонка. Где-то неподалеку раздалось неприятное металлическое дребезжание, потом открылась смотровая щель, и с той стороны забора довольно невежливо поинтересовались:

  - Чего надо?

  Я опустил темные очки, демонстрируя бесцветные глаза сиятельного, и объявил:

  - К Рамону.

  Лязгнул замок, смуглый паренек, невысокий и широкоплечий, распахнул калитку и посторонился, освобождая проход. Его замасленный рабочий комбинезон подозрительно топорщился на боку, но я без опаски прошел за ограду и указал на крыльцо флигеля.

  - Туда?

  - Да, проходи, - подтвердил парень, запирая дверь.

  Я поднялся по скособоченной лесенке, пригнулся на входе и шагнул в небольшую комнатку. Сидевший за столом усатый мужик бросил точить немалых размеров наваху и молча указал ею на потолок.

  Рабочий кабинет новоявленного сыщика располагался на втором этаже и своей обстановкой скорее напоминал обиталище счетовода. Несколько металлических ящиков, засыпной сейф, стол с телефонным аппаратом, стопкой писчей бумаги и потрепанными счетами.

  Сам Рамон Миро стоял у окна с заложенными за спину руками и любовался урбанистическим пейзажем.

  Почему урбанистическим? Да просто вид открывался на затянутые дымом цеха и вздымающиеся к небу трубы, жертвенники Молоха нового времени.

  - Увлекательное зрелище, - с нескрываемым сарказмом произнес я. - Мог бы любоваться им бесконечно!

  Рамон развернулся и протянул широченную ладонь.

  - Ты язва, Лео, - сообщил он, пожимая мне руку.

  - Брось, - усмехнулся я, достал бумажник и кинул на стол пару сотенных банкнот. - Я всегда плачу по счетам.

  - Этого у тебя не отнять, - подтвердил Рамон, обошел стол и уселся на свое место. - Присаживайся, - предложил он, убирая деньги в карман светлой рубахи с закатанными рукавами.

  Я опустился на скрипучий стул и закинул ногу на ногу, рассматривая приятеля. С последней нашей встречи бывший констебль еще больше раздался в плечах, а его скуластое лицо стало жестче и решительней.

  Спокойная жизнь совладельца слесарной мастерской оказалась уволенному из полиции констеблю не по нутру, и он занялся частным сыском, благо хватало и навыков, и связей в Ньютон-Маркте. Жизнь вольного стрелка не тяготила его, но сейчас крепыш откровенно мялся, и на скуластом красноватом лице читалось неприкрытое сомнение.

  - Ты чего-то боишься? - кинул я пробный шар.

  Рамон запустил пальцы в жесткие черные волосы, но сразу оставил шевелюру в покое и покачал головой.

  - Не боюсь - опасаюсь. Лео, у тебя талант... втравливать людей в неприятности.

  - Кто старое помянет, тому глаз вон, не так ли?

  - А я не о старом.

  - Излагай.

  Рамон вздохнул.

  - Во-первых, как я уже говорил, никого подходящего на вокзале мы не заметили.

  Я достал из кармана карандашный портрет беглого бармена и передвинул его сыщику. Тот взглянул на него и признал:

  - Это упростит дальнейшие поиски.

  - Так что насчет неприятностей? - напомнил я.

  - Индусы, - проговорил Рамон с нескрываемым отвращением. - Горячая тема, есть риск обжечься.

  - Серьезно?

  Община выходцев из Индии в Новом Вавилоне особой многочисленностью и влиянием никогда не отличалась, и во времена моей службы в полиции проблем с ними не возникало. Так я приятелю и сказал.

  - За последний год многое изменилось, - вздохнул Рамон. - Чума, восстания, душители, голод. Многие уезжают в поисках лучшей жизни, и далеко не все держат путь в Новый Свет или Лондон. Кто-то остается и у нас.

  Я кивнул. Индусам как подданным ее императорского величества обустроиться в Новом Вавилоне было куда проще, нежели выходцам из Великого Египта, Персии или Поднебесной.

  - И остаются не только законопослушные обыватели, - пояснил свое высказывание мой бывший напарник.

  - Ты о тугах?

  - Называй их как хочешь, - поморщился Рамон. - Какая разница, душит жертву сектант, наемный убийца или грабитель? Индусы серьезно потеснили персов, да и местным бандитам пришлось пойти на уступки.

  - Хочешь сказать, с нами никто не станет разговаривать? Своего они не выдадут?

  - Можно попробовать надавить кое на кого, - предложил Рамон без особого энтузиазма. - Есть человек, при необходимости он обеспечивает вновь прибывших документами и пристраивает к делу.

  - Кто такой?

  - Местный лекарь. Приторговывает опиумом и поддельными паспортами. Можем поговорить с ним.

  - Что для этого надо?

  - Деньги, - ожидаемо объявил крепыш.

  - Тебе или ему?

  - Нам.

  - Нам - это...

  - Мне, кузену и племяннику. В одиночку я туда не сунусь.

  - Я с тобой.

  - Разумеется, - кивнул Рамон. - С тебя триста франков аванса, еще столько же заплатишь в случае успеха. И столько же сверху, если случится какой-нибудь... эксцесс.

  - Смотрю, слова умные выучил, - поморщился я, но скупиться не стал и выдал сыщику три сотенных купюры. - Мне понадобится оружие.

  - Обеспечим.

  Рамон отпер сейф, спрятал в него деньги и позвал за собой.

  - Идем! - на первом этаже он велел кузену собираться, а сам ушел в заднюю комнату, загнал в цель между половицами клинок ножа и попросил: - Лео, помогай!

  Вдвоем мы подняли сколоченную из досок крышку люка и спустились в подвал. Освещение вниз проведено не было, Рамон включил переносной электрический фонарь.

  Я огляделся и присвистнул от удивления. Немалых размеров комната оказалась заставлена оружейными ящиками.

  - Откуда такое богатство?

  - Есть связи в порту, - сообщил крепыш и сдернул крышку с одного из деревянных коробов. Внутри лежали завернутые в промасленную бумагу пистолеты, пара верхних была уже почищена от смазки и готова к использованию.

  Я взял массивный и угловатый пистолет, сжал прямую рукоять с деревянными накладками, большим пальцем взвел открытый курок. Пистолет мне понравился: титановый кожух затвора делал его менее чувствительным к потустороннему воздействию инфернальных созданий, и хоть полностью отсутствие осечек это не гарантировало, но риск остаться безоружным в схватке с выходцем из преисподней все же снижало, и снижало достаточно серьезно.

  - Ухватистый, - вынес я вердикт и поднес оружие к фонарю. На кожухе затвора было выбито: "Штейр-1878", чуть ниже шло клеймо: "Титан". - Что за модель?

  - "Штейр-Хан", - ответил Рамон, выкладывая кожаную кобуру, несколько обойм и две коробки с патронами. - Калибр - девять на двадцать три. Мощный.

  - Даже не слышал о таком.

  - В этом году австрийцы выпустили, - сообщил крепыш и взял второй пистолет себе. - Вся партия ушла восставшим в Рио-де-Жанейро.

  - Почти вся, ты хотел сказать.

  - При перегрузке в порту потерялось несколько ящиков, - ухмыльнулся Рамон и вытащил из оружейной пирамиды две винтовки с непривычными на вид барабанами в форме усеченного конуса.

  - Найти патроны будет целой проблемой, - заметил я, по лестнице покидая подвал.

  - Обращайся, - рассмеялся Миро. - Есть желание опробовать?

  - Можешь устроить?

  - Обижаешь!

  Мы вышли на задний двор, и Рамон распахнул скрипучую дверь склада, длинного и пустого, с солидными каменными стенами и составленными друг на друга ящиками в дальнем конце. Свет проникал внутрь через оконца под потолком.

  - Иногда с мануфактуры товар здесь храним, когда большой заказ приходит, - сообщил мне бывший напарник.

  Я выложил пистолет, обоймы и патроны на пыльный стол и спросил:

  - Куда стрелять?

  - Да по ящикам и стреляй.

  Зарядить "Штейр-Хан" никаких сложностей не составило, просто оттянул затвор и закинул в окошко для выброса гильз три патрона. Снял оружие с затворной задержки, перехватил рукоять двумя руками, наметил в качестве мишени один из ящиков и потянул спуск. Грохнуло, полетели щепки. Следующие две пули легли поблизости от первой пробоины; результатом я остался доволен.

 

 

  К нашему возвращению в дом усатый кузен Рамона сменил застиранную рубаху свободного покроя на форменные штаны и мундир с нашивками констебля, и я озадаченно хмыкнул, но ничего по этому поводу говорить не стал. Впрочем, молчал лишь до тех пор, пока в таком же наряде не вернулся со второго этажа и сам Рамон.

  - Не боишься нарваться на неприятности?

  - Нет, - спокойно ответил крепыш и вытянул шею, пытаясь застегнуть высокий стоячий воротник мундира. - Не первый раз.

  - Дай помогу, - предложил я, застегнул пуговицу и обратил внимание, что ворот жесткий и упругий, словно внутрь зашита пластинка китового уса. Раньше такого не было.

  Рамон щелкнул пальцем по шее и ухмыльнулся.

  - Берем пример с английских коллег.

  - Чтоб не задушили? - догадался я.

  - Ну да, - подтвердил сыщик. - Было несколько случаев, кто-то даже отказывался выходить на службу.

  - Серьезно?

  - Лео, с твоего отъезда много воды утекло. Теперь накинуть удавку на шею может кто угодно. Один черт, все спишут на тугов.

  - Не буду спорить. - Я уселся за стол, открыл пачку патронов и начал снаряжать обойму. - Но как ты собираешься в таком виде разгуливать по городу?

  - Легко! - рассмеялся Рамон и указал в окно. - Взгляни!

  Я подошел к нему и присвистнул от удивления. Ворота, на которые прежде не обратил внимания, теперь были распахнуты настежь, и племянник сыщика возился в гараже с полицейским броневиком, заливая в радиатор воду.

  - Только не говори, что вы его угнали.

  - Выкупил списанный, - успокоил меня Рамон. - Все, идем. По дороге пистолет зарядишь, не будем сейчас время терять.

  Кузен сыщика и его племянник разместились в кабине, мы с Рамоном забрались в кузов и уселись на лавки. Заработал пороховой движок броневика, и кузов сотрясла заметная дрожь, а потом самоходная коляска тронулась с места и выехала на улицу.

  - Значит, так! Ты - детектив-сержант, - повысил сыщик меня в звании. - Вопросы будешь задавать сам. Мы на подхвате. Устроит?

  - Устроит, - кивнул я и оттянул кожух затвора. Вставил обойму в пазы и уверенным движением большого пальца загнал патроны в неотъемный магазин. А стоило только выдернуть опустевшую пластинку, и затвор вернулся на место с приятным металлическим лязгом.

  Я поставил оружие на предохранитель и убрал его в кобуру.

  - Куда едем? - спросил у Рамона.

  - На северо-запад, - неопределенно махнул рукой сыщик и предупредил: - Ты все же постарайся допрос на себя взять. Не хотелось бы из людей ответы выбивать. Да и тебе так дешевле выйдет.

  - Сомневаешься в моих способностях?

  - Да в общем-то нет. Но ведь с тугами тебе сталкиваться не доводилось?

  - Не доводилось, - подтвердил я, поскольку знал лишь, что излюбленным оружием душителей являются платок с утяжелением - румаль, кинжал-шило и яды.

  - Главный в общине душителей - джемадар, - сообщил Рамон. - Бхутот - второй после него. Говорят, только он имеет право душить платком. Шамсиасы - у него на подхвате. Если что-то идет не так, они держат жертву за руки и за ноги, пока ее не удавят. Сотхи втираются в доверие и завлекают в жертв в укромные места.

  Я вздохнул.

  - Познавательно, но пока не вижу, как это нам поможет.

  - Никогда не понимал, как работает твой талант, - спокойно ответил Рамон. - Вдруг пригодится.

  - Все может быть.

  Поначалу броневик ехал достаточно быстро, потом бег самоходной коляски замедлился и нас стало ощутимо покачивать на неровной брусчатке. Я вновь выглянул в окошко и увидел, что фабричная окраина осталась позади и мы катим куда-то по запруженной повозками дороге. Вдоль обочин тянулись мрачные фасады доходных домов.

  Спальные районы рабочего люда. Смог, тоска и уныние.

  - Что натворил этот индус? - спросил вдруг Рамон.

  Я вполне мог не отвечать, но не видел причин скрытничать.

  - Подмешал какую-то гадость в мой лимонад.

  - Лимонад - это святое! - рассмеялся сыщик.

  - И не говори, - ухмыльнулся я и в свою очередь поинтересовался: - Ты еще не женился?

  - Нет. Но встречаюсь.

  - Понятно. А как работа?

  Рамон обвел рукой нутро броневика.

  - Да как-то так. По поводу сбежавших домашних питомцев ко мне, сам понимаешь, не обращаются.

  Я кивнул, про себя отметив уверенность, с которой бывший констебль ощущает себя в форме. Устраивать подобный маскарад ему было не внове.

  - А сам как? - спросил Рамон, проверяя пистолет. - Куда пропал?

  - Получил наследство, решил мир посмотреть. Кто-нибудь мной интересовался?

  - Пару раз вызывали в Третий департамент, - сообщил крепыш, - но уже больше года не дергают. Да! Слышал, что маэстро Марлини освободили без суда? Это ведь ты прихватил его на горячем?

  - Слышал, да, - поморщился я, не желая обсуждать ту историю. - Обо мне никому, хорошо?

  - Заметано.

  В этот момент броневик свернул с перегруженной дороги, рыкнул движком и покатил по переулку, разбрызгивая колесами грязь и помои, коими были щедро заполнены ямы и выбоины дороги. Требовательно рявкнул клаксон, бросилась врассыпную ватага чумазых детей. Впрочем, взрослые обитатели трущоб особой чистотой так же не отличались.

  Смуглые усатые мужчины, многие в тюрбанах и традиционных одеяниях, провожали полицейский броневик столь недобрыми взглядами, что у меня заломило шею. Невольно я даже пожалел об отсутствии у пиджака жесткого стоячего воротника, как на полицейских мундирах.

  Впрочем, бред. Если каждого индуса считать почитателем Кали, так и свихнуться недолго. Это уже не паранойя, это форменный маниакально-депрессивный синдром получается.

  На первых этажах домов располагались небольшие магазинчики и лавки, где-то прямо на улице готовили еду, непривычный аромат экзотической стряпни проникал даже в кузов. Кузен Рамона вел самоходную коляску, не снижая скорости, и хоть местные обитатели освобождали дорогу крайне неохотно, всякий раз им удавалось не угодить под колеса броневика. Наловчились, прохиндеи...

  - Подъезжаем! - предупредил Рамон и надел форменную фуражку. - Готов?

  - А когда не был? - усмехнулся я.

 

 

<- Вернуться // Читать дальше ->

 


Купить бумажное издание: Лабиринт, Озон
Купить и скачать книгу в магазине Автора в форматах fb2, mobi, epub, rtf, txt
Купить и скачать электронный текст на Литрес
Cкачать и слушать аудиокнигу "Падший"

 

 

Павел Корнев. ПадшийПадший

 


Купить: Лабиринт


Текст у Автора напрямую


Текст на Литрес


Купить: Озон

 

Павел Корнев. ПадшийСпящий

 


Купить: Лабиринт


Текст у Автора напрямую


Текст на Литрес


Купить: Озон