Авторизация



 

 

 

Пятно. Глава 2

 

Купить бумажное издание: Лабиринт, Озон

Купить электронный текст на Литрес

Купить книгу в магазине Автора и скачать текст в форматах fb2, mobi, epub, rtf, txt

 

 

Глава 2

 

 

Человеческая психика — странная штука. Моя, по крайней мере, точно. Вот, например, просыпаюсь иногда с утра, и хоть твердо уверен, что ничего хорошего в ближайшей перспективе не светит, а настроение замечательное, и все тут. С чего, почему — непонятно. Наоборот, конечно, куда чаще случается, но там загадок никаких — депрессия, мать ее, пожаловала. Обычное дело.

 

Обычное — но не сегодня. Сегодня причина для нехороших предчувствий имелась вполне себе весомая: из головы никак не шел давешний разговор с Шиловым. Но, несмотря на это, чувствовал я себя вполне сносно и даже встал без понуканий обычно выступавшего в роли будильника Стаса. Потом в свое удовольствие минут десять поколотил грушу и, решив не тратить время на турник с гантелями, отправился на кухню.

— Рано ты сегодня, — удивился Стас.

— Храмов объявился, — зевнул я.

— Да ты чё?! — в изумлении уставился на меня парень. — Когда?

— Без понятия. Мне вчера Суворов сказал.

— И что теперь?

— Схожу узнать, чего он мутит опять.

Я поднял с пола стоявшую в углу пластиковую пятилитровую бутыль, налил из нее в кружку воды и сделал несколько глотков.

— Ты все не выдувай. Это последняя, — предупредил Стас и протянул бутерброд. — Завтракать будешь? Кашу можно разогреть. Так и так печь топить придется.

— Нет, по делам сначала смотаюсь, — дожевывая консервированный хлеб с консервированной же ветчиной, отказался я. — Вернусь, за водой схожу. И чая бы купить не помешало. Достали уже суррогаты.

— А есть на чё?

— Пошарю по закромам.

— Со мной завтра рассчитаются, так что можно потерпеть пока.

— Глядишь, с Храмова чего стрясти получится.

— Стрясешь с него, как же…

Я только пожал плечами и пошел собираться. Первым делом выдвинул ящик притащенного из квартиры на третьем этаже комода и достал пару чистых носков, позаимствованных по случаю в соседнем магазине. Без мародерства у нас никак: каждую неделю белье не постираешь, а когда ссохшиеся за ночь носки начинают наждачкой царапать кожу, приятного мало. Хотя и мелочи это, по большому счету, но из таких вот мелочей весь день и складывается.

Потом влез в вышорканные до серости джинсы, застегнул на все пуговицы теплую фланелевую рубаху и накинул сверху кожаную куртку. Задумчиво оглядев арсенал, решил не оригинальничать и сунул в карман складной нож, а вместо кинжала взял пару сваренных буквой «Т» арматурин. Короткая перекладина с одной стороны была заточена, с другой — загнута наподобие обуха; рукоять же Стас обмотал черной шершавой изолентой, и орудовать этой штукой было одно удовольствие.

Чтобы удерживать кого-нибудь на расстоянии — лучше не придумаешь. Ну, кроме разве что казацкой шашки или ствола на кармане.

У Круглого, кстати, пистолет с собой был. Но станет ли он стрелять только для сведения счетов? Очень сомневаюсь. Патроны нынче недешевы. Вчера эта гоп-компания на хороший куш рассчитывала, а сегодня, даже если случайно на них нарвусь, отобьюсь как-нибудь. Да и с чего бы Круглому меня искать? Если у того парня в белой мастерке хоть немного мозгов в башке осталось, он своим приятелям о нашей стычке в «овощном» рассказывать не станет. И не в том даже дело, что засмеют; просто тех, кто язык за зубами держать не умеет, обычно свои же и прибивают.

— Наган взять не хочешь? — Стас закатил инвалидное кресло ко мне в комнату, когда я уже засунул арматурину за пояс и раздумывал, не прихватить ли с собой рюкзак.

— На фига?

— А если опять на этих отморозков нарвешься?

— Да они сейчас обкумаренные где-нибудь валяются, — отмахнулся я и презрительно скривился. — Такая халява подвалила!

— Ну а вдруг?

— Да нормально все будет. Слушай, а у тебя силиконового герметика не осталось?

— Был где-то ещё. А что?

— Да у меня подошвы треснули. А сейчас лужи — ботинки промокнут.

— Давно бы поменял уже, — посоветовал парень.

— Ага, сейчас пойду в магазин и новые куплю.

— Ну… найди.

— Давай герметик, — попросил я. — Там амортизирующая прослойка треснула, а низ подошвы нормальный. Заклею, и сноса им не будет.

— Пошли в мастерскую.

Я последовал за Стасом, взял мятый тюбик, навинтил насадку и, воткнув её в щель, надавил. Убедился, что герметик залепил трещину, и повторил процедуру со вторым ботинком.

— Думаешь, нормально будет?

—Ага, — вернул я силикон Стасу. — Все, бежать пора.

— Не пропадай!

— Базара нет.

 

На улице оказалось привычно пасмурно. Разбросанный тут и там мусор, серый асфальт и трава на газонах казались слегка влажными, но, скорее всего, дело просто в выпавшей росе. Луж не видно, да и воздух после дождя обычно более свежий.

«Пообшарпалися зданья, дождик тупо моросил, наш двор зачах, — окинув взглядом заброшенные дома, припомнил я подходящую строчку песни и поднял воротник куртки. — Ты моталась на свиданья, ну а я носил погоны на плечах…»

Да только какие свидания? Не было ничего такого. И погон тоже не было. В отрядах самообороны и без униформы прекрасно обходились.

И, прогнав из головы тяжелые мысли, я зашагал к видневшимся неподалеку развалинам трехэтажного здания школы. Обогнул разбросанные взрывом обломки и вышел к засаженному картофелем футбольному полю. По краю спортивной площадки добрался до ограды детского сада и, замедлив шаг, помахал рукой курившим на веранде парням.

— Привет! — отозвался Эльдар Баев. Вооруженный помповым ружьем мужичок лет сорока в длинной брезентовой куртке и кирзовых сапогах подошел к забору и выкинул самокрутку на землю. — Слушай, Володя, мы никак сообразить не можем, был дождь ночью или это роса? — И он пнул куст разросшейся у веранды травы. — Что скажешь?

— Вам видней должно быть, охраннички, — усмехнулся я, перебравшись через один из бетонных блоков, перекрывавших проезд между детским садом и соседним жилым домом. — Я спал ночью.

— Мы тоже, — шмыгнул носом Эльдар. — С утра только заступили.

— Да покапало, похоже, — высказал свое мнение щуплый парнишка с сигнальной ракетницей за поясом.

— А грозы почему тогда не было? — срезал подчиненного Баев.

— Ну не каждый же раз…

— Каждый, как не каждый?

— Не каждый! Если просто покапало, какая гроза?

— Ладно, бывайте! — Я на прощание махнул рукой и поспешил дальше.

А то заладили: был дождь, не было дождя…

Какая разница? Так и так на небо смотреть надо. А небо со вчерашнего дня грозовое…

 

Добраться до места удалось без приключений. Даже не встретился никто по дороге. В округе и так не шибко много народу осталось, а тут и вовсе все будто вымерли. Один я за приключениями на свою пятую точку отправился. Впрочем, будь выбор, сам бы на улицу ни ногой. Слишком уж небо даже по нашим меркам темное, да и полосы эти свинцовые не к добру. Того и гляди — ливанет.

Впрочем, мне сейчас не о дожде волноваться надо — вон охрана на горизонте нарисовалась. Как бы не завернули. Юра Храмов — воробей стреляный, простому человеку на него выйти просто нереально. И бойцов этот жук наверняка из политических подобрал, а они через одного с головой не дружат. Ох, чую, проблем с охраной не избежать…

Переминавшийся с ноги на ногу у поваленных ворот хозблока крепыш в кожанке при моем появлении и в самом деле незамедлительно сунул руку в карман и выдвинулся навстречу.

— Чего тебе, бомжара? — недружелюбно поинтересовался он.

— К Храмову, — замедлил я шаг.

— Как зайдешь, сразу налево. Жди на первом этаже, — распорядился охранник, которого, как ни странно, вполне устроил такой ответ.

Я с трудом удержался от нервного смешка и направился во двор хозблока. Несмотря на куцый инструктаж, отыскать нужную дверь труда не составило: на крыльце перед ней уже толпились какие-то оборванцы, жадно тянувшие пущенную по кругу самокрутку.

И разумеется, немедленно курить захотелось и мне! Вот ведь!

Выходит, волнуюсь. Нехорошо это, совсем нехорошо. Как бы чего важного не упустить. Потом локти кусать буду.

— На собеседование? — обернулся один из оборвышей. — За мной будешь.

— Непременно, — хмыкнул я, поднялся на крыльцо и взялся за ручку.

— За мной, говорю, будешь! — Наглый тип схватился за уже приоткрывшуюся дверь, не давая пройти. — Не понял?!

Спорить и пытаться пересилить чудака я не стал, просто захлопнул дверь, и тот взвыл, не успев выдернуть защемленные между полотном и облицовкой косяка пальцы.

Больше никто остановить меня не попытался.

Набившаяся внутрь публика оказалась одета лишь чуть приличней дожидавшейся своей очереди на крыльце голытьбы, и задерживаться тут я тоже не стал. Молча протолкался через толпившихся в коридоре парней к лестнице и подошел к сидевшему на ступеньках мордовороту.

— Этого пропусти! — крикнули сверху, и угрожающе вскинувшийся амбал подался в сторону.

Я только хмыкнул и поднялся на второй этаж.

— Садись и жди, — указал на какие-то ящики вооруженный пистолетом-пулеметом парень, крепостью сложения ничуть не уступавший первым двум встреченным мной охранникам, но при этом еще и отмеченный некоей печатью интеллекта на челе.

Спорить с ним я не стал и уселся на штабель пластиковых коробов, попутно прикидывая, что именно в них может находиться. Вот только никаких стандартных маркировок на ящиках не обнаружилось, а лезть внутрь по понятным причинам показалось мне неуместным.

Ну да и фиг с ними. Неважно это пока. Куда интересней тот факт, что толпившиеся внизу оборванцы меньше всего походили на обычно привлекавшихся Храмовым к своим темным делишкам отморозков.

Это точно не наемники, а простой расходный материал. Пушечное мясо и не более того. Выходит, дельце затевается дурно пахнущее.

И вот это уже стоило обмозговать. Тем более что меня тут явно ждали — недаром кто-то еще на подходе срисовал. Выходит, нужен. А раз нужен, есть повод поторговаться. Да и детали операции заранее выяснить не помешает. Явно ведь не примитивная акция устрашения намечается. Может, и в самом деле туристы должны пожаловать?

Интересно, весьма интересно. Особенно, если туристы действительно сверху.

— Заходи! — оторвал меня от раздумий выглянувший из соседней аудитории невысокий чернявый паренек, одной рукой придерживавший свисавший с плеча АКМ.

Я поднялся с ящиков и прошел в распахнутую дверь.

— Привет, Володя! — шагнул мне навстречу Юра Храмов. Высокий круглолицый и слегка лысоватый мужчина в черных джинсах и потертом пиджаке на видного деятеля подполья нисколько не походил, но внешность и внутренний мир у него разнились просто кардинально. — Давненько не виделись!

— Да уж не без этого, — усмехнулся я в ответ и уставился на прицепленную магнитами к доске карту города.

— Это Захар, — указал Храмов на оставшегося в аудитории подручного. — Будьте знакомы, в общем.

— Будем. — Я кивнул и подошел к карте. — Ну и чего вы опять мутите?

— Туристам собираемся перышки пощипать, — не стал темнить Юра и указал на отметину, расположенную немного к северу от центра города. — Здесь перехватить их думаем.

— Точно — туристов?

— Точно, — не отвел взгляда Храмов и прищурился: — А откуда такие сомнения?

— Да передать просто просили, — я отвернулся к окну и заложил руки за спину, — что если из-за вас звери всполошатся, местная братва этому рада не будет.

— Черную метку типа выписали?

— Именно, — не стал я пытаться хоть как-то сгладить ситуацию. Не мальчик на побегушках, мне бояться нечего.

— Конформисты! — презрительно сплюнул на пол Храмов, но тут же взял себя в руки и улыбнулся: — Пусть не беспокоятся, наша текущая цель — туристы, а звери могут и подождать. Сам-то ты с нами или просто предупреждение передать забежал?

— Туристы сверху?

— Людей быть не должно. Давай вливайся. Дело верное.

— Верное, говоришь? — Я поморщился и, машинально сунув пальцы под рукав куртки, потер перечертившую запястье отметину шрама. — В прошлый раз ты тоже так говорил.

— И на старуху бывает проруха! — пожал плечами Юра. — Зато сколько всего мы до того случая провернуть успели! Ты вспомни!

— Да уж, натворили мы немало, — не стал ввязываться я в спор и улыбнулся. — Только вспоминать об этом как-то не хочется. Теперь всю жизнь здесь куковать придется.

— А ты бы хотел куда-нибудь переехать?

— Я бы хотел иметь возможность куда-нибудь переехать.

— Ну, у меня такой возможности тоже больше нет, так что не переживай.

— Спалился?

— Типа того. — Храмов достал из кармана пиджака упаковку жевательной резинки и предложил: — Будешь?

— Нет, спасибо, — отказался я. — Федералы за тобой не пожалуют?

— Не пожалуют, — как-то очень уж пронзительно глянул на меня Юра. — И давай закроем эту тему. Хорошо?

— Легко.

— Так ты с нами?

— Не уверен.

— Слушай… — Храмов положил руку мне на плечо и проникновенно заглянул в глаза. — Мы ведь друг друга не первый год знаем! Да ты себя только вспомни: даже автомат ведь толком держать не умел, когда к нам пришел. И никто тебя на убой не отправил, нет — научили, помогли. А в последний раз не только вам со Стасом досталось, не надо виноватых искать. Так получилось.

— Ладно, проехали, — вздохнул я, прекрасно понимая, что будь у Юрия возможность привлечь толковых профессионалов, ко мне бы он точно обращаться не стал. А это так — демагогия и легкое промывание мозгов.

— Твое решение.

— Есть пара вопросов для начала.

— Подробности будут, если согласишься.

— Подробности — это здорово, но давай для начала оплату моего труда обсудим, — покачал я головой. — И только не говори, что вы все здесь за идею радеете. Идейным тоже кушать хочется.

— Двадцать тысяч. — Храмов не стал морочить мне голову своими лозунгами и уточнил: — Устроит?

— Федьками?

— Федьками.

— И куда я их дену? Рассчитайся оружием лучше.

— Свободных стволов нет. Могу остатки сухого пайка отдать, но там на такую сумму не наберется.

Я с сомнением посмотрел на Храмова и поморщился:

— Его же есть невозможно.

— Тогда бери деньгами.

— Хорошо. Давай тридцать — и по рукам.

— Захар, выдай, — легко сдался Юра, будто на меньшую цену и не рассчитывал изначально.

Сидевший на подоконнике парень с автоматом молча раскрыл лежавший рядом дипломат и протянул мне три пачки сотенных банкнот. Я, не пересчитывая купюр, рассовал их по карманам и выдвинул еще одно требование:

— И доля в трофеях.

— Трофеев не ожидается.

— Мало ли!

— Договорились, — не стал спорить Храмов и ткнул указкой в центр карты. — Ждать будем здесь.

— На Кыштымской? — присмотрелся я к названиям улиц.

— Во дворах.

— Они что, через зверей поедут?

— Нет, свернут с проспекта Победы. В город войдут на северо-востоке.

— Направляются в центр?

— Да.

— Тогда им проще на Меридиан уйти, не находишь? Там хоть проехать можно нормально.

— Они не поедут, — постучал указкой по карте Храмов. — Они полетят, а на Меридиане на парней с Ленинского нарваться — проще простого.

— Полетят? — удивленно уставился я на Юру. — Что за бред еще?

— Будет три флаера — основной и два сопровождения.

— Ты ничего не путаешь? — смахнув ладонью пыль, уселся я на парту. — У нас, блин, даже электрические лампочки только в подвалах нормально работают, а ты — флаеры! Там навигационное оборудование в момент сдохнет, да и движки не дольше протянут!

— Да ну?

— А то нет?

В чем в чем, а в этих общеизвестных фактах сомневаться не приходилось. У нас в «пятне» не просто экология аховая, у нас тут электромагнитная аномалия просто-таки. Радиосвязь не работает, любая более-менее сложная электроника в один момент отключается. Лампочки электрические и те перегорают. Только в подвалах, где помехи не достают, и получается использовать. По большому счету, город именно поэтому и не зачистили до сих пор. Федералам без разрядников, излучателей и прочих высокотехнологичных игрушек сюда соваться не с руки. Опять же с воздуха поддержки никакой, даже спутниковых снимков не сделать — облачный покров почти без прояснений.

— На улицу выгляни, — ухмыльнулся Юра.

— А что там может быть? — нахмурился я, повернувшись к окну.

— На небо посмотри, — подсказал Храмов.

— А на небе тучи, ты это имеешь в виду? — недобро прищурился я.

— Вот именно — тучи. Не жиденькие облака, а нормальные такие грозовые тучи. И значит — что?

— Гроза будет.

— Вот! А после грозы прояснение. Часов эдак на восемь.

— И они рассчитывают убраться отсюда, прежде чем откажет электроника? — засомневался я. — Рискованно…

Риск и в самом деле был слишком велик. Войти в город после грозы не проблема, но вот как долго продлится прояснение, угадать еще никому не удавалось. А туристы прекрасно понимать должны: не успеют убраться из «пятна», им конец. И тем не менее они почему-то решили рискнуть…

— Ну, это их выбор, — пожал плечами Юра.

— А зачем им вообще в центр? — поинтересовался я. — Там ведь гиблое место.

— Да какая разница? — отмахнулся Храмов. — Они туда не попадут — и точка.

— Действительно, никакой, — согласился я и вновь уставился на карту. — Грозу переждем на месте?

— Да, туристы войдут в город сразу, как только закончится дождь. Если потеряем время, перехватить их уже не успеем.

— А как флаеры сбивать собираешься?

— Захар! — окликнул Юрий подручного.

Парень соскочил с подоконника и выставил на парту пластиковый короб вроде тех, что были штабелями сложены в коридоре. Щелкнув замками, он откинул крышку и продемонстрировал мне одноразовую тубу боевого лазера и идущие в комплекте с ней очки оператора.

— Энергоячейки какие?

— «Кварц-А» с активной защитой.

— Они ж вмиг разрядятся, — поморщился я.

— Это на случай остаточных помех после грозы, — пояснил Захар. — Чтобы наверняка.

— Не уверены все же, что прояснение будет? — подколол я Храмова.

— Прояснение будет, — уверенно заявил Юра. — Да и какая тебе разница?

— Никакой, — согласился я.

Не будет прояснения, туристы в город не сунутся. Оно бы так и лучше даже. Предоплату возвращать в любом случае не стану.

— Вот и замечательно. Бери, в общем, эту бандуру и пользуй.

— А другого у вас для меня ничего нет? — Я задумчиво потер кончик носа и посмотрел на автомат Захара.— Более многозарядного?

Лазер — штука мощная, конечно, но дешевый энерговод после первого же выстрела перегорает. Ну и емкость батареи соответствующая. Опять-таки попасть из этой бандуры можно только в действительно крупную мишень, вроде флаера. А вот бегущего человека срезать уже не так просто будет.

И что самое главное — после использования стоил лазер сущие копейки. Нет, их принимают, конечно, но в кустарных условиях энерговоды пока еще делать не научились, а заводские на две трети стоимости новой установки легко потянут. Плюс работы по замене. Больше возни, в общем.

— А что тебя не устраивает? — удивился Юра.

— Не хочу безоружным остаться, если к туристам подкрепление подойдет.

— Да откуда ему взяться?

— В прошлый раз подкреплению тоже взяться неоткуда было, — демонстративно уставился я в окно.

— Ну, извини, нет у меня стволов свободных, — развел руками Храмов.

— У нас пока штурмовой разрядник не распределен, — вспомнил вдруг Захар. — Можно выделить.

— Возьмешь в нагрузку? — спросил Юрий.

— Энергоячейка там какая?

— Тоже «Кварц-А». И запасных батарей нет.

— Ладно, возьму, — вздохнул я, поняв, что ничего другого выторговать в любом случае уже не получится.

Разрядник — вещь в городских условиях куда более интересная и убойная, но и тут без ложки дегтя не обошлось: он к помехам еще чувствительней. Защиту отключить не получится, а это лишние энергопотери. Но лучше так, чем в критический момент безоружным остаться. Да и толкнуть его потом, в отличие от одноразового лазера, не проблема.

— Не лень тащить — бери.

— А гранат нет, случаем?

— Зачем тебе? — удивился Захар.

— На всякий случай, зачем еще. Жизнь штука такая, никогда не знаешь, что понадобится. Юрий Михайлович, вот в курсе…

Храмов только хмыкнул и пожал плечами:

— Захар, выдай разрядник с гранатой этому маньяку и начинай инструктаж для звеньевых. Через час выдвигаемся.

— Мне деньги еще надо домой закинуть, — забеспокоился я.

— Э-э-э, нет. Все, кто в деле, уже никуда не уйдут.

— Ну ты, блин, конспиратор!

— Жизнь такая, — невозмутимо заявил Храмов. — Иди, оружие получай. Я тебя звеньевым думаю сделать. Не против?

— Только за.

 

Инструктаж для звеньевых Захар собрался проводить в соседней аудитории; заявившись туда самым первым, я рукавом куртки смел на пол осколки стекла с приглянувшейся парты и убрал под нее короб с лазером. А сам начал изучать разрядник, внешне напоминавший дробовик с пистолетной рукоятью и объемным наростом энергетической ячейки вместо магазина. Выданный мне экземпляр оказался изрядно побит жизнью и украшен многочисленными царапинами, но на первый взгляд неприятных сюрпризов преподнести был не должен.

Я сдвинул вперед переключатель, активируя разрядник, и нахмурился: на миниатюрном экране начала медленно расти полоска, отображавшая процесс загрузки управляющего оружием процессора. Секунд через двадцать цевье разрядника начало едва заметно вибрировать, а полоску сменили заключенная в круг буква «А», мигающая двусторонняя стрелка и цифры: «98,6». Впрочем, шестерка тут же сменилась четверкой, и я поспешил вернуть переключатель в положение «Выкл.».

Двадцать секунд! Случись что, за это время только так пулями нашпигуют. И постоянно держать включенной эту бандуру тоже не выход: активная защита в момент энергоячейку разрядит.

Ну и что делать?

Я задумчиво поковырял ногтем треснувшую штурмовую рукоять, и тут в аудиторию начали подтягиваться остальные звеньевые. Эти парни просто разительно отличались от толпившихся на первом этаже бездельников. Сразу видно, довелось в свое время пороху понюхать.

— Присаживайтесь. — Явившийся в аудиторию последним, Захар кинул на пол чем-то туго набитую спортивную сумку и поправил немного перекосившуюся классную доску. Потом магнитами прицепил к ней увеличенную карту нужного района и заявил: — Слушаем внимательно и запоминаем, два раза одно и то же повторять не буду.

— Так точно, херр профессор, — немедленно откликнулся занявший первую парту центрального ряда худой долговязый тип в длинной кожаной куртке, на которой выделялись квадратные пятна заплат. — Яволь, короче!

— Вот и замечательно.

Захар отвернулся к карте и начал вводить нас в курс дела, но особого внимания на его бубнеж я не обращал. Так — краем уха прислушивался, вдруг что-то новое прозвучит. Не прозвучало.

— Вопросы? — уточнил замолчавший наконец Захар и уставился на звеньевых.

— Харчи и воду выдавать будете? — встрепенулся занявший первую парту парень.

— По упаковке концентратов на рыло. Воды не будет. Еще что?

— Подвалы самим искать придется? Ну, чтобы грозу переждать? — спросил бородатый здоровяк, сидевший позади меня.

— Самим. А вот огневые позиции подготовлены заранее, здесь без самодеятельности. И запомните: занять их надо будет сразу после грозы. Без задержек!

— Так говорите, прояснение будет? — шмыгнул носом парень в залатанной куртке.

— Будет.

— А туристы на флаерах прилетят?

— Ты не глухой, случаем? — поморщился Захар. — Я же сказал: два раза повторять не буду!

— Я к чему это, — ухмыльнулся паренек, ощерившись пеньками сломанных зубов. — На флаерах обычно сканеры ставят. Мы там такие модные заляжем с этими пукалками, а они засекут нас и прихлопнут чем-нибудь дальнобойным. Или стороной облетят.

— Не проблема, — отмахнулся Захар и, присев, расстегнул отставленную к стене сумку. — Универсальный маскировочно-защитный костюм кому-нибудь использовать приходилось? — Он вытащил запечатанный в пластик комбинезон, в сложенном виде не превышавший размерами упаковку с мужской сорочкой, и продемонстрировал его нам. — Ну, хоть видели такие раньше?

Раздавшееся в ответ неуверенное мычание его не порадовало, и Захар тяжело вздохнул.

— Это «Хамелеон», что ли? — пригляделся к упаковке с комбинезоном парень на первой парте. — Но от сканера-то…

— Костюм не только принимает цветовую гамму окружающей среды, но и дает некоторую защиту от энергетического излучения и закрывает владельца при сканировании местности, — объяснил инструктор и предупредил: — Только не надо флаер посреди улицы караулить, хорошо? Укроетесь в домах. Стрельбу первыми не открывайте. Если у кого-то из ваших людей не выдержат нервы, без денег останется все звено.

— Да понятно, чего там, — сплюнул на пол молчавший до того третий звеньевой. — С авансом чё?

— Получите на выходе.

— Так мы пошли? — поднялся из-за парты явно битый жизнью мужик лет сорока с изуродованной ожогом левой щекой.

— Сначала распределим цели. Твое звено отвечает за первый флаер сопровождения. Твое, — Захар подошел к парню, сидевшему за первой партой, — за последний. Оставшиеся два звена атакуют главную машину. Всем все ясно?

— Ясно, — зевнул бородач позади меня.

Я молча кивнул.

— Тогда получайте защитные костюмы на своих людей и валите отсюда. Выходить уже пора.

Звеньевые выстроились в очередь, я встал последним, а когда Захар отсчитал четыре упаковки, попросил:

— Дай еще один комплект.

— По жизни носить собрался? — хохотнул убиравший комбинезоны в пластиковый пакет бородач.

— Не, в них, говорят, дышать невозможно, — усмехнулся я.

— Зачем тебе? — нахмурился Захар.

— Да мало ли, — не стал я ничего объяснять. — Жалко тебе, что ли? Он же одноразовый, копейки стоит.

— Держи.

— Благодарю.

Я вернулся к столу и, жалея, что не прихватил с собой рюкзак, сложил упаковки с «Хамелеонами» на подоконник. Оценивающе глянул на короб с лазером и приуныл. Нагрузили, блин…

— Долго ты? — окликнул меня Захар.

— А знаешь что…

— Скажешь, узнаю.

— Пришли моих сюда. Я им тоже инструктаж устрою.

— Какой инструктаж, выходить пора!

— И как я все это потащу?

— Проблемы хомяков…

— Хорош!

— Ладно, держи. — Парень кинул мне опустевшую сумку и, сорвав с доски карту, вышел из аудитории. Но тут же заглянул обратно и предупредил: — Можешь ее потом себе оставить.

— Слушай, а что двусторонняя стрелка на дисплее разрядника обозначает? — вспомнил я про непонятный значок.

— Модуль активного анализа цели. Для снижения расхода энергии.

— Это как?

— Ну, грубо говоря, разрядник определяет, куда ты его направил, и сам мощность импульса отрегулирует, — закатил глаза Захар. — Чтобы человека в бронежилете поджарить, один разряд нужен, без бронежилета — другой. При работе по технике аналогичная калибровка идет. Понятно?

— Понятно.

— Бегом тогда!

— Иду.

Я быстренько поскидывал в сумку упаковки с защитными костюмами, закинул на плечо ремень разрядника и с коробом лазера под мышкой направился на выход.

Пора уже со своими подчиненными познакомиться. Только вот чувствую, особых положительных эмоций это знакомство не доставит. Судя по рожам толпившихся на первом этаже дегенератов, у них только выпивка и дурь на уме. Поэтому и подписались на эту авантюру.

Но все оказалось вовсе не так плохо. Видимо, самых пропащих Храмову удалось отсеять, и дожидались меня нормальные парни. Точнее — мужики.

Всем за тридцать. Одеты, конечно, в рванину, но рванину, аккуратно залатанную. У меня в общем-то одежка ничуть не лучше. Да и лица у товарищей совсем не пропитые. Или не совсем пропитые? Ну да разница невелика. Мне с ними одно дело провернуть, а потом хоть трава не расти.

— Здрасте, — остановился я рядом с мужиками и легонько ткнул носком ботинка по составленным в угол коробам с лазерами. — Пользоваться доводилось?

— И вам не хворать, — ничего не ответив по существу, кивнул высокий лысоватый мужик в зеленой брезентовой куртке и спортивных штанах. — Вы, так понимаю, наш звеньевой?

В его взгляде мне почудилось неприкрытое удивление тем, что командовать ими поставили какого-то пацана, но возмущаться этим обстоятельством Лысый благоразумно не стал.

— Именно, — подтвердил я и, перехватив взгляды, которыми обменялись мои новоявленные подчиненные, спросил: — Между собой знакомы?

— Типа да, вместе держимся.

— Я — Владимир.

— Лысый, — вполне ожидаемо представился мой собеседник.

— Данил, — протянул руку стоявший рядом с ним мужчина, не столь высокий, но куда более широкоплечий. Этот напялил прожженную сразу в нескольких местах болоньевую куртку, заношенные до дыр джинсы и каракулевую кепку.

— Тихон, — спрыгнул с подоконника самый молодой из троицы, в облике которого проглядывало что-то кавказское. Нос с горбинкой, черные глаза…

— Повторяю вопрос: агрегаты всем знакомы?

— Ну, типа да, — неуверенно ответил Лысый, поколебался и добавил: — Теоретически.

— С чего б тогда начать? — задумался я. — С прицеливанием проблем не будет, специальные очки в комплекте идут. Размахивать лазером не надо, это не гиперболоид, одним махом флаер насквозь не прожжет. Плюс они двигаться будут — если повезет, сами обшивку распорют. Главное, ровно удерживайте.

— Ясно. Будем знать.

В отличие от разрядников и иглометов, лазерное оружие особого распространения так и не получило. Использовали его в основном против низколетящих воздушных целей и легкобронированной техники, ну и для зачистки улиц при массовых беспорядках применяли, было дело…

От неприятных воспоминаний меня замутило, и я отошел к разбитому окну.

— На выход! — громогласно распорядился Захар. — Живее!

— Держите, — вытащив из пакета, рассовал я мужикам упаковки с защитными костюмами.

— Все серьезно? — ухмыльнулся Лысый. — Типа и в самом деле туристов стрелять идем?

— Ну да, — подтвердил я и указал на выход: — Вперед.

Во дворе хозблока к этому времени собралось уже человек двадцать, но людей Храмова выделить из толпы не составило никакого труда. И отличались они даже не новенькой одеждой и огнестрельным оружием, а уверенным видом.

Сразу понятно, что ребята не промах, да только они явно пришлые. Захар, думаю, в «пятне» не первый раз, а остальные запросто дров наломать могут. Теперь ясно, зачем Храмову наемники понадобились: его-то парни из-за незнания местной специфики разве что в надзиратели и годятся. Недаром ведь мне одному разрядник выдали, а у остальных только лазеры. Против автоматов при таком раскладе воевать — последнее дело. Нет, спрыгнуть ни у кого не получится, придется до конца идти.

— Внимание! — обратился к нам Захар.

Сам Храмов держался на заднем плане и внимания к себе старался не привлекать. Зуб даю — даже звеньевые Захара главным в этой компании считают.

А парень дождался, когда затихнут разговоры, и продолжил:

— К Свердловскому проспекту выдвигаемся одной группой, там разделяемся на звенья и укрываемся в подвалах, чтобы переждать грозу, — при этом известии большинство местных поежились, — потом сразу занимаем позиции. Вся необходимая информация есть у звеньевых.

— Идем как? — уточнил бородач, сидевший на инструктаже позади меня.

— Сначала по Братьев, потом по Партизанской. Через проспект переходим в районе архива.

— А если…

— Никаких «если», — перебил звеньевого Захар. — Маршрут контролируют наблюдатели, в случае чего, они нас предупредят.

— Ясно…

— Все, разбирайте сухой паек и выходим.

— А остаток когда выплатят? — не выдержал кто-то из наемников. — Здесь или на месте?

— На месте. Идем!

Мы вышли со двора и зашагали к проглядывавшей через не успевшие облететь кусты улице. Но на проезжую часть выходить не стали, свернув вместо этого на широкую асфальтированную дорожку, проложенную вдоль газона на обочине. Слева показались стены и сторожевые вышки Дневного базара, за ними — разбомбленное здание Старого рынка и многоэтажная громада автомобильного паркинга. Но вскоре они остались позади, уступив место зиявшим выбитыми окнами и редкими прорехами стенам многоэтажных жилых домов. Пустынная улица, как и прежде, была перегорожена сгоревшими автомобилями, но я не расслаблялся и внимательно поглядывал по сторонам.

Пусть идиоты, готовые напасть на два десятка вооруженных до зубов людей, давно отправились в края вечной охоты, но поисковые группы зверей вполне способны принять нас за конкурентов со всеми вытекающими из этого последствиями. В ближний бой они, разумеется, не полезут, а вот обстрелять с безопасного расстояния — запросто. У этих гадов с патронами проблем отродясь не бывало.

Схлопотать пулю или пару осколков хотелось меньше всего, поэтому я потихоньку замедлил шаг, и вскоре наше звено незаметно для остальных переместилось в самый конец колонны. От шагавшего неподалеку Юрия Храмова этот маневр, впрочем, не укрылся, но он лишь подмигнул и ничего говорить не стал.

— Владимир! — окликнул меня Данил, взгромоздивший короб с одноразовым лазером на плечо. — А эти штуки, — он похлопал ладонью по боку футляра, — точно сработают? А то, пацаны болтали, списанные через раз стреляют.

— Эти не списанные.

— Да?

— Очки видел? При списании их из комплекта убирают.

— А! Тогда ладно…

Тут шагавшие в авангарде парни ускорили шаг, и мы побежали через попавшуюся на пути дорогу. Впереди показались заброшенные дома частного сектора, и настороженно посматривать по сторонам стал уже не один я. В поселке дороги не перекрыть при всем желании, какая-нибудь сволочь из зверей лазейку да найдет.

Ну и обосновавшиеся в соседних садах деятели дружелюбием тоже не отличались. Всю праздношатающуюся публику новоявленные адепты натурального хозяйства сразу записывали в потенциальные мародеры и поступали с ними по законам военного времени. Из-за столь неконструктивной позиции они время от времени имели много проблем, но, похоже, ничего менять в своем поведении не собирались.

— Не люблю я типа по открытым местам разгуливать, — передернул плечами Лысый, напряженно шаря глазами по выстроенным на краю поселка кирпичным особнякам.

— Да и небо еще, — поддержал его Тихон. — Так и кажется, будто из-за облаков флаер вынырнет…

— Флаер не вынырнет. — Я запрокинул голову и уставился на низкие тучи, едва не задевавшие краями крыши высоток на другой стороне дороги. — А вот под дождем оказаться не хотелось бы.

— Это точно, — согласился со мной Лысый и шмыгнул носом. — Слушай, командир, у тебя курева нет? А то дыму нанюхался, наизнанку всего выворачивает.

— Не, бросил.

— Ну, я типа тоже. Но приперло вот…

— Давайте-ка прибавим.

Вскоре впереди замаячили многоэтажки, и поселок как-то незаметно остался позади, но спокойнее от этого не стало. Начинались ничейные земли, и шансы нарваться на шальную пулю увеличивались буквально с каждым шагом. И вот сейчас многочисленность отряда вполне могла сыграть с нами дурную шутку: а ну как не пожалеет кто заложенного загодя на всякий случай фугаса?

Подручные Храмова залязгали затворами автоматов, наемники лишь втянули головы в плечи и ускорили шаг. Успеть воспользоваться убранными в короба лазерами никто по понятным причинам не рассчитывал, да и я разрядник активировать не стал — иначе, пока доберемся до места, батарея точно сядет.

— Может, на другую сторону перейдем? — потихоньку предложил я, склонившись к плечу Храмова, когда пришлось выйти на проезжую часть, огибая кучу бесформенных обломков, оставшихся от рухнувшего дома.

— Нет, от реки незаметно подойти могут, — покачал тот головой. — А в развалины никто в здравом уме не полезет, там только чихни — и все обвалится.

— Ну, как знаешь…

— Не бери в голову, если что — нас прикроют. Вот после архива смотреть в оба придется.

 

 

 

И в самом деле — обошлось. До проспекта удалось добраться без приключений, а там Захар достал из кармана обычный белый платок и несколько раз махнул им над головой. С крыши невесть как уцелевшего при бомбардировках архива вскоре просигналили в ответ, и нас моментально погнали на ту сторону дороги.

Осторожничать и в самом деле не стоило: с кирпичной высотки все окрестности, как на ладони, мимо и мышь не прошмыгнет. Риск нарваться на зверей или какую-нибудь местную банду сейчас в расчет можно было не принимать, а вот дождь того и гляди обрушится.

На улице к этому времени сильно стемнело, тучи непроницаемым покровом затянули небо, и резкие порывы ветра начали поднимать в воздух целые клубы пыли. Кожу закололи легкие разряды статического электричества, а стоило нам оказаться на той стороне проспекта, как в лицо полетели первые капли дождя.

— Далеко не разбегаемся! — перекрывая шум ветра, заорал Захар, и отряд немедленно распался на отдельные звенья.

— За мной! — скомандовал я и, закрываясь рукой от летевшей в лицо пыли, бросился вслед за Храмовым. Он-то наверняка заранее поиском убежища озаботился, а у нас на это уже времени нет. Вот-вот ливанет.

— В подвал? — хрипло уточнил нагнавший меня Лысый.

В этот момент неподалеку сверкнула молния, а мгновенье спустя до нас донесся оглушительный раскат грома.

— Подсадите!

Я подскочил к пятиэтажке, закинул в темный провал окна короб с лазером и, уперев ботинок в сцепленные ладони, забрался в комнату. Тут же перегнулся обратно через подоконник, ухватил протянутую руку и втащил к себе Лысого. Он, в свою очередь, помог забраться к нам Тихону и Даниле; я убедился, что все в порядке, и отошел в глубь комнаты. Там уселся на корточки, прислонился к стене и с облегчением перевел дух.

Успели!

А в следующий миг обрушился дождь. Внезапно — будто небо раскололось. Поднятую ветром пыль сразу прибило к асфальту, от окон потянуло свежестью, и мрак заброшенного помещения разогнали отблески молний. Раскаты грома накатывали уже беспрестанно, а стоило закрыть глаза — и начало казаться, будто в городе вновь идут бои.

Хотя какие взрывы, какие выстрелы? Просто гроза.

— Чуть-чуть, и встряли бы, — подошел некоторое время спустя ко мне Лысый и уселся на невесть где раздобытую сидушку от стула. — Типа повезло.

— И не говори, — кивнул я, наблюдая через оконный проем за разгулом разбушевавшейся стихии.

— Осень! — вздохнул присоединившийся к нам Данил. — И на час, и на два зарядить может.

— «Эй, осень, дева старая, накликает на меня беду», — тихонько, себе под нос пропел я, и тут из-за попадания молнии содрогнулся, казалось, весь дом. От оглушительного раската грома зазвенело в ушах, и мы поспешили перебраться в глубь коридора.

— А кто-то наверняка ушами прохлопал, — усмехнулся присоединившийся к нам Тихон.

— Главное, чтобы наши все попрятаться успели.

— А ведь мне в детстве дождь нравился, — задумчиво вздохнул Данил. — Летом, теплый. Никогда с улицы не уходил.

— Ну, ты и сейчас типа можешь, — поддел приятеля Лысый.

— Иди ты!

— Есть будет кто? — Я расстегнул сумку и достал оттуда одну из выделенных на звено упаковок с пищевым концентратом.

— Не, мы на потом отложим, — за всех отказался Лысый.

— Как знаете.

Я надорвал пластиковую обертку и отломил дольку от плитки концентрата, напоминавшего на ощупь обычный сухарь. С отвращением прожевал, запил водой и, убрав фляжку обратно на пояс, зевнул:

— Ладно, как на улице успокоится, разбудите меня.

— Ты чего это, спать собрался? — удивился Лысый.

— А почему нет?

Засыпать в походных условиях мне было не привыкать. Лежа, сидя, стоя — без разницы. Даже на ходу спал, было дело. Но на ходу дремать чревато тем, что забрести можешь непонятно куда, а сейчас грех не покемарить. Так и так все от дождя попрятались.

— Ладно, разбудим. — Лысый достал замусоленную колоду карт и предложил приятелям: — В очко?

Я устроился поудобней, закрыл глаза и моментально уснул. А проснулся, когда уже начала стихать гроза. Глянул в сторону окна и невольно поежился: на улице заметно посветлело, но не из-за отыскавшего прореху в облаках солнца, а из-за будто бы разлившегося в воздухе призрачного огня.

— Долго спал? — прикрыв ладонью рот, широко зевнул я.

— Да вечер уже, — скинув карты, ответил Данил.

— Гроза заканчивается?

— Ага, сейчас искрить начнет, — простуженно шмыгнул носом Лысый и спрятал колоду в карман. — Похоже, нам скоро выдвигаться.

Тут прямо за окном к небу рванула искра энергетического разряда, и кожу защипало от разлившегося по помещению статического электричества. Я поднялся с пола, вышел в соседнюю комнату и встал в паре шагов от окна. Дождь на улице еле капал, и держала нас в заброшенном доме уже не гроза: прямо на моих глазах гулявший по дороге вихрь заискрил и рассыпался на сотни оранжевых огонечков, а потом по глазам ударила вспышка и к облакам протянулась ветвистая молния. И еще одна, и еще…

Природный — а природный ли? — катаклизм набирал силу, на улице стало светло, будто солнечным днем, и у меня на голове зашевелились волосы. Я прикоснулся к трубе центрального отопления и зашипел, когда между пальцами и железом проскользнула искра.

Да уж, тем, кто сейчас оказался на улице, не позавидуешь.

— Ну как там? — спросил Тихон, стоило мне вернуться в коридор.

— А как там может быть? — пожал я плечами и принялся распечатывать один из защитных костюмов. — Искрит.

— Уже выдвигаемся, что ли? — удивился Лысый. — Там же типа искрит?

— Не, это я так…

«Хамелеон» и в самом деле надевать слишком рано. И жарко в нем, и порвать можно. Пусть армированный металлическими нитями пластик достаточно прочный, но зацепишься неудачно, и все. Малейшая прореха —и толку от него не больше, чем от солнечного зонтика.

— А чего тогда? — заинтересовался Данил.

— Разрядник запакую.

Я расстегнул комбинезон, уложил в него оружие и вновь застегнул. Потом аккуратно смотал излишки и оглядел получившийся сверток. Нормально.

— Думаешь, его засечь могли? — озадаченно почесал затылок Тихон и отправил в рот полоску вяленого мяса.

— Не, — мотнул я головой. — Комбинезон хоть небольшую, но защиту от помех даст. Все не так быстро батарея разряжаться будет.

— Ага, точно. Она же с активной защитой. — Раскрыв короб с лазером, Лысый вынул лежавшую отдельно энергоячейку и с явственно прозвучавшим щелчком вставил ее в соответствующий отсек тубы. — Но нам вообще-то по барабану. На один выстрел заряда точно хватит.

— Вам по барабану, — согласился я. — А разрядник поберечь надо.

— Так это! Прояснение же! — уставился на нас Тихон. — Какие помехи?

— Ну ты типа как маленький! — усмехнулся Лысый. — Во-первых, помехи постепенно пропадают. Во-вторых, какой-то фон все равно остается.

— Ну, может быть…

— Точно тебе говорю!

Закинув сверток с разрядником на плечо, я взял в другую руку короб с лазером и подошел к окну. По залившим асфальт лужам лениво шлепали редкие капли, разряды молний рвались к небу уже где-то за домами, и стало ясно, что гроза ушла дальше.

— Собирайтесь! — скомандовал я. — И сумку возьмите.

— Стихло, что ли? — удивился Тихон.

— Ага.

Я забрался на подоконник и выпрыгнул на наружу. На улице было прохладно, в воздухе висела мелкая морось. Но это ерунда. Максимум насморк подхватим. А вот если не успеем на место выдвинуться, все куда плачевней закончится.

— Володя! — тут же окликнул меня стоявший на соседнем крыльце Захар.

— Чего?

— Позицию свою помнишь?

— Помню.

— Тогда бегите, мы пока остальных соберем.

— Хорошо. — Я обернулся к выпрыгивавшим из окна подчиненным и прикрикнул: — Живее давайте!

— И помните — стрелять только по команде! — напомнил Захар. — Только по команде!

— Хорошо!

Без поддержки атаковать флаеры и в самом деле не лучшая затея. Даже если свою машину и собьем, остальные точно высоту наберут и уйти успеют. Да и при слаженных действиях всего отряда шансы на успех вовсе не стопроцентные. Будь в команде опытные стрелки или оружие посерьезней — вопросов бы не было, а так…

Но тут из подъезда, на крыльце которого стоял Захар, несколько крепких парней выволокли два длинных и явно очень тяжелых ящика, и стало ясно, что на одни лишь лазеры Храмов полагаться не стал. Выходит, ему и посерьезней оружие раздобыть удалось. Ну да жук, он и есть жук.

— Командир, сейчас куда? — спросил Лысый.

— Дворами пройдем, — на мгновенье задумавшись, решил я и посмотрел на прояснившееся небо. Все — время пошло.

— Уверен?

— Да.

Нечего у проспекта лишний раз светиться. Пусть все от грозы попрятаться должны были, но самые беспокойные товарищи совсем скоро из своих нор вылезать начнут. У зверей в прояснения самый сенокос, а в этом районе на них проще простого нарваться. Постоянно здесь катаются: сколько дорогу сгоревшими машинами ни перегораживали, каждый раз растаскивают. Никакой управы на сволочей нет…

— Володя! — вновь дернул меня Захар. — Давайте быстрее!

— Идем уже! Идем! — вздохнул я и направился в обход дома.

Повсюду на асфальте валялись поломанные ветром ветки, шлепавшие по лужам ботинки почти сразу промокли, а с деревьев за шиворот то и дело капала холодная вода. Лавируя меж брошенных автомобилей, мы прошли двор пятиэтажки и зашагали дальше, уже не опасаясь, что на голову рухнет треснувший сук. От проспекта нас теперь прикрывали жилые дома, и какое-то время можно было просто идти, не опасаясь нарваться на засаду.

Но вскоре впереди показалась дорога, и пришлось вновь замедлить шаг. Внимательно оглядев окрестности, я немного успокоился и скомандовал:

— Бегом!

Мы метнулись через проезжую часть и с ходу вломились в росшие на противоположном газоне кусты. Продравшись через густые заросли, вымокли с ног до головы и, тихонько проклиная все на свете, убрались во двор соседней пятиэтажки. Там прошли мимо захламленной хоккейной коробки и оказались в опасной близости от жилого дома, на верхних этажах среднего подъезда которого сквозным отверстием зияли выломанные взрывом панели. Обогнули его, стараясь держаться подальше от валявшихся на асфальте обломков, потом еще немного поплутали и наконец вышли к нужной хрущевке.

Осторожно заглянув в подъезд, я позвал парней, и по заваленной мусором лестнице мы поднялись на третий этаж.

— Может, повыше заберемся? — предложил Лысый. — Там типа обзор лучше.

— Не стоит, — отмахнулся я и прошел в первую попавшуюся квартиру. — Мало ли, вдруг ноги делать придется?

— Тоже верно, — согласился со мной тяжело дышавший Данил, как-то слишком уж сильно запыхавшийся после подъема на третий этаж.

— Лазеры сразу включать? — уточнил Лысый.

— Нет, но будьте готовы. И запомните: наш флаер самый здоровый! Лететь он должен вторым. Стреляйте только по нему, на машины сопровождения не отвлекайтесь! И цельтесь в двигательный отсек, чтоб наверняка.

Я раскрыл короб с пластиковой тубой лазера, внутри которой что-то дребезжало, вставил энергоячейку и положил ее обратно.

— Очки чего-то не фурычат, — пожаловался вдруг Тихон.

— Как агрегат подключишь, так и они заработают, — пояснил Лысый. — Типа синхронизация.

— Именно, — подтвердил я и достал запечатанные в целлофан очки. Разорвав упаковку, сунул их в нагрудный карман куртки и прикрикнул на мужиков: — Готовьтесь! Скоро начнется!

— А они, блин, универсальные! — заявил вдруг Данил.

— Кто? — не понял Лысый.

— Да очки же! Вот маркировка!

Я посмотрел — и в самом деле, согласно стоявшему на дужке треугольному значку, очки были совместимы с любым стрелковым оружием, оборудованным соответствующим чипом. У меня, кстати, разрядник как раз из таких. Удачно получилось. За комплект больше денег выручить получится.

— Мы типа это… — замялся Лысый, — оставим их потом себе? Денежку срубим…

— Да не проблема, — великодушно разрешил я и, вспоров упаковку, разложил на полу защитный комбинезон. — Готовьтесь, говорю, уже. Дождь давненько закончился, сейчас пожалуют.

Мужики начали суетиться; я выглянул в окно и приметил стоявшего в кустах у дома на противоположной стороне улицы Захара. Тот помахал рукой, дождался ответного сигнала и убежал за угол.

Ну все, началось!

— Быстрее!

Я вкрутил запал в лимонку, сунул ее в карман куртки и прямо в одежде влез в маскировочный комбинезон. Аккуратно застегнул молнию и натянул на голову капюшон, но прилаживать к нему маску респиратора пока не стал. Вместо этого передвинул ползунок на тубе лазера в положение «Вкл.» и присел у окна. Передвигаться в безразмерном «Хамелеоне» было не слишком удобно, да только сейчас и не требовалось никуда бежать. А сидеть в засаде — почему бы и нет?

— Если кто выстрелит без команды, без денег останутся все, — напомнил я.

— А какая команда будет-то? — спросил поправлявший маску Данил.

— Команда будет такая, что не перепутаете.

— В соседнюю комнату пойду, — пояснил Тихон и вышел в коридор.

Данил последовал за ним; Лысый остался со мной и устроился у окна.

Я натянул респиратор, застегнул молнию и сразу почувствовал, насколько труднее стало дышать. Потом попытался надеть сверху очки, но они соскользнули, и пришлось убрать их под маску. Ладно, хоть пластик не запотевает пока.

— Гудит вроде, — пробормотал Лысый, склонив голову набок. — Типа движок…

— Не слышу пока, — прислушавшись, покачал я головой, но штурмовой разрядник все же включил. Если что-то пойдет не так, лучше оружие под рукой держать. А ждать его активации двадцать секунд — чистое самоубийство.

— Точно гудит, — кивнул мужик.

Да тут уж я и сам расслышал какой-то странный шум, а несколько секунд спустя с соседней улицы вынырнула летевшая на уровне пятого этажа бронированная «сигара» флаера сопровождения. Следом показался еще один летательный аппарат — раза в три больше первого.

— Ну, понеслась… — прошептал Лысый, заметив на фоне темнеющего неба последний, третий флаер, и положил тубу лазера на плечо.

— Стоять! По команде! — зашипел я и, устроив свою установку на подоконнике, притопил пальцем гашетку.

Баллистический процессор тут же включился, и на стеклах очков замерцали тусклые точки, показывающие, куда именно должен попасть лазерный луч, приди мне в голову выстрелить прямо сейчас.

Удобно, блин. Особенно если учесть, что флаер бронированный и полосовать его лазерными лучами наугад — это неплохая заявка на коллективное самоубийство. Вон сколько бортовых разрядников во все стороны торчит. Ох, непростые туристы пожаловали, совсем непростые…

И на фига только на это дело подписался?

Хотя — туристы, да еще сверху…

Как такое пропустить?

— Только по команде! — повторил я, чувствуя, как начинают дрожать от выброшенного в кровь адреналина поджилки. — Не раньше!

— Да помню я, помню… — отозвался Лысый, и тут у соседнего дома раздался приглушенный хлопок. А следом — еще один.

К флаерам устремились две яркие точки, боевые машины начали набирать высоту, но уже мгновенье спустя стены содрогнулись от оглушительного взрыва, а небо раскрасили ослепительные всполохи огня.

Фейерверк! Это, мать его, обычный фейерверк!

Хитрость сработала на все сто: пилоты и операторы бортовых разрядников на несколько мгновений оказались ослеплены, а часть наружных камер и датчиков наверняка вышла из строя.

И в тот же миг из окон противоположной пятиэтажки вырвались четыре тонких луча, которые подобно ослепительным спицам вонзились во флаер сопровождения. Пилот резко кинул машину к земле, но избежать катастрофы ему уже не удалось. Из двигательного отсека повалил дым, а потом мощный взрыв разметал в разные стороны оплавленные куски обшивки, и транспорт пылающими обломками рухнул на землю.

Промчавшийся над местом катастрофы основной флаер попытался набрать скорость и уйти из зоны обстрела, но вместо этого лишь подставил под удар свой правый борт, и с крыши соседнего дома его немедленно начало обстреливать звено бородача. Я тоже вдавил гашетку и во всю глотку заорал:

— Жги!

Вырвавшийся из тубы лазер начисто срезал один из автоматических разрядников и, оставляя на металлических пластинах оплавленный рубец, вспорол днище. Следом в бронированное чудовище вонзились еще три луча, но тут открыли огонь бортовые орудия, наведенные на соседнюю крышу. Выпущенная почти в упор серия энергетических разрядов снесла два верхних этажа, а в следующий миг досталось и нашему дому.

Меня отшвырнуло в сторону и приложило о дверной косяк, да так, что висевшая в петле на поясе арматурина чувствительно врезалась в бедро, угодив между мной и стеной.

Мать!

Когда наконец удалось подняться на ноги, я первым делом попытался вытереть осевшую на лицевой щиток «Хамелеона» пыль, но лишь сильнее размазал ее по прозрачному пластику. Шансы вслепую выпутаться из этой передряги были равны нулю, и, рванув молнию, я поспешил стянуть с себя маскировочный костюм. Потом подхватил валявшийся на полу разрядник и метнулся обратно к окну.

Палившая из всех стволов вторая машина сопровождения на моих глазах задымилась, а потом резко ушла в сторону и, врезавшись в стену дома, взорвалась. Медленно набиравший высоту основной флаер попытался перевалиться через крышу хрущевки, но не смог — где-то внутри у него раздался приглушенный хлопок, и транспорт рухнул на землю прямо перед нашими окнами. От удара содрогнулся пол; едва устояв на ногах, я расстегнул запасной комбинезон и вытащил из него разрядник.

И лишь потом вспомнил о мужиках. Заглянул в коридор и невольно подался назад. Соседней комнаты больше не было. Остались лишь боковые стены, а все остальное превратилось в рухнувшую на первый этаж кучу обломков.

Тут за моей спиной раздался надсадный кашель, я бросился к скорчившемуся на полу Лысому и сорвал с него респиратор.

— Ты как?

— Жить буду, — прохрипел в ответ тот. — Сам как?

— Нормально, — ответил я и, закинув ремень разрядника на шею, помог мужику подняться на ноги. — Уходим!

Беспрестанно кашляя из-за витавшей в воздухе пыли, мы по лестнице спустились на первый этаж, и я толкнулся в дверь выходившей окнами на улицу квартиры.

— Ты куда? — удивился Лысый.

— Выходи через подъезд, я прикрою.

— Договорились.

Мужик заковылял по коридору; мне ударом плеча удалось распахнуть заевшую дверь, и тут за окном раздался металлический лязг. Я немедленно подскочил к окну, выглянул на улицу и обомлел: из люка рухнувшего набок флаера вывалился тащивший кого-то за собой лингер.

Невысокий, с вытянутым черепом и бугрившимися под защитным костюмом мышцами гуманоид, будто почувствовав постороннее присутствие, обернулся и напряженно замер на месте. Но замер лишь на миг. А потом больше напоминавший невесть как выбравшегося на сушу морского хищника инопланетянин неожиданно плавно потянулся за оброненным ручным разрядником.

И тут меня переклинило. Твердо зная, что никак нельзя позволить туристу воспользоваться оружием, я выхватил из петли на поясе сваренные буквой «Т» арматурины, вскочил на подоконник и прыгнул прямо на него.

Лингер уже схватил оружие и начал выпрямляться, когда заточенный металлический штырь, пробив затылочную кость, вонзился ему в голову. В следующий миг мы столкнулись и покатились по земле. При падении в глазах на миг помутилось, но, к счастью, дурнота почти сразу прошла, и, опершись руками о бетонный бордюр, мне удалось подняться на ноги.

Морщась из-за острой боли в спине, я поспешил повернуться к флаеру и вдруг заметил появившегося в проеме распахнутого люка второго лингера. По счастью, состояние туриста оставляло желать лучшего и, выдернув из-за спины болтавшийся на ремне разрядник, мне удалось выстрелить первым. Энергетический импульс отбросил судорожно дернувшуюся фигуру в глубь флаера, и вдогонку ему тут же полетела лимонка. Повалившись на газон, я прикрыл голову руками и уткнулся лицом в траву, а в следующий миг раздался приглушенный взрыв.

— Володя! Володя! — кинулся ко мне выскочивший из подъезда Лысый. — Ты как?

— Нормально, — даже не пытаясь подняться с земли, откликнулся я. — Жить буду.

— А где парни?

— Не знаю...

Я перевалился на бок и попытался расслабиться, дожидаясь, когда перестанет кружиться голова. Ничего, полежу в мокрой траве, оклемаюсь. Сейчас отпустит уже...

Лысый расстегнул молнию комбинезона, и тут неподалеку затрещали автоматные очереди. Громыхнула граната, рявкнул пулемет.

— Что за дела? — удивился мужик и начал пуще прежнего избавляться от «Хамелеона».

— Без понятия.

Я прислушался к перестрелке и нахмурился — насколько помню, у боевиков Храмова ручных пулеметов при себе не имелось. А у туристов их и подавно быть не должно.

— Надо типа валить отсюда! — Лысый отшвырнул комбинезон в сторону и протянул мне руку, но тут несколько пуль угодили ему в грудь, и даже не успевший охнуть мужик навзничь повалился на землю.

Что за дела?!!

Я моментально перевалился на живот, приподнял голову и заметил бегущего по улице с автоматом в руках Захара. Вот только Лысого подстрелил точно не он. Нет, подручный Храмова, на ходу меняя магазин АКМа, не отрывал взгляда от переулка между домами. Мгновенье спустя там рыкнул мощный автомобильный двигатель, и на проезжую часть выкатился открытый внедорожник с установленным на турели пулеметом.

Пригнувшись, Захар метнулся к ближайшему подъезду, но пулеметчик оказался шустрее и срезал его короткой прицельной очередью. Погасивший фары автомобиль остановился посередине дороги метрах в тридцати от подбитого флаера, и только тут мне удалось разглядеть, что к пулемету приник негр в сером «городском» камуфляже.

О, черт! Звери пожаловали!

Торопливо нацепив на нос валявшиеся неподалеку очки, я поводил стволом разрядника из стороны в сторону, дождался, пока отметка прицела остановится чуть ниже лобового стекла, и утопил спусковой крючок. Энергетический импульс угодил точно в цель, и внедорожник превратился в груду пылающих обломков.

Разрядник обиженно запищал, жалуясь на вконец севшую батарею, и отключился; я, даже не пытаясь реанимировать оружие, подскочил к лингеру и принялся лихорадочно обшаривать его защитный костюм.

Всю попавшуюся мелочевку без разбора рассовал себе по карманам и уже собрался уносить ноги, когда вдруг заметил, как шевельнулся человек, прикованный к мертвому инопланетянину металлической лентой наручников.

Человек?! Да это девчонка!

И что делать?

Стрельба почти затихла, звери могли появиться в любой момент, но оставить девушку этим выродкам я не мог, а потому опустился на колени и, выхватив нож, со всего маху рубанул лингера по запястью. Ничуть не уступавший заточкой опасной бритве, металлостеклянный клинок легко рассек защитный костюм и плоть, затем уткнулся в сустав и остановился.

Выругавшись, я продолжил кромсать руку туриста, пытаясь отделить кисть, и в итоге добился своего, хоть и перемазался при этом в голубоватой крови инопланетянина с ног до головы. Потом сильным рывком сдернул петлю наручника с культи лингера и, морщась от боли в спине, поволок девушку к углу дома. Только затащил ее в переулок, и тут же дорогу осветили лучи автомобильных фар. Страх придал сил, и, кое-как продравшись через кусты, я завалился в крайний подъезд соседней девятиэтажки.

Показавшаяся поначалу не такой уж тяжелой девушка с каждым шагом оттягивала руки все сильнее, и забраться с ней на первый этаж удалось с величайшим трудом. Там я без сил повалился на ступеньку и хрипло задышал, пытаясь хоть немного прийти в себя. Самочувствие и в самом деле оставляло желать лучшего: сердце колотилось как сумасшедшее, руки дрожали, а одежда чуть ли не насквозь промокла от пота.

Слегка очухавшись, я осторожно спустился к подъездной двери и прислушался к раздававшимся где-то поблизости непонятным крикам и шуму автомобильных двигателей.

Устроят звери облаву или решат, что это один из разрядников подбитого флаера внедорожник взорвал?

Неизвестно.

Но в любом случае, чем раньше мы отсюда уберемся, тем лучше.

Вот только на улицу выходить сейчас слишком опасно. Случайно заметит кто — и хана.

И что делать?

Я с сомнением глянул на дверь в подвал и легонько ее толкнул. Та не шелохнулась. Навалился плечом — и едва не полетел вниз: замок оказался выломан и держался лишь на честном слове. И получается, ничто не мешало мне спуститься в подвал и добраться по нему до подъезда на противоположной стороне дома.

Мне? Да нет — нам.

Взбежав по ступенькам к тихонько постанывавшей в забытье девушке, я откинул у нее с шеи рыжеватые волосы и попытался нащупать пульс. Тот был ровным, но каким-то очень уж редким.

И как быть? Далеко ее на закорках мне точно не утащить. Надорвусь, блин.

Я глянул на курносое, с резко очерченными скулами лицо и с трудом подавил тяжелый вздох. Вот ведь свалилась на мою голову конопатая!

И ведь девчонка явно не турист, а заключенная: очень уж комбинезон тюремную форму напоминает, да и в наручники просто так не заковывают. Но что заключенная — это ничего страшного. Мы со Стасом тоже не на последнем месте в списке федеральных преступников числимся. Храмов тот и вовсе…

Кстати, Юре-то хоть удалось ноги унести?

Стоп! Не о том думаю!

Я принялся изучать обхвативший тонкое запястье стальной браслет и сразу заметил мерцавший зеленым огонечком светодиод. Похоже, именно эта штука девушку в бессознательном состоянии и держала.

Попробовать его снять?

Нет, не стоит — а ну как автоматический инъектор вколет смертельную дозу чего-нибудь успокоительного в превентивных мерах? Те, сверху, на подобные штуки большие мастера.

Я несколько раз хлопнул девушку по щекам, но рыжая и не подумала открыть глаза. Кое-как мне удалось поставить ее на ноги и, обхватив одной рукой за талию, подвести к лестнице. Там мы чуть кубарем не скатились вниз, да и в путешествии по подвалу приятного оказалось мало. Тем не менее рыжая сомнамбула ноги переставляла и на пол не валилась, да и естественных в такой ситуации истерик не закатывала. Просто шла, и все. Хоть какой-то плюс.

Да, хоть какой-то. Потому как других положительных моментов в сложившейся ситуации не наблюдалось вовсе. Вот наткнутся на нас звери, и, как говорится, «живые позавидуют мертвым». Отбиться от них с одним ножом точно не получится. И хорошо, если сразу пристрелят.

А значит, главное — ни на кого не нарваться. Благо на улице уже стемнело.

Чего боялся я больше всего, затаскивая девушку вверх по ведущей в подъезд лестнице, так это наткнуться на запертую дверь. Но нет, двери не было вообще. Уж не знаю, кому она помешала, но сейчас это играло мне только на руку.

Осторожно выглянув на улицу, я несколько минут прислушивался к тишине вечернего города и с облегчением перевел дух. Где-то лилась из водосточных труб вода, где-то шумели ветки раскачиваемых ветром деревьев. И только. Ни выстрелов, ни шума машин.

Я уже окончательно успокоился, решив, что звери убрались восвояси, но тут неподалеку лязгнула автомобильная дверца и раздалось рычание заработавшего двигателя.

Мать!

Обхватив девушку руками, я затащил ее в кусты, но вскоре вновь наступила относительная тишина, и мы кое-как заковыляли к соседнему двору. Оттуда вышли к хоккейной коробке и свернули к проспекту. Но перебегать здесь к Автомобильному училищу я не рискнул и под прикрытием кустов повел девушку вдоль дороги.

Ходу, ходу, ходу!

Надо убираться отсюда!

Убираться!

 

Пока тащились домой, чего только не натерпелся! Это девушке все по барабану было, а у меня от любого шороха сердечко так и подпрыгивало. Прекрасно ведь представляю, что с нами звери сделают. И без разницы уже, найдут нас давешние негры или повезет на арабов нарваться. Хрен редьки не слаще. Итог один и тот же будет.

Но нет — вроде оторвались.

Уже свернув к приютившим нас со Стасом четырнадцатиэтажкам, я позволил себе немного расслабиться, за что немедленно и поплатился. Хотя почему расслабился? Устал просто. Промок, замерз, шатает всего. Вымотался дальше некуда. Девчонка еле ноги переставляла, вот и приходилось за двоих выкладываться…

Немудрено, что подкарауливших нас в тени деревьев парней я заметил, лишь когда по глазам ударил ослепительный луч электрического фонарика.

— Стоять! — распорядился Эльдар Баев и вскинул ружье.

— Охренели? — взвыл я, закрывая лицо свободной рукой. — Выключите!

— Володя, ты, что ли?

— Нет, дед Пихто!

— Ты смотри, он бабу где-то подцепил! — удивился один из караульных, высветив лучом мощного фонаря повисшую у меня на плече девушку.

— Это Стасу подарок, — буркнул я, опережая неудобные вопросы.

— Он может, что ли? — удивился Баев.

— Он все может.

— Ну надо же! Профессионалка?

— Ага, — ухватился я за эту догадку. — Только обдолбанная пока.

— Симпатичная. Комбез, правда, какой-то странный.

— Ты фетишист, что ли?

— Тьфу на тебя! Познакомишь?

— Сутенер подойдет, сам договаривайся.

— Дорого, поди…

— Да уж, недешево, — вспомнив обратную дорогу, совершенно искренне вздохнул я. — Ладно, пора валить!

И, обхватив девушку за талию, я заковылял по краю футбольного поля, мечтая лишь об одном: как бы добраться до своей норы и завалиться спать. Переодеться в сухое, хряпнуть пятьдесят граммов из заначенной на черный день бутылки водки — и спать!

Мечты, мечты…

И Стас весь мозг вынесет, и о девушке позаботиться придется.

О девушке — да.

Если уж на то пошло, лингер точно не стал бы рядового заключенного в центр «пятна» сопровождать. Нет, в этом деле явно какой-то подвох имеется. И лучше бы во всем разобраться до того, как федералы десант высадят и зачистку устроят.

Вот ведь влип…

 

<- Предыдущая глава / Следующая глава ->

 

Купить бумажное издание: Лабиринт, Озон

Купить электронный текст на Литрес

Купить книгу в магазине Автора и скачать текст в форматах fb2, mobi, epub, rtf, txt

 

Павел Корнев. ПадшийПадший

 


Купить: Лабиринт


Текст у Автора напрямую


Текст на Литрес


Купить: Озон

 

Павел Корнев. ПадшийСпящий

 


Купить: Лабиринт


Текст у Автора напрямую


Текст на Литрес


Купить: Озон