Авторизация



 

 

 

Последний город. Глава 1

 

Купить бумажное издание: Лабиринт, Озон

Купить электронный текст на Литрес

Купить книгу в магазине Автора и скачать текст в форматах fb2, mobi, epub, rtf, txt

 

 

 

Осколок — к осколку, а волчье — волку,
Как серебру — звон.
Осколок — к осколку, а волчье — волку,
А мне тогда что?

«Пикник»

 

 

Часть первая

РАЗБИТОЕ ЗЕРКАЛО

 

 

В начале дня, как всегда, несмотря ни на что,
Забыв усталость, болезнь и врожденную лень,
Старайся все свои силы направить на то,
Чтобы остаться в живых, пережив этот день.

«Черный обелиск»

 

 

ГЛАВА 1

 

Марк

Утро выдалось тихим. Гнавший всю ночь на город пыль и мелкий серый песок северо-восточный ветер выдохся незадолго до рассвета, и лишь разбросанный по улицам мусор напоминал о его обжигающих порывах. Впрочем, внутренний дворик пятиэтажного особняка Службы Контроля от бушевавшей стихии почти не пострадал. Так что заступивший на дежурство младший контролер Управления экологической безопасности особо не напрягался. Ленивыми взмахами метлы он подметал запорошенные песком бетонные плиты и время от времени ежился от утренней прохладцы.

 

— Хорошо дворникам,— кивнул Лео Ройе на заметно прихрамывавшего контролера, серый комбинезон которого в предрассветном сумраке почти терялся посреди замощенного бетонными плитами двора,— думать не надо, знай себе маши метлой.

— Ну и шел бы,— хмыкнул, посмотрев на наручные часы с поцарапанным стальным браслетом, Артур Станке и потер костяшками пальцев заросший черной щетиной подбородок. Ходившая по Управлению активных операций шутка о том, что гладко выбритым его можно будет увидеть только на собственных похоронах, родилась явно не на пустом месте.

— Да запросто! — легко согласился Лео — почти двухметровый красавчик в идеально отглаженном деловом костюме, покрой которого скрадывал выпуклость прятавшегося в наплечной кобуре разрядника. Мужественный профиль, ямочка на подбородке, модная стрижка и открытый взгляд голубых глаз заставляли учащенно биться не одно женское сердце, и как-то совершенно не верилось, что он говорит совершенно серьезно.— Платили бы как здесь...

— А ты, Марк? — Станке, мельком глянув на перегороженную створками ворот арку, ко мне даже не обернулся, но от вопроса по спине пробежали мурашки.

— Что — я?

— Пошел бы в дворники? — зевнул Артур и пошаркал носком запыленного ботинка о штанину изрядно помятых брюк. В отличие от опекаемого женой Лео недавно разменявший пятый десяток Станке до сих пор оставался холостяком и не особо заморачивался по поводу своего внешнего вида. Чего нельзя было сказать о его физической форме: в этом отношении командир группы ничуть не уступал подчиненным. Ростом, правда, не вышел, зато самый широкоплечий. Из-за торчавших ежиком коротких седоватых волос и грубых, будто рубленных топором, черт лица он выглядел старше своих лет, но тяжелый взгляд серых глаз не давал забыть, что ты имеешь дело не с обычным головорезом, а с одним из опытнейших оперативников Службы Контроля.— За те же деньги?

— Во-первых, не в дворники, а в контролеры Управления экологической безопасности,— наставительно заметил непонятно когда успевший выйти на крыльцо курировавший нашу группу комиссар. Высокий, неопределенного возраста, он неторопливо застегнул на все пуговицы длинный черный плащ из кожзама и вытащил из кармана потертую фуражку.— Во-вторых, Марк на такой перевод не согласится.

— Предлагали? — развеселился Лео.

— Работал,— поежился от не самых приятных воспоминаний я и поднял воротник короткой куртки.

— Кто опаздывает? — Запрокинув голову к серой Пелене, над которой полыхали тусклые вспышки зарниц, комиссар на мгновение зажмурился, и на его левом веке мигнул зеленый рисунок колдовской татуировки.

— Никто не опаздывает,— буркнул Артур и достал из кармана футляр с экранированными очками. Спрятав глаза за темными стеклами, испещренными едва заметными алхимическими письменами, он кашлянул в кулак и добавил: — Транспорт через пять минут подойти должен. Ян вчера заправиться не успел.

— Опять генератор полетел? — поправил лацкан пиджака Лео. Что бы ни думали его недоброжелатели, шикарный костюм он носил не столько из какого-то особого пижонства, сколько по негласному распоряжению Артура. Представительная внешность, дорогая одежда и хорошо подвешенный язык позволяли красавчику без труда производить впечатление «очень важной личности». Сам убеждался: на тех же жандармов иной раз это действовало куда эффективней служебных удостоверений.— Вот коротнет в следующий раз в поездке, и поминай как звали!

— Да нет, его на задание дернули куда-то под вечер.

— Опять, значит, всю дорогу трындеть будет, как шоферы вкалывают,— вздохнул Лео.— Вот вы, господин комиссар, скажите: когда младшему обслуживающему персоналу начнут за переработки доплачивать? Только не надо рассказывать, что после работы те задерживаются, кто работать не умеет. Шоферам дай волю — они бы только на обед и приходили. Нет, доколе такое безобразие продолжаться будет?

Обернувшийся к начавшим открываться воротам комиссар ничего не ответил, но без умолку трепавший языком Ройе на это и не рассчитывал. Красавчику было достаточно уже того, что его слушают. Хлебом не корми — дай языком почесать.

Заплывший во двор на высоте не более полуметра от земли служебный болид, зализанными формами здорово напоминавший окурок сигары, набрал скорость, и из-под его днища во все стороны полетела запорошившая бетонные плиты серая пыль. Притормозив у крыльца, водитель заглушил двигатель, и транспорт медленно опустился к земле. Вблизи он уже не казался монолитным: на черной обшивке явственно проступали сколы, царапины и контуры прикрытых защитными пластинами боковых окон. По прозрачному только изнутри лобовому бронестеклу и вовсе шла глубокая вмятина. Транспорт давно выработал свой ресурс, но менять его никто в ближайшее время не собирался. Работает — и ладно. А что в ремонте постоянно стоит и от земли уже почти не отрывается, так ничего страшного. Хотя, с другой стороны, новый болид обкатывать — тоже радости мало.

— Марк, сбегай в раздевалку, дерни Эда,— распорядился Станке и поднял с крыльца брезентовую сумку.— Пусть пошевеливается.

— Хорошо,— кивнул я и лишь в последний момент успел отскочить в сторону, когда стремительно вылетевший из распахнувшейся двери русоволосый парень чуть не сбил меня с ног болтавшимся на плече баулом.

Замерев на верхней ступеньке лестницы, он замахал руками и едва не скатился кубарем вниз, но Лео успел ухватить его за ворот темно-лилового жандармского мундира.

— Ты где пропадал, Эд? — Лео легонько подтолкнул парня к болиду.

Боковая дверца транспорта тут же медленно ушла вверх, и, надо сказать, особой плавностью ее движение не отличалось.

— Переодевался.— Эдуард поправил ворот мундира и, забросив в болид баул, полез следом. Транспорт едва заметно покачнулся, но и только — даже не просел. Оно и понятно, весу-то в парнишке всего ничего. Да и выглядит — чистый пай-мальчик. Худенький, невысокий, глазки ясные-ясные. Сроду не скажешь, что оперативник Службы Контроля.— И почему всегда я жандармом представляться должен? Марк вон ни разу...

— У тебя типаж подходящий,— заявил Артур, уже разместившийся в продавленном кресле рядом с водителем, и застегнул ремень безопасности.— А у Марка на лице десять лет «Плантации» написаны...

— Прям десять лет!..— пробурчал я, усаживаясь на тянувшееся вдоль правого борта болида длинное сиденье и убирая небольшую спортивную сумку в ноги.

Внутри транспорт выглядел ничуть не лучше, чем снаружи: протертая, местами до дыр, обивка сидений, сколотый и растрескавшийся пластик, закопченные следы сварки. Разбитый две недели назад светильник до сих пор никто не удосужился заменить, а лобовое бронестекло изнутри пошло трещинами. Сразу видно, что транспорт побывал не в одной переделке, и веры в его надежность не было совершенно. Хотя раз он до сих пор летает...

— Да какой еще такой типаж? — насупился занявший заднее сиденье Эдуард и слегка отодвинулся, когда к нему, пригнувшись, пролез комиссар.— Все дело в мундире!

— Эх, молодежь, чему вас только учили,— тяжело вздохнул Ройе, с сомнением посмотрел на ремень безопасности, но все же пристегнулся. И это правильно: лучше уж сейчас костюмчик помять, чем потом, при случае, головой крышу пробить.— Это только обыватель на мундир да жетон смотрит. Наш клиент больше к физиономии приглядывается. Ты вот, к примеру, точь-в-точь как закончивший учебку зеленый новичок в жандармской форме смотришься, а Марка сколько ни наряжай, все одно ночного душегуба с Фабрики получишь. Да и пластика у него совершенно другая.

Хмыкнув, я приподнялся с сиденья и потянул вниз с лязгом захлопнувшуюся дверцу. Болид вздрогнул, покачнулся и медленно оторвался от земли. Корпус затрясло, и набравший скорость транспорт через арку вылетел на улицу.

Не особо рассчитывая задремать, я прикрыл глаза, но, как обычно от мелкой дрожи, начавшейся сразу после набора высоты, заломило зубы и заныло темечко. А с другой стороны, почему бы в очередной раз и не попытаться? Все равно заняться больше нечем. Своих коллег последние полгода лицезреть доводилось чуть ли не каждый день, проплывавшие же за окнами серые силуэты городских зданий ничем заинтересовать не могли в принципе. Чего я там не видел? Приземистые, тесно лепившиеся друг к другу массивы домов, темные пятна окон, гулявшие по пустынным улицам пыльные вихри. Тоска.

Хотя на задании обычно не больно-то и поскучаешь. Не до того. Пусть группа еще только срабатывается и ничего серьезного нам пока не поручают, но, чтобы жизнь медом не казалась, и служебной рутины с лихвой хватало.

— Артур, мы ж вроде с Порта начать должны были? — удивился Лео, уставившись в окно на показавшуюся над домами «Стрелу». Высоченную — этажей в сорок — башню, сверкавший серебром шпиль которой прокалывал затянувшую небо серую хмарь Пелены. В этом будто бы рвавшемся ввысь здании, силуэтом напоминавшем скорее не одноименный метательный снаряд, а арбалетный болт, располагались Арсенал, Комитет Стабильности, Жандармерия и штаб-квартира нашей родной конторы. Остальные шесть башен занимали не менее важные службы, но по значимости со «Стрелой» могли поспорить разве приютившая алхимиков и Академию «Руна» да обиталище городской администрации и финансовых воротил — «Сундук».

— Ну? — обернулся к нему командир группы.

— Чего тогда к центру свернули? — Ройе хлопнул по плечу водителя, и на безымянном пальце его правой руки блеснуло широкое обручальное кольцо.— Ян, давай по Окружной, так быстрее будет.

— Не положено,— недовольно нахмурился Ян, худощавый мужчина лет тридцати пяти в коричневом рабочем комбинезоне, и глянул в зеркало заднего вида, которое из-за расчертивших его поверхность граней напоминало фасеточный глаз насекомого.— Велели в центр.

— Еще по одному адресу ориентировка пришла,— объяснил Станке.— Порт на после обеда оставим. Заодно перекусим в «Треске», чтоб в Контору не возвращаться.

— Не, я не могу! — всполошился Лео.— У меня сегодня на обед встреча назначена.

— Не судьба,— злорадно улыбнулся Ян.

— Что значит — не судьба? Артур, ну кто так делает?!

— Не судьба,— пожал плечами Станке и глазами указал на дремавшего на заднем кресле комиссара.— Да не расстраивайся ты. Не последний раз.

— С бабой, поди, стрелку забил? — не сдержавшись, съязвил водитель.

— Ты рулишь? Вот и рули,— не остался в долгу Лео, поймал вопросительный взгляд командира группы и тяжело вздохнул.— Знакомую обещал в «Искру» сводить.

— Остепенился бы,— переглянувшись с заулыбавшимся водителем, посоветовал Артур.— А то мало ли...

— Кто бы говорил! — возмутился Ройе.— Помнишь, Ян, выслугу в «Морской черепахе» обмывали? Так вот — ту рыженькую из дознания этот ханжа увел. Ты посмотри на него: чуть красивее обезьяны, а все туда же! И как ее уболтал, просто не понимаю.

— Это которая в дознании рыженькая? — заинтересовался Ян.— Анна Ким, что ли?

— Ага.

— Во-первых, она крашеная, это я вам ответственно заявляю,— с нескрываемым превосходством парировал командир группы.— Во-вторых, смазливое личико — это не главное. И в-третьих, я просто сказал ей, что твоя жена ведьма...

— Ах ты гад!

Широко зевнув, я поудобней устроился на сиденье и сделал вид, будто задремал; Эдуард тоже помалкивал. Оно и понятно — мы с ним в группе без году неделя, а Лео и командир друг друга лет десять точно знают. Да и Ян давненько с ними работает. Одна шайка-лейка. Не то что мы, пришлые: меня в эту группу шесть месяцев назад перевели, Эдуарда и того меньше. Лучше уж не отсвечивать, пока старшие братья друг другу косточки перемывают.

Ладно, это все мелочи. Главное — из разряда стажеров в основной состав оперативной группы перейти, а там хоть трава не расти. Только вот дело это достаточно непростое. Уж о чем, о чем, а относительно своих талантов я иллюзий не питал. Обычный ординар, к тому же с не совсем незапятнанной репутацией. Честно говоря, до сих пор поверить не могу, что это назначение все-таки получил. У Эдуарда-то явно мохнатая лапа в Конторе есть — недаром его прямо после курсов в оперативную группу подтянули, а я запросто мог еще лет десять в резерве состоять. Повезло. Почти...

Лео с Артуром, кстати, тоже повезло. А вот трем работавшим до меня оперативникам совсем даже наоборот. Рутинная проверка в одном из домов Старого города обернулась ожесточенной перестрелкой с фанатиками Ложи Энтропии. И то ли в связи с гибелью подчиненных, то ли из-за перебитых всех до единого сектантов, но от серьезных дел с тех пор Станке отстранили. Да еще и поручили молодняк натаскивать. Хотя вот это как раз не самое страшное: доводилось слышать, будто высокие чины из Комитета Стабильности требовали перевода проштрафившегося командира группы на «Плантацию». В Корпус Надзора. И не замолви за него словечко дремавший на заднем сиденье комиссар, караулить бы сейчас Артуру каторжан. Та еще работенка.

— Точно на вечер этот адрес перенести нельзя? — на всякий случай все же уточнил расстроившийся Лео.— Что за спешка?

— Мобильный пеленгатор засек остаточное излучение неподалеку от площади Рун,— зевнул Артур и продолжил: — Аналитики вычислили наиболее вероятное расположение локального прокола: жилые дома на перекрестке Береговой и Арсенальной. Нам досталась одноподъездная «свечка» на сорок квартир. Будем проверять.

— Что проверять? — Ройе сцепил пальцы и зажал ладони меж коленей.

— Предположение аналитиков,— хмыкнул командир группы и, убедившись, что мы с Эдуардом прислушиваемся к разговору, объяснил: — След оказался совсем свежим, и яйцеголовые уверены, что для прокола использовалось зеркало. Выходит, ничего сложного: во-первых, зацепка железная, во-вторых, чернокнижник должен быть не из сильных.

— Я бы на это не рассчитывал,— поправил Артура комиссар.— Риск при работе с зеркалами выше, но некоторые чернокнижники используют их намеренно: в этом случае на месте прокола практически невозможно обнаружить остаточные следы ауры.

— И всегда можно просто расколотить стекляшку и оборвать контакт,— вздохнул посмурневший Лео.

И я его прекрасно понимал: задержание чернокнижника само по себе задание не из легких, так еще и зеркало. Никогда не знаешь, что может прийти с той стороны. И ладно, оно карманное, а ну как в полный рост? Вон даже зеркала заднего вида болида сплошь гранями на квадратики с ноготь большого пальца располосованы, чтобы демоны прорваться не могли. Да и неординару-отщепенцу живым сдаваться резона нет. Тут даже не строгий режим светит: или на «Плантации» живьем сгноят, или сразу в «переработку» отправят.

— Наше прикрытие — выездная комиссия по расследованию утечки энергии,— не теряя времени, начал проводить инструктаж Станке, который вовсе не был опечален полученным заданием. Скорее, наоборот: в кои-то веки что-то серьезное поручили.— Я и Марк — специалисты Энергоконтроля, ты, Лео, представитель домовладельца. Эдуард — прикрепленный к нам жандарм. Марк, в квартиры заходить не будешь — копаешься в энергощитках. Если что — на подхвате, а так — на тебе подъезд.

В этот момент болид ухнул вниз чуть ли не на метр, сразу же дернулся обратно и мелко-мелко задрожал. Но вибрация вскоре стихла, транспорт выровнялся, и о случившемся напоминал только ставший прогорклым и едким воздух. Да еще подкатившая к горлу тошнота и саднившее от сильно врезавшегося ремня безопасности плечо. Хорошо хоть на улице по-прежнему пусто, так бы цепанули чужой болид или задавили кого — замучились бы отписываться.

— Ян! — заорал, закрывая нос платком, Лео.— Мы когда-нибудь угробимся в твоей колымаге!

— Да при чем здесь болид? — вытер с лица пот разом взмокший водитель.— Движок как часы работает! Не слышишь, что ли? Это кровь! Ясно? Сначала заправляют непонятно чем, а потом удивляются, что половина транспорта в ремонте.

— Скажешь тоже — кровь,— принюхался к гари Артур.— Фильтр пробило.

— Не пробило, а автоматика сработала,— объяснил Ян.— Да оставь ты окно в покое! Сейчас пыли полный салон натянет!

— Провоняем все,— поморщился Ройе, но окно все же открывать не стал.

— И так выветрится,— решил настоять на своем водитель.— Нет, нам еще повезло: в Аналитическом на той неделе на взлете транспорт заглох. Сразу под списание — корпус так повело, что геометрию уже не выправить.

— Тоже из-за крови? — Артур потер заслезившиеся глаза.

— А из-за чего еще? Из-за крови. «Десятка» в последнее время с «Плантации» откровенно дерьмовая идет. Блин, Управлению быстрого реагирования пятисотые «Ураганы» выделили, они на «двадцатке» работают. Вот это тема!

— А «двадцатка» тогда почему нормальная? — удивился Лео.

— «Двадцатку» с общего режима собирают,— объяснил я. Если мотавших срок на общем режиме каторжан гоняли в донорские пункты три раза в месяц, то бедолаги со строгого режима были постоянно подключены к единой системе, и по жилам у них текла уже не кровь, а алхимический бульон. Поэтому и для более качественного топлива — той самой «двадцатки», получившей название от процентного содержания крови,— использовали сбор только общего режима.— А в «десятке» остаточных алхимических примесей выше крыши.

— А в «тридцатке» как? — прищурился, обернувшись ко мне, командир.

— На нее материал в основном с донорских пунктов отбирают, по группам крови. Там все чисто.— Я закашлялся от дравшей горло гари.

— И откуда ты только все знаешь? — удивился водитель, оказавшийся не в курсе кое-каких записей в моем личном деле.

— Эрудит он,— усмехнулся Артур.— Ян, сколько капель на километр эта развалюха жрет?

— Когда как...— задумался парень и вздрогнул, когда раздался пронзительный звонок приемника: — Что еще стряслось?

— Включай! — моментально подобрался почуявший неладное командир группы.

Ян утопил клавишу громкой связи и, снизив скорость, подвел болид к краю дороги.

— Борт двести восемнадцать, сообщите свое местоположение,— тут же залязгал металлический голос диспетчера.

— Вывернули с Серебряной на Восточный луч, движемся по направлению к центру,— отчитался Ян.

— Немедленно отправляйтесь к пересечению Восточного луча и Арсенальной! — распорядился диспетчер.— Расчетное время прибытия — семь минут, погрешность — ноль-пять. Боевая готовность! Ожидайте указаний. Конец связи.

— И что? — явно рассчитывая на подтверждение приказа, Ян посмотрел на Артура.

— Выполняй,— распорядился опередивший командира группы комиссар и потер левое веко.— Немедленно.

— Всем приготовиться.— Артур не стал оспаривать право куратора принимать решение, но все же счел нужным уточнить: — Оружие до особого распоряжения не доставать.

— Что случилось? — впервые за время пути раскрыл рот Эдуард.

— Скоро узнаем.— Станке расстегнул нагрудный карман и достал из него плоскую коробочку.

Оказавшуюся внутри нашлепку мобильного магофона, стиснув зубы, приложил к виску. Телесного цвета пластинка моментально стала неотличимой по цвету от кожи, и командир смахнул выступившие в уголках глаз слезинки.

Я последовал его примеру и чуть не вскрикнул, когда кожу проткнули тончайшие шипы. В глаза будто сыпанули песка, колдовская метка на левом веке загорелась огнем, но почти сразу же неприятные ощущения исчезли, оставив после себя лишь легкий дискомфорт. Невольно я позавидовал комиссару, колдовской дар которого делал ненужным подобное самоистязание. Хорошо быть неординаром... А вот нашему брату по-другому никак: питающийся кровью владельца служебный магофон не только позволял обделенным талантом ординарам телепатически общаться между собой, но и частично защищал от насылаемых Хаосом видений. К сожалению, лишь частично.

— Это обязательно? — повертел в руке футляр магофона Эдуард, который именно из-за болезненной неприязни к подобного рода процедурам сразу после зачисления в группу заработал прозвище Неженка.

— Да! — рявкнул на него часто-часто моргавший Артур. После активации магофон усиливал зрение владельца и повышал болевой порог, но процесс этот к приятным было не отнести. Судороги, жжение в глазах, временная потеря ориентации. Неудивительно, что некоторые предпочитали не снимать эти алхимические устройства по нескольку дней кряду, чем терпеть столь неприятные ощущения при их подключении.— Или у тебя вдруг дар прорезался?

— Нет,— заранее скривился Эдуард и осторожно прилепил пластину магофона на левый висок.

— Вот и молодец,— хохотнул Лео.— Зато теперь, если Хаосом зацепит, совершенно безболезненная инъекция избавит тебя от мучений.

— Скажете тоже! — не купился на подначку Неженка, которому было прекрасно известно, что магофон просто передает в контору данные о состоянии здоровья владельца, и после возвращения на базу медики сразу знают, кому чего колоть. А убивать ядом или чарами одержимого — пустая трата времени: какая разница Хаосу, мертво тело или нет?

— Шучу,— перехватив недовольный взгляд комиссара, усмехнулся Ройе.— Если что, они командира группы просят одержимому башку отстрелить...

— Лео! — тяжело вздохнул Артур.

— А что я? И не надо на меня кричать,— состроил красавчик обиженное выражение лица.— И вообще, магофон — замечательная и очень удобная вещь! Будь моя воля, носил бы, не снимая.

— Смысл? — усмехнулся Ян, глянув на встроенные в приборную панель часы.

— Удобно,— пожал плечами Ройе.— Всегда на связи, бытовые заклинания различаешь... Неординару по большому счету ничем не уступаешь.

— Ну уж это ты загнул! — водитель сбросил скорость.— Прям, не уступаешь...

— На бытовом уровне,— уточнил Лео.

— Тут недавно по ящику передачу смотрел про алхимические имплантаты, ну и про мобильные магофоны рассказывали,— заулыбался Артур.— Со временем они в тело врастают. Потом не всякий хирург вырежет...

— Брехня это все! — как мне показалось, не очень уверенно хмыкнул Лео.— Заказуха.

— Известны случаи, когда ординары вживляли себе столько имплантатов, что собственной крови им уже не хватало,— заметил прислушивавшийся к разговору комиссар.— На постоянном переливании крови сидят...

— Точно, точно,— закивал головой Ян.— Как их — неопиры? Они на черном рынке у потрошителей кровь скупают.

— Доказать связь неопиров с бандами потрошителей пока не удалось,— покачал головой комиссар,— но этот вопрос находится на контроле Комитета Стабильности.

— Говорят, комитетчики этих тварей и вывели для своих штурмовых отрядов,— нахмурился Артур.

— Зачем? У них нормальные вампиры есть,— влез в разговор Эдуард.

Я его сомнения отчасти разделял: костяк штурмовых отрядов Комитета Стабильности составляли именно вампиры — сильнейшие колдуны, работавшие с настолько мощными чарами, что собственной энергии для их сотворения им уже не хватало. Но чем-чем, а донорской кровью Комитет мог снабжать их в неограниченном количестве.

Вновь запищал приемник, и Ян моментально включил громкую связь.

— Двести восемнадцатый, займите позицию в соответствии с загруженными в терминал координатами,— сразу же перешел к делу диспетчер.

— Наша задача? — Выдвинув панель, Артур включил встроенный в нее терминал.

— Произошел прорыв Пелены, до прибытия спецподразделений Гвардии будете совместно с Жандармерией осуществлять блокаду района. Не пропускать никого, независимо от социального статуса. Повторяю: никого! Пытающихся покинуть район прорыва сотрудников Службы Контроля и жандармов задерживайте и передавайте второй линии для отправки в Госпиталь на освидетельствование. Конец связи.

— Мы в первой линии? — присвистнул Ройе.— Вот влипли!

Да уж, дело дрянь. Мало того что Хаос прорвался через Пелену чуть ли не в самом центре Старого города, так еще и приказ — никого не выпускать. Вот это действительно странно. Обычно в таких случаях для неординаров всегда оставалась возможность покинуть опасный район — они-то одержимыми точно быть не могут. Выходит, есть подозрение, что Пелену с этой стороны пробили. Намеренно или по оплошности — второй вопрос, но если чернокнижники или одержимые попытаются прорвать оцепление, мало нам не покажется. До прибытия гвардейцев можем и не дотянуть.

— Не все так плохо.— Станке быстро застучал по клавиатуре терминала, хмыкнул и вновь задвинул его в приборную панель.— Мы перекрываем проход между двумя пятиэтажками, сразу за нами позиция жандармов. Эпицентр метрах в трехстах, и там уже комитетчики работают.

— Минута до прибытия,— предупредил нас Ян, на полной скорости огибая тащившуюся прямо по центру улицы госпитальную платформу. Зависший над передвижной лабораторией болид жандармов включил проблесковые маячки, но мы уже оставили их далеко позади. С соседней улицы вывернула высотная платформа Пожарной охраны, наш транспорт резко ушел вниз и чуть не царапнул днищем серое дорожное покрытие.— Меж домов болид заводить не буду, выкину вас у проулка.

— Идет,— кивнул Артур, тоже решивший, что возможность экстренной эвакуации в такой ситуации точно не помешает.— Оружие к бою!

Эдуард обреченно вздохнул и вынул из прицепленной на новенький жандармский ремень кобуры служебный разрядник, зализанные формы которого наводили на мысль о живом существе. Подогнанная под руку владельца черная рукоять ложилась в ладонь идеально, но парень, сдвинув предохранитель, болезненно поморщился, когда выскочившая игла проткнула кожу у основания большого пальца. А куда деваться? Оружие на чистой крови работает, а автономным питанием только стационарные разрядники снабжают — слишком уж дорогими в обслуживании такие аппараты выходят. Еще, правда, специально для гвардейцев подобное личное оружие изготавливается, но у тех просто выхода нет: кровь неординаров алхимическому оружию не годится. Кровь неординаров вообще для многого не годится…

Расстегнув молнию стоявшей в ногах сумки, я вытащил оттуда собственный разрядник: не тупорылого уродца «Зарницу-1» — такая игрушка осталась висеть в наплечной кобуре,— а куда более мощный аппарат «Гром-32». Внешне это оружие напоминало лишенный дуг арбалет, только вместо спускового крючка под палец удобно ложилась клавиша управления огнем. Захлестнув на запястье петлю, внутреннюю сторону которой усеивали тончайшие волосики питающих оружие кровью игл, я подключил ее к разряднику, и тут же на коже холодом загорелись точки уколов.

Не шибко приятные ощущения, но можно и потерпеть — обычно зуд стихает достаточно быстро: впрыснутый через иглы алхимический состав не только усиливал регенерацию тканей, но и снимал болевые ощущения. Вообще, по сложившейся в Управлении традиции «Гром» обычно передавался самому молодому бойцу группы, но Станке после назначения Эдуарда только тяжело вздохнул и оставил разрядник мне.

— Марк! — Артур распахнул переднюю дверцу болида.— Пошел!

Выпрыгнув из зависшего в полуметре над землей транспорта, я бросился к узкому проходу между торцами двух неказистых и на редкость обшарпанных для Старого города пятиэтажных жилых домов. Поднятая болидом пыль тут же попыталась забить глаза, но все же не помешала заметить зависшую у соседнего здания жандармскую платформу, выкрашенную в блекло-лиловый цвет. Неказистые, будто рубленые формы этого тихоходного транспорта с сильно выдающимся бронированным куполом кабины с лихвой компенсировались его огневой мощью — в нашу сторону смотрели спаренные стволы тяжелых разрядников. Хоть какое-то подспорье от «лиловых» будет.

— Эд, прикрываешь, Лео со мной! — Станке подбежал к проходу и махнул рукой.— Марк, проверь и доложи обстановку!

Выбравшийся из болида комиссар сделал какой-то странный жест, и на миг почудилось, будто что-то зависло у меня за левым плечом. Повернул голову — пусто.

— Иди,— подтвердил приказ явно сотворивший какую-то волшбу неординар.

Интересно, на чем он специализируется? Сможет прикрыть, если припечет? Ладно, Станке не дергается, значит, и мне волноваться резона нет.

Настороженно оглядываясь по сторонам, я нацепил на нагрудный карман служебный жетон и направился меж домов к видневшейся на той стороне прохода мостовой. Под ногами скрипел наметенный ночным ветром мелкий песок, толком пока еще не рассвело, и в тусклом утреннем свете серые коробки зданий почти сливались с закрывавшей небо Пеленой. Тянувший с соседней улицы ветерок донес легкий запах гари, и на миг стало не по себе. Уколовший левый висок магофон прогнал подступившую дурноту, и я поудобней перехватил приготовленный к стрельбе разрядник.

Неожиданно послышались быстрые шаги, и с улицы в проход заскочил растрепанный тип в длинном дождевике. Заметив меня, он встал как вкопанный, но после секундной заминки уверенно зашагал вперед.

— Служба Контроля, оставайтесь на месте! — не опуская разрядника, потребовал я и попытался разглядеть мелькнувшую на левом веке мужчины татуировку.

Черт! Колдовская метка отливала серебром, и это было совсем некстати.

— С дороги! — не останавливаясь, надменно бросил тяжело дышавший неординар.

— Оставайтесь на месте, проход закрыт,— повторил я, спиной чувствуя настороженные взгляды коллег. Да мне и самому было прекрасно понятно, что никак нельзя дать приблизиться этому хлыщу вплотную. Мало ли как дело обернется.— Проводится спецоперация...

— Меня ваши игры не касаются,— передернул плечами тип в плаще и резво отпрыгнул от брызнувшей у него из-под ног во все стороны бетонной крошки.

— Проход закрыт, возвращайтесь на улицу,— я повел ствол нагревшегося разрядника вверх,— в противном случае будет открыт огонь на поражение.

— Да что вы себе позволяете?!

— Три,— начал обратный отсчет я.— Два...

Выругавшийся неординар развернулся и бросился бежать. Вот и здорово. Надеюсь, ему хватит ума не околачиваться поблизости. Нет, это ж надо было вот так сразу нарваться!..

— Марк, продолжай движение,— через магофон отдал распоряжение Артур.

Я несколько раз сжал правую кисть в кулак, вновь притопил указательным пальцем клавишу управления огнем и направился вперед. Меж крыш домов замаячила Пелена, а неприятный запах стал еще сильнее.

Медленно приблизившись к углу дома, я осторожно выглянул наружу, и от увиденного по коже моментально побежали мурашки. Нормальные такие мурашки — размером с кулак. Прямо над крышей стоявшей наособицу кирпичной «свечки» чернела бездонная клякса, в глубине которой плясали не тени, нет — там резвился первородный Хаос, стремившийся разъесть накрывавшую город Пелену. Пульсация враждебной стихии завораживала, и, с трудом опустив взгляд к земле, я сглотнул подкативший к горлу комок.

Ухх! Чуть не зацепило...

Внизу дела обстояли не лучше: посреди замощенной брусчаткой площади чадили искореженные останки платформы, на измятых бортах которой под копотью без труда угадывалась темно-лиловая окраска. Жандармы. Не повезло ребятам. Три обгорелых трупа точно вижу.

Уловив в стелившемся по тротуару густом дыму какое-то движение, я отпрянул назад и активировал магофон:

— Артур...

— Продолжай наблюдение,— приказал командир, который, судя по всему, получал информацию напрямую от нацепившего на меня обзорное заклинание комиссара.— И осторожнее там...

Выглянув из-за угла второй раз, я уже внимательней начал присматриваться к рухнувшему транспорту. Серые завитки дыма медленно расползались по всей площади, лизали стены домов, пытались просочиться в окна квартир. И тишина. Ни свиста ветра, ни треска обгладывающего обломки разбившейся платформы пламени. Нет, дело явно нечисто.

Стремительно нарастающий рев послышался за мгновение до того, как из-за крыш домов вырвалась серебристая капля скоростного болида. Транспорт на секунду завис над площадью, и обостренное магофоном зрение выхватило объятый пламенем серебряный трезубец — эмблему Гвардии — на его борту. В следующий миг болид рванулся от потянувшихся в его сторону миазмов Хаоса и исчез за домами.

Краем глаза заметив, как, набирая скорость, несется к земле сброшенный гвардейцами пузатый бочонок, я отпрыгнул в проход между домами, и тотчас на площади ухнул глухой удар объемного взрыва. Меня швырнуло на стену, потом потянуло назад, и сразу же кожу и глаза защипало от рассеянных в воздухе частиц серебра. Все ясно — нечисть зачищают. Значит, теперь прибудет десант.

Протерев глаза костяшками пальцев, я, уже не особенно скрываясь, выглянул из-за дома и удовлетворенно хмыкнул: от укрывавшего тротуар дыма не осталось и следа. Платформа немного чадит, и все.

Чадит?!

Вот именно! Невесомые язычки призрачного дымка вновь начали сплетаться в непроницаемый покров, подрагивавший синхронно с пульсацией дыры в раскинувшейся над городом Пелене. Похоже, серебро лишь на время ослабило проникшее в город потустороннее существо.

Но давать вновь набраться сил исчадию Хаоса никто не собирался — воздух над площадью прорезали ослепительные линии пентаграммы, и в мастерски наведенный портал вывалился десяток бойцов в полной боевой выкладке. Черные, со множеством кармашков комбинезоны, под неглубокими капюшонами глухие маски, на ногах высокие ботинки. Из оружия — покрытые светящимися рунами жезлы, ритуальные клинки, излучатели и странного вида угловатые разрядники. Нет, это не гвардейцы. Это комитетчики. Штурмовики.

Мягко приземлившись на брусчатку, бойцы мгновенно рассыпались в разные стороны и на миг замерли, оглядываясь по сторонам. Много времени для принятия решения им не потребовалось: почти сразу же один из них взмахом жезла отправил полыхнувшую расплавленным серебром молнию в платформу жандармов. Остальные медлить тоже не стали. Трое бросились к жилому дому; стремительно несшийся первым долговязый штурмовик выкинул вперед пустую руку, и сорванную с петель входную дверь внесло в подъезд. Двое комитетчиков убрали в ножны короткие клинки и алхимическими маркерами прямо на брусчатке принялись выводить линии какой-то сложной схемы. Остальные бойцы, беспрестанно перемещаясь по площади, нацелили на искрившуюся от попадания боевого заклинания платформу излучатели и длинноствольные разрядники. Движения этих штурмовиков были настолько плавными и синхронными, что не кем иным, кроме как оборотнями, они оказаться просто не могли. К тому же большинству служивших в Комитете Стабильности неординаров оружие не требовалось, а вот перевертыши особыми колдовскими талантами никогда не отличались. Бойцы они превосходные, а в остальном...

Как оказалось, успокоился я рано. Начавшая плавиться от жара алхимического пламени платформа вдруг заскрипела и брызнула во все стороны осколками пластика и рваными кусками металла. Ближайший к эпицентру взрыва комитетчик крутанул в руках жезл, и мерцающая пелена прикрыла ползавших по брусчатке колдунов, уже заканчивавших соединять два рисунка в единое целое. Срикошетив о защитное поле, обломки прошли выше и никого не зацепили, а вот пролетевший мимо смятый купол кабины снес одного из оборотней и размозжил уже безжизненное тело о стену дома. Еще один крупный обломок — искореженная дверца — зацепил другого, только чудом успевшего пригнуться боевика и сорвал у него с головы капюшон. Устоявший на ногах перевертыш зажал затянутой в черную перчатку ладонью царапину, расчертившую стриженную наголо голову, и, опираясь другой рукой о стену дома, заковылял к ближайшему выходу с площади. Думаю, беспокоило его не столько полученное ранение — в обычной ситуации такая рана затянулась бы сама собой за несколько секунд,— сколько распыленное в воздухе после бомбардировки серебро.

В развороченном нутре платформы вдруг что-то задвигалось, а уже мгновение спустя из пылавших обломков транспорта на площадь выкатилось жуткое создание, слепленное из сильно обгоревших тел жандармов. Потустороннее существо присело для прыжка, но тут его накрыл рой ослепительных искр, вырвавшихся из жезла шагнувшего вперед комитетчика. И сразу же неожиданно громко хлопнул один из разрядников — удачное попадание вырвало из создания Хаоса кусок плоти и заставило замереть на месте, восстанавливая равновесие. Зажавший страшную рану, из которой вместо крови начало хлестать пламя, демон все же рванул к штурмовикам, но второй выстрел и вовсе сбил его с ног. Свалившаяся на брусчатку тварь попыталась подняться, и тут в нее угодила шаровая молния.

Так и не дождавшись команды возвращаться, я немного подался назад и окинул взглядом продолжавшую медленно увеличиваться в размерах прореху в Пелене. Штурмовую группу Комитета Стабильности пытавшийся прорваться в город Хаос беспокоил ничуть не меньше меня, и теперь стала понятна цель их приготовлений: двое бойцов под руки выволокли из дома безвольно обмякшего мужчину лет сорока и без излишней суеты уложили даже не попытавшегося вырваться ординара на булыжники прямо посреди густо исчертивших камни черных линий. Выкинув использованные маркеры, заклинатели времени терять не стали: один рывком разорвал застегнутую на все пуговицы сорочку, второй коротким ритуальным клинком тут же рассек завопившей от ужаса жертве сначала левое, а потом и правое запястье.

Брызнувшая кровь густо окропила серые от пыли камни, и черные линии колдовского рисунка враз налились багрянцем. Вверх от места жертвоприношения потекло алое сияние, но стряхнувшему с лезвия капли крови комитетчику этого показалось недостаточно, и, скороговоркой проговаривая вербальную составляющую заклинания, он принялся вырезать острием клинка какие-то символы на груди потерявшего сознание ординара. Завершив приготовления, заклинатель хрипло крикнул и по рукоять вогнал клинок в солнечное сплетение жертвы. Заклубившееся вокруг полыхавшего огнем периметра колдовского рисунка алое марево сгустилось, и тотчас по глазам ударила ослепительная вспышка. Магофон холодом обжег висок, по щеке потекла тоненькая струйка крови.

— Возвращайся,— приказал Артур.— В темпе...

Медлить я не стал. На ходу пытаясь проморгать слезившиеся глаза, побежал по узенькому проходу и уже где-то на середине пути вжался в стену, пропуская спешивших мне на смену гвардейцев. Рослые парни в одинаковых шлемах с зеркальными забралами, защитных костюмах и высоких ботинках на толстой подошве промчались мимо, на бегу готовя к бою тяжелые излучатели. Одним лишь алхимическим оружием их снаряжение не исчерпывалось: из-за плеч торчали черные, обтянутые искусственной кожей рукояти узких мечей, на поясах болтались колдовские жезлы и ручные бомбы, да и в многочисленных кармашках разгрузок наверняка хранились до срока не менее смертоносные игрушки.

— Бегом! — поторопил меня Станке, продолжая что-то втолковывать командиру занимавших нашу позицию гвардейцев.

Остальные давно забрались в болид, который, мелко подрагивая, завис в полуметре над землей. Десантный транспорт так близко к зоне прорыва подходить не стал — его заостренный нос торчал из-за угла дома через дорогу, метрах в двадцати от платформы жандармов.

Не тратя времени на неуместные сейчас расспросы, я запрыгнул в распахнутый боковой люк, на котором уже красовалась эмблема Энергоконтроля, и завалился на свободное сиденье. Следом тут же забрался Артур, и не успел он толком усесться, как болид рванул с места.

— Что за спешка? — Я чуть не скатился на пол, но вовремя застегнул ремень безопасности.

Дыхание сбилось, в голове зашумело, и не сразу удалось понять, что бившая меня дрожь не имеет никакого отношения к болтанке болида. Голова закружилась, магофон отцепился от кожи и окровавленной пластинкой упал на сиденье. Что ж такое творится?

— Приказ,— процедил сквозь зубы пытавшийся удержать в руках дергающийся штурвал Ян.

— Марк,— позвал меня комиссар и метнул заполненную какой-то синей жидкостью мензурку,— пей!

Я зубами сорвал пробку и опрокинул содержимое пробирки в рот. От отдающего металлом мерзкого и солоноватого алхимического снадобья свело скулы, но тут по жилам неожиданно побежала холодная волна, и сознание сразу прояснилось. Вовремя комиссар подсуетился, ничего не скажешь: Хаос с ординарами странные штуки вытворяет. Так что мне еще повезло — с одержимыми разговор короткий.

— Ну Марк, легко отделался,— с облегчением переведя дух, усмехнулся Лео, когда болид набрал высоту и перестал трястись.

— В смысле?

Я блаженно расслабился, обмякнув на сиденье. Головная боль и вялость медленно таяли, уступая напору захлестнувшей организм энергии. Еще пара минут — и буду в форме. Это чем таким, интересно, закинуться дали? Я посмотрел на зажатую в руке пробку, на которой были выдавлены всего три буквы: «Э.О.К.», пожал плечами — даже слышать о таком не доводилось — и кинул ее под ноги.

— Держи «блокаду»,— сунул одноразовый шприц комиссар, расстегнул ремень безопасности и подобрал мой валявшийся на сиденье магофон.— Интересные дела...

— Что еще? — стиснув зубы, я воткнул иглу прямо через штанину и медленно надавил на поршень шприца.

Не то чтобы больно, но ощущения не из приятных. Зато точно рецидива не будет. А так вдруг снова приступ скрутит? С Хаосом шутки плохи.

— Перегорел.— Комиссар вернулся на свое место и принялся внимательно рассматривать ставший тускло-матовым диск.— Крепко тебя зацепило!..

— Я ж говорю: везунчик,— в голос заржал Ройе.— А представляешь, комитетчики бы никого более подходящего найти не смогли?

— Для проведенного ритуала сгодится не всякий,— поднял взгляд от перегоревшего алхимического прибора комиссар.— Как минимум в каждой конкретной ситуации значение имеет группа крови, возраст, дата рождения и...

— Цвет глаз, рост и наличие вредных привычек...— закивал не обративший внимания на тон куратора Лео.— Можно подумать, комитетчики за это время успели гороскоп того бедолаги составить.

— Вся необходимая для расчетов информация зашифрована у тебя на левом веке,— осадил подчиненного Станке.— И Марку в любом случае ничего не грозило — сотрудники Службы Контроля не могут быть принесены в жертву.

— При исполнении,— не успокоился Ройе,— и кроме исключительных случаев. Директива восемь-пять-тринадцать.

— Именно.

— А неординаров не трогают никогда! — Лео демонстративно отвернулся к окну.

— Неординаров не трогают не из-за какого-то привилегированного положения,— тоном, от которого по спине побежали мурашки, заявил комиссар.— Кровь одаренных не содержит в себе той алхимической составляющей, что связывает ординаров с Хаосом и делает их подвластными его влиянию. Такая жертва будет лишена всякого смысла. И не мне вам напоминать, что любой житель нашего города вне зависимости от одаренности всегда должен быть готов пожертвовать своей жизнью ради общей безопасности. Все ясно?

— Так точно,— ссутулился получивший выволочку Лео.

— Проехали.— Раздосадованный несдержанностью подчиненного Станке выдвинул панель терминала.— С вечера я запросил информацию по дому. Жильцы там не из бедных, и почти у всех есть лицензии на использование зеркал. Экранированных надлежащим образом, само собой.

— Что по размерам? — стараясь не глядеть в сторону комиссара, поинтересовался Лео.

— Двадцать малых, восемь средних и пять больших.

— Итого тридцать три квартиры,— тяжело вздохнул Ройе.— На весь день работы. Или кого-то дома нет?

— На нас предварительная проверка: если кого-то нет, пусть у начальства голова болит. Изучайте пока информацию по лицензиям, но вообще проверять будем всех...— Артур задумчиво посмотрел на меня; я только пожал плечами.— Ты, Марк, без связи остался? Ничего, на обратном пути в Управление заскочим, на замену магофон выпишем.

— А сейчас как?

— Ерунда, все равно в квартиры заходить не будешь,— отмахнулся Станке.— Ян, долго еще?

— Почти добрались.

— А никто в последнее время в дом не заселялся? — уточнил погрустневший Ройе, которому не терпелось с наскока решить поставленную задачу.

— За два года новых жильцов не было. Марк, держи.— Артур кинул мне форменную жилетку инспекторов Энергоконтроля. Сам он уже накинул точно такой же ядовито-оранжевый наряд поверх куртки.— Подачу энергии там пару часов назад отрубили, так что нашему появлению никто не удивится.

Так оно и оказалось. Стоило болиду остановиться у невысокого забора, ограждавшего придомовую территорию, как из распахнувшейся калитки выскочил сутулый привратник:

— Ну где вас Хаос носит! Четвертый же час без энергии сидим!

— Много вас таких! — Артур плечом оттер сутулого в сторону, заглянул во двор и мрачно добавил: — И обязательно в мою смену...

— А вы сюда зачем? — только тут обратил внимание на Лео и Эдуарда привратник.

— Выездная комиссия.— Станке не стал ничего объяснять и направился прямиком к «свечке», ни в одном из окон которой не горел свет. И понятно, что не в раннем времени дело,— вон в соседнем доме окна уже чуть ли не в трети квартир освещены.

— Обход жильцов,— взмахнул у лица сутулого жандармским жетоном Эдуард и поспешил вслед за командиром.

— А? — раскрыл от удивления рот привратник.— Что случилось-то?

— Эти господа предполагают, что кто-то произвел незаконное подключение к энергосети,— пропуская меня вперед, пояснил Лео, который как бы ненароком оказался между калиткой и привратником.— Думаю, после проверки они убедятся в нелепости подобного предположения.

— Да как же так? Все ж жильцы с положением...— опешил сутулый.— Как можно?

— Пустые формальности,— поспешил успокоить его Ройе.— Полагаю, это ненадолго. Кстати, ни к кому в последнее время гости не приезжали?

Я не стал дожидаться, пока Лео выпотрошит сутулого, и, взбежав на невысокое крыльцо, вслед за Эдуардом вошел в подъезд. В просторном фойе было на редкость темно, и дорогу пришлось искать чуть ли не на ощупь. Распределительный щиток обнаружился рядом с каморкой привратника, и, без проблем вскрыв его универсальным ключом, я подключил переносной терминал к внутренней сети.

— Во второй, тринадцатой, двадцать пятой, двадцать седьмой и тридцатой квартирах никого.— Получить доступ к охранной системе с помощью служебных кодов не составило труда, а вот с восстановлением архивных данных дело застопорилось. Ничего, это только вопрос времени. После задач, которые приходилось решать в Корпусе Надзора,— просто детские игрушки. Там такой фронт работ мной закрывали, мама не горюй. Еще и отпускать не хотели, знали, что хорошего спеца по информационной безопасности поискать придется. Так вот — готов поспорить, эта система продержится минут пять, не больше. И точно: почти неуловимое мельтешение цифр на светившемся мягким оранжевым сиянием экране замедлилось, и терминал едва слышно пиликнул.— За последнюю неделю охранная система ничего подозрительного не зафиксировала.

— У меня тоже пустышка,— тихонько пробормотал Лео и, обернувшись к подошедшему привратнику, подтолкнул того к двери в каморку.— Не беспокойтесь, проверка много времени не займет.

Сутулый с удивлением уставился на подключенный к распределительному щитку непонятный прибор, молча пожал плечами и ушел к себе.

— Давай за нами,— распорядился Артур и по лестнице направился на второй этаж — на первом жилых помещений не было.— Мало ли что...

Я закрыл щиток и поплелся наверх. Действительно, никогда наперед нельзя знать, чем даже самое пустяковое задание закончится. Бывали прецеденты, бывали...

 

 

Началась проверка — жуткая рутина! Заспанные жильцы хоть и обещали жаловаться во все инстанции, но препятствий инспектору Энергоконтроля чинить не решались, а все свое раздражение срывали на молоденьком жандарме. Нельзя сказать, чтобы роль громоотвода доставляла Эдуарду хоть какое-то удовольствие, но пока он держался. Тем более что обычно ему на помощь приходил Лео, а этому балаболу заговорить зубы собеседнику ничего не стоило.

Вот и получалось, что пока жильцы делились наболевшим с самозваным представителем домовладельца, а Эдуард присматривал за порядком, Станке беспрепятственно обследовал квартиру с помощью портативного сканера. Официально — с целью обнаружения неправильно подключенного к энергосети оборудования, на самом деле в первую очередь его интересовало наличие остаточных следов Хаоса. Ну и зеркала само собой.

С трудом удерживаясь от зевоты, я поднимался вслед за ними с этажа на этаж и скорее от нечего делать, чем в надежде обнаружить хоть что-то интересное вновь и вновь подключался к охранной системе. Мельком просматривал показания датчиков, несколько раз отвечал на вопросы выглядывавших в коридор жильцов и опять шел на следующий этаж. Рутина, чтоб ее!..

— Марк, зайди,— неожиданно позвал меня Артур в одну из квартир на пятом этаже.

— Чего еще?

Глянув на стоявшего в прихожей владельца жилища — невысокого худого неординара с покрасневшей после недавнего посещения солярия кожей,— я подошел к командиру. Хозяин, мало интересовавшийся разглагольствованиями Лео о сложностях обслуживания жилищного фонда, сразу же поплелся вслед за нами в комнату.

— У меня, похоже, сканер полетел, проверь своим,— указал Станке на висевшее на одной из стен зеркало высотой в полный рост.— Только быстрее, еще три этажа осталось.

— Понял,— кивнул я и вытащил из сумки точно такой же, как у Артура, прибор.

И если учесть, что со сканером Станке на первый взгляд был полный порядок, то причина для моего вызова могла быть только одна: командира что-то насторожило. И, уверен, это самое «что-то» связано с зеркалом. Вот только с лицензией у владельца квартиры полный порядок, а значит, придется пошевелить мозгами.

Терявшаяся в полумраке комната оказалась на редкость просторной и совершенно не загроможденной мебелью. Лишь у одной из стен стоял шкаф с книгами, а рядом с ведущей на кухню дверью темнел силуэт приземистого кресла. И, как назло, единственное окно закрывали плотные шторы. Темень — хоть глаз выколи.

— Господин жандарм, посветите, пожалуйста,— позвал я Эда и опустился на корточки. С показаниями сканера был полный порядок, но меня заинтересовал провод, уходивший от украшенной сложными узорами деревянной — натуральный дуб, между прочим! — рамы зеркала к розетке в стене. Вроде ничего необычного. Провод и провод. А как без него? Должен же с информационной сетью обмен данными происходить. Защитные заклинания энергией подпитываются опять-таки. Вон — серебром разлившиеся по раме алхимические руны едва заметно мерцают. Нет, с экранированием тут полный порядок, точно не наш клиент.

Ладно, провод напоследок оставим, по вызовам — что? Вроде ничего необычного: анонимных адресатов нет, расхождений с базой системы безопасности тоже. Блин, давно уже пора зеркала запретить. Вот только по защищенности передачи данных они любой другой связи сто очков вперед дадут. Поэтому и оформляют до сих пор лицензии. За немалые ежегодные взносы, само собой.

— А что вас, собственно, интересует? — остановился у меня за спиной владелец квартиры, когда Эдуард включил фонарик, и резкое сияние разогнало тени по углам просторной комнаты.

Надо же — моя отразившаяся в зеркале физиономия казалась еще бледнее, чем обычно. С недосыпу, не иначе.

— Вследствие неправильного подключения какого-то энергоемкого прибора в вашем доме произошло внештатное отключение...— нарочито скучающим голосом начал объяснять внимательно наблюдавший за моими действиями Артур.

— Вы это уже говорили! — перебил его неординар.— При чем здесь я? Разве не видно, что в моей квартире все в порядке?

— Видно,— подтвердил я, вновь внимательно рассматривая потертость на кабеле возле воткнутого в розетку штекера.

— Так чего тогда еще? — вспылил хозяин.— Если вас интересует это зеркало, то с его подключением полный порядок. У меня есть акт о приемке монтажных работ, выданный, между прочим, вашей организацией! Показать?

— Будьте любезны,— не стал отказываться Артур.— И остальные документы на зеркало тоже.

— Зачем это? — насторожился неординар.

— Простая формальность,— попытался успокоить его Станке.

Пока хозяин квартиры искал документы, я продолжал задумчиво изучать злосчастный кабель. Странное дело: зеркало новехонькое, сам кабель тоже, а у вилки весьма заметная потертость, будто штекер постоянно из розетки выдергивают. Получается, зеркало часто отключают от сети? А зачем? Нет, это, конечно, не криминал — полностью заряженного экранирующего заклинания хватит надолго, но все же: зачем? Переносили на другое место? Или?..

Я прикоснулся к мерцавшим серебром защитным символам — кончики пальцев весьма ощутимо укололо энергетическим разрядом,— а затем ногтями провел по боковине. Ощутил какую-то неровность, провел второй раз, и тут ногти ушли в глубокую щель, искусно замазанную не до конца подсохшим лаком. А вот это уже интересно!

И слегка надавив, я почувствовал, как немного сдвинулась лицевая панель рамы. Вот оно как!

— Наш клиент,— поднявшись на ноги, вытер я налипший на ногти лак об оранжевую жилетку.

— Что? — обернулся ко мне с документами в руках хозяин квартиры, но в следующий миг Станке крутанул его обратно, впечатал лицом в стену и приставил к затылку неуловимым движением выхваченный из кобуры разрядник.

— Руки за спину! Быстро! — заорал командир группы, и подскочивший Эдуард защелкнул на запястьях неординара наручники.

— С чего взял? — подошел ко мне Лео.

— Верхняя панель с защитными символами съемная,— объяснил я.— Выключаешь из сети, снимаешь раму...

— Послушайте...— начал было хозяин квартиры.

— Замолкни! — еще сильнее вдавил его лицом в стену Артур.— Эд, вызывай алхимиков. И комиссара.

— Вы за это ответите! — прогундосил уткнувшийся носом в стену неординар.— Я буду жаловаться!

— Будешь, будешь,— усмехнулся Лео.— Никто не сомневается.

— Это какое-то недоразумение! Я сотрудник городской администрации!..— начал извиваться хозяин квартиры, но Артур лишь усилил хватку левой руки, а разрядником легонько ткнул его под ребра. Подействовало.

— Слушай, Марк,— Лео присмотрелся к зеркалу и ухватился обеими руками за раму,— ты уверен, что здесь что-то не в порядке? Я ничего не вижу.

— Там сбоку,— объяснил я и предупредил: — Только не трогай.

Но было уже поздно: Ройе неосторожно надавил, и лицевая часть рамы осталась у него в руке. Он попытался поставить ее обратно, и в этот момент из глубины зеркала в комнату выплеснулась тень. Фонарик в руке отошедшего к двери Эдуарда на мгновение мигнул, а когда его свет вновь разогнал подступившую со всех сторон тьму, откатившийся от зеркала Лео уже поднимался с пола. И хоть вид у него был весьма растрепанный, но все конечности оказались на своих местах. Неужели пронесло?

— Ты как, порядок? — скосил на него глаза Артур, продолжая удерживать чернокнижника.

Теперь-то уж причастность хозяина к проведению запрещенных ритуалов не вызывала никаких сомнений.

— Порядок, порядок. Чудом не зацепило,— зажал виски ладонями побледневший красавчик.

— Куда ж ты вечно лезешь?! — с облегчением выругался Станке.— Допрыгаешься когда-нибудь!

— Да ладно тебе.— Лео хлопнул левой рукой по раме вновь ставшего самым что ни на есть обычным зеркала, и обручальное кольцо звонко клацнуло о наложенную на полированное дерево серебряную руну.— Обошлось же...

— Обошлось,— подтвердил странно прищурившийся Артур и, не меняя тона, скомандовал: — Марк, держи его!

Тут только я сообразил, что обручальное кольцо Лео каким-то неведомым образом перекочевало с правой руки на левую, и, не теряя времени, прыгнул к Ройе.

Зеркальный двойник Лео оказался к моему рывку готов и, легко уклонившись от направленного ему в голову кулака, врезал в ответ. В глазах мелькнули звезды; сгибаясь в три погибели, я отскочил, но демон оказался слишком быстр. Ухватив меня за руку, он вновь замахнулся и... рухнул на пол. Припечатавший его по затылку рукоятью разрядника Артур саданул второй раз и рявкнул на опешившего Эдуарда:

— Чернокнижника держи!

Вроде бы отправленный в глубокий нокаут зеркальный двойник попытался откатиться в угол, но я сразу же врезал ему с ноги. Хорошо врезал. От души. Попал в висок, и демон опять растянулся на ковре.

— Живым! — зло глянул на меня Станке и достал собственную пару наручников.

Все верно: если удастся спеленать демона живьем, то останется хоть какой-то шанс вызволить Лео из зазеркалья. Не собственными силами, конечно, но по такому поводу и комитетчиков побеспокоить можно. Да и в конторе экспертов хватает. Помогут. Если успеют.

— Хорошо,— глянув на командира, виновато пожал плечами я.— Понял.

И вот этот наш обмен взглядами в итоге и решил дело. Что-то рвануло меня за лодыжку, и, перекувыркнувшись вверх тормашками, я спиной врезался в стоявший у противоположной стены шкаф. Артуру пришлось ничуть не легче: пропустив несколько стремительных ударов моментально оказавшегося на ногах демона, он ушел в глухую оборону. Удерживавший чернокнижника одной рукой Эдуард пальнул из разрядника, но промахнулся — выстрел впустую вышиб брызнувшее на улицу осколками стекла окно.

Демон стремительно рванул к стрелку и почти без замаха пнул. Успевший второй раз выстрелить и вновь промахнуться Эд попытался поставить блок, но это заученное движение мало ему помогло: мощный удар сбил парня с ног, а вылетевший из руки разрядник покатился по ковру.

Прыгнув за оружием, зеркальный двойник на миг утратил бдительность, и моментально оказавшийся рядом Артур со всего размаху опустил ему на загривок сцепленные руки. Тут уж и я подскочил и подножкой вновь отправил на пол «поплывшего» от удара по голове демона. Принявший эстафету Станке от души врезал ему по ребрам и сразу же метнулся к оставшемуся без присмотра хозяину квартиры.

— Стой! — заорал Артур, но было поздно.

Побледневший, как мел, неординар прыгнул к зеркалу и, врезавшись плечом, опрокинул его на пол. Тонкое стекло брызнуло бесчисленными осколками, и в тот же миг корчившийся демон пошел трещинами и осыпался на ковер мелким хрустальным крошевом.

— Нет!..

— Я уничтожил демона! — с явственно различимыми истерическими нотками закричал неординар.— Я! Это будет учтено...

— Да ты! — Артур подхватил с пола оброненный разрядник.— Ты его убил!..

— Станке! — Появившийся в дверях комиссар моментально разобрался в случившемся.— Остынь! Опечатайте квартиру и немедленно спускайтесь к болиду. Сейчас сюда прибудет опергруппа Комитета Стабильности. И живее! Я жду внизу.

— Эд, на выход! — Ухватив побледневшего и съежившегося от страха хозяина квартиры за шиворот, Артур толкнул того к входной двери. Потом оглядел рассыпанные по полу хрустальные обломки, смешавшиеся с осколками зеркала, и отцепил с виска пластину магофона.— Марк, опечатай дверь.

— А обуться? — заикнулся неординар, на ногах которого были домашние тапочки.

— Пошел! — не особо сдерживаясь, толкнул его Станке и, убрав разрядник в кобуру, закинул в рот пару коричневых пластинок. Сморщился, разжевал и уже спокойней повторил приказ: — Пошел!

Лично мне его грубость была вполне понятна — и у самого на душе кошки скребли. Но я-то Лео всего полгода знал, а вот Артур... Нельзя сейчас расслабляться, никак нельзя.

Немного прихрамывавший после падения Эдуард покинул злополучную квартиру первым, следом вышел конвоируемый командиром чернокнижник.

— Держи,— сунул мне найденные в квартире ключи Артур, крепко державший подозреваемого за руку чуть повыше локтя.

Захлопнув за собой входную дверь, я запер оба замка и вытащил из висевшей на плече сумки керамический кругляш, сплошь покрытый сложной вязью алхимических символов. Приложил к дверному полотну, до хруста надавил, и печать моментально прикипела к декоративному покрытию. Теперь несанкционированного проникновения можно не опасаться. Если кто и взломает дверь, сигнал сразу в Контору уйдет.

Ах да! Последняя проверка! Выудив из кармана служебный жетон, я поднес его к печати и, уловив едва заметную вибрацию, окончательно успокоился. Все — как часы работает.

Размеренные шаги вдруг сменились частым шлепаньем по ступенькам домашних тапочек, и тотчас по ушам ударил гул сработавшего разрядника. Швырнув сумку на пол, я бросился на звуки стрельбы, но все уже было кончено: дрожавший в руке взбежавшего вверх по ступенькам Эдуарда служебный фонарик выхватил из полумрака безжизненно уткнувшегося лицом в бетонный пол чернокнижника с развороченной выстрелом спиной.

— Попытка к бегству,— пряча оружие в кобуру, заявил Артур.— И на что только рассчитывал?

Действительно — на что? И почему Станке его по-тихому не спеленал? И как отреагирует на случившееся руководство?

Сплошные вопросы. И, боюсь, ответы на них вряд ли придутся мне по душе.

 

Сергио

Невысокий, крепкого сложения альбинос в светлой спортивной куртке, тренировочных штанах и легких кроссовках вышел из углового подъезда новостройки уже под вечер. Пару минут неординар оглядывал не до конца расчищенный от строительного мусора двор, потом, сбежав с крыльца, обогнул огороженную высоким забором соседнюю стройплощадку и уже без особой спешки направился к видневшейся неподалеку Окружной дороге.

Внимательный наблюдатель, доведись ему оказаться поблизости, без всякого сомнения, заинтересовался бы бежавшей позади альбиноса тусклой тенью. И неспроста: отбрасывала темное пятно на асфальт лишь одежда, сам неординар для светившего через Пелену тусклого пятна солнца будто не существовал вовсе. Только вот этих самых внимательных наблюдателей странный альбинос интересовал меньше всего — все обитатели Фабрики прекрасно знали, к каким последствиям может привести некстати проявленное любопытство. Да и от неординаров простые горожане традиционно старались держаться подальше. Нет тени — и нет. Делов-то…

Впрочем, на связанные с альбиносом странности не обращали внимания не только обыватели, но и следившие за порядком на улицах жандармы. И такое отношение к собственной персоне Сергио — а именно под этим именем знали крепыша его немногочисленные деловые партнеры — полностью устраивало.

Несмотря на подступающие сумерки, так и не снявший черные очки неординар перебежал через Окружную дорогу, миновал бетонную проплешину телепорта с едва заметно мерцавшим воздухом над пентаграммой портала и свернул во дворы. Проскользнул в узенький проход между двумя стоявшими торец к торцу жилыми домами, перешел на бег, а когда глухие стены пятиэтажек остались позади, альбинос выскочил на просторную площадь, расположенную неподалеку от центра города. Сергио, впрочем, такой пространственный казус нисколько не смутил, и, внимательно оглядевшись по сторонам, он направился к неприметному двухэтажному зданию, отличавшемуся от соседних домов лишь островком брусчатки, продолжавшим упорно сопротивляться всеобщему нашествию асфальта.

Над площадью прогудела высотная платформа, и запрокинувший голову неординар невольно поморщился, когда на глаза ему попалась выглядывавшая из-за соседних крыш верхушка «Руны», вокруг шпиля которой время от времени полыхали тусклые разряды молний.

В раздражении мотнув головой, Сергио взбежал на крыльцо особняка, распахнул отделанную пластиком под дерево дверь и уверенно прошел внутрь. Бывать здесь раньше неординару не доводилось, но, прежде чем его нагнал выскочивший из служебного помещения охранник, альбинос успел подняться на второй этаж.

— Куда?! — Высокий парень в темном деловом костюме ухватил нежданного визитера за рукав, вздрогнул, когда указательный палец неординара несильно ткнул его в лоб прямо над переносицей, и, уже не замечая ничего вокруг, отправился обратно.

Сергио же как ни в чем не бывало поспешил дальше, нашел нужную дверь и заглянул внутрь.

— Вы к кому? — Убиравший в портфель бумаги полноватый и невысокий неординар оторвал взгляд от стола и с удивлением уставился на альбиноса.— Это частная собственность!

— А разве кто-то это оспаривает, господин Фонц? — мягко улыбнулся Сергио и, без особого интереса оглядевшись по сторонам, уселся в гостевое кресло.

— Мы знакомы? — насторожился хозяин кабинета.

— Заочно. Меня зовут Сергио.

— Чем обязан? — Толстяк скосил глаза на тревожную кнопку, но, приняв во внимание странную уверенность визитера в себе, решил события не торопить.

— У меня к вам деловое предложение,— остановив взгляд на заставленном папками шкафу, ответил альбинос и закинул ногу на ногу.

— Мы не принимаем заказы от частных лиц…

— Я понимаю, что вести дела с Ложей Энтропии намного выгодней,— усмехнулся Сергио,— но, быть может, вы все же сделаете для меня исключение?

— Что вы себе позволяете?! — вскочил на ноги побагровевший Фонц.— Религиозные фанатики находятся вне закона! Моя фирма не поддерживает с ними никаких отношений!

— Заткнись,— спокойно обронил альбинос и снял очки.— Если я говорю, что ты ведешь дела с сектантами, значит, так оно и есть.

— Да, господин,— прохрипел толстяк и плюхнулся обратно в кресло, не в силах отвести взгляда от пустых глазниц неординара, в глубине которых мелькали отблески самого Хаоса.

— Уже лучше,— улыбнулся Сергио, но от этой улыбки хозяина кабинета и вовсе бросило в дрожь.— Мне нужно кольцо.

— Что? — непонимающе захлопал ресницами толстяк.

— Кольцо,— повторил приподнявшийся в кресле альбинос.— Переданное тебе на восстановление кольцо.

— Не понимаю, о чем вы… — сумев наконец отвести взгляд в сторону, пробормотал Фонц.

— Сплющенное кольцо с вырванным камнем, всего несколько граммов серебра. Точнее — некоего сплава на его основе,— проявил терпение неординар, решивший пока обойтись без рукоприкладства.— Думаю, кольцо уже восстановлено. С присущим вашим работникам мастерством…

— Мы не работаем с серебром, у нас нет лицензии,— отодвинулся как можно дальше от визитера покрывшийся испариной ювелир.— Это было бы противозаконно!

— А выпасть головой вниз на мостовую и сломать шею — глупо,— не обратил на заявление собеседника никакого внимания Сергио и демонстративно отвернулся к широкому окну.— Вы так не считаете?

— Это угроза? — нахмурился толстяк.

— Это вопрос.— Альбинос вновь нацепил на нос темные очки и улыбнулся: — Так глупо это или нет?

— Глупо,— невольно кивнул Фонц.

— Вот! А попытка вызвать охрану — еще намного, намного более глупый поступок.— Сергио поднялся из кресла и навис над рабочим столом хозяина кабинета.— Отдайте кольцо, и разойдемся по-хорошему.

— Зачем оно вам? — приложив руку к сердцу, прошептал ювелир.— Зачем?!

— Неужели простое восхищение Эриком Брассом — недостаточный мотив? — удивился альбинос.— Вы ведь даже возвели его в ранг святых?

— Я не имею к этому никакого отношения,— простонал Фонц.— Я просто взялся за денежную работу!

— Вот и замечательно.— И Сергио вытянул вперед правую руку.— Будьте добры, на указательный палец…

Дверь распахнулась, в кабинет стремительно ворвались двое рослых охранников, вооруженных короткими резиновыми дубинками. Вот только промелькнувшее на лице ювелира облегчение тут же сменилось гримасой разочарования: помещение словно искривилось, и крутнувшийся на месте Сергио в один миг оказался за спинами у опешивших от неожиданности телохранителей. Раздался стук столкнувшихся голов, а потом альбинос спокойно прикрыл дверь и, перешагнув через тела отправленных в нокаут охранников, вернулся к столу.

— Вижу, вы решили пойти по стопам Брасса,— тяжело вздохнул он.— Его, если не ошибаюсь, взорвал религиозный фанатик? Ирония судьбы! Убийцу вашего святого тоже провозгласили святым, но уже иерархи Церкви Искупления! Уверены, что роль мученика — это для вас?

— Не надо! — Побледневший ювелир начал лихорадочно расстегивать воротник сорочки.— Я отдам!

— И это правильно.— Сергио вытянул правую руку и повторил уже озвученную ранее просьбу: — На указательный палец…

 

Как только за спиной альбиноса захлопнулась дверь, ювелир метнулся к завешенному плотной тканью зеркалу в углу кабинета, но вовремя вспомнил о валявшихся на полу охранниках и вернулся за стол. Пока пострадавших выносили в коридор, он, стиснув зубы, отрешенно наблюдал за происходящим, потом уже совершенно спокойно запер дверь, сдернул накидку и провел ладонью по украшенной серебристыми рунами раме.

— Что случилось? — Отражение толстяка расплылось в подернутое рябью пятно, поверх которой так и не проступило лицо ответившего на вызов неординара.

— У меня забрали кольцо!

— Кто? — Изображение собеседника ювелира на миг стало четче, но по зеркалу тут же вновь побежала рябь.— Почему ты его отдал?

— Почему?! — побагровел от возмущения Фонц.— Мне предложили на выбор: выпасть в окно или отдать кольцо! Какие могли быть варианты? И глаза… Если ты увидишь его глаза, сам отдашь последнюю рубаху… В этом чернокнижнике Хаоса больше, чем в десятке демонов!

— Я пришлю команду Агнесс. Расскажи ей все, что вспомнишь. Кольцо надо вернуть.

— Ерунда,— фыркнул ювелир.— Я во всем разобрался, сделать дубликат — не проблема. Придется повозиться со сплавом, но это лишь вопрос времени. К тому же без руны кольцо — просто кусок серебра, и только. А до руны никому не добраться. Ведь так?

— Будь уверен.

— Тогда важнее узнать, кто проболтался, что я работаю на Ложу! Надо найти трепача! Найти и удавить!

— Он не знал, что ты один из нас? — задумался невидимый собеседник.

— Уверен: нет!

— Успокойся и встречай Агнесс…

 

Покинув особняк ювелира, Сергио спокойно пересек площадь, свернул на узенькую улочку и, спрятав руки в карманы куртки, зашагал дальше. Послушное его воле пространство оказалось перекроено за считаные минуты, и через несколько перекрестков альбинос оказался на широком бульваре в самом центре Старого города. Сбоку нависала громада «Сундука», но направлялся альбинос вовсе не в обиталище городской администрации, а в небольшую закусочную, на тротуаре перед которой прятались под тентом выставленные на улицу пластиковые столы и стулья.

Мельком оглядев расположившуюся на открытом воздухе компанию, неординар прошел внутрь и остановился у входа. Посетителей оказалось на удивление много — свободные столики можно было пересчитать по пальцам одной руки. Вот тебе и будний вечер.

— Будете ужинать? — заметив замешательство посетителя, подошла к альбиносу молоденькая официантка.

— Меня должны ждать,— улыбнувшись, покачал головой Сергио и направился к столу, за которым пил кофе светловолосый ординар лет тридцати в отлично скроенном, но весьма поношенном деловом костюме.— Привет, Аарон. Выйдем на улицу?

— Поверь, от хрустящего на зубах песка и пыли вкус этого эрзац-кофе лучше не станет,— усмехнулся мужчина и щелкнул пальцем по чашке.

Ни галстука, ни сорочки он не носил — из-под костюма выглядывала черная водолазка.

— Что-нибудь будете заказывать? — Вслед за новым посетителем подошла к столу официантка и приготовила пластиковый блокнотик и маркер.

— Нет. Пожалуй, нет,— отказался Сергио.

— А мне еще чашечку вашего замечательного кофе,— улыбнулся Аарон и, когда девушка отошла, пробурчал себе под нос: — Непонятно из чего приготовленного и жутко дорогого…

— Могли бы просто прогуляться…

— С тобой-то? — фыркнул ординар.— Вот с ней — запросто. А так лучше этой бурды выпью.

— Как скажешь.— Сергио выудил из внутреннего кармана куртки и передвинул к нему по столу пачку пластиковых банкнот.

— Как все прошло? — Аарон спрятал деньги, не пересчитывая.

— В лучшем виде,— усмехнулся альбинос и покрутил в воздухе правой кистью — пропоротый шипами на внутренней стороне массивного серебряного кольца указательный палец припух и немного почернел.— Вести с тобой дела — одно удовольствие.

— Приятно слышать, но… — тяжело вздохнул Аарон — не самый преуспевающий частный детектив, которому вовсе не хотелось терять денежного клиента из-за банальной гангрены,— врачу показаться не думаешь? У меня есть хороший знакомый в Госпитале.

— Ерунда,— отмахнулся от него неординар.

— Тогда перчатки купи,— посоветовал допивший кофе детектив и улыбнулся принесшей новую чашку официантке.— А то мало ли…

— Обязательно,— кивнул Сергио.— Что с кровью?

— Обратишься к Виктору Лиману,— Аарон достал из кармана визитку наркоклуба «Форсаж».— Он все сделает, но во сколько это станет — даже не скажу.

— В таком деле на него можно положиться?

— Положиться на пиявку? — хохотнул детектив.— Нет, разумеется. Но если он не возьмется за твой заказ, то не возьмется никто.

— Понятно,— кивнул неординар.— О хирурге что-нибудь разузнал?

— Завтра,— покачал головой отхлебнувший слишком горячего кофе Аарон.— Мой источник сегодня был не в настроении. Семейная рутина бедолагу заела…

— К завтрашнему утру, надеюсь, он успокоится? — уловил непонятную иронию в словах детектива альбинос.

— Как обычно,— ухмыльнулся ординар и вздрогнул, когда неподалеку на улице громыхнул тугой хлопок взрыва, заставивший звякнуть окна закусочной. Сбитая со стола неловким движением чашка полетела на пол, и несколько капель кофе угодили детективу на штанину.— Да чтоб тебя!

— Пошли,— направился на выход Сергио; продолжавший вполголоса ругаться Аарон кинул на стол пару пластиковых банкнот и поспешил следом.

Черный столб дыма поднимался в воздух в паре кварталов от закусочной, как раз напротив «Сундука». Присмотревшись, альбинос заметил раскуроченный болид, оторванный нос которого отбросило метров на сорок, и неторопливо зашагал по улице прочь от места инцидента. Веселившаяся же за открытыми столиками компания, напротив, вслед за остальными зеваками поспешила к башне. Впрочем, дежуривший неподалеку наряд жандармов совместно с охраной городской администрации худо-бедно перекрыл все выходы на площадь и теперь ожидал прибытия подкрепления.

— Религиозные фанатики, мать их! — буркнул себе под нос Аарон, на ходу пытавшийся промокнуть салфеткой забрызганную кофе брючину.— Давно перевешать этих выродков надо было!

— Это раздражение из-за пролитого кофе? Или твоя гражданская позиция?

— Не из-за кофе.— Детектив выкинул скомканную салфетку в урну.— Костюм после химчистки новее не становится, знаешь ли.

— Купи новый.

— Ты мне столько не платишь,— фыркнул Аарон.

— Да ну?

— С учетом налогов — нет.

— Не плати.

— Социальный статус надо поддерживать,— вздохнул частный детектив.— Оно того стоит. А оставшиеся после уплаты налогов крохи я спускаю на тотализаторе. И не смотри на меня так, азартные игры — извечная слабость разумного существа. Особенно если они запрещены законом. Как ты там в прошлый раз говорил: запретный плод сладок?

— Завтра здесь же? — искоса глянул на него Сергио.

— Подходи к двум,— ненадолго задумался ординар.— Да, пожалуй, к двум. Раньше точно не получится…

 

Следующая глава ->

 

Купить бумажное издание: Лабиринт, Озон

Купить электронный текст на Литрес

Купить книгу в магазине Автора и скачать текст в форматах fb2, mobi, epub, rtf, txt

 

Павел Корнев. ПадшийПадший

 


Купить: Лабиринт


Текст у Автора напрямую


Текст на Литрес


Купить: Озон

 

Павел Корнев. ПадшийСпящий

 


Купить: Лабиринт


Текст у Автора напрямую


Текст на Литрес


Купить: Озон