Авторизация



 

 

 

Скользкий. Глава 4


Купить бумажное издание
Купить электронный текст на Литрес
Купить и скачать электронный текст на сайте автора в форматах fb2, mobi, epub, rtf, txt

 

Глава 4

 

 

Разбудили меня лучи утреннего солнца, умудрившиеся проскользнуть сквозь тонюсенькую щель между штор. Вот ведь! А так бы еще дрых и дрых. Ладно, время будет – отосплюсь. В конце концов, солнечные лучи не самый плохой будильник в мире. Далеко не самый...

 

Избавиться от сосущей пустоты в животе удалось, в один присест умяв купленные вчера сыр и хлеб. Да и сок пришелся как нельзя кстати. Челюсть не болела, и только иногда царапавший язык острый краешек зуба напоминал о визите в стоматологический салон и о потраченной куче денег.

Это ничего. Деньги не главное. Не главное по сравнению со здоровьем. Для себя давно уже уяснил, что на чём-чём, а на здоровье экономить нельзя. Так не долечишься и загнешься от ерундовой царапины.

Перекусив, я снова залез в кровать, но заснуть уже не смог. Сон как рукой сняло. Оно и не удивительно – вчера отрубился около восьми, а сейчас, судя по солнцу, дело к полудню движется. Надо собираться и пойти нормально позавтракать. Или пообедать. Это уж как получится.

Несколько минут я разглядывал освещенные солнцем веселенькие узоры обоев, потом с некоторым сожалением вылез из кровати и оделся. Выпить, что ли? Нет, надо с этим делом завязывать. Ну или по крайней мере повременить. А то у меня в последнее время по пьяни сплошные головняки.

Стук в дверь застал меня за шнуровкой ботинок. Быстро затянув шнурок, я взял валявшуюся в кресле саблю и встал сбоку от двери. Мало ли кто с чем пожаловал? Совсем не факт, что в гости поутру только мудрые люди ходят.

– Лед, открывай!

Я ухмыльнулся, кинул саблю на кровать и, отперев замок, распахнул дверь.

Илья зашел в номер и огляделся. Контролируешь? Контролируй на здоровье. Все прилично, все в порядке. Пока…

– Туалет здесь где? – сразу в лоб задал вопрос я.

– Последняя дверь по коридору. Слева. – Илья выкинул мою куртку из кресла, уселся в него и, вытянув ноги, поставил правую пятку на левый носок. На шикарных туфлях – а сегодня он был именно в них – ни пылинки. По воздуху он летает, что ли? – Давай быстрее, дел полно.

Дел у него полно. Кто бы сомневался. Я вот тоже теперь не бездельник. Так что попрошу без всяких там инсинуаций.

Не торопясь дошел до туалета, облегчился и так же неторопливо вернулся в номер. Илья стоял перед баром и задумчиво рассматривал его содержимое. Смотрит, чего бы бахнуть, или убытки подсчитывает? Линев закрыл дверцу бара и отошел к окну. Значит, убытки считал.

– "Пшеничная", сто грамм, – подсказал ему я. – Можешь из жалованья удержать.

– Твои документы, – пропустив мое предложение мимо ушей, Линев открыл папку – не расстается он с ней никогда, что ли? – и достал кипу бумаг. – Ознакомься и распишись.

– Вчера, что ли, не все подписал? – удивился я. – Это-то для чего?

– Постановка на довольствие, образец подписи, инструктаж по технике безопасности, допуск в служебные помещения уровня П2 и П3, допуск к архиву, правила ношения оружия. – По мере перечисления у Ильи на лице расплывалась мрачноватая улыбка. – Отказ от работы по совместительству, отказ от посещения казино и залов игровых автоматов…

– Хватит, хватит… – взял протянутую ручку я. Блин, сколько макулатуры! А этот еще ухмыляется. Другого повода поскалиться не нашел? Что-то он сегодня вялый. И синяки под глазами. Не выспался? – Зачем это все?

– А ты как хотел? Не в какую-нибудь шарашкину контору устраиваешься. – Илья достал из внутреннего кармана пиджака целлофановый пакет и вытряхнул из него на стол медную бляху. – Твоя. Советую всегда носить с собой.

– Понятно. – Почти не глядя подмахнув последние бумажки, я схватил и начал разглядывать служебный жетон.

Видеть такие раньше приходилось неоднократно – «Добрый вечер, Дружина, Центральный околоток. Огнестрельное оружие, наркотики, несертифицированные артефакты имеются?» – а в руках держу первый раз. На лицевой стороне выдавлено изображение сокола, вцепившегося когтями в ленту с крохотными буковками "Закон и Порядок". Над ним вычеканено слово "Дружина", а ниже помельче: "Северный околоток. Штурмовой отряд". На обратной стороне обнаружились лишь защелка и семизначный номер 0015475. Жетон мелко завибрировал и едва заметно нагрелся – сработало базовое заклинание, связывающее бляху и ее владельца. Теперь в чужих руках это всего лишь не очень ценный кусок меди.

– Как пользоваться, знаешь?

– Разберусь. – Я надел куртку и прицепил бляху к внутреннему карману.

Насколько мне было известно, помимо функции служебного удостоверения жетон имел встроенную колдовскую систему опознования "свой-чужой". Но самым ценным его свойством было даже не это, а вшитый умельцами Гимназии код, который автоматически блокировал атакующие действия всех артефактов – без разницы, колдовских, чародейских или изготовленных ведьмами, – сертифицированных для продажи в Форте.

– Вот и замечательно. Теперь о деле, – убрал бумаги в папку Илья. – Работать будешь в моей группе. Познакомлю вас послезавтра. Тогда же и инструктаж проведу. И что бы без загулов. Понял?

– Да.

– У нас есть всего три-четыре дня, чтобы выйти на изготовителей мозговертов или каналы их транспортировки в Форт, так что отнесись к этому серьезно.

– Чего это сроки такие ужатые?

– На следующей неделе следственная группа из Северореченска прибывает. Официально – для оказания нам помощи в борьбе с распространением "сапфирового инея". На самом деле – будут копать под всех торговцев дурью. Большое начальство приказало оказать им всестороннюю помощь. Даже сводная бригада специалистов сформирована будет.

– Ну и замечательно.

– Замечательно. Только те торговцы, у кого хоть капля мозгов осталась, не станут зачисток дожидаться и заранее на дно залягут. А так у нас есть неплохие шансы кого-нибудь зацепить. Все ясно?

– Да, – ограничился я односложным ответом. Ясно все, и даже более. Если результат будет у сводной группы – это плюс командировочным. А нарой Илья что-нибудь самостоятельно – это плюс лично ему. – Только как-то странно получается: вся Дружина ничего сделать не может, а мы за два дня всех плохишей переловим.

– Кто говорил о двух днях? У меня уже есть наработки, – отнесся к моим словам всерьез Илья. – Но до тех пор, пока я не вычислю источник утечки информации, о них не будет знать никто.

– Ясно.

– Я рад, что мы поняли друг друга. А для тебя у меня есть персональное задание.

– Какое еще задание? – сразу насторожился я. Как бы в этом "персональном" задании интерес ко мне Ильи и не крылся.

– В прошлом году в Волчьем логе ты встретил некоего Артура Воронцова по кличке Ворон. Так?

– Было дело. – Что, на Вороне свет клином сошелся? Неужели такая крупная партия "синего инея" была?

– И он вместе с твоей группой добрался до Лудина?

– Да. А в чем дело?

– Недавно он вернулся в Форт, но со старыми знакомыми отношения не поддерживает и, по моим данным, активно пытается выйти на производителей мозговертов. Ты должен сегодня завтра его найти и выяснить, что ему известно и кто за ним стоит.

– Постараюсь, – без особого энтузиазма ответил я. Ничего не понимаю. Они сами, что ли, Ворона найти не могут? Странно.

– Не надо стараться. Надо сделать, – командирским тоном выдал Илья, и спорить с ним сразу же расхотелось.

– Оружие мне полагается какое? – сменил тему разговора и заодно перешел к шкурным вопросам я.

– Купишь что-нибудь по своему усмотрению и оформишь на удостоверение.

– Купишь? – возмутился я. – На какие шиши?

– На подъемные. – Илья вытащил из кармана и протянул мне лист бумаги размером с тысячную банкноту, по краям которого шла переливающаяся в солнечных лучах вязь. Вексель Центрального Городского Банка.

– И даже расписаться нигде не надо? – пошутил я, взглянул на номинал и осекся. Пятьсот рублей золотом. Обалдеть! Да в Патруле за такие деньги мне бы полгода вкалывать пришлось. Мое уважение к Дружине стремительно пошло вверх. Действительно, не шарашкина контора. Можно и оружие прикупить и на жизнь останется.

– А ты расписался уже. – Илья поднялся из кресла и пошел к двери. – Губу не раскатывай, это единовременная выплата. Дальше, как все, на окладе сидеть будешь.

– Никто ничего не раскатывал, – совсем не расстроился я. Можно подумать, я в Дружине задерживаться собираюсь. К тому же хрустящая бумажка весом немного за триста восемьдесят пять грамм золота вот она – на руках. – А мне продадут на жетон оружие-то?

– Продадут, я тебе разрешение оформил.

– Замечательно.

– Ну все тогда. Имей в виду – завтра тебе день на поиски Ворона. Только с утра дождешься Григория – это тот парень, который рядом со мной вчера в «Ниве» сидел. Заскочите в пару мест. Он сам все объяснит.

– Договорились, – кивнул я.

– Ну тогда все. Встречаемся послезавтра. – Илья закрыл за собой дверь, прежде чем я успел спросить, где именно состоится встреча.

Ничего, у Гриши конопатого узнаю.

Так, так, так… И куда затариваться податься? Я аккуратно свернул бланк векселя и убрал его в карман. Или обналичить пять сотен и сделать из Форта ноги? Нет, не годится. Сначала все же попытаюсь насчет провала в памяти что-нибудь выяснить. Так что в Форте мне задержаться пока придется. Ничего, день-два в запасе есть.

К тому же ну куда мне сейчас бежать? Надо сначала записи кондуктора как следует изучить. Кстати, где они? Ага, так в кармане куртки и лежат. Несколько минут я пытался разобрать непонятный почерк, потом сунул исписанные черными чернилами листы обратно. Блин, это ж надо такой почерк иметь. Как курица лапой. У меня, правда, у самого не лучше, но я же свой без проблем понимаю, а это закорючки сплошные. Надо садиться и разбираться.

Потом. Не до этого сейчас – вексель руки жжет. Ладно, пойду прикуплю какой-нибудь ствол, а заодно тетрадь и ручку. Вернусь – сразу за расшифровку записей засяду.

Заперев дверь, я спустился в холл, вышел на улицу и только тут понял, что так и не решил, куда пойду. Раньше у меня проблем с оружием не возникало: что в Патруле урвать получалось, что у парней выменять. Да и к Яну всегда завернуть можно было. А сейчас куда податься?

Потоптавшись на крыльце, я решил в первую очередь заглянуть в "Булат". И близко, и цены там раньше особо не задирали. На уровне там всегда цены были. Выбор опять-таки весьма приличный. Вопрос только в том, что брать. Если задержусь в Форте, то идеальный вариант пистолет-пулемет. Тот же "Клин", к примеру. Но к ружьям я больше привык. Да и за городскими стенами дробовик предпочтительней. Эх, мне бы мой старый штуцер!

Бритоголовый кришнаит в красно-оранжевом, не по погоде легком одеянии, заметив мою задумчивость, подскочил и принялся выпрашивать пожертвование. Послал подальше. Тот меня понял правильно и весьма поспешно удалился к поджидавшим его у угла дома собратьям. Странные ребята. Даже по сравнению с "Несущими свет" странные. Не работают, живут на подаяние, еще и гимны дурацкие под звон бубнов распевают.

С наступлением тепла людей на улицах заметно прибавилось. Все куда-то спешили, что-то волокли, тащили и катили. Месили грязь тележные колеса, латали крыши целые бригады ремонтников. В Форт пришло лето, и каждый старался использовать благодатные деньки с максимальной для себя выгодой.

Впрочем, делом были заняты далеко не все: у подъездов домов тусовались компании молодняка, мелькали в сопровождении крепких парней девицы в легкомысленных и весьма открытых нарядах, а частенько попадавшиеся навстречу люди с заторможенными движениями и абсолютно стеклянными глазами и вовсе казались выходцами с других планет.

Этих самих выходцев тормозили дежурившие на каждом углу наряды дружинников, но чаще всего, обыскав, отпускали. Блин, такое впечатление – каждый второй на мозговерты подсел. Уж каждый третий – точно.

Меня постовые тоже несколько раз останавливали для досмотра. Лысина их моя привлекает, что ли? Приходилось распахивать полу куртки и демонстрировать служебную бляху. Все вопросы отпадали сами собой.

Природа, как и люди, пыталась воспользоваться летним теплом на полную катушку. Прямо на глазах из набухших почек проклевывались листочки, порхали от крыши к крыше обустраивавшие гнезда пичуги, а молодая трава уже начинала зеленеть даже в самых темных закутках дворов. В окраске обычной травы лишь приглядевшись можно было различить синеватые оттенки, а вот уверенно теснившая местные сорняки лазурница, которую несколько лет назад занесли с Севера, в солнечных лучах казалась ярко-голубой.

Проигнорировав недвусмысленное предложение уличной шлюхи, я прошел мимо настороженно оглядевшей меня компании длинноволосых парней – все как один в проклепанных косухах, – и свернул к Торговому углу. Магические огни никуда не делись и бесцветными пятнами зависли на уровне третьих этажей стоявших на перекрестке домов. Подивившись чистоте тротуара, я прошел мимо неприметной двери сувенирной лавки и огляделся.

Прямо посередине перекрестка стояла белая «Газель» с синим соколом на боку, а два дружинника о чем-то болтали с охранником торгового комплекса. Припадавший на левую ногу толстяк вышел от Салавата, нервно покосился на дружинников и, чуть не сбив с ног катившего тележку с мусором и метлами дворника, незамедлительно скрылся в подворотне. Две молоденькие девушки обсуждали выставленные на витрине "Серого святого" амулеты. На приличном расстоянии от них, постоянно зыркая по сторонам, топтались три широкоплечих телохранителя. Я мысленно прикинул стоимость ювелирных украшений на девушках: да уж, им без охраны никак. Впрочем, и без украшений в одиночку таким цыпочкам в этом районе лучше не показываться. Дружина Дружиной, но мало ли…

Заметив мой интерес к подопечным, телохранители заметно напряглись. Что ж вы такие нервные, ребята? Я один, а вас трое, к тому же у каждого по "дыроколу". Да и здоровей вы меня раза в два каждый.

Отмахнувшись от расхваливавшего свой товар коробейника, я подошел к "Булату" и замер. Ни вывески магазина, ни до последней буквы знакомой рекламы автомата Калашникова больше не было. Вместо них во всю стену переливалась искорками небесно-голубая надпись: "Алхимия & Жизнь". Несколько минут я оторопело разглядывал зеркальную витрину непонятного заведения и, думаю, так и не решился бы зайти внутрь, если бы не заметивший мою растерянность охранник.

– Подсказать чего? – выбросил окурок в урну и подошел ко мне широкоплечий мужчина лет тридцати пяти.

– Тут же "Булат" раньше был, – указал я на ставшую черной вывеску, буквы которой приобрели стальной блеск.

– Да, хорошее заведение было. Перекупили его, – объяснил охранник. – Теперь всякой алхимической лабудой торгуют. Оружия почти не осталось. Один отдел только.

– Спасибо, – поблагодарил его я и все же решил заглянуть внутрь. Интересно же…

Дверь открылась совершенно беззвучно, но продавец оказался рядом со мной еще прежде, чем она успела закрыться.

– Могу чем-нибудь помочь? – Лощеная физиономия консультанта выражала столь искреннее расположение, что у меня даже промелькнула мысль о его плохом зрении. Ну никак нельзя меня принять за денежного покупателя. Или у них тут совсем с посетителями туго?

– Да я вообще-то ружье приобрести собирался, но вижу – пришел не по адресу. – Даже не особенно приглядываясь, мне стало ясно, что все ближайшие витрины заставлены матовыми пузырьками, металлическими шарами, странными амулетами и статуэтками.

– Мы действительно специализируемся на алхимичесих продуктах, но ими наш ассортимент вовсе не исчерпывается. – Продавец ненавязчиво направил меня в сторону подсвеченной синим двери.

Обратив внимание на отсутствие обычных электрических ламп и магических светильников – мягкий свет излучал весь монолитный потолок, – я последовал за ним и, переступив порог комнаты, едва не присвистнул. Все четыре стены были заставлены и завешены винтовками, автоматами, пистолетами-пулеметами и дробовиками, да еще в центре комнаты стоял стеклянный шкаф с пистолетами и револьверами. И по большей части оружие было совершенно незнакомых мне моделей. Разве что "Абакан" в руках держать доводилось. А "Агран-2000" до этого только на картинке видел. Что еще? М-16, "Клин", "Desert eagle", "Steyer Aug". Вот, пожалуй, и все, что получилось узнать.

Честно говоря, от такой красотищи у меня даже глаза разбежались. Да тут и выбирать почти не надо. Хватай первое, что под руку попадется, и всяко доволен останешься. Вот, например, это что у нас? Вертикалка "Beretta". Очень даже ничего. Цена всего сорок рублей… Я поперхнулся и вовремя успел остановить потянувшуюся к ружью руку. Сорок рублей. Серебром. Штука шестьсот золотом.

Стараясь, чтобы это не бросалось в глаза, я украдкой осмотрел остальные ценники. Блин, это не оружейный магазин. Это салон для коллекционеров. Цены под тысячу рублей золотом были вовсе не исключением. Хотя за большинство экспонатов просили существенно меньше. Как там Илья сказал: "Можешь прикупить что-нибудь по своему усмотрению"? Типа, иди и ни в чем себе не отказывай? Ага, как же, как же… Нет, это заведение не по моим капиталам. Считай, надо ружье купить, патроны и на отводящий пули амулет желательно денег выкроить.

– Интересует что-то определеннее? – без тени усмешки в голосе – по крайней мере, я ничего такого не заметил, уточнил консультант.

– Дробовик, – машинально ответил я, хотя собирался побыстрее отсюда слинять.

– Охотничьи ружья, автоматические дробовики, помповики…

– А это что? – ткнул я пальцем в черную винтовку с двумя стволами. Очень уж эта штука мой старый штуцер напоминает.

– Самозарядная винтовка " Crossfire M-88". Ружейный ствол двенадцатого калибра, нарезной 7.62 натовского стандарта. Винтовка оснащена снайперским прицелом. Единая автоматика на отводе пороховых газов. – Консультант повернул к себе привязанный к спусковой скобе ценник. – Наши клиенты пока, к сожалению, не оценили комплексные решения, и сейчас данная модель продается со значительной скидкой.

– Можно посмотреть? – попросил я, заметив на ценнике зачеркнутую цифру 380 и нарисованную ниже 300. Дорого, конечно, но бывает со мной такое – приглянется вещь и, хоть вой, но купи.

– Разумеется. – Продавец вынул винтовку из держателей и протянул мне. – Отличное решение для боя как на короткой, так и на средней дистанции. Магазин для патронов двенадцатого калибра рассчитан на семь патронов, винтовочный на двадцать.

– А как выбирать ствол для стрельбы? – задумался я, приметив только один спусковой крючок.

– Переключатель совмещен с предохранителем, – тут же подсказал продавец. – В комплект входит собственно винтовка, две пачки патронов двенадцатого калибра, сорок винтовочных и патронташ.

– Очень интересно. – Я отдал винтовку обратно. – У вас вообще патроны калибра 7.62 часто бывают?

– Вы натовские имеете в виду? Появляются время от времени. Пока есть. Девять рублей за десяток. Если вместе с винтовкой брать будете, тогда шесть.

Время от времени? С одной стороны – зачем мне такой геморрой? Понадобятся патроны – и где искать буду? Да и стоят они дороже отечественных. С другой стороны – все равно в Форте задерживаться не собираюсь. А сорок патронов – это совсем немало. Да и докупить прямо сейчас можно будет.

– Понятно. А ружейные – те, что в комплекте, можно картечью снарядить?

– Разумеется.

– Тогда беру, – не стал я долго раздумывать. – И еще двадцать винтовочных патронов посчитайте, пожалуйста.

– Как расплачиваться будете?

– Векселем. – Я достал из кармана вексель ЦГБ.

– Вы знаете, номинал векселя больше, чем сумма покупки, – замялся консультант. – Магазин удерживает десять процентов от обналичиваемой суммы.

– Нехило, – неприятно удивился я. – Хорошо, сейчас схожу до банка, обналичу вексель и вернусь.

– Сегодня воскресенье – банк закрыт, – очень мягко заметил продавец. – Кстати при покупке от десяти рублей серебром вы получаете скидку пять процентов и подарок.

– Скидку? – не слишком заинтересовался я. Это ж почти все бабки здесь оставить придется. А если завтра прийти? Ничего за день с винтовкой не случится. Но завтра мне покупками заниматься некогда будет. Так, может, попробовать присмотреть здесь еще чего-нибудь? Ладно, поглядим, что предложить смогут. – "Гюрза" есть? Это пистолет.

– Который "Вектор"? Нет, его, к сожалению, нет. И я бы на самом деле не советовал его приобретать: патроны к нему не сможем достать даже мы. Советую посмотреть пистолет Ярыгина "Грач". – Консультант открыл стеклянный шкаф и достал оттуда пистолет. – Калибр девять миллиметров, патрон парабеллумовский. Магазин на восемнадцать патронов.

Я взял у него пистолет и взвесил его в руке. Килограмм – не меньше. Но мне нравится. И рукоять с рифлением – сзади поперечным, по бокам продольным, – в ладони скользить не должна.

– Устройство предохранителя позволяет блокировать пистолет и во взведенном состоянии, – начал расхваливать товар продавец. – Это повышает вероятность попадания при первом выстреле.

– Потрясающе, – хмыкнул я. Нащупал кнопку у основания спусковой скобы и левой рукой поймал выпавший магазин. – Сколько просите?

– Сто семьдесят рублей. В комплект входит кобура и два магазина.

– Итого остается восемнадцать рублей, – провел я нехитрый арифметический расчет. Улыбка, промелькнувшая на лице консультанта, меня покоробила. Надеюсь, это он о своих комиссионных подумал, а не из-за того, что фуфло мне впарил. – У вас амулеты, отводящие пули, есть?

– Давайте пройдем в профильный отдел и уточним. – Консультант убрал пистолет в стеклянный шкаф, запер замок и пошел к выходу из комнаты.

Я поплелся за ним. Из двери в противоположном конце коридора появилась странная парочка: полную женщину сопровождал едва достигавший ей до плеча коротышка, который с вызовом посматривал по сторонам. Они уже вышли из магазина, когда появился нагруженный свертками и пакетами продавец.

– Это отдел бытовой алхимии, дальше отдел полуфабрикатов, а нам вот сюда, – устроил мне короткую экскурсию по магазину продавец и толкнул дверь без таблички.

Небольшая комнатка без окон почти полностью была заставлена стеллажами, которые едва не прогибались под тяжестью стопок алхимических амулетов. За приткнутым в угол столом сидел человек, как две капли воды похожий на моего консультанта. Только лет на десять постарше и в очках с толстыми, чуть зеленоватыми стеклами. Клонируют их, что ли?

– Глеб Станиславович, у нас покупатель амулетами интересуется, – остановился у самой двери продавец.

– А, Саша, проходите. – Глеб Станиславович отложил в сторону лупу и кусочек черного вещества, весьма напоминавшего обычный каменный уголь. – И какие именно вас, молодой человек, интересуют амулеты?

– Те, Глеб Станиславович, – я начал рассматривать выставленные на стеллажах образцы, ценники которых вовсе не радовали, – которые пули отводят.

– Есть такие. – Специалист по амулетам подошел к одной из полок и взял запаянную с обоих концов медную трубочку сантиметров пять длиной. – Модель Т-20. Время действия с момента активации двадцать секунд. Выходная мощность сопоставима с работающей в дуальном режиме "Сферой безветрия". Цена всего тридцать рублей золотом.

– А что-нибудь постоянного действия у вас есть? – Не заинтересовался предложенным вариантом я. Мощность неплохая, но всего двадцать секунд… И откуда я знаю, когда в меня стрелять начнут?

– Э… молодой человек, вы, видимо, спутали нас с чародеями, – на мгновенье запнулся Глеб Станиславович. – Дело в том, что алхимия меняет сами основы и физические законы нашего пространства. И именно это обеспечивает владельцу такого амулета защиту не только от пуль, но и от более габаритных метательных снарядов. В частности, стрел и арбалетных болтов. На это в настоящее время не способен ни один тип мобильных генераторов полей индивидуальной защиты.

– И в чем проблема? – Я совершенно ничего не понял.

– Видите ли, молодой человек… э-э… изменение определенных констант нашего мира возможно только благодаря мощному выбросу энергии, которая накапливается в пространстве вокруг владельца артефакта. И чем дольше длится данный процесс, тем больше энергии требуется и тем сильнее побочные эффекты. В итоге резкое повышение естественного фона магической энергии приводит к его нестабильности, что косвенно провоцирует… э-э... развитие мутационных процессов в организме человека, непосредственно контактирующего с данным артефактом.

– Понятно, – я начал кое-что соображать. – И какова вероятность негативных последствий для владельца Т-20?

– Я вам прямо скажу: она отсутствует, – даже обрадовался моему вопросу Глеб Станиславович. – Помимо проведенных на стадии конструирования исследований все наши изделия снабжены блокиратором, который прерывает работу алхимического устройства в случае появления угрозы здоровью оператора. Можете в этом даже не сомневаться – сертификаты соответствия в полном порядке.

– Да я и не сомневаюсь. – На самом деле такая система показалась мне далеко не идеальной. Как обычно, по закону подлости артефакт заблокируется в самый неподходящий момент. – А почему нельзя отключить амулет, когда необходимость в нем уже отпала? И потом активировать по новой?

– Проблема в том, что принцип работы алхимических устройств основан на протекающих в режиме реального времени реакциях, при которых расходуются определенные ингредиенты. И… э-э… разбить этот процесс на незначительные отрезки времени, значит, во-первых, существенно увеличить расход активных веществ, а во-вторых, снизить стабильность устройства и повысить риск возникновения сбоев. Кроме того, некоторые реакции заморозить невозможно в принципе.

– А если… – заикнулся было Саша, но замолчал, видимо неуверенный, как отнесется к его словам старший коллега.

– Да-да?

– Т-40 дробь четыре?

– Именно! – Глеб Станиславович убрал Т-20 и достал с полки почти такую же трубочку, только согнутую в круг. – Это именно то, что вам надо! "Ангел-хранитель". Сканирование пространства даже в спящем режиме, автоматическая активация при обнаружении угрозы и отключение через десять секунд. Общая продолжительность работы до сорока секунд. Пиковая мощность на треть выше аналогичного показателя Т-20. Цена всего семьдесят пять рублей.

– Я смотрю, заведение у вас не из дешевых, – ухмыльнулся я, повертев амулет в руке. Брать или не стоит? Не проще ли до "Серого святого" дойти и "Сферу безветрия" купить? Пусть дороже выйдет, так ее, по крайней мере, подзаряжать можно. Но "Сфера" стрелы не отводит. А это аргумент.

– Можете мне не верить, но мы работаем на уровне безубыточности. Торговая наценка едва покрывает затраты на обслуживание магазина и фонд оплаты труда. Львиную долю прибыли съедают ввозные пошлины. Из-за них наши защитные амулеты просто-напросто неконкурентоспособны по сравнению с изделиями колдунов и чародеев. К счастью, рынок бытовой алхимии и наступательных средств сейчас на подъеме и этот позволяет нам сводить концы с концами, – просветил меня Глеб Станиславович.

– Наступательных средств? Что вы можете предложить?

– В первую очередь, боеприпасы. – Глеб Станиславович крутанул стоявший в углу комнаты вращающийся стеллаж, сплошь заставленный разнокалиберными патронами. – Мы проанализировали рынок и пришли к выводу, что наибольшим спросом пользуются патроны двенадцатого калибра. Именно их модификациями наши специалисты и занялись в первую очередь. Патроны зажигательные на основе магниевых смесей. Отравляющие и парализующие. Заряды с содержанием солей серебра. С повышенным проникающим эффектом. И еще десятки вариантов на все случаи жизни.

– И цены у них, наверное, просто несусветные, – начал прикидывать я, сколько у меня остается свободной наличности. Нет, без спецпатронов я пока как-нибудь проживу.

– Цены… э-э… цены разумные. – Глеб Станиславович забрал у меня амулет. – У нас, кстати, действует накопительная система скидок.

– Ну я, пожалуй, остановлюсь на "Ангеле-хранителе". За патронами как-нибудь в другой раз заскочу.

– Тогда пройдемте на кассу, – предложил Саша.

В кассе от меня первым делом потребовали вексель и долго подвергали его весьма изощренным процедурам проверки подлинности. Разве что только не лизнули.

– С пистолетом какую кобуру будете брать: поясную или наплечную? – Консультант стремительно заполнял какие-то бумаги и попутно отдавал распоряжения притащившемуся со склада технику.

– Наплечную, – не задумываясь, ответил я и постарался скрыть улыбку. Буду – ну прям чистый Рэмбо. Еще нож в зубы…

– Амулет как носить надо? – спросил я и остановил Сашу, уже доставшего из сейфа пломбы, проволоку и пломбир. – Не, мне на служебный жетон.

– "Ангела-хранителя" можно носить и в кармане, непосредственный контакт с телом не требуется. – Консультант положил передо мной узкую полоску розовой бумаги, прошитой с одной стороны металлической нитью. – Проведите здесь, пожалуйста.

Я провел по бумаге бляхой и на листке проявился мой личный номер.

– И распишитесь, – записав на листке модели и заводские номера оружия, Саша перечеркнул оставшееся свободным место и протянул ручку мне. – Обратите внимание – амулет имеет три режима. Вот пластинки на внутренней поверхности: "Вкл.", "Выкл." и "Ож." Последний режим – это режим ожидания. Советую активировать именно его.

Поставив свою закорючку, я сверил заводские номера пистолета и винтовки с теми, что записали в журнал регистрации, и снял куртку. Кобура никак не желала сидеть ровно, и пришлось заняться ремнями. Порядок. Амулет повесил на серебряную цепочку к крестику. Шею тянет, но ничего страшного – привыкну.

Теперь бы придумать, куда патроны засунуть, и вообще замечательно будет. К счастью, ломать голову над этим не пришлось: заглянувший в комнату техник протянул мне вместительную брезентовую сумку с эмблемой "Алхимия & Жизнь".

Я дослал патрон в патронник, взвел пистолет и поставил его на предохранитель.

– Одну минуту, документы будут готовы в течение пяти минут. И вам надо доплатить….

– Вы там что-то насчет подарков говорили?

– Да! – заученно заулыбался консультант, вскочил из-за стола и подошел к стенду с надписью "Наши подарки" у противоположной стены. – Каждый клиент, совершивший единовременную покупку на сумму более десяти рублей серебром, на этой неделе имеет возможность совершенно бесплатно получить в подарок три ножа на свой выбор.

Я скептически осмотрел выставленные на обозрение ножи и поморщился. Видимо, когда новые владельцы выкупали "Булат", вместе с помещением им достался залежавшийся на складе товар. Вот они таким образом и пытаются от неликвида избавиться. Ножи, прямо скажем, были не ахти. Неудобные рукояти, излишне вычурные формы клинков, плохая сталь. Барахло, одним словом. Что ж, с паршивой овцы хоть шерсти клок. Халява есть халява – отказываться не буду.

– Возьму вот этот, этот и вон тот. Нет, с одним долом. Да, этот. – Я выбрал два метательных ножа с обмотанными черными шнурами рукоятями и длинный прямой нож с лезвием сантиметров пятнадцать длиной.

– Отличный выбор! – так искренне обрадовался за меня консультант, словно за каждый нож ему капал нехилый бонус. Нет, нельзя столько улыбаться. Подозрительно это. – Обратите внимание – только в июне у вас есть эксклюзивная возможность приобрести уникальные кинжалы со встроенными алхимическими модулями всего за четверть от их реальной стоимости.

– Ну-ка, ну-ка, – против воли заинтересовался я размещенными на соседнем стенде кинжалами и ножами. – Что за модуль такой?

– Смотрите. – Саша осторожно вытащил из креплений кинжал с широким лезвием, скошенным на конце под углом сорок пять градусов, и круглой плоской гардой, характерной для японского холодного оружия. – Толщина этого клинка составляет всего несколько миллиметров, но за счет силового поля и регулируемой вибрации оно способно рассекать не только кость, но и обшитые стальными пластинами кожаные куртки и даже кольчуги. Если вы слышали о "Крыле бабочки", то могу вас уверить, что эта модель обладает более широкими функциональными возможностями.

Консультант перевел дух и, заметив, куда направлен мой взгляд, перешел к следующему кинжалу с очень узким зазубренным лезвием. Такой загонят – с мясом вырезать придется.

– Самая последняя разработка. Универсальный клинок, позволяющий в кратчайший срок вывести из строя любого противника. Кинжал оборудован специальным комплексом, который анализирует кровь жертвы на генетическом уровне. После этого данный модуль синтезирует наиболее ядовитое для конкретной жертвы вещество. При этом владелец может не опасаться за свою жизнь при случайном порезе: в нож встроена функция блокировки синтеза яда для оговоренного перечня лиц.

– Как много времени занимает анализ крови и синтез яда? – Идея универсальности оружия не нова, вопрос в его быстродействии, ну и стоимости, само собой.

– Согласно проведенным исследованиям, средняя продолжительность полного цикла не превышает десяти – пятнадцати секунд. Максимальный зафиксированный результат двадцать восемь секунд. И если вы заметили, сама форма лезвия не позволит при правильно нанесенном ударе извлечь клинок из раны за столь непродолжительный период времени, даже при условии экстренного хирургического вмешательства.

– И сколько вы за него просите? – добавив скепсиса в голос, поинтересовался я. На самом деле пятнадцать секунд не так уж и мало. Плюс еще время, пока яд подействует. Но этот кинжал может целый арсенал заменить. Один точный удар позволит решить исход схватки с любым противником. А это весьма интересно. – Кинжал, я так понимаю, одноразовый.

– Совершенно верно. К сожалению, его конструктивные особенности не позволяют повторное применение. А стоимость его составляет четырнадцать рублей девяносто пять копеек.

– Серебром?

– Золотом, – скосив уголок рта, дал понять, что оценил мою шутку консультант.

– Беру. Сколько мне доплатить надо? – вздохнул я, мысленно кляня себя за расточительность. – Да… кинжал этот не использованный, надеюсь?

– Ну разумеется. А с вас в дополнение к векселю сорок четыре рубля десять копеек. И позвольте… – Саша перехватил кинжал и, сорвав пленку, уколол мне руку торчащим из навершия рукояти шипом. – Теперь кинжал вас запомнил.

– Замечательно. – Я отсчитал требуемую сумму, потом, полюбовавшись на загоревшийся зеленым огонечком светодиод, убрал кинжал в прилагающиеся ножны и закрепил их специальными зажимами в левом рукаве куртки. На всякий случай. Очень уж полезно иной раз бывает иметь козырного туза в рукаве.

– Спасибо за покупки. Приходите еще, будем рады вас видеть, – проводил меня до двери Саша.

Я вышел на улицу, остановился на тротуаре и чуть не рассмеялся. Вот, блин, дела! Развели, как последнего дурика. Сколько денег на кармане было, столько в магазине и оставил. Да ну и ладно. Ничего ненужного не купил. Все в хозяйстве сгодится. Единственно сомнение вызывал "Ангел-хранитель". Ничего, жизнь покажет. Хоть посмотрю, что такое эти алхимичесие штучки. В конце концов, деньги дело наживное. Легко пришли – легко ушли.

Прикинув, что потом времени может и не оказаться, я присел на бордюр и начал заряжать винтовку прямо на глазах у обалдевших от моей наглости дружинников. Вовремя предъявленная бляха разрядила ситуацию, и я отправился в "Гавань". Иного места, куда можно было бы закинуть арсенал, мне на ум не пришло.

За проведенное в "Алхимии & Жизни" время дверь сувенирной лавки украсил плакат формата А3 с большущими красными буквами: "Распродажа 50%". Зайти, что ли, посмотреть? Рублей двадцать – двадцать пять у меня еще осталось. Глядишь, присмотрю чего.

Усмехнувшись, я повесил ремень винтовки на плечо и открыл дверь лавки. И что я за человек такой? Как только деньги появляются – сразу все спускаю. Карма плохая или это по знаку зодиака такая предрасположенность присутствует?

Внутри сильно пахло лавандой, а загромождавшие и так не слишком просторное помещение шкафы опутывали то ли лианы, то ли странный вьюн. Искусственный или натуральный, на глаз я определить не смог, а оторвать один из бледно-зеленых листочков постеснялся. Там, где стены не были закрыты мебелью, висели картины с различными изображениями драконов. Под потолком от сквозняка покачивались висюльки, стеклянные трубочки которых излучали неяркое зеленоватое сияние. Другого освещения в лавке не было. На шкафах пылились клетки, кувшины и два пустых аквариума. Призрачные рыбки по воздуху переплывали из одного аквариума в другой, но я этому даже не особо удивился. Не то чтобы летающие по воздуху призраки рыб обычное дело, но вот не удивился и все.

Быть может, дело в действующем на подсознании едва слышном журчании воды? Или дымившиеся в пепельнице ароматические палочки содержали какой-то легкий наркотик? Пепельница в форме кусавшего собственный хвост змея стояла на обычном письменном столе, втиснутом между стеной с одной стороны и высоченным книжным шкафом с другой. За столом сидел щуплый лысоватый человек в цветастой рубахе, который сосредоточенно изучал расклад карт Таро. Высовывавшийся в проход остроносый сапог стукал по полу в такт переворачивавшимся картам. Убрав из расклада несколько карт, продавец затянулся из стоящего на столе кальяна и выпустил в воздух длинную струю дыма.

Ну и вонь! И какую гадость он курит? Уверен – без наркоты здесь дело не обошлось.

– Добро пожаловать. – Осоловелые глаза продавца утратили стеклянный блеск, и он провел ладонью по короткой обесцвеченной бородке. В правом ухе блеснул синий камушек серьги. – Ваше посещение отмечено знаком фортуны – только сегодня у наших покупателей есть возможность приобрести многие товары всего за полцены. А если решите заказать чудодейственный набор из Четырех жадеитовых обезьянок работы мастера Юн, то скидка составит шестьдесят процентов.

– Здрасте. – Я мельком взглянул на зеленых уродцев и куда больше внимания уделил висящим на шнурках странного вида костяным амулетам. Один в виде трехглазой – третий глаз во лбу – маски размером со спичечный коробок чуть-чуть фонил. Нет, все же, пожалуй, ничего интересного. Один шлак. – И чем эти обезьянки так примечательны?

– Они приносят владельцу удачу, – оживился продавец, видимо, оседлав любимого конька. – Все современные магические артефакты по сути своей, представляют инструменты, нарушающие целостность нашего мира. И в этом их отличие от представленных здесь талисманов, которые столь тонко воздействуют на энергетическую подкорку Вселенной, что не вызывают отторжения ауры владельца от всемирного…

– Угу, – осматривая выставленные товары, поддакивал я в нужных местах.

Похоже, ничего интересного. Два шкафа занимали посвященные эзотерике книги. На вкрученных в стену крючках висела коллекция курительных трубок. Вповалку валялись колоды карт, как обычных игральных, так и предназначенных для гадания. Раскрытый альбом со вставленными в ячейки монетами высовывался из-под медного блюда, по краю которого были прорезаны сквозные отверстия рун. Три полки заставлены фарфоровыми статуэтками пастушек, драконов, латников и китайских болванчиков. А это что? Я отодвинул вырезанную из белого и зеленого камня шахматную доску и достал с нижней полки обтянутую кожей стальную фляжку. – Китай?

– Испания. – Разом прекративший словоблудствовать продавец переключился на новую тему. – Нержавеющая сталь, эргономичный дизайн, натуральная кожа. И за такую прелесть всего червонец.

– Червонец? Да в нее и ста грамм не войдет, – решил сбить цену с понравившейся вещи я. Это в солидных магазинах торговаться не принято, а в таких лавчонках как на базаре. Фляжка мне пригодится. Надо же в чем-то спиртное с собой таскать.

– Вместимость четыре унции. И на нее распространяется скидка.

– Скидка? Скидка – это хорошо. – Я насобирал бумажных рублей, добавил две отчеканенных на монетном дворе Торгового союза чешуйки и выложил деньги на стол. Все, последняя покупка. Пора завязывать с жизнью на широкую ногу. – Всего хорошего.

Проигнорировав предложение торговца, пытавшегося навязать мне своих обезьянок, я вышел на улицу и не торопясь пошел в сторону "Гавани". Уф-ф-ф. Что-то меня мутит. От дыма или обедать уже пора? Обедать… А где, интересно, я буду сегодня обедать? Не в гостинице, само собой. Дорого там. Ладно, приду – видно будет. Вот оставлю винтовку с сумкой и пойду по старым знакомым пройдусь. И перекушу, и новости узнаю. Кто, с кем, когда, где, зачем и почем. Без этого никак. Слишком от жизни отстал – надо наверстывать.

Винтовка свисала с правого плеча, слева била по ногам сумка с патронами. Я свернул на Кривую и впереди уже показались верхние этажи гостиницы, когда мир вдруг стал тускло-серым, а движения идущих навстречу людей приобрели ломаную неторопливость. Прежде чем получилось разобраться в происходящем, из-за спины вылетела стрела и воткнулась в дорожную грязь прямо передо мной.

Отшвыривая сумку, я резко развернулся, перехватил винтовку и начал высматривать лучника – минимум девять секунд у меня на это есть. Да где же эта сволочь? Фигура стрелка, лицо которого закрывала тряпичная маска, обнаружилась на крыше трехэтажного жилого дома. Одежда – короткая кожаная куртка, свободного покроя штаны с кожаными вставками на коленях и высокие сапожки, – также не могла помочь раскрыть личность нападавшего. Стрелок натянул лук, и одновременно я, щелкнув предохранителем, нажал на спусковой крючок. Винтовочная пуля пробила шифер в полуметре от замершего у печной трубы лучника, а несущаяся прямо мне в лицо стрела ни на миллиметр не отклонилась от первоначальной траектории, но тем не менее промелькнула на расстоянии вытянутой руки.

Как переключиться на другой ствол?!

Еще раз щелкнув предохранителем, я нажал на спусковой крючок второй раз, и приклад отдачей впечатало в плечо. Шифер вокруг стрелка брызнул во все стороны мелкими обломками, но совершенно невредимый лучник скатился по крыше к чердачному окну и, оттолкнувшись ногой от дождевого желоба, заскочил внутрь. Мой следующий выстрел на щепки разнес деревянную раму. Ах ты тварь!

Мир вновь обрел краски, и в нос ударила пороховая гарь. Не подкачал "Ангел-хранитель", не подкачал. Ничего не скажешь, потраченные деньги окупились сторицей. Но неужели это все заняло десять секунд?

Быстро оглядевшись – случайные прохожие давно разбежались, а дружинников поблизости не оказалось, – я поставил винтовку на предохранитель, подхватил сумку и бросился в ближайшую подворотню. Мне только засветиться сейчас не хватало для полного счастья. А мстителя-одиночку, падлу такую, время отыскать еще будет. Это не кино – маска на морде и тебя в упор никто не узнает. Ерунда, слишком много других мелочей, которые бросаются в глаза. Телосложение, манера двигаться, лук приметный, в конце концов. Я тебя, тварь, сразу узнал. Так что теперь держись. И никакой отводящий пули амулет больше не поможет, это я тебе гарантирую.

Пробежав несколько дворов, остановился, отдышался и дальше уже пошел уверенной походкой человека, который никуда не спешит. То ли просто повезло, то ли подействовала моя уверенность, но дружинники тормознули меня только на подходе к "Гавани". Наряд вывернул из-за стоявшего неподалеку от гостиницы недостроенного жилого дома и сразу же направился ко мне. Служебная бляха и здесь не подвела: все вопросы об оружии отпали сами собой. Что ни говори, когда становишься частью системы, многие проблемы теряют былую актуальность. Интересно, какие новые появятся?

Поднявшись на крыльцо гостиницы, я обернулся и осмотрелся. Так, и откуда в меня завтра стрелять будут? В том, что стрелять будут, сомневаться не приходилось – некоторые люди просто не умеют вовремя остановиться. Выследить меня много ума не надо, а значит, огневую позицию логично разместить в тех домах, мимо которых я обязательно пройду. Причем желательно вне зависимости от того, куда буду направляться.

Повертев головой, я пришел к выводу, что опасаться стоит трех домов: двух трехэтажек и достроенной только до четвертого этажа кирпичной высотки. С другой стороны "Гавани" длинный барак упирался в заваленную всяким хламом свалку. Там при всем желании не пройти. Выбирай место я, обосновался бы на последнем или предпоследнем этаже недостроя.

И что делать? Можно, конечно, понадеяться на удачу и "Ангела-хранителя", но при таком подходе к делу рано или поздно стрела в спину мне обеспечена. Нет, надо попытаться решить эту проблему как можно раньше. Но как? Шуметь нельзя: дружинников в окрестностях всегда полно, плюс пост охраны в "Гавани". Получается – пистолет и винтовка отпадают. Остаются нож и сабля. Ни фига мне такой расклад не нравится. Даже если учесть элемент неожиданности – слишком риск высок. Ближний бой вовсе не мой конек. Где бы ствол с глушителем раздобыть? Ладно, время терпит, что-нибудь придумаю.

Я зашел в гостиницу и, не дожидаясь окрика изумленного портье, сам подошел к его стойке и выложил на нее бляху:

– Оружейные шкафчики есть у вас?

– Есть. – Портье внимательно осмотрел жетон и, переписав в журнал регистрации номер, протянул мне маленький блестящий ключик. – Сейфовая комната в подвале. Четвертая ячейка.

– Спасибо, – поблагодарил его я и начал высматривать спуск в подвал.

– Дверь рядом с лифтом, – поняв причину моего замешательства, подсказал мне служащий гостиницы.

Надо же, какой здесь персонал вышколенный. Буду съезжать, может, чаевые оставить стоит? Подумаю…

– Эй! Какие люди! – Невысокий черноволосый парень ярко выраженной кавказской наружности бросил на журнальный столик газету и, протянув мне обе руки, поднялся из кресла. – Скользкий! Сколько лет, сколько зим!

– Здорово, Гамлет, – пожал я руку Датчанину, который, видимо, наконец завязал со своим увлечением этнической одеждой: традиционную чоху сменил кожаный пиджак, а на столике лежала каракулевая кепка. Неизменным остался только высовывавшийся из-под полы пиджака кинжал. – Какими судьбами?

– Какими, какими. Тебя искал. Пойдем потолкуем, дело есть,– тихо ответил Гамлет, огляделся по сторонам и уже во весь голос заявил: – Пойдем выпьем! Такую встречу грех не обмыть!

– Обожди, деловой ты наш, – насторожился я. – Ты откуда узнал, что я в Форт вернулся?

– Селин Шурика Ермолова на днях встретил.

– А меня здесь как нашел?

– Лед, не прикидывайся идиотом, а? С твоей интеллигентной внешностью и культурной речью это не прокатывает. – Гамлет одернул отутюженные штанины брюк. – Да в курсе я, что тебя в Дружину забрили. Не понимаю только, за каким хреном ты на это подписался. Хотя, думаю, у тебя для этого были веские причины. Так?

– Так, – не стал ничего объяснять я.

– Вот. Но это не мешает мне предложить тебе провернуть небольшое совместное дельце. И уверен, ты согласишься, что здесь не самое подходящее место для разговоров?

– Было дело, стало дельце? – усмехнулся я. – Обожди, сейчас винтовку в сейф кину и пойдем перетрем.

– Давай, короче.

Я сбежал по ступенькам вниз, миновал ни слова не сказавшего мне охранника и закинул в четвертую ячейку винтовку и сумку с патронами. Немного подумал и, положив туда саблю, взамен достал из сумки ножи. Один прицепил на пояс, пару метательных всунул в пришитые на подкладку куртки петли. Так лучше. Не вижу смысла с собой столько железа таскать. Чай, не на войну собрался. Хотя не факт, совсем не факт. Из-за плевого дела Гамлет меня не стал бы разыскивать. Так что запасную обойму к "Грачу" с собой возьму. Запас карман не тянет.

Когда вернулся в холл, Гамлет уже мило беседовал с симпатичной горничной. И он еще меня торопил! На прощанье чмокнув девушку в щечку, Гамлет догнал меня у двери, и мы вместе вышли на улицу.

– Как дела? – поинтересовался я, когда недостроенная многоэтажка осталась позади, а мы уже вышли на Кривую.

– Нормально дела, нормально. – Обычно разговорчивый Гамлет только пожал плечами. – Крутимся помаленьку.

– О чем поговорить-то хотел? – не выдержал я и, шуганув привязавшегося урода с приплюснутым и заросшим серыми волосами лицом, решил разговорить о чем-то задумавшегося Датчанина.

– Придем, поговорим.

– Куда придем?

– Туда, куда идем. К человеку одному, тут недалеко.

– Стоп, – даже остановился от возмущения я. – Кто-то там что-то насчет обмыть встречу говорил? Я пить бросил, но пообедать уже самое время.

– Лед, ну чё ты как дикий? Накормят нас там, не переживай, – отмахнулся Гамлет и добавил в голос обычно почти незаметный кавказский акцент. – Закон гостеприимства! Слышал, да?

– Ловлю на слове, – покачивая расставленными в стороны руками, я с трудом сохранил равновесие, проходя по проложенной в грязи доске. – Что у вас здесь творится вообще? Мозговерты какие-то появились. Дури попроще не хватало?

– «Что у вас здесь творится»… – передразнил меня Гамлет. – Беспредел у нас тут – вот что. В кого ни ткни – торчок. Месяц назад Дружина дилеров без суда валить разрешила. А толку – ноль.

– Это как так? – не поверил я. – Получается: любого встречного можно заколбасить, а потом ему наркоту в карман сунуть?

– Запросто, – подтвердил Гамлет. – Только сначала лицензию оформи. Ну и дознавателям, сам понимаешь, потом конкретные доказательства предоставить придется. А это дело муторное. Как бы самого не вздернули.

– Ну и на фиг такая лицензия нужна? – В этой ситуации принцип "Я тебя не трогаю, ты меня не трогай" казался мне более выигрышным.

– Не скажи. – Гамлет вовремя отпрыгнул от дороги и вылетевшие из-под колес коляски брызги грязи до него не долетели.

– Козел! – заорал я вдогонку, не особенно, впрочем, расстроившись: джинсы почти не заляпало, а ботинки и так грязнее некуда. Но все равно досадно.

– За каждого дилера денежка капает. – Датчанин потер большим пальцем о средний и указательный. – Чистые, хоть и фанатики отмороженные, но именно на этих бабках в последнее время поднялись. Ну и с оружием кое-какие послабления.

– А не проще наркоторговцев не вешать, а допрашивать как следует? Мигом все выложат.

– Самый умный, да? Шестерки, если еще не совсем мозги себе прокумарили, почти не знают ничего. А на рыбешку покрупней, сам понимаешь, выйти куда сложнее. Я слышал, пару валетов замели, но уж не знаю почему – тишина.

– И много лицензий выдали?

– Чистым, братве с Лукова, – начал перечислять Гамлет. – Бригаде Великонова – это из Семеры деятель, пацанам Жилина и нам. Да кстати, Цех побрили.

– Кому это – нам? – не сразу врубился я.

– Мне с парнями, Селину и конторе Городовского.

– Охренеть. Вот так сюрприз. Так круче вас теперь только яйца?

– Что-то типа того…

Мы уже вошли в подъезд двухэтажного дома, внутри которого оказалось на удивление чисто. Не было даже непременных похабных рисунков и матерных надписей на стенах.

Поднявшись на второй этаж, Датчанин несколько раз постучал в железную дверь, подождал секунд десять и постучал снова.

– Заходите, – широко зевнул открывший дверь высокий сутулый мужчина и поправил сбившуюся рубаху, из-под которой высовывалась пистолетная кобура.

– Филипп – это Лед, Лед – это Филипп, – мимоходом представил нас Гамлет и направился на кухню, где уже что-то шкварчало.

– Здрасте, – пожал я руку Городовскому. Интересно, Яровой с ними работает? Специалисты, блин, широкого профиля…

– Проходи на кухню, – запер дверь Филипп. – Я сейчас табуретку принесу. Да не разувайся, так иди. Натоптано.

Я зашел на кухню, уселся за поцарапанный стол и принюхался. Пахнет аппетитно. Выходит, насчет обеда Гамлет не обманул.

Городовский поставил принесенную табуретку к окну и, ухватив прихватками накрытую железной крышкой сковороду, выставил ее в центр стола.

– Налетайте. – Филипп достал из хлебницы полбуханки ржаного хлеба. – Выпить нечего, да и незачем.

Он снял со сковороды крышку, разрезал яичницу с колбасой на три части и разложил нам по тарелкам. Увидев, что Гамлет без опаски принялся уплетать предложенное угощение, я последовал его примеру. Ветчина, надо же. И на вкус неплохая. Еще бы знать, что в нее добавляли. Хорошо, если только сою. Впрочем, лучше умерить свое любопытство, а то как бы она обратно не попросилась. Парни едят, и со мной ничего не случится.

Первым расправившись со своей порцией, я принялся разглядывать кухню и одновременно в очередной раз прикидывать, зачем меня сюда позвали. Явно что-то затевается, но что?

Обстановка оригинальностью не отличалась: печка, стол, прибитая к стене над ним хлебница, мусорное ведро, бачок с чистой водой, мойка и завешенное линялой шторой окно.

Нет, здесь главное – не мебель. Тут к людям присматриваться надо. Это раньше я считал, что знаю Гамлета как облупленного, сегодня он меня просто поразил. Охотник за головами, блин. С Городовским раньше дел иметь не приходилось, но сразу видно, что он спокойный, как удав. Флегма. Фиг по лицу чего прочитаешь.

Ладно, сижу, жду и молчу. Раз позвали, пусть и разговор сами начинают.

– Принц тебя уже в курс дела ввел? – Филипп собрал со стола грязные тарелки, составил в стопку и убрал в мойку.

– Нет, – ответил за меня Гамлет.

– Значит так – есть хорошо оплачиваемая работа, связанная с определенным риском.

– Каким?

– Получить топором промеж ушей. – Городовский достал пачку "Беломорканала", вытряхнул папиросу и закурил. – Интересует?

– Если не мокруха, – сразу поставил я условие и, подумав, добавил: – то все будет зависеть от конкретных деталей.

– Убивать никого не потребуется. – Городовский взял с подоконника жестяную банку из-под кофе и поставил между собой и Гамлетом, который тоже закурил и как раз оглядывался в поисках пепельницы. – В общем, так: надо немного наехать на одного человека и сразу же об этом забыть.

– Просто наехать? – скептически улыбнулся я. – И для этого я понадобился? Нашли здоровяка. Вон, Селина или Ермолова подрядите.

– Не юлозь, Лед, – стряхнул пепел в банку Гамлет. – Селина каждая собака знает, а Шурик язык за зубами держать не умеет. Сболтнет не в той компании лишнего и подведет всех под монастырь.

– Да не в этом дело, – перебил Датчанина Городовский. – Так уж получилось, что все подходящие люди наперечет известны, им не светит ничего. А тебя за полгода подзабыли уже. И с нами ты никогда не работал.

– А чем еще я вам подхожу? – Ну что за дела! Всем я резко сделался самым подходящим.

– Кураж у человека должен быть. Без куража там делать нечего, – обрадовал меня Гамлет. – Тебе вот – раз плюнуть.

– Ага, плюнуть. И засветиться лет на десять вперед.

– Все правильно сделаешь – тебя и не увидит никто…

– Обожди. – Взмахом руки Городовский заставил замолчать Гамлета. – Мы разговариваем о деле или не разговариваем? Учти: все должно остаться между нами.

– Филипп, хорош трындеть! – не выдержал Гамлет и саданул ладонью по столу. – Нет, он сейчас пойдет всем рассказывать, кого мы прессануть собираемся. Мы зачем его сюда позвали?

– Остынь. – Филипп выкинул окурок в жестяную банку. – В общем, один нехороший человек задолжал разным людям кучу денег и возвращать их не собирается. Не потому, что нет, а потому что все так и задумывалось. Он всех по жизни за лохов держит. Мы его долги скупили, но открыто наехать не можем…

– Почему? – заинтересовался я. Такие люди и не могут? Он кто, родственник Воеводы?

– Эта сволочь на "Поляне" шкерится. Дом у него там, – объяснил Датчанин. – На "Поляне" сейчас Тема Жилин за центрового. Он своих в обиду не дает и с нами даже разговаривать не станет. А кого-то просить посредником выступить – по деньгам очень накладно выходит.

– Я вам чем помочь могу?

– Надо этому хорьку дать понять, что мы до него где угодно дотянемся. – Городовский отдернул занавеску и выглянул в окно. – Сыкливый он, влет хвост прижмет и долги отдаст.

– И как вы это себе представляете?

– Сегодня в половине третьего у нас с ним стрелка забита. В его особняке никого быть не должно, оставишь небольшой подарок… Черную метку.

– И кто меня на территорию "Поляны" пустит? – не спешил я соглашаться. Вот так с бухты-барахты проникнуть на территорию коттеджного поселка "Поляна" нечего и пытаться – его обитатели, люди весьма и весьма состоятельные, на своей охране не экономили.

– Как тебя туда провести – наша забота, – отвернулся от окна Филипп и кинул Гамлету связку ключей. – Боря приехал.

– Подождет. – Гамлет убрал ключи в карман кожаного пиджака.

– Сколько платите? – Особого интереса предложенная халтурка у меня не вызвала. Слишком все мутно и рискованно. Я и спросил только из-за того, что Датчанину отказывать не хотелось.

– Сто аванс, двести, когда долг получим, – и глазом не моргнув выдал Городовский.

– Кхм, – прочистил я горло. Не хило. Весьма даже не хило. Что-то на меня в последнее время бабки так и сыплются. Да, за такие деньги можно и рискнуть. – Давайте так – сто аванс, двести не позднее среды.

– Идет. – Переглянувшись с Филиппом, Гамлет достал из кармана тетрадный листок в клетку и развернул его на столе. – В поселок проедешь вместе с водовозами, спрыгнешь вот здесь – на перекрестке Севастопольской и Чкалова, они подскажут. Нужный дом как раз после поворота будет. Два этажа, синие стены, зеленая металлочерепица. Да ты его сразу узнаешь. Запомнил?

– Запомнил, – кивнул я, разглядывая карту, нарисованную от руки шариковой ручкой. С водовозами – это они хорошо придумали. Не раз слышать доводилось, что скважин на "Поляне" одна-две и обчелся, да и из тех, что есть, вода вонючая идет. Вот и возят туда родниковую воду чуть ли не из-под Старой Мельницы. Кстати, теперь стало понятно, почему физиономия незасвеченная должна быть: до охранников весьма оперативно портреты и описания нежелательных персон доводят. – И что, я на виду у всех с телеги спрыгивать буду? Как ниндзя, да?

– Принц, давай ключи, сам схожу склад открою, – еще раз выглянув в окно, заявил Городовский.

– Бери, – бросил обратно связку ключей Гамлет и вытащил широкий латунный браслет. – Это "Хамелеон", включается вот этой кнопкой. Полную невидимость не обеспечивает, но уже метров с десяти тебя смогут увидеть разве что собаки. Заряд полный, хватит минут на двадцать.

– Учту. – Я покрутил браслет меж пальцев. Никаких надписей, одинаковые звенья будто дутые и только к одному из них множеством золотых лапок припаян напоминавший микросхему серебристый брусочек. – Алхимиков работа?

– Точно.

– А как насчет накопления отработанной энергии?

– Все продумано. – Мой вопрос не застал Гамлета врасплох. – Первоначально браслет был рассчитан на три минуты непрерывной работы, но предел безопасного непрерывного использования увеличили до семи минут.

– Что значит – первоначально? Вы его дорабатывали, что ли?

– Новая разработка. Специально для нас сдвинули время прерывания и поставили компенсатор, который поглощает отработанную энергию. Вот эта серебряная фиговина – он и есть. Единственное, если браслет начнет нагреваться, сразу выключай и выкидывай. Перегрев идет, только когда компенсатор сдох.

– Ну спасибо. – У меня мелькнула мысль послать Гамлета подальше, но тут же появилась идея, как использовать "Хамелеон" при решении собственных проблем. Я развернул к себе листок с картой. – Как выбираться оттуда?

– Не позднее чем через полчаса, ты должен выйти на перекресток Чкалова и Бакинской. И не опаздывай – водовозы смогут подождать тебя не больше пяти минут.

– Ясно. Что в доме надо сделать?

– Прикрепишь вот это. – Датчанин достал из кармана пластиковую коробочку красного цвета с двумя светодиодами и одной кнопкой. – Мина-ловушка с датчиком движения. Руку не оторвет, но пальцы покоцает будь здоров. Крепится на липучку, место сам подберешь, но чем раньше сработает, тем лучше.

– Охрана, сигнализация, решетки на окнах, внутренний план дома?

– Охраны нет. Электронной сигнализации тоже. С магической на месте определишься. Окна не трогай, дверь со двора в цоколь никогда не закрывают. Далеко в дом не проходи, оставь мину где-нибудь в первой комнате.

– Как я этот арсенал с собой провезу?

– Легко. – Гамлет убрал коробочку в карман и протянул мне руку. – Давай браслет. У водовозов тайник будет, пост проедете – отдадут. Еще что?

– Когда и где с водовозами встречаться?

– Минут через сорок на перекрестке Красного и Кривой.

– Вещи мои где оставить можно?

– Прямо здесь и оставляй. – Гамлет вышел с кухни и вернулся с черным пластиковым пакетом. – Кидай сюда. После дела зайдешь – заберешь.

– С авансом что? – Я выложил в пакет кобуру с пистолетом и запасной обоймой, отцепил бляху и кинул следом.

– Ножи тоже выкладывай, – предупредил Гамлет и вытряхнул на ладонь из кошелька несколько золотых монет. – Червонцы устроят?

– Давай, – согласился я и подставил ему пакет. – Бумага по-прежнему один к штуке идет?

– Угу. – Датчанин отсчитал десять монет и кинул в пакет.

– А баксы?

– Зелень один к трем.

– Слушай, а ты те две сотни долларами отдать сможешь? – Неожиданно меня осенила мысль, что если удастся воспользоваться записями кондуктора – не если, а когда! – и вернуться в нормальный мир, то ни золото, ни тем более серебро тащить с собой невыгодно. А без малого семьдесят тонн баксов будут неплохим подспорьем при обустройстве на новом-старом месте.

– Да без проблем, – пожал плечами Гамлет. – Ладно, я побежал – водовозов перехвачу.

– Обожди, – остановил я его и замялся. – Тут такое дело… Ну, в общем, я чуть-чуть на Гонзо наехал, выигрыш забрал… Как думаешь, могут с Семерой проблемы быть?

– Покалечил кого?

– Охраннику репу конкретно рассадил.

– А Гонзо?

– Его и пальцем не тронул.

– А чего наезжал? Он выигрыш выплачивать не хотел? – остановился в дверях кухни Гамлет.

– Да там такая ситуация. Макс – помнишь, мы как-то в "Берлоге" вместе бухали? Нет? Да неважно. Он мои деньги перед выходом в рейд на Араба поставил. Из рейда он не вернулся, а я вчера за выигрышем пришел, мне говорят – нет денег…

– Ладно, я эту тему пробью. Ты не парься.

– Спасибо.

– Пока не за что.

Лязгнул замок на входной двери и в квартиру завалился перекосившийся под тяжестью свисавшей с правого плеча здоровенной спортивной сумки Яровой. Тяжело отдышавшись, он вытащил из кармана спецовки бутылку пива, зубами открыл ее и, присосавшись, выдул почти половину.

Да, зубы ему не жалко. Уж не знаю почему, но мне он не понравился с первого взгляда. Вроде и ни слова не сказал, но не лежит душа к человеку, и все тут. Или это всего лишь предубеждение?

– Лед за вещами сюда забежит, – предупредил его Гамлет и указал на выставленный в угол пакет. – Это его.

– Не вопрос. – Борис тяжело опустился на стул и, нагнувшись, рывком запихнул сумку под стол.

Вместе с Городовским и Датчанином я спустился на улицу. Парни отправились в сторону центра, мне пришлось в одиночестве тащиться на условленное место встречи. Блин, а может, не стоило горячиться и в это дело из-за трех сотен ввязываться? Сгину не за грош. Хотя, не должен был мне Гамлет безнадежное дело подсунуть. Вот его компаньоны – запросто. Этим типам доверия никакого. Ладно, все – проехали. Отказываться поздно, так что вперед и с песней.

Я вышел из дворов на Кривую и с интересом уставился – время есть, чего не поглазеть по сторонам? – на пару лошадей, тащивших поставленную на колеса желтую бочку. В советское время из таких квас и пиво продавали. У этой, впрочем, на боку было написано вовсе даже не "КВАС" или "ПИВО", а "СЭС". Что расшифровывается, разумеется, как Санитарно-эпидемиологическая служба. Пририсованный рядом черной краской череп с костями совсем не вызывал желания проверить содержимое бочки. Лошадей за уздцы вел работник СЭС в прорезиненной куртке с противогазом в зеленом матерчатом подсумке на боку. Второй, облаченный в костюм ОЗК, шагал рядом.

И не жарко ему в нем? По-любому – жарко. Но если кого-то травить собрались, то ничего не попишешь – придется париться. Это зимой в Форте тишь да благодать, а летом кто только в заброшенных домах не заводится.

Остановив лошадей у трехэтажного особняка, мужик в прорезиненной куртке помазал им чем-то морды и натянул противогаз. Его напарник, наглухо задраив ОЗК, размотал проволоку, которой был зафиксирован выходивший из бочки толстенный гофрированный шланг, и, пройдя по газону, сунул его конец в выбитое подвальное окошко. Проверил, не выскочит ли обратно, вернулся к бочке и открыл кран.

Пахнуло резким аммиачным запахом. Лошади забеспокоились, но мужик в противогазе удержал их на месте.

Ну и вонища!

Прикрыв нос отворотом куртки, я чуть ли не побежал по улице, проклиная себя за любопытство. Посмотреть остановился! Времени полно! В следующий раз умнее буду.

– Эй! Ты к нам третьим? – окликнул меня возница заставленной алюминиевыми флягами телеги. Сидевший у заднего борта грузчик сплюнул и отвернулся.

– Точно. – Я поставил ногу на резиновую покрышку.

– Тогда, хлопец, залазь. – Дождавшись, пока я, ухватившись за борт, заберусь внутрь, возница взмахнул вожжами. Мерины неторопливо потрусили по улице. – Время деньги.

– Это точно, – согласился я. – А чего с северной окраины едете?

– Коля – третий наш – спину потянул, домой завозили. Поэтому и тебя взяли, – не обратив внимания на тихий смешок грузчика, объяснил возница. – А кому смешно, тот всю неделю за двоих один ишачить может…

– Не, не. Михалыч, ты чего? – забеспокоился грузчик.

– Да, кстати, это Илья, меня Петром кличут. Тебя как зовут, не спрашиваем. Сказали Вася – значит Вася. Меньше знаешь – крепче спишь.

– Логично. – А Васю Гамлету еще припомню.

Я наконец устроился между флягами и начал приглядываться к своим попутчикам и – так уж получилось – коллегам. Невысокий, заплывший жирком Петр на протяжении всего пути не закрывал рта и постоянно отпускал едкие замечания в адрес встреченных по дороге людей, а худой длиннорукий Илья откровенно отмалчивался. Еще бы, с чего ему языком трепать – теперь одному фляги ворочать придется.

– Не, ну это вообще ни в какие ворота не лезет! – возмутился Петр, когда с соседней улицы вылетел внедорожник и промчался прямо перед мордами меринов. – Учи правила, придурок!

Едва не свалившийся с телеги Илья что-то злобно прошипел себе под нос. Я промолчал, но до самой "Поляны" крепко держался за доску борта – одного синяка мне вполне достаточно. Хорошо хоть о флягу бедром приложился, а не и так отбитым коленом.

– Тормози! – заорал охранник на въезде в коттеджный поселок. Еще двое вышли из караулки, один появился с той стороны ворот. – Куда прешь?!

– Воду привезли, – покопавшись за пазухой, достал пачку бумажных листов Петр и протянул крикуну. – Вот заявки.

– Вылезайте. – Тот махнул рукой подчиненным, а сам отошел к караулке изучать документы.

– Каждый раз одно и то же, – скорее для меня, чем от недовольства пробурчал Петр и спрыгнул на землю. – Ну, чего еще вам надобно?

Морщась от неприятных ощущений в рассаженном бедре, я вылез из телеги и встал рядом с водовозами, стараясь особо откровенно не коситься на нацелившего на нас "дырокол" парня. Ага, вон еще в башне караульный с дробовиком очень нами заинтересовался. Если что найдут – шансы под ноль. И какой чудак через букву "м" службе безопасности поселка лицензии на огнестрельное оружие выдал?

Один из охранников забрался в телегу и начал открывать все фляги подряд. Второй достал из футляра серебристо-матовый брусок – металлоискатель? – и стал водить им вокруг нас.

– В кармане что? – настороженно спросил он, когда поднесенный ко мне на уровне груди жезл издал короткий писк.

Я молча вытащил висевший на цепочке «Ангел-хранитель», снял его и протянул охраннику.

– Не положено, – заявил тот и оставил амулет себе. – На обратной дороге заберешь.

Металлоискатель сработал еще два раза. Петру пришлось расстаться с нагайкой, а Илье с засапожным ножом.

Закончив с нами, охранник с металлоискателем быстро проверил телегу и, ничего подозрительного не обнаружив, ушел в караулку.

Петр забрал свои бумаги и направил лошадей в открывшиеся ворота. Сразу на въезде в поселок дома особым разнообразием и размерами не отличались. Думаю, здесь обслуживающий персонал живет, да еще какие-нибудь административные учреждения размещены. Вот дальше начали попадаться настоящие дворцы. Одноэтажные постройки были редкостью, чаще особняки имели по два-три этажа. В общем-то, что здесь живут очень и очень состоятельные люди, становилось понятно с первого взгляда.

И дело было даже не размерах и площадях, просто в глаза постоянно бросались мелочи, которые постепенно начали складываться в единую картину. Фигурные дымовые трубы, сверкавшие на солнце чистые пакеты евроокон, до блеска начищенные молоточки на дверях, посыпанные песком и каменной крошкой тропинки, висевшие на кованых цепях фонари, следы автомобильных шин, зеленые мачты елок и пока еще голые столбы ровно обстриженных тополей.

Вспомнив о цели своего визита сюда, я переключил внимание с созерцания дизайнерских изысков на заборы и ограды. Насколько серьезно относятся местные обитатели к своей безопасности? Вот тут целостная картинка складываться никак не хотела. Заборы встречались самые разнообразные. Трехметровые каменные стены и чисто символические живые изгороди. Кованые ограды и сколоченные из добротных досок частоколы. У некоторых домов мерцали ясно видимые внутренним зрением маячки охранных заклинаний, реже вся территория участка была укрыта пологом колдовской сигнализации. В общем, мне так и не удалось понять, какие сюрпризы могут быть установлены у интересующего меня дома. Тут уж как повезет. Ясно одно – большинство домовладельцев целиком полагаются на охрану поселка и не слишком заботятся об обеспечении безопасности собственными силами.

– Севастопольская, семнадцать, – сверился с заявками Петр. – Две по пятьдесят литров. На замену. Без оплаты.

Мы с Иваном сгрузили две фляги и подтащили их к воротам из привинченного саморезами к вкопанным в землю трубам профнастила. Поверху забора торчали длинные ржавые штыри. Неразговорчивые охранники выставили на улицу пустые фляги и затащили к себе полные. Вот и замечательно – самим их переть не пришлось. Да, теперь я понимаю, Чего Илья-грузчик такой мрачный. Он к концу смены еле ноги волочить будет…

Мы успели выгрузить еще три фляги, прежде чем Петр придержал меринов на подъезде к очередному перекрестку и, потянув за какую-то железку, открыл тайник.

– Тебе пора, – кинул он мне бумажный пакет с браслетом и миной-ловушкой, когда телега оказалась между двух высоких заборов. Соседние дома выходили на улицу глухими стенами.

Я молча огляделся по сторонам – никого – и, активировав "Хамелеон", выпрыгнул на дорогу. Очертания предметов на миг смазались, но тут же все вернулось в норму. Прижимаясь к забору, выглянул из-за угла и внимательно осмотрел улицу Чкалова. Пусто. Нет, все-таки в закрытости "Поляны" есть одно неоспоримое преимущество: никто по улицам не шляется.

Тьфу ты! Сглазил. На перекресток, с которого меня должны были забирать водовозы, вышли несколько человек. Судя по внешнему виду – охранники. К счастью, там они задерживаться не стали и по параллельной улице пошли дальше.

Не теряя времени, я побежал вдоль забора к подходящему под описание особняку. Во дворе зашлась в лае собака, но прежде чем кто-либо вышел посмотреть, что происходит, ворота оказались далеко позади.

Забор, за которым спрятался нужный мне дом, был сколочен из широких добротных досок. К моему несказанному облегчению, никаких изысков в виде колючей проволоки и острых железных штырей на нем не оказалось.

Что у нас с другими средствами обеспечения безопасности? Оп-па! Фонит чего-то. Ну, Гамлет, молодец: "на месте определишься"! А если здесь все наглухо перекрыто? Нет, систему явно непрофессионал настраивал.

Обнаружив мертвую зону между двумя сигнальными артефактами, мне удалось, подпрыгнув, ухватиться за доски и забросить на забор ногу. Рывок и я уже на той стороне. Присел, осмотрелся. Никого.

Обогнув альпийскую горку с выключенным водопадом, я миновал навес с мангалом и, перескочив через садовую скамейку, подбежал к двери рядом с гаражными воротами. Надеюсь, Гамлет не насвистел и она открыта.

И действительно – дверь оказалась незаперта. С трудом успокоив дыхание, приоткрыл ее, Через щель осмотрел помещение и, проскользнув внутрь, осторожно закрыл за собой. А кучеряво буржуины живут, ничего не скажешь: почти весь цокольный этаж занимала одна комната высотой метра три с половиной. Наверх поднималась винтовая лестница. Помимо выхода во двор в дальней стене было еще две двери. Интересно, это куда?

Прямо напротив гаражных ворот стоял " VW Touareg " с поднятым капотом и выбитым лобовым стеклом. Рядом на столе валялись гайковерты, плоскогубцы, отвертки, насос, аптечка и ярко-красный цилиндр огнетушителя. В масляной луже у машины плавало несколько шприцов. На ближайшей стене висела запаска, под ней выстроились в ряд пять десятилитровых канистр. Никак с бензином?

А вообще, как-то не обжито здесь. Хотя гараж, он и есть гараж. Может, на втором этаже по-другому? Но ловушку-то мне где-то здесь поставить надо. В машину? Так она не на ходу. Когда в нее еще хозяин залезет?

Надо шевелить мозгами.

Стараясь не топать ботинками, я пересек комнату и открыл одну из дверей. Сауна. Рядом что? Туалет. То, что надо! Сюда хозяин точно не по разу на день заглядывает. Вот только красная пластмасса на фоне белой сантехники и кафельной плитки будет, что красная тряпка для быка. Сразу заметят.

А если лампочку выкрутить и ловушку в унитазе прикрепить? Нет, оторвет еще должнику чего-нибудь не то, и кто деньги возвращать будет? А вот мысль насчет лампочки очень даже ничего…

Я перевел взгляд на стоявшие у стены канистры, потом на огнетушитель и щелкнул выключателем. Горит. Еще раз щелкнул. Не горит. Замечательно. Остается проверить, бензин ли в канистрах.

Бензин!

Я вернулся в туалет, выкрутил лампочку и подбежал к столу. Где-то здесь напильник видел. А вот и он. Пропилив у самого цоколя дырочку в стекле, набрал в поднятый с пола шприц бензин и впрыснул в лампочку. Ништяк, даже не пролил почти. Теперь повторить процедуру раза три и можно вкручивать лампочку обратно.

Проверив, выключен ли свет, ввернул лампочку и, бегом вернувшись к столу, прицепил мину-ловушку к автомобильному огнетушителю – красная пластмасса коробочки прекрасно сливалась с пластиком корпуса. Хотя это, наверное, уже излишне. Для горячего привета хватило бы и небольшого пожарчика. Но не тащить же мину с собой обратно. Да и инструкции были на этот счет вполне конкретные.

Вновь активировав отключившийся к этому времени "Хамелеон", я вышел из дома и, плотно прикрыв за собой дверь, побежал к забору. Теперь главное на встречу с водовозами не опоздать. Ну и не засветиться, само собой. С этой стороны забраться на забор оказалось куда проще – два горизонтальных ряда брусьев, прибитых к доскам изнутри, послужили прекрасными опорами для ног. Ну что, никого не видать? Да вроде нет.

Спрыгнув на землю и прихрамывая из-за некстати разболевшегося колена, я трусцой побежал к перекрестку Чкалова и Бакинской. За забором одного из домов послышались громкие голоса, и чтобы точно не привлечь ничьего внимания – а мой топот только глухой не расслышит, – пришлось прокрасться мимо чуть ли не на цыпочках. Лучше уж тише, но тише. Каламбурю вот потихоньку.

Браслет все ощутимей нагревался и уже обжигал кожу запястья. Выкинуть его от греха подальше? Мало ли чего там припаяли? Может, компенсатор бракованный? В глазах зарябило, и я не на шутку перепугался. И, как назло, ни куста, ни канавы. Спрятаться негде. Еще и окна двух домов на перекресток выходят, глянет кто – сразу запалит. Ну и куда зашкериться? За вкопанным до середины в землю газовым баллоном даже и пробовать не буду – габариты не те. За столбом?

В этот момент с соседнего перекрестка вывернула знакомая телега. Ну наконец-то! Чуть ли не припрыгивая на месте от нетерпения, я крутил на запястье браслет "Хамелеона" и следил за приближением водовозов. Чего они так медленно тащатся? Ну давайте же быстрее! У меня уже вторые семь минут заканчиваются! Блин, да они же меня не видят! Вот и телятся.

Я побежал навстречу, перемахнул через борт и только тогда сорвал с руки горячий браслет. В глазах сразу же посветлело. И дышать стало легче. Фу-у-у…

Илья тихо ругнулся, а Петр даже не вздрогнул, хотя для них я должен был возникнуть прямо из воздуха.

– Почему не выкинул? – хмуро поинтересовался возница, забирая браслет, но все же спрятал его в тайник.

– Пригодится, – устроился я меж пустых фляг. – Все развезли или еще куда-то заезжать будем?

– Все.

– Вот и замечательно, – обрадовался я. Таскать тяжеленные фляги мне сейчас совсем не в радость: колено болит, трясет всего. Отходняк от адреналина начался? Блин, ну и перенервничал я! Хорошо хоть постепенно отпускать начало. А то сердце чуть из груди не выскакивало. Нервы. Или дело не в них, а это так похабно побочные эффекты "Хамелеона" проявляются? Все может быть…

Пройдя не менее серьезную проверку на выезде – а не тащим ли чего из хозяйского барахлишка, – мы получили назад свои вещи и выехали в город. Мне с водовозами оказалось не по пути, а поэтому, когда телега вывернула на Красный, я забрал у Петра браслет, распрощался с ними и отправился на северную окраину. Надо пистолет с бляхой забрать, да и деньгам без присмотра лучше не валяться.

Немного замешкавшись перед домом, в котором размещалась контора Гонзо, я свернул на соседнюю улицу и дальше пошел уже по ней – на тех двух охранников без ствола нарваться совсем невесело будет. Ладно б колено еще не болело, убежал бы, а так… В обход оно надежней.

Ничего, хоть прогуляюсь. Тем более, погода сегодня замечательная.

С приходом тепла Форт куда сильнее, чем зимой, напоминал какой-нибудь совершенно нормальный, пусть и захолустный, городок.

Совершенно нормальный – это, конечно, преувеличение. Сильное преувеличение. Скорее появлялись аналогии с затишьем в период гражданской войны. Часть населения старательно делает вид, что ничего не происходит, и тужится жить по-старому, часть веселится в ожидании смены власти и вполне вероятной прогулки к стенке, а вооруженные патрули пытаются сохранить хоть какое-то подобие порядка. Разве что никто никуда не драпает. Потому как некуда.

А так посмотришь – аж слеза от ностальгии прошибает. Парочки прохаживаются. Изредка оглашают улицу пронзительными криками стайки детей. Скучают одуревшие от безделья к концу смены дружинники. И всякого отребья пока еще не видать – темные личности забились по норам в ожидании вечера.

В одном из дворов, отгороженном от улицы недавно сложенной кирпичной стеной, десятка два пестрых кур, важно вышагивая по грязи, выискивали червей и семена. Усевшийся на деревянный ящик запойного вида мужик апатично катал ногой обрезок трубы, но понятно, что в случае чего в одиночестве отстаивать живность ему не придется.

Да, давненько курятины не ел. Эх, сейчас бы бульончику! Ну, бульончику не бульончику, а перекусить совсем не помешает. Закончу с делами — и сразу обедать. Или получится и то, и другое совместить?

Найти нужную квартиру удалось без особых проблем. Открывший Яровой молча сунул мне пакет и, не сказав ни слова, захлопнул дверь. Это я пришел не вовремя или он по жизни такой неразговорчивый?

Мысленно плюнув, отвернул лацкан куртки и нацепил бляху. Пересчитал деньги, проверил пистолет. Все на месте. Да никто и не сомневался, собственно.

И куда теперь?

Странный вопрос. Можно подумать, есть много людей, которые без лишних вопросов достанут ствол с глушителем и кое-какие нестандартные патроны. Гамлет занят, остается Селин. И чего тут думать? Надо было, конечно, с Датчанином этот вопрос обсудить, но как-то из головы вылетело. Ничего, даже если Денис такими делами сам и не занимается, с нужными людьми сведет. Да и пообедать вместе с ним можно будет.

Я вышел из подъезда и пошел к общаге Патруля: раньше Селин жил в соседнем доме. Надеюсь, за прошедшие полгода он не переехал. И чего у Гамлета про него не спросил? Память дырявая.

Железная дверь в подъезд оказалась открыта – кто-то засунул под нее обломок доски. Ну и за каким лешим, спрашивается, на ней замок? Сколько раз ни приходил – всегда нараспашку. И днем, и ночью. А консьерж по жизни в запое. За что только деньги получает?

Поднявшись на третий этаж, я тихонько постучал в дверь, обитую лопнувшим в нескольких местах кожзаменителем. Тишина. Дома нету никого? Похоже. Елки, теперь придется половину Форта обойти, чтобы Дениса разыскать. Может, проще Гамлета дождаться?

Я уже собирался уходить, когда дверь приоткрылась и на меня уставилась какая-то грудастая деваха в домашнем халатике. Вроде я ее где-то видел. Но где?

– Кого надо?

– Денис дома? – Лицо знакомое. Да и такие формы забыть сложно. Точно! Это ж официантка из пельменной! Ну, Денис и кобель!

– Селин, к тебе пришли! – крикнула девушка в комнату и пошла на кухню.

– Кого там принесло? – почесывая плотный животик, из комнаты вышел светловолосый крепыш и от удивления даже развел руки в стороны. – Скользкий! А я только думал – чего-то ты не появляешься.

– Дела. – Я зашел в квартиру и начал осматриваться. Вроде все как было, только чисто и прибрано. Женская рука сразу чувствуется. Да и Денис шляется по дому не как обычно в башмаках, а в сланцах. И поправился он заметно. Морда округлилась, жирок завязался. Пухлым его еще не назовешь – скорее упитанным, но если так пойдет дальше… – Пузо-то как отрастил.

– Это пресс. Проходи на кухню. – Денис заправил футболку в спортивные штаны и остановил вышедшую с кухни с чугунным утюгом подругу. – Я тебе сколько раз говорил: дверь никому не открывай?! Ну чё за дела?

– Ой, да отстань ты! – Девушка пошла вперед, и Селин отскочил от утюга, из отверстий в крышке которого курился легкий дымок.

Я разулся и пошел на кухню. На буржуйке побулькивала кастрюлька с варевом, закопченный чайник примостился рядом. Когда-то засаленные стены отмыты дочиста. С радиаторов батарей свешивались грозди зеленых бананов. Места другого не нашлось? И ни одной грязной тарелки. Да, подругу Денис себе хозяйственную нашел.

– Корова, – пробурчал себе под нос Селин и закрыл дверь.

– Это что? – указал я на бананы.

– Стратегический запас. – Денис открыл дверцу кухонного шкафа, посмотрел внутрь и с раздражением захлопнул. – Ты где шкерился?

– Не помню, – честно сознался я и присел на заскрипевший стул.

– Хороший ответ, – хмыкнул Селин.

– Главное, честный, – согласился я.

– Пришел чего?

– Ствол с глушителем нужен, – снова я не стал кривить душой и ходить вокруг да около. – Можешь достать?

– Ствол с глушителем или глушитель? – зачем-то переспросил меня Денис.

– И то и другое, – уточнил я.

– Знаешь, Скользкий, ты в натуре скользкий. – Селин заглянул в мусорное ведро под раковиной. – На фига в Дружину завербовался?

– Ты-то откуда узнал? Гамлет сказал?

– Чистая дедукция. – Парень оставил в покое мусорное ведро и, развернувшись ко мне, ткнул в выпуклость под левым плечом. – Ты у нас товарищ отмороженный, но не настолько, чтобы в открытую левый ствол таскать. К тому же, будь у тебя на руках паленая пушка, тебе было бы проще только глушитель достать.

– Ну ты, блин, Шерлок Холмс, – покачал головой я. – А вдруг я лицензию приобрел?

– Не смеши мои тапочки, – даже не улыбнулся Денис. – Я своих конкурентов наперечет знаю.

– Ну да, вы ж теперь крутые…

– Ты мне зубы не заговаривай, – уперся Селин. – Ну-ка закешь ксиву.

– Что могу сказать? С логикой у тебя полный порядок. – Я отогнул лацкан куртки и продемонстрировал бляху. – Предложили, так сказать, в добровольно-принудительном порядке пополнить ряды нашей доблестной Дружины. Ты ж меня знаешь – как я мог им отказать? До сих пор, блин, поверить не могу…

– Ствол у тебя служебный уже есть. Еще один зачем?

– Нужен. Я ж запасливый, как хомяк, – не стал открывать я всех карт. – Сделаешь — нет?

– Под статью подводишь.

– А в морду?

– Здоровья не хватит, – приоткрыв крышку кастрюльки, Селин принюхался к запаху варева. – Ладно, господин полицай, что тебе надо и когда?

– Пистолет любой. Глушитель – чтоб на обойму хватило. Чем раньше, тем лучше. Но вообще желательно сегодня. И слушай… – задумался я. – Пули, пробивающие защитные амулеты, достать сможешь?

– Может, и смогу, – отчего-то насторожился Селин. – Только если тебя с ними примут – лучше съешь. Никакая ксива не поможет.

– Да ну? – удивился я.

– Я тебе говорю. Эти пули идут по разряду несертифицированных амулетов класса А. За такие дела даже в штрафной отряд не отправляют. Есть догадки – почему? Нет? Да просто то, что остается после дознавателей, к службе уже не пригодно.

– Ничего, я от патронов по-быстрому избавлюсь, – широко улыбнулся я больше для того, чтобы убедить в своих словах самого себя.

– Я тебя предупредил, – пожал плечами Селин. – Могу предложить ТТ и обойму.

– А глушитель?

– Глушитель не проблема.

– Сколько?

– Ствол и глушитель – шестьдесят. Патроны по червонцу.

– Ни фига себе расценочки! – обалдел от цены патронов я.

– А ты чего хотел? – заулыбался Денис. – Вот оно, звериное нутро черного рынка. И это еще по блату, без обычных накруток.

– Патронов не обойму. Давай четыре штуки. – Я выложил на кухонный стол десяток золотых кругляшей. – И смотри, патроны бракованные окажутся, мой призрак по ночам являться будет.

– Вот по ночам не надо. По ночам я занят, – отшутился Селин и, заслышав шаги, смахнул стопку монет в карман. – При моей о деле – молчок. Понял?

Девушка зашла на кухню, помешала длинной ложкой в кастрюле и уже собиралась уходить, когда ее окликнул Денис:

– Яна, я сейчас по делам сбегаю…

– Опять бухать намылился? – с пол-оборота завелась та.

– Да какой бухать? – с совершенно невинным видом возразил Селин. – Дело подвернулось – денежек немного срублю и сразу домой.

– Ты всегда так говоришь.

– Я серьезно.

– Ты всегда серьезно.

– Ну Яна…

– Только попробуй пьяным прийти. Под порогом ночевать будешь.

– Ну че ты начинаешь? Говорю же: по делам.

– Иди уже куда хочешь, только отстань от меня, – вышла с кухни девушка.

– Лед, давай спускайся. Я сейчас тебя догоню, – побежал Селин за девушкой. – Яна, ну не могу я, дома сидя, деньги зарабатывать…

Вот она – семейная жизнь. Я обулся и потихоньку смылся в подъезд. Пойду на улицу выйду. Хоть на солнышке постою, погреюсь.

– О, а ты когда проскочить успел? – удивился поддатый консьерж, когда я спустился на первый этаж.

– Здрасте, дядь Вась, – поздоровался я. – Вас не было как раз.

– Вот ведь! Только отлить вышел, а уже понабежали! – дыхнул на меня свежим перегаром дядя Вася. – Дверь открыта была?

– Ага, – кивнул я. – Ух, ты! Это у вас "свинцовые осы", что ли?

– Да не, куда там, – махнул рукой консьерж. – "Трутень". Чистой воды обманка. Если на пару минут вырубит – уже хорошо.

– Тоже неплохо. – Я внимательно осмотрел короткий жезл. – Селин выйдет, скажите, я на улице его ждать буду.

Взмыленный Денис выскочил из подъезда минут через пять.

– Женщины… – Он закатил глаза и одернул джинсовку. – Не женись, Лед.

– Да уж постараюсь, – кое-как скрыл я улыбку.

– Вроде ничего не забыл… – задумчиво протянул, похлопав себя по карманам, Селин. – Все, пошли.

– Далеко идти? – Ну что за дела! Почему все меня сегодня куда-то ведут? Сусанины, блин.

– В "Берлоге" никогда не был?

– Какая "Берлога"?! – остановился я. – Сначала дело.

– А ты думаешь, стволами, как пирожками, на каждом углу торгуют? – Денис осторожно перешагнул через ручеек. – Нужного человека найдем и подождем, пока он с товаром не вернется. С ТТ и глушителем проблем не будет, а патроны поискать придется.

– Тогда пошли. – Я тяжело вздохнул. И ведь объяснил Селин все логично, а не верю и все. Стопудово, как Яна и сказала, "бухать намылился". Да ну и… Главное, пусть заказ выполнит. – Я слышал, в "Берлоге" сейчас одни торчки собираются.

– Фигня, – отмахнулся Денис и отшвырнул в сторону вывалившегося из-за угла дома прямо на него парня. Тот не удержался на ногах и упал на колени. – Торчков везде хватает.

Со второй попытки парень сумел подняться с земли и, уставившись в одну точку, побрел куда-то дальше.

– Как у тебя дела-то? – Я пробежал по бордюру, едва не свалившись в глубокую лужу.

– Все путем. Мою ты видел. А раз Гамлета встречал, то и об остальном в курсе.

– И как это у вас, серьезно все?

– Ты про Яну или работу? – не понял Денис.

– Про работу.

– Слишком серьезно. Постоянно надо что-то решать, с кем-то встречаться. Веришь — нет, за месяц никому даже морду не разбил. Мы ж люди солидные, куда деваться. – Селин тяжело вздохнул. – По деньгам неплохо выходит, но постоянно какую-нибудь подлянку ждешь.

– А ты чего хотел? – не стал я жалеть его. – Да, кстати, с Городовским как работать?

– Нормально. Он мужик головастый. Ты б, Лед, завязывал с Дружиной. Пошли к нам, тебе место всегда найдется.

– Я пока на крючке, – сознался я. – Но, как свои проблемы решу, подумаю. Вы чем занимаетесь-то?

– Да тем же самым – проблемы решаем.

– Слушай, решальщик, ты Ворона давно не видел?

– Да с того года, пожалуй. Куда-то эта птичка шизокрылая пропала.

Вывеска "Берлоги" претерпела кардинальные изменения. Вместо старого мрачного нечто, отдаленно напоминавшего медведя, на развалинах второго этажа висел плакат с веселеньким диснеевским Винни-Пухом. Правда, в лапах он держал не горшок с медом, а бутылку водки и подозрительного вида папиросу. Ума не приложу, как художнику это удалось, но сразу становилось понятно, что медвежонок находится в состоянии неслабого алкогольно-наркотического опьянения. Такое, знаете, безмятежно-обдолбанное выражение морды…

Мы спустились по лестнице и уперлись в закрытую дверь. За зарешеченным окошком мелькнуло чье-то лицо, и нам тут же открыли. Три охранника – место бывшей курилки теперь занимала караулка, – внимательно нас оглядели, но проверять содержимое карманов не стали и внутрь пропустили без единого вопроса.

Вслед за Селиным я вошел в зал и только тихонько присвистнул. От былой черно-красной гаммы не осталось и следа. Выкрашенные фосфоресцирующей краской стены переливались в лучах крутившегося под потолком зеркального шара. Неизменными остались только мебель и густой полумрак, который изредка прорезали отражавшиеся от мельтешивших зеркалец лучи.

– Пошли, – потянул меня за собой Денис.

– Иду, – я с трудом сдержал кашель. Накурили здесь так, что по залу плыла густая пелена табачного дыма. И ведь посетителей не так много. А что тогда вечером здесь творится? Если новые владельцы и озаботились установкой вытяжек, то заметно этого не было. С другой стороны, никто ведь пока не задохнулся. Наверное…

Денис целеустремленно продвигался куда-то к дальней стене зала, я шел за ним по пятам, немного опасаясь наткнуться на поджидавшего меня Криса. Чушь! Эта сволочь уже полгода как в аду жарится!

– Здорово, пацаны, – не дожидаясь приглашения, Селин уселся за один из столов. – Лед, падай. Джон где?

Я выдвинул стул, сел рядом с Денисом и начал разглядывать "пацанов". Первый сложением напоминал Селина – такой же плотный и мускулистый. Закатанные рукава черной рубахи оставляли открытыми покрывавшие предплечья татуировки. Угрюмое лицо со слегка приплюснутым носом и двумя белыми рубцами шрамов на нижней губе казалось смутно знакомым. Вроде бы даже какое-то имя на языке вертится. Нет, не помню.

Второй был почти на голову ниже даже не отличавшегося высоким ростом Селина. Да и богатырским сложением похвастаться не мог. Не хлюпик, нет. Так, шибздик. Честно говоря, его серый костюм и синяя сорочка смотрелись в этом заведении несколько неуместно. Хорошо, хоть галстук не нацепил.

– Скоро подойти должен, – наконец нехотя выдавил из себя угрюмый.

– Ты чего, Тарас, такой хмурый? Не выспался? – Денис по-хозяйски проверил, сколько осталось водки в стоящей на столе бутылке. – Ты с Андрея пример бери. Как его ни встретишь – всегда жизнью доволен.

– Не слышал поговорку: незваный гость хуже татарина? – Тарас забрал у Селина бутылку и убрал на свой край стола.

– Опаньки, что это еще за разжигание межнациональной розни? – развеселился Денис. – Или ты меня видеть не рад?

– А ты не девушка, чтобы тебе радоваться, – немного отодвинулся от стола угрюмый.

– Не, чё-то ты сегодня базаришь много, – подался вперед Селин.

– Ребя, харе собачиться! Все равно водки только на один круг осталось, – неожиданно вклинился между ними Андрей.

– У вас нет, что ли, больше ничего? – скорчил гримасу Селин.

– Нет, – взял бутылку Тарас. – Идите за стаканами.

– Толку-то. – Денис развернулся на стуле и высмотрел официантку. – Девушка! А можно вас?!

– Слушаю, – приготовила блокнот и карандаш официантка.

– На всех пилим? – дождавшись утвердительного кивка Андрея, Селин начал делать заказ: – Две бутылки водки, жареную курицу, макароны или картошку, что есть, кувшин томатного сока и двойную порцию вашего фирменного холодца. Холодец принесете со второй бутылкой, все остальное тащите сразу.

– И маринованных снежных ягод, – уточнил заказ Андрей.

– Стакан чаю еще, – добавил я и, поймав удивленные взгляды, добавил: – Перебрал недавно, так что пока в завязке.

– Точно водку не будешь?

– Нет.

– Тогда давайте для начала одну бутылку, а дальше видно будет. – Денис отпустил официантку и уже ей в спину крикнул: – И стаканы принесите, пожалуйста.

– Может, лучше не водку, а "Трою" взять? – предложил Тарас. – Дешевле выйдет.

– Это еще что такое? – не понял я.

– Парфюмерно-косметическое средство. Содержание спирта девяносто пять процентов. Дешево и сердито, – оживился Тарас. – На той неделе целую фуру завезли. И фасовка удобная – 0,33.

– Не, я эту гадость не буду, – отказался от предложенного варианта Денис. – Она ж всю микрофлору в желудке потравит.

– Какая микрофлора? – захихикал Андрей. – У тебя глисты в локоть длиной. Их даже мышьяк не возьмет.

– Ох, не умничал бы ты, мелкий, – тяжело посмотрел на него Селин. – А то знаешь, как бывает… Я потом жалеть буду, а тебя в крематорий увезут. И что за моду взяли? От горшка два вершка, а умничают, как взрослые.

– Не понял, чем тебя мой рост не устраивает? – привстал Андрей и уперся руками в столешницу.

– Почему не устраивает? Шесть дюймов замечательный рост, Лед, скажи. А, черт, у тебя же шесть футов…

– Пошел ты, толстый, знаешь куда? – сел на стул Андрей.

– Я не толстый, я в меру упитанный. – Селин забрал у вернувшейся официантки стакан. – Ну, чего смотрите? Разливайте.

Чем дольше я слушал разгорающуюся перебранку, тем меньше понимал, что происходит. Вроде все шуточки, а под кожу так и норовят друг другу залезть. Селин странный какой-то. Раньше и за меньшее от него в зубы кто угодно получить мог. Или Тарас и Андрей вовсе не так просты, как кажутся на первый взгляд? Нет, с Тарасом-то все как раз понятно – Селин на него рыкнул, и тот моментально заткнулся. А вот мелкому все нипочем.

– Ты точно не будешь? – спросил у меня Тарас, наливая в стаканы водку. – А то смотри, давай по чуть-чуть.

– Не, спасибо, – отказался я и взял стакан со своим чаем.

– Ух, ты! – Селин ухватил меня за запястье и развернул внутренней стороной к себе. – Алхимический?

– Да. – Я выдернул руку и принялся дуть на горячий чай.

– Кучу бабок небось отвалил. – Андрей наколол на вилку отливавшую синевой снежную ягоду.

– Да не, случайно подвернулся, – умолчал я о подробностях. – Я одного понять не могу – отчего на них цены такие дикие?

– А чего тут непонятного? – Выпив водки, Денис отломил крылышко жареной курицы. – Мало того, что Гимназия и валькирии пошлины через Городской совет несусветные протащили, так колдуны еще контрабандистов сами отлавливать начали.

– Лихо. – Я наложил себе вареных макарон, отломил куриную ножку и огляделся по сторонам. Обычно как – придешь в кабак и сразу начинаешь надираться. Теперь хоть возможность есть на людей посмотреть, а то все больше себя показываешь.

Через два стола от нас расположилась серьезная компания, судя по разговорам, имевшая какое-то отношение к Торговому союзу. Солидные дядьки, горячась и размахивая руками, обсуждали условия сделки и, то ли с горя, то ли с радости, планомерно накачивались водкой.

За столом у самого танцпола веселились молодые парни. Такое впечатление – третьесортной банде улыбнулась удача, и сейчас пацаны торопились спустить деньги. А то мало ли… И дружинники загрести могут, и менее удачливые коллеги на хвост упасть. Уж не знаю, что им удалось стибрить, но пить они не умели: два человека уже мирно дремали, уронив головы на стол. Часто встречавшееся на их одежде изображение быка мне ни о чем не говорило.

Расправившись с обедом, я допил остывший чай. Селин взглянул на часы и, не сказав ни слова, куда-то умотал.

– Эй, Лед, давай выпьем, – вновь предложил мне Тарас. – А то сидишь, как трезвенник-язвенник.

– Завязал я, – отодвинул я стакан с водкой.

Вот ведь пристал – как банный лист. А выпить-то охота. Сижу здесь, как дурак, битый час уже. Давно бы пару рюмашек пропустил. Нет же – сразу не начал, а теперь уже и смысла нет. Да и Селин куда-то убежал. Сейчас вернется, может, и ствол принесет. Как ни крути, пить начинать поздно. Мне ж еще сегодня надо за записи кондуктора засесть.

Андрей и Тарас не чокаясь выпили и в этот момент заиграла ритмичная танцевальная музыка. Слишком громкая и слишком ритмичная. Умца-умца-умца-ца.

Подошла официантка и поставила нам на стол блюдце с четырьмя желтыми в черную полоску пилюлями. Оглянувшись, я увидел, что пировавшие у танцпола пацаны в спешном порядке допивают водку и делят таблетки.

– Это что? – щелкнул по краю блюдечка я.

– Веселуха. – Андрей закинул таблетку себе в рот. – Не боись, не наркота. За наркоту деньги просят.

– Типа экстази. Для рейверов драных. – Изрядно захмелевший Тарас тормознул официантку и попросил еще одну бутылку.

Нет, странный все же человек Селин. Заказал водку, выпил всего ничего и куда-то смылся. Ну, и где его носит? Минут сорок прошло уже, как свалил. А ты сиди, жди его! Хоть бы сказал, когда вернется.

— Рас-рас-расколбас! Ё! Сейчас будет тема! – проорал в микрофон диджей и врубил что-то совсем уж кислотное.

– Ну что за отстой играет?! Пойду мозги челу вправлю, – дернулся из-за стола Андрей, но Тарас ухватил его за руку и усадил обратно:

– Куда собрался? Стакан хватай.

– Да не буду я это слушать! – Андрея аж всего корежило, настолько он не мог сидеть на одном месте. Невнятный шибздик куда-то исчез – а был ли он вообще? – и вместо него возник жутко энергичный живчик.

– Эту песню не задушишь, не убьешь, – решил утешить его я.

– Песню, спорить не буду, не задушу, но дать в рыло диджею – элементарно. – Вырвав руку у Тараса, парнишка выскочил из-за стола и убежал к бару.

– Вот урод мелкий! И что, мне теперь в одно жало флян засасывать придется? – разозлился Тарас. – Тебя как звать?

– Лед.

– Тарас. Ну, за знакомство!

– Я ж говорю: не пью, – тяжело вздохнул я.

– Хватай стакан!

– Хорош, а?

– Ты меня не уважаешь, что ли? – попробовал подкатить с другой стороны Тарас.

– Давай, не будем отношения выяснять? – развернулся я к нему лицом и, опустив руку под стол, нащупал горлышко пустой водочной бутылки. Кто знает, чем пьяный базар закончиться может? Я уже и сам был не рад, что пить отказался, но теперь это дело принципа.

– Кругом гады… Селин – подонок, мелкий сдриснул, ты вот тоже… – выругавшись, Тарас выпил налитую в стакан водку и, сморщившись, занюхал рукав. – А я сразу понял, что с тобой что-то не то…

– Ты к чему это сейчас сказал? – заинтересовался я.

– Да видел я тебя на той неделе с одним типчиком – крашеный, в ухе серьга. Сразу видно – педик. Вот и с тобой тоже что-то не то. Какой нормальный мужик от водки откажется?

– Тарас, ты базар-то фильтруй, – по привычке осадил я парня, пытаясь понять, про кого он говорит. Неужели о Ветрицком? Выходит, Тарас уверен, что видел меня с ним? Интересные дела…

– А чё ты мне тыкаешь?

– Мне на «вы» с тобой, что ли, разговаривать?

– Да.

– Ну и идите вы... – И я послал Тараса на прекрасно всем известные три советских буквы.

– Ты как со мной разговариваешь? Рамсы попутал? Ну-ка, повтори, что ты сказал!

– Глухой, что ли? – понесло меня.

– Повтори, я сказал! – брызнул слюной Тарас.

Я повторил. И даже еще кое-что добавил.

– Ты чего материшься?

– А чего мне не материться?

– Ты кого, тварь, послал?

– Тебя я послал.

– Ты, олень, совсем охренел, – начал вставать из-за стола Тарас.

Я поднялся ему навстречу и с размаху опустил на голову бутылку. Во все стороны полетели осколки стекла, а парень осел на стул и вместе с ним завалился на пол.

Вопреки распространенному мнению, человеческий череп отличается весьма завидным запасом прочности, и удар бутылкой по голове к летальному исходу обычно не приводит. Если только бутылка не из-под шампанского или донышком в висок не целиться. Я ударил обычной бутылкой без всяких хитростей, а поэтому, когда обежал стол, Тарас уже начал подниматься на четвереньки. Не особо сильный пинок по его многострадальной голове вновь отправил парня на пол. Убедившись, что вставать он больше не собирается, я пошел к танцполу.

– Все в порядке. – Продемонстрировав служебный жетон засуетившимся вышибалам, я начал высматривать Дениса.

И куда он мог свалить? Сколько его ждать можно?

Мне повезло: почти сразу же я приметил Селина в компании крепко подвыпивших парней и выдернул его из-за стола:

– Ну, ты куда, блин, пропал?

– Куда, куда… Дела твои решал, – ничуть не смутился тот.

– Да ну? Так это ты с Джоном целовался?

– В смысле? – забеспокоился Денис.

– Помаду со щеки вытри. – Не выпуская рукав его джинсовки, я оттащил парня к стене. – Что со стволом?

– Выйдешь из "Берлоги", обойди здание – там свалка будет. – Денис принялся усиленно стирать следы поцелуя. – Увидишь белую электроплиту, смотри в духовке. Все там.

– Конспиратор… – Я припомнил, что на заднем дворе действительно валялся стащенный со всей округи всякий хлам. – Слушай, а что за пацанчики, к которым мы за стол подсели?

– Андрей Рыльский и Тарас Мартынюк.

– Рыльский? Родственник?

– Сынуля.

– А Тарас?

– Простой прилипала.

– Давай, побегу я. – Пожав Денису на прощание руку, я направился к выходу. Теперь понятно, почему Селин этого хлюпика терпел. Папа у него тот еще волчара.

– Счастливо. – Денис огляделся по сторонам и поспешил к танцполу. Все, зацепило пацана. Теперь до утра колбаситься будет.

Я поднялся по лестнице, вышел на задний двор и в нерешительности остановился перед заваленным всяческим хламом пустырем. Да ёшкин кот! Тут этих электроплит штук десять, не меньше! Хотя нет, вон тот – это холодильник.

И что делать? Обходить их все по очереди, надеясь на удачу? Или попробовать пошевелить мозгами? Не мог же Селин в самую середину завала забраться? Или мог? Кто его знает? Как бы он еще плиту с холодильником по пьяни не спутал.

Все же я решил начать с остовов бытовой техники у края свалки и, как выяснилось, не ошибся. Чудом не пропоров ноги о торчащие ржавые обломки, мне удалось подобраться к электроплите с вырванными конфорками. Духовка со скрипом открылась, и я вытащил из нее увесистый целлофановый пакет. Развернув его, достал два свертка промасленной оберточной бумаги: в одном оказался пистолет, во втором глушитель и патроны.

На улице еще только начало темнеть, и я, не решившись возиться с пистолетом на всеобщем обозрении – мало ли кто на свалку завернет? – зашел во внутренний двор "Берлоги". Место глухое, сюда мало кто заглядывает. Тем более по вечерам. А если что – шаги услышу.

Ну и что Селин смог достать? Обшарпанный ТТ и глушитель самые обычные, а вот четыре упакованных в отдельные целлофановые пакетики патрона отнести к рядовым боеприпасам было бы большой ошибкой. Нет, конечно, гильзы, капсюли и порох ничем особенным отличаться не должны, в глаза бросался лишь желтоватый и слегка светящийся металл пуль, которые к тому же покрывали мелкие, почти неразличимые в плохом освещении колдовские письмена.

В гостинице получше рассмотрю. Снарядил пистолет, привинтил глушитель, дослал в ствол патрон. И куда его убрать? За пояс засунуть? Ага, и отстрелить себе чего-нибудь. Провалится в штаны – тоже хорошего мало. В карман куртки фиг засунешь. А если стволом вверх попробовать? О, так уместился. Куртка у меня просто замечательная – даже глушитель не высовывается.

Я вышел со двора и остановился у входа в "Берлогу". Надо до гостиницы валить, а то еще на Тараса нарвусь. Мне лишние приключения сейчас ни к чему. Нет, ну что это за заведение такое? Как ни приду, обязательно с кем-нибудь поцапаюсь.

Подняв воротник куртки – к вечеру похолодало, – я развернулся и пошел в сторону "Гавани". Точнее, пройти удалось лишь несколько метров, а потом прислонившийся к стене дома на противоположной стороне улицы мужчина подхватил стоящую рядом дубинку и вышел мне навстречу.

Высокий, сутулый, лысоватый. Одежда как на вешалке болтается. Вроде раньше где-то видел.

– Ты? – со странной смесью презрения и радости в голосе протянул сутулый, и тут я его узнал.

Стрига! Жив курилка! И даже не в штрафном отряде.

– Тебя с дисбата уже выпустили, что ли? – Я сунул руку в боковой карман куртки и подцепил указательным пальцем спусковую скобу ТТ.

– Выпустили. И теперь, сволочь, я с тобой за все поквитаюсь. – Дубинка в руках Стригунова начала выписывать замысловатые узоры.

Я огляделся по сторонам. Есть кто на улице? Вроде не видать. Значит, придется Стригу кончать. Жалко, конечно, на него такие пули тратить, но ничего не попишешь. До пистолета в наплечной кобуре дотянуться не успею, да и шума много будет, а схватиться с ним врукопашную верная дорога в крематорий.

– Стой! – Выскочивший из-за угла дома мужик, на ходу застегивая ширинку, подбежал к Стригунову. – Ты чего?

– Это тот гад! Ну, я тебе про него рассказывал. Из-за него Димка погиб.

– А! – Приятель Стриги смерил меня внимательным взглядом, от которого не укрылись ни засунутая в карман рука, ни выражение лица. – Пошли отсюда.

– Ты чего? Это же он!

– Да пошли ты.

Ничего не понимающий Стригунов позволил утащить себя во двор дома, и я сразу же быстренько оттуда смылся. Значит, Стрига срок уже отмотал. И нового кореша, скорее всего, в штрафном отряде нашел. Для законопослушного обывателя тот слишком быстро скумекал, что еще чуть-чуть и я их обоих там положу.

Ладно, эти кадры свалили и мне бежать пора. А то еще на кого-нибудь из старых знакомых нарвусь – это зимой как стемнеет, так все по норам. Сейчас народ на год вперед отрывается.

На соседних улицах взрывались петарды, в небо взлетали разноцветные огоньки сигнальных ракет, где-то неподалеку саксофонист не всегда попадал в ноты, но очень старательно выводил полузабытую мелодию из старого французского фильма. Со дворов постоянно доносились взрывы хохота. Веселуха, одним словом…

Пока подходил к гостинице, ждал стрелу в спину. Аж взмок весь. Нет, так жить нельзя. Надо что-то с этими покушениями делать. Ну какой мне толк от бляхи, если все так и норовят на тот свет до сроку отправить? Илье пожаловаться? А он чем поможет? Нет, с этой напастью самому справляться придется. Ничего, как-нибудь этот вопрос улажу. А почему как-нибудь? Известно как – не зря небось четыре червонца за патроны выложил.

Кивнув портье, я поднялся себе в номер, запер дверь и зажег свечи. Темновато, конечно, для чтения, но ничего не поделаешь. Так, куда я записки кондуктора сунул? Ага, вот они. Ну что, приступим, пока меня еще окончательно сон не сморил? Приступим…

 

<- Предыдущая глава / Следующая глава ->


Купить бумажное издание
Купить электронный текст на Литрес
Купить и скачать электронный текст на сайте автора в форматах fb2, mobi, epub, rtf, txt

 

Павел Корнев. ПадшийПадший

 


Купить: Лабиринт


Текст у Автора напрямую


Текст на Литрес


Купить: Озон

 

Павел Корнев. ПадшийСпящий

 


Купить: Лабиринт


Текст у Автора напрямую


Текст на Литрес


Купить: Озон