Авторизация

 

 

 

Кровные узы. Часть 1
Читать книгу Павла Корнева "Кровные узы" (Повязанный кровью 2)

 

 

 

Пролог

 

Никогда не стоит забывать о вежливости.

В детстве наставники вбивали эту нехитрую истину, не жалея розог, и, надо сказать, в итоге их усилия принесли свои плоды. Быть может, мои манеры иной раз и оставляли желать лучшего, но никто не мог назвать меня грубияном. И никто меня так не называл.

Подонком и выродком - случалось, грубияном - никогда.

Мной двигал простой расчёт: будь вежлив с людьми, и люди будут вежливы с тобой. И даже если нет... Лично ты постарался, чтобы сегодня все вернулись домой, ведь так?

Да, я о вежливости никогда не забывал и потому сказал:

- Благодарю, Свин, ты мне очень помог.

- Буль... - ответил Свин. - Буль, грах, краа...

Я провёл по плащу сначала одной стороной ножа, затем другой и на серой потрёпанной ткани осталось две тёмных полосы. Толстяк с завязанными за спиной руками немного ещё посучил ногами, но очень скоро затих, лишь продолжала растекаться по грязному полу плескавшая из его перерезанного горла кровь.

- Весь секрет в том, чтобы не перерезать артерию, - громко произнёс я. - Иначе забрызгает с ног до головы.

Миг спустя в дверях возникла тень.

- Ты обещал оставить его мне! - в приглушённом голосе прозвучала неподдельная обида.

Я распрямился и подтвердил:

- Обещал.

- Ты дал слово!

- И что с того?

- У нас была сделка!

- Вовсе нет, - возразил я. - Обещание - это не сделка. У сделки две стороны. А я пообещал и передумал. Улавливаешь разницу?

Тень зашипела от злости.

- Ты обещал кое-что ещё! - напомнила она. - Передумаешь - убью!

- Вот! - выставил я перед собой указательный палец. - Теперь это сделка. А сделка - это святое. Не волнуйся, я не передумаю.

- Уж лучше бы так! - выдала тень и скрылась в коридоре заброшенного дома.

- Не передумаю, - повторил я.

"Или мне придётся убить тебя первым"... - но вслух этого я произносить не стал. У некоторых людей исключительно острый слух, а тени не склонны расценивать обещание отправить их на тот свет пустой болтовнёй.

Шаги стихли, и тогда я перестал прятать руку с ножом за спиной и убрал его в чехол на поясе.

- С огнём играешь, - прозвучало из тёмного угла.

В выломанное окно на противоположной стороне комнаты проникало серебристое сияние луны, но до замершего у стены верзилы с коротким ёжиком тёмных волос оно не доставало, его силуэт терялся в темноте.

- Вовсе нет, - усмехнулся я. - Вовсе нет.

- На кой ляд тебе понадобилось его убивать? - с некоторой даже ленцой поинтересовался громила.

- Я обещал лёгкую смерть, если он ответит на мои вопросы. Он ответил.

- Твои обещания не стоят выеденного яйца! - объявил верзила. - И не заливай о человеколюбии, плевать тебе на всех остальных.

- В чём-то ты без сомнения прав, - со смешком подтвердил я, и всё же счёл нужным пояснить свой поступок: - Мертвецы не преподносят сюрпризов, друг мой, а от живых никогда не знаешь, чего ожидать. Так спокойней.

- Боялся, местные узнают о твоём интересе? - догадался громила. - Думаешь, они всё же причастны? Этот ничего не знал...

- Неважно! - резко бросил я. - Это не их дело. И не твоё. Вздумаешь вмешаться, сделке конец. И виноват в этом будешь ты и только ты.

- Если ты ведёшь какую-то игру...

- Веду, разумеется! Но вас это не касается. Мы заключили соглашение, его и будем придерживаться.

От запаха крови сделалось не по себе, начало мутить, внутренности затянуло узлом. Очень быстро боль растеклась по всему телу, во рту появился металлический привкус. Я подкинул щепы в почти угасший костерок посреди комнаты и принялся раскалять над неровным пламенем клинок ножа.

Громила смерил меня задумчивым взглядом и раздражённо спросил:

- Ты бы мог не дымить этой дрянью при мне?

- Не мог, - спокойно ответил я и посыпал на раскалённый нож мелко-мелко наструганный чёртов корень.

Дерево зашипело и закурилось лёгким дымком, я сделал глубокий вдох, втягивая в себя дурман, и на миг словно провалился в бездонную яму. Сразу стало легко, по спине побежали мурашки. Миг спустя оцепенение отпустило, и вместе с ним оставили боль и омерзительное желание упасть на четвереньки и напиться из лужи натёкшей на пол крови.

Хорошо! Чертовски хорошо вновь почувствовать себя человеком!

А потом воздух рассёк лёгкий шелест, что-то ударило меня в грудь и сбило с ног. Звякнула сталь, рёбра обожгло болью, и я скорчился на полу. Но сразу пересилил себя и откатился к стене, под окна. Посреди комнаты осталась валяться короткая стрела с широким листообразным наконечником.

Бугай даже с места не сдвинулся, продолжая оставаться в тени.

- Проклятье! - прохрипел я. - Чего ты стоишь? Помоги!

- Кольчуга не пробита, ведь так? - резонно отметил верзила, осторожно смещаясь к двери. - Соберись, чёрт тебя дери!

Я со стоном поднялся сначала на колени, а потом и на ноги, прижался спиной к стене и высвободил из-под плаща короткий, лишь немногим длиннее локтя обоюдоострый меч.

- А если сломаны рёбра?

- Брось! Эльф выбрал неправильный наконечник.

- Эльф? - переспросил я, присмотрелся к оперению стрелы и озадаченно протянул: - Эльф!

- И это неплохо, - проворчал верзила, выглядывая в коридор. - Тени попытались бы добить, а остроухий давно удрал. Уж поверь, звон стальных конец он не расслышать не мог.

- И, значит, постарается повторить попытку. - Я осторожно наполнил лёгкие воздухом и поморщился от боли в отбитых рёбрах. - Это плохо. Это очень плохо.

- Кейн, с какой стати эльфам открывать охоту... на тебя?

- Понятия не имею, - ответил я чистую правду и шагнул в коридор. - Идём, Арчи! Надо убираться отсюда...

 

 

 

Глава 1

 

1

 

По имперским меркам Тир-Ле-Конт - жуткое захолустье.

По местным меркам всё не столь плохо; по крайней мере, всегда есть возможность с кривой ухмылкой кивнуть на нашего северного соседа, княжество Ронли.

Мол, вот уж дыра дырой.

А если вздумает важничать кто-то из Арли, так одно упоминание Болотной башни мигом собьёт с наглеца всякую спесь. Лишь теням известно, как далеко продвинулась бы Ведьмина плешь на юг, не упрись она в нашу крепость.

Но вообще - зубоскалам можно просто двинуть в морду. Местные обычно так и поступали. Крепкий дубовый табурет куда более весомый аргумент в споре, нежели рассказы о славной истории княжества.

 

К Тир-Ле-Конту мы подъехали вечером. Укутанный осенней непогодой город в тусклых лучах заходящего солнца казался на редкость хмурым и неказистым, но Арчи смотрел по сторонам так, словно ему доводилось бывать в местах несравненно более убогих.

И ему доводилось, да. В какую только глухомань не заводит служба в инквизиции!

- Летом здесь лучше, - всё же счёл нужным отметить я.

Арчи кивнул и оспаривать моё утверждение не стал.

- Нисколько не сомневаюсь, - только и произнёс он.

Я попытался отыскать на открытом лице высоченного широкоплечего парня хотя бы тень саркастической ухмылки, но тот казался совершенно серьёзным. Таланта лицедейства ему было не занимать.

Копыта лошадей чавкали по раскисшей дороге, грязь летела на покосившиеся заборы и замызганные стены домов. Столицу княжества со всех сторон окружали деревянные хибары, выстроенные безо всякого порядка. Гавкали цепные псы, шелестел по черепице косой холодный дождь, хлопали на ветру ставни, журчали в канавах мутные ручьи.

Арчи с невозмутимым видом поглядывал по сторонам и что-то тихонько насвистывал себе под нос. Захотелось отвесить ему подзатыльник.

Стражники на воротах останавливать нас не стали, только проводили пристальными взглядами. Подковы зацокали по брусчатке, и придержавший лошадь Арчибальд повернулся ко мне.

- И куда теперь, Кейн?

- Прямо, - коротко ответил я.

Арчи приподнял с лица край обвисшего капюшона и впервые за последнее время позволил себе проявить хоть какие-то эмоции.

- Сразу поедем во дворец? - удивился он.

Выстроенный на холме княжеский замок нависал над городом зловещей громадой. Обветшалым и мрачным он выглядел при любой погоде - неважно, светило солнце или шёл дождь. А промозглым вечером зрелище неподготовленному путнику открывалось и вовсе безрадостное. Частые зубцы мощных стен, чёрные прорехи бойниц, не слишком высокие и ровные угловые башни. Сплошь мокрый камень и серые тени.

Я посмотрел на своё родовое гнездо и криво ухмыльнулся.

- Нет, не в замок.

Спутник косо глянул на меня и негромко проронил:

- Загадками говоришь.

Ответа он не дождался. Узкая улочка вывернула на засыпанную палой листвой площадь, и я выбрался из седла у коновязи втиснутой между двумя соседними зданиями таверны "Печеное яблоко". Было в той три этажа, и островерхая крыша с кирпичными дымовыми трубами уверенно возвышалась над округой.

- Вот наш замок на сегодня, - усмехнулся я, затянул на бревне поводья и первым вошёл в зал, полутёмный и весьма задымлённый. А только откинул с головы капюшон, чтобы оглядеться, и сразу невесть откуда появился дородный хозяин.

- Поднимайтесь наверх, милорд, - указал он на боковую лестницу, отправив мальчишку позаботиться о наших лошадях.

Арчибальд посмотрел по сторонам и предложил:

- Можем перекусить прямо здесь.

Посетителей в таверне и в самом деле было немного, но хозяин и слушать ничего не стал.

- Поднимайтесь наверх! - повторил он. - Поднимайтесь!

Я похлопал здоровяка по спине и первым направился к лестнице. Арчибальд потопал следом и недовольно проворчал:

- Не нравится мне это.

- Расслабься! - только и рассмеялся я, бросая мокрый плащ прямо на пол.

Круглый стол окружали удобные на вид кресла и, заливая небольшую залу своим мягким светом, в люстре под потолком горели свечи, а в камине потрескивали поленья, было тепло и уютно. Но Арчи успокоиться не пожелал.

Сначала он распахнул одну дверь - за той оказался длинный тёмный коридор, затем проверил две других, которые вели в свободные комнаты.

- Удивляюсь я тебе, Кейн, - проворчал после этого здоровяк. - Ты же знаешь, что стоит на кону!

- Знаю, - подтвердил я, ослабляя шнуровку колета. - Я знаю, ты знаешь. А больше не знает никто.

- Святая простота!

Я пожал плечами и расстегнул оружейный ремень с коротким, немногим длиннее локтя мечом и кинжалом.

- Видишь ли, Арчибальд, - усмехнулся я, отложив их на плащ, - "Печёное яблоко" принадлежит кому-то из родни Кевина Свори, а мы здесь по его приглашению.

Кевин Свори стал регентом после неожиданной смерти Бенедикта, поскольку беременная вдова брата не могла претендовать на престол, и кто-то должен был позаботиться о правах ещё не родившегося наследника. Старый рыцарь подходил на эту роль лучше других. Впрочем, подозреваю, глава княжеской стражи был обязан избранию вовсе не своей принципиальности, болезненной щепетильности и авторитету, а преклонным годам.

Вся грызня за власть ещё впереди.

- Ты так доверяешь старику? - спросил здоровяк, скинул с плеча дорожный мешок и расстегнул фибулу плаща.

- Доверяю, - кивнул я. - К тому же если Кевин решит нас прижать, из города не сбежать в любом случае.

- Успокоил! - фыркнул здоровяк, кинул плащ на свободное кресло и протянул к камину озябшие ладони.

Мне холодно не было. Последнее время все мои ощущения сводились к жару и жажде. В груди словно развели костёр, и потушить его не могли ни вода, ни пиво.

И хоть верное средство было прекрасно известно, прибегать к нему я не собирался. Хотя бы из чистого упрямства. Слишком много крови пролил, пытаясь избежать подобного исхода, чтобы в результате взять и пойти на попятную.

Голова закружилась, едва-едва зажившую рану в боку прострелила острая боль, и я ухватился за высокую спинку кресла, чтобы устоять на ногах.

Из общего зала поднялась разносчица - полноватая и не слишком красивая, но для меня она словно сияла внутренним светом, алым и ярким как артериальная кровь.

Глаза уловили биение жилки на шее, и я поспешил зажмуриться, да так и простоял с закрытыми глазами, пока девица не выставила с подноса на стол две глиняных кружки с подогретым красным вином и не ушла вниз.

- Ты в порядке? - забеспокоился Арчи.

- Устал, - ответил я, потирая шею.

Здоровяк взял одну из кружек и выжидающе посмотрел на меня.

- Ну?

Я пригубил подогретого со специями вина, подержал его во рту и лишь после этого проглотил. На языке осталось приятное послевкусие лесных ягод.

- Можешь пить, отравы нет.

Арчибальд сделал несколько глотков, вытер губы тыльной стороной ладони и зачем-то уточнил:

- Уверен?

- Поздно уже, - хмыкнул я, усаживаясь за стол. - Но да - я уверен.

Во всяческих ядах и дурманах я разбирался просто превосходно. Опыт, чтоб его...

В груди жгло всё сильнее; я вытряхнул на стол из кошеля брусок чёртова корня и принялся строгать его заточенным до бритвенной остроты ножом.

- О, нет! - простонал Арчи. - Можешь хоть немного не дымить?

- Могу, - кивнул я. - А ты готов принять последствия?

Арчи к такому готов не был и потому молча отвернулся, а я аккуратно собрал стружку на широкий клинок, перешёл к камину и принялся нагревать нож над огнём. Вскоре начал куриться лёгкий дымок, и я нетерпеливо втянул его в себя. Дурманящий запах защекотал нос, из глаз потекли слёзы, в голове зашумело, а тело словно одеревенело, но уже на втором вдохе меня отпустило, и чем дальше глотал дурман, тем быстрее уходила ноющая боль.

Выпрямился я немного более человеком, нежели вошёл в эту комнату.

Чёртов корень обладал способностью блокировать проявления магии крови - именно благодаря пристрастию к этому дурману мне в своё время и удалось избежать превращения в вампира. Но панацеей чёртов корень вовсе не был, он просто замедлял развитие... болезни, а не исцелял от неё.

Я вернулся за стол, хлебнул вина, и глоток провалился мягким убаюкивающим теплом. Стало хорошо.

Тут же распахнулась внутренняя дверь, и стремительной, вовсе не стариковской походкой к нам прошел седой дед в наброшенном поверх кольчужной безрукавки плаще. Морщинистое его лицо было худым и жёстким, запавшие глаза в неярком мерцании свечей казались двумя чёрными провалами.

Арчибальд положил ладонь на рукоять кинжала, но Кевин Свори на него даже не взглянул.

- Покажи! - сходу потребовал он.

Я выставил перед собой левую руку, сосредоточился и на среднем пальце соткался из теней фамильный перстень чёрного серебра. Княжеский перстень, который передал мне своей посмертной волей Бенедикт.

При виде перстня Кевин Свори будто постарел на десяток лет, но сразу взял себя в руки и пригладил вислые седые усы.

- Так значит, это правда, - обречённо пробормотал он.

Я не стал попрекать его неверием и кивнул.

- Увы, это так. У нас всё в силе?

Кевин странно посмотрел на меня и улыбнулся уголком рта.

- Твой отец здесь.

От неожиданности я хлопнул кружкой по столу и расплескал вино.

- Какие тени его сюда принесли?!

Старый рыцарь рассмеялся.

- Намеревается представить совету баронов кандидатуру нового регента.

- Кого-то из Мальтори? - предположил я.

Это семейство пользовалось большим влиянием в княжестве. Пока правил дед, они были верной опорой трону, но Бенедикт им не доверял.

- Нет, не Мальтори, - ответил Кевин, и по его губам скользнула непонятная улыбка. - Он привёз Людвига, твоего брата.

Моего младшего брата. Сводного брата.

Нестерпимо захотелось ухватить кресло и вынести им окно, но старый рыцарь следил за мной с нескрываемым интересом, и я не стал горячиться. Лишь пальцы мёртвой хваткой стиснули подлокотники, да вырвался недобрый смешок.

- Сколько сейчас Людвигу? - спросил я. - Лет десять?

- Десять, - кивнул Кевин.

Овдовев, отец отрёкся от всех прав на престол в пользу старшего сына и уехал в Альме, где женился на вдовой княгине Диане из рода Раухов. Меня он забрал с собой, но отношения с новой семьёй, так скажем... не сложились.

- Десятилетний регент? - протянул я, поднимаясь на ноги. - О-хо-хо...

Арчибальд глядел на нас с нескрываемым недоумением. Подобного поворота ни он, ни пославшие его в княжество люди предусмотреть не могли.

- И что ты будешь делать, Кевин? - спросил я. - Просто отойдёшь в сторону?

- Вопрос в том, что будешь делать ты, Кейн, - прямо ответил старый рыцарь. - Княжеский перстень у тебя. Тебе и решать.

- Это ничего не значит.

- Значит.

- Что ты будешь делать, Кевин? - повторил я свой вопрос.

Старик недолго помолчал, затем произнёс:

- Мой долг - стоять на страже интересов ещё не родившегося наследника престола. Патрик не станет действовать во вред собственному внуку или внучке, поэтому да, Кейн, я просто отойду в сторону.

- Посмотрим, - зло прорычал я и схватил не успевший просохнуть плащ. - Отец в замке?

- Да.

- Тогда самое время с ним поговорить! - Я направился к двери и жестом остановил уже приподнявшегося из кресла Арчибальда. - Позже. Мы поговорим позже...

Инквизитор недовольно поморщился, но спорить не стал и с тяжёлым вздохом опустился на место.

 

 

 

Обсудить на форуме // Читать дальше ->

 

 

Павел Корнев. ПадшийПадший

 


Купить: Лабиринт


Текст у Автора напрямую


Текст на Литрес


Купить: Озон

Павел Корнев. ПадшийСпящий

 


Купить: Лабиринт


Текст у Автора напрямую


Текст на Литрес


Купить: Озон